На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Никитин С.А. Лекции по биосинергетике (энергетическому психоанализу)


"Эти люди не подозревают, что я принес им чуму"
- из комментариев Зигмунда Фрейда
после прочитанной им в 1909г. в США
первой публичной лекции
От автора
Термин «синергетика» имеет западную, так сказать, этиологию и появился в конце 80-х годов для обозначения новой научной дисциплины, которая определила главной своей задачей изучение систем, имеющих тенденцию или возможность к самоорганизации. Самоорганизация рассматривается в двух направлениях: поддержание собственного равновесия или устойчивости и проблем развития. Проблемы развития систем является весьма туманной в научном смысле. Ведь до сих пор нет однозначной гипотезы даже о происхождении человека. Впрочем, на этом весь туман и заканчивается. Туман заключается именно в наличии разных взглядов на соответствующий аспект развития, но отнюдь не в отсутствии информации. В какой-то момент во взглядах человечества превалирует мнение той или иной «научной партии», которая обычно вместе с развитием собственных идей пытается «перекрывать кислород» своему визави.
Второе обычно оправдывается и пытается выступать с соответствующими нападками. Но, похоже, время подобного рода игр уже прошло. Средства массовой информации распространяют ее с такой скоростью и в таком масштабе, что скорее возникает другая проблема - ориентация здравомыслящего читателя в этом потоке.
Термин «биосинергетика», оставляя в качестве проблемы рассмотрения то, что соответствовало его прародителю - синергетике, тем не менее, имеет отличные качества. Рассмотрению подлежат биосистемы вообще и человек в частности. Поэтому, соответствующий термин «самоорганизация» воспринимается как гомеостаз, а механизмы, его поддерживающие - иммунитет в различных его видах - специфическом, неспецифическом и т.д. Принятый в этом случае на востоке термин «защитные энергии» также нас устраивает, поскольку это всего лишь разные взгляды на один и тот же процесс.
Биосинергетику как науку следует отнести к категории интегральной медицины, поскольку данное научное направление появляется на стыке многих видов знания: медицины, биологии, психологии, философии и т.д. Всех тех наук, которые описывают жизнь и здоровье человека во всех его смыслах - физическом, психическом, социальном. В пределах данной работы нас все же будут интересовать проблемы самой личности, рассмотрение внешних моментов мы будем проводит в связи с их возможным влиянием на возникновение и развитие различных патогенных состояний человека.
Мы начинаем публикацию отдельных лекций по биосинергетике во втором номере журнала в соответствии с добрыми пожеланиями наших читателей. Первоначально эта тема, тема психоанализа, планировалась с начала 1998г. Планировалась она так в связи с тем, что это тема обширна и требует ознакомления читателя с предварительными материалами. Мы начинаем публикацию данного раздела (не станем кривить душой) не без личного интереса. Поэтому мы взяли на себя хлопоты несколько адаптировать текст книги к условиям периодического издания, коим является наш «Вестник». Прежде всего это скажется на компоновке самих тем. Поскольку главный тезис редакции – максимальная простота и удобство подачи материала без потери научности, требует определенного осмысления. Автор заранее просит извинения читателя за специальную стилистику изложения данной темы, которая многим покажется весьма своеобразной . Эта стилистика выработана для защиты Вас, дорогой читатель, от определенных энергетических моментов, находящихся как в тексте, так и в темах этой работы. К сожалению, известный тезис, что «сохранных среди нас нет», не только не теряет определенной актуальности, но и, к глубокому огорчению автора, слишком распространен. Надо сказать, что профессионализм определяется тем, Вы ли управляете вашей работой или она - вами. Сама тема психоанализа такова, что она вторгается в умы, души и чувства людей. Вставая на этот путь, человек неизбежно попадает под, пожалуй, одно из самых тяжелых искушений – искушение властью. Очень многим эта власть представляется безграничной. Автору известны многие психоаналитики, для которых это искушение стало не только гибелью их профессиональной карьеры, но и вызвало потерю здоровья.
Публикуя данную работу в данном издании, автор оставляет надежду, что массовое проистекание патогенных процессов в среде специалистов, в частностии психологов, связано с нарушением основных постулатов, главный из которых состоит в ненасилии. Каждый врач, произнося клятву Гиппократа, соотносит себя с этой ситуацией, и тезис «не навреди» с одной стороны становится неизбежным правилом его жизни, а с другой стороны дает врачу определенную защиту.
Не имея даже этой поддержки, психологи неизбежно попадают под целую цепь патогенных обстоятельств. А, поскольку данная работа, размещенная в данном журнале, в основном ориентирована на врачей, автор заранее учитывает этот аспект профессиональной защищенности.
Тем не менее, и врачам, и не врачам я бы рекомендовал подходить к изучению этой темы достаточно осторожно. Поскольку интерес к психоанализу связан с интересом к внутренней жизни человека, а начинаем мы всегда с самих себя, и тезис «врач, излечи себя сам» здесь воздействует автоматически.
В остальном я желаю вам творческих успехов и надеюсь на плодотворное сотрудничество.
Заранее благодарный за внимание к этой работе
Никитин Сергей Александрович
Интродукция
Теория сохранения
Еще в школе мы изучали с вами основные законы нашего мироздания, в основе которого лежит Закон сохранения массы, энергии, материи и т.д. С одной стороны, он говорит нам о том, что все сохраняется, а с другой, что ничего ниоткуда не берется. Чтобы что-то получить надо что-то предпринять. Основополагающая роль этого Закона основана на нашем желании, чтобы что-то менялось, оставаясь при этом неизменным. Конечно, все мы хотим перемен к лучшему, но если они будут проходить где-то там, не задевая нас с вами. В этом состоит гомеостаз жизни. Все, меняясь, должно, тем не менее, оставаться в равновесии. Потеря равновесия вызывает начало процессов, которые, будучи весьма динамичными, вызывают неприятные изменения нашей жизни, а вслед за ними и ухудшение здоровья. С любой стороны человеку сколь-нибудь разумному, т.е. человеку, который в своей жизни руководствуется не избытками чувств и страстей, а разумными доводами, все сказанное не может восприниматься иначе, как галиматья. И автору потребуется много усилий и времени, чтобы показать, что данный вывод он делает всего лишь на основе коммон сенс, т.е. здравого смысла, как ему кажется, состоящем на самом деле всего лишь из элементов типового бытового сознания.
Лихое начало, не так ли? Таким образом, первое, с чем мы должны познакомиться, это коммон сенс.
Коммон сенс
Энергетический психоанализ является новой дисциплиной, хотя автор и не претендует на получение по этому поводу нобелевской премии. Дело много проще. Являясь наукой чисто практической, с медицинским, естественно, уклоном, он существенно отличается от того, что обычно воспринимается под психоанализом. В дальнейшем, поскольку время от времени нам предстоит проводить сравнительный анализ, всю ту сферу, которая соотносится с тем, что мы сами представляем под традиционным психоанализом (книги, фильмы, Зигмунд Фрейд, западные психоаналитики и все такое) мы будем соотносить с понятием общего психоанализа, поскольку, выработанные им приемы, методы и средства, весьма устойчивы и, безусловно, говорят о наличии реальной науки, с нашим с вами исследованием они будут иметь весьма опосредованные отношения. Хотя, в одном мы легко сойдемся с нашими коллегами: в предмете – природе, механизмах и закономерностях развития того, что именуется психикой человека. Что, впрочем, не вполне адекватно. Однако, до введения наших собственных представлений, будем основываться на существующем опыте, поскольку иного пока нет.
Итак. После работ Зигмунда Фрейда, который, безусловно являлся психоаналитическим гением, значение работ которого, впрочем, используется весьма неполно, коммон сенс является всего лишь проходной частью на пути интереса общего психоанализа к поведенческим мотивациям и построению на их основах сценарных планов. Впрочем, как сказала одна из членов нашей Ассоциации, доктор К.(стоматолог) на сей счет: «язык всегда вертится вокруг больного зуба». Тем более, что и мы с вами будем поступать точно также. Суть заболевания состоит в возникновении и развитии процесса патогенеза. Но никакой процесс не возникнет в равновесном состоянии. Поэтому, патогенез всегда является следствием декомпенсации, как реакция организма пациента на потерю устойчивости гомеостаза, будь то проблемы психики, функции, органики или социальной сферы.
Как врачей, этиология возникновения заболевания нас не может оставлять равнодушными. На ум приходит «вот она была и нету» - естественно, устойчивость гомеостаза во всех ее проявлениях. Особенно интересно, что было и чего теперь уже нет. Предположим, что здоровый человек находится в состоянии полного душевного, психического и всякого другого равновесия. Естественно, механизм этот непрост и должен содержать в себе различные элементы и системы, обеспечивающие состояние баланса. И одной из наиболее важных систем является система коммон сенс. Что составляет основу душевного равновесия? У всех, конечно, по-разному, однако, мнение человека о том, что «он прав» не является лишним. У многих эта «правота» соответствует тому, что определяется понятием «как все». Кстати, Вы еще не уснули, мой дорогой читатель. Как говорится: хорошее начало – хорошее продолжение. На курсе я измываюсь над нашими курсантами еще хлеще. Пункт 1. Автор всегда прав. Пункт 2. Если автор не прав, смотри п.1. В общем, задача психоанализа – исследование блоков как первопричины патогенеза с их последующей ликвидацией. А поскольку мы с вами люди здравые, в том смысле, что здоровые, то необходимая защита – расслабление. Хотя на этом самом месте как раз расслабляться не стоит. Несмотря на всю вялость вышеизложенного, коммон сенс как раз соответствует той части психоанализа, что напрямую соотносится с теорией непознанного. Наша защита с вами в том, что мы, не осознавая многие наши действия, тем не менее, выполняем определенную программу. Изменение этих программ под влиянием внешних или внутренних причин и приводит-таки к возникновению массы заболеваний. Проведем первоначальное тестирование. Кстати, как вы относитесь к отпуску? Варианты ответов:
Хорошо.
Хорошо, но мало.
Никак не отношусь.
Как говорится: угадаем с трех раз. А вот у безработного, как показывают исследования, уже через 2 месяца возникает психическая депривация, приводящая к депрессиям, часто имеющим суицидальный исход. Отдых отдыхом, но какая разница! Кстати, а в чем она? Ответ вполне прост. В первом случае человек подсознательно ощущает себя нужным обществу, а во втором – он этому обществу не нужен. Но как часто мы с вами осознаем нашу необходимость присутствия в этом мире, как главный критерий нашей жизнеспособности. В общем, коммон сенс, как он есть. Мы с вами существуем в системе определенных установок. И горе тем, кто живет в эпоху перемен, которые разрушают эти установки. (К вопросу о резком росте статистики самоубийств в последнее время.) Так что коммон сенс коммон сенсом, а жить-то хочется. В этом смысле абсолютно прав Михаил Вениаминович Ившин , наш доктор из Урюпинска Волгоградской области, который определил эту ситуацию просто : «…лечить надо». Что да, то да. А вот что и как лечить нам предстоит с вами исследовать.
Опасность самого обращения к теме психоанализа состоит в том, что осмысление механизмов жизненных процессов как правило приводит к результатам обратным тому, к чему мы привыкли в обычной жизни. В этом смысле нам с вами приходится переходить в новое энергетическое состояние, выходя из обычной комфортной жизни. А в качестве гарантии возврата - ваш здравый смысл и умение спокойно воспринимать некие несуразности. Так что расслабимся и займемся делом.
Приверженцы общего психоанализа, который основывается на работах Зигмунда Фрейда, и в котором мало что изменилось с тех пор, найдут существенные недостатки нашего с вами исследования. Введенные Фрейдом понятия: Я, Эго и Суперэго, - некоторым образом плохо соотносятся с вариантом коммон сенс в нашем с вами изложении. Проблема состоит в том, что психоанализом недостаточно проработан тот объект, изучение которого является всем его смыслом – человек. Я – это я, Эго – это человек внутренний, Суперэго – внешние причины, влияющие на самого человека. В частности, коммон сенс и является одной из таких причин. Дабы более точно представить существо проблемы, применим хорошо известный этиологический подход. Проведем психоанализ самого Фрейда в этиологическом смысле его развития. То, что Зигмунд Фрейд был гением, уже сказано, и, как всякий гений, жизнь прожил крайне любопытную. Когда Зигмунд Фрейд начал заниматься психоанализом, такого и понятия вовсе не существовало. В этом смысле он находился в той же самой ситуации, что и мы с вами. Его задачей было исследовать теорию возникновения болезни. Зигмунд Фрейд предположил, что человек рождается здоровым, и что соответствующие заболевания являются следствием внешних воздействий, и если их найти и ликвидировать, то человек станет здоровым снова. Вначале он участвовал в семинарах и даже организовал некий клуб сподвижников, своеобразный психологический кружок. Однако, после нескольких скандалов с единомышленниками понял, что дело это хлопотное и в жизни пора что-то менять. И изменил. Всю оставшуюся жизнь он каждый день с 9 до 6 занимался приемом пациентов, с перерывом на обед, разумеется. После чего ужинал и садился за написание научных трудов. В этом смысле талант дается от рождения, а гениальность всегда основана на работоспособности. Поскандалил со своими единомышленниками он что-то рано, лет в 20. Оставшуюся свою жизнь он провел вполне однообразно: днем работал, вечером писал. Написал он за это время ни много ни мало – всю теорию психоанализа, дополнив ее при этом практическими исследованиями. Разработав в течение своей жизни теорию психоанализа, он в конце, как всякий честный исследователь, убедился в том, что первоначальное предположение было ложным, отчего и умер. Диагноз, как часто бывает в этом случае – онкология.
Вот так. Так что исследовал Фрейд и от чего он умер? Дело в том, что каждый исследователь должен быть честным. Прекрасная диссертация хороша, если хороша постановка задачи. И она превращается в пустой труд, если постановка задачи ложна. Так что же имел в виду Фрейд, предполагая, что человек «рождается здоровым». Вот на этом самом месте нам пригодится то, что в самом начале так занудливо исследовали, от чего чуть не уснули – теория баланса. Итак, здоровье человека – это всегда баланс или равновесие - психическое, функциональное или обменных процессов. И горе тому, у кого он нарушается. Осталось только понять между чем и чем равновесие. Любые весы имеют две чашки. Иное глупо. Так, что нам нужно что-то положить на одну и что-то – на другую. А господин Фрейд это равновесие нарушил. Его проблема состояла в том, что он забыл одно простое правило: «свято место пусто не бывает». Начав исследование, он фактически не определил то, что собирается исследовать. Он определил, что человек рождается здоровым, нормальным, «хорошим». Но там, где есть «хорошо», всегда бывает и «плохо». И это то самое, что всегда займет то самое пустое место. Что в общем-то он и пронаблюдал и в своей клинической практике, и на своем личном опыте. Господин Фрейд на определенном этапе своих исследований, а занимался он этим всю свою жизнь, ввел понятия «либидо» и «морбидо». В начале первое понятие соотносилось с тягой человека к жизни, с нечто жизнеутверждающим. А второе - с какой-то странной тягой того же человека к смерти. В дальнейшем -–может быть это было просто возрастное – в основу всех исследований лег старый и добрый сексуальный вопрос. На котором все исследования и сконцентрировались. Таким образом, анализ показывает странную направленность исследований Фрейда не вверх, а вниз.
Развитие данной темы может негативно сказаться на нашем с вами здоровье уже сейчас. Поэтому, прежде чем продолжить дальнейшие исследования было бы неплохо превентивно защититься. Ошибка Фрейда состояла в неопределенности изначальных посылок. И если что-то он и хотел доказать, и прежде всего самому себе, то это представляет собой реальную основу для специального клинического исследования. Нельзя исследовать пустое место, поскольку оно, как известно, пустым не бывает, и что-то там все равно найдется. В общем случае, прослеживая работы Зигмунда Фрейда, нетрудно отметить, что он всю жизнь исследовал все, связанное с природой зла, которое, как он предполагал, всегда находится вне человека, и от которого он стремился защитить человека различными медицинскими методиками. Однако, кропотливое научное исследование большого практического материала, которым Фрейд занимался всю свою жизнь, привело его к неизбежному выводу: зло, которое он исследовал, находится в самом человеке. А поскольку он строил защиту с внешней стороны, он упустил внутреннего, скажем так, врага. В связи с чем и помер. Не вышел, не сумел, говоря языком психологии, «выйти из конфликта, возникшего на основе противоречия его внутренней природы с внешними целевыми установками, составлявшими его Я, и проявившимися в блокировании наиболее важных функций организма». В общем-то вот так.
Творческий перерыв. Дело в том, что столь подробное рассмотрение причин кончины великого Фрейда, имеет естественно-практическое значение. То, что произошло с Фрейдом и является причиной той самой «несохранности» и практикующих психологов, и их пациентов. Пускаясь в некие частности, соответствующие легкому трепу на нашем с вами перерыве, заметим, что реально с тех пор мало что изменилось. В качестве метода снятия подсознательных комплексов, которые современный психоанализ считает причиной всех бед, предлагается практика их осознания. Т.е. все, что было в человеке неосознанного, то, с чем он жил, совершенно этого не замечая, вдруг становится фактом его биографии, с которой ему дальше и жить. На ум приходит слово «подставить» или по- русски говоря «хрен редьки не слаще». Такого рода терапия действительно вызывает ликвидацию тех проблем, с которыми пациент обращался. И, кстати говоря, исчезновение той клиники, с которой пришел, в терапевтическом смысле. И это очень здорово. При этом важно понять, что пациент получает взамен, и что с ним будет дальше. В сущности говоря, трансформируя неосознанные комплексы в сознательные, мы лишь существенно повышаем их активность, и на смену одной клинике придет другая (см. жизнеописание Фрейда). Сеющий ветер пожнет бурю.
Энергетический психоанализ
Сейчас автору потребуется доброе отношение читателя к его опусу, тем более, что на обратное читатель всегда может рассчитывать. Дело в том, что эта работа уже два года как была обещана нашим коллегам по Ассоциации Интегральной Медицины и просто друзьям. Странные события, происходящие в нашей жизни, вызывают массу личных проблем, а то, что творится с нашими пациентами, очень часто вообще не поддается описанию. Выполняя обещанное, автор стоит перед сложной задачей передать в этой работе определенную систему знаний, необходимую как для управления собственной жизнью, так и для оказания некоторой помощи пациентам. Те, кто был на нашем курсе вспомнят, что курс лекций всегда носит личный характер, поскольку он всегда предполагает оказание дружеской помощи прежде всего нашим коллегам, имея при этом в виду, что, справившись со своими проблемами, они смогут существенно облегчить жизнь и другим людям. Остановившись на такой спокойной доброй ноте, автор, тем не менее, вынужден будет кинуться прямо сейчас с головой в прорубь, приглашая читателя последовать за ним. Предлагаемый материал не является новым, он основан на знаниях, история которых насчитывает более четырех тысяч лет. Однако, столь большое временное удаление делает их роковым образом совершенно новыми в нашей современной жизни.
С другой стороны, постепенно по ходу изложения будут даны соответствующие объяснения или, что более правильно, практические интерпретации. Сейчас же мне нужно не только ваше внимание, но и доверие.
Итак. Основной ошибкой Фрейда явилось то, что он не определил самого предмета, к которому в дальнейшем предполагалось применять такое мощное орудие, как психоанализ. Он не сделал даже самой попытки определить структуру человека, поэтому метод исследования «ничего», т.е. некоей неопределенности, и вызвал соответствующий результат. Следовательно, так или иначе, мы вынуждены определить хотя бы начальный базис нашего рассмотрения. Определить фундамент, по отношению к которому мы будем разворачивать методики, методы, делать выводы и намечать их следствия.
Само по себе описание природы человека - предмет весьма сложный. Нас же с вами не устраивает общее описание, нас интересуют определенные механизмы и модели. Поэтому, первая проблема, встающая на этом пути, – это выбор языка описания. Дабы не изобретать велосипед, остановимся на тех понятиях и представлениях, с которыми человечество уже имеет тысячелетнюю практику общения.
В определенный момент Фрейдом были введены понятия Эго, Суперэго и т.д., однако, мы вынуждены будем отказаться от их применения, поскольку они столь же нечетко, сколь и некорректно пытаются определять то, с чем соотносятся – внутренний мир человека.
Из древности к нам идет информация о том, что человек состоит из многих тел. Тела физического, тела астрального, тела ментального. По отношению к телу физическому понятие «тело», или в английском body, вполне устоялось. Мы часто употребляем понятие «инородное тело» и всякие другие «тела», понимая под этим самостоятельную и ограниченную субстанцию. Само по себе понятие «тела» содержит один из наиболее сложных вариантов смысла – оно сложно чисто семантически. Отвлекаясь от этих аспектов, определим тот атрибут, который будет важен для нас в нашем исследовании. Для нас с вами «тело» будет означать некое внутреннее единство определенного объекта, который, будучи расположен в какой-либо системе, тем не менее обладает некой самостоятельностью жизни.
Данное пространное определение нам совершенно необходимо из двух соображений: во-первых, в дальнейшем нас будет крайне интересовать устройство этих «тел», каждого в отдельности, с другой стороны, мы будем исследовать систему их взаимосвязей и взаимовлияний.
Перейдем к практическому рассмотрению. Что есть тело физическое мы с вами представляем вполне подробно. Обычно данное тело не входит в рассмотрение общего психоанализа. Однако, из практики мы с вами знаем, что проблемы психики существенно влияют на процессы, происходящие в теле физическом и, кстати, наоборот. Если у вас заболел зуб, психическое состояние при этом у вас сильно изменится по отношению к тому, когда этого не было. Тело астральное и тело ментальное, тем не менее, определяются также просто. Тело астральное – это не то, что мы будем с вами пытаться рассматривать сквозь какие-либо очки, пытаясь обнаружить ауры и свечения. Это удел «неких избранных», который, впрочем, не всегда заканчивается для них благом. Для нас с вами тело астральное будет составлять раздел психики, соответствующий нашим чувственным переживаниям. В отличие от тела ментального, которое будет обозначать раздел психики, составляющий «проблемы ума». Таким образом, наши чувства, переживания, эмоции, искусство, театр, музыку и т.д. мы будем рассматривать в связи с проблемами астрального тела, а проблемы мышления, памяти, ума, знаковых систем (письменность) и т.д. отнесем к телу ментальному.
Практически, это даст нам целый ряд преимуществ по сравнению с возможностями психоанализа и психиатрии. Чем отличаются проблемы тела ментального и тела астрального в реальной клинике? Или, скажем так, более корректно: чем различается патогенез астрального и ментального тел. Психозы, неврозы, депрессии – мы будем рассматривать как патогенные процессы тела астрального. А вот такие состояния как «шизофрения» и «паранойя» безусловно относятся к ментальному патогенезу. Может быть кому-то это и покажется «дурацким занятием», однако, к сожалению, в реально существующей клинической практике эти состояния практически не разделяются. Т.е. теоретически ясно, что это разные состояния, однако, практически их бывает очень трудно разделить, в связи с чем пациенты обеих групп, как правило, получают один и тот же терапевтический курс с понятными результатами. Для наших коллег психиатров после соответствующего «плевка» в их адрес, который мы уже сделали, отметим, что они совершенно правы в том, что не бывает ни чистой «шизофрении», ни чистой «депрессии», а все состояния в той или иной мере смешанные, т.е. носят комплексный характер. При этом в разное время состояние пациента может носить преимущественно тот или иной характер.
Это также верно, как и верно то, что мы должны научиться:
выделять в пределах общего состояния соответствующие компоненты,
определять степень их значимости – выявлять превалирующие направленности патогенеза у данного пациента в данном состоянии,
проводить соответствующую терапию по коррекции этих состояний с учетом их динамики и возможной смены взаимной значимости.
Творческий перерыв. Как-то раз ко мне обратилась одна знакомая, попросив принять участие в следующей ситуации. У ее хорошей подруги, с которой они учились в институте, имеется сын в возрасте 20 лет. В целом дела идут неплохо и сын учится в институте. Однако, последние 2 года перед сессией у него возникают депрессивные состояния на фоне навязчивых страхов неясной этиологии, которые мешают ему не только учиться, но и нормально жить. Мы договорились о консультации. За год до консультации этот пациент проходил клиническое лечение в клинике им. Ганнушкина. При этом, она обратилась потому, что он в тот момент находился на повторном курсе терапии в Москве. А поскольку обычное его место проживания – Краснодар, то такого рода обстоятельства создавали возможность для проведения частной консультации. Часовая консультация показала, что пациент страдает не проблемами тела астрального (депрессии, страхи и т.д.), а у него яркий патогенез ментального тела. Яркое клиническое состояние по шизоидному типу. Консультация была частной, поэтому, чтобы на нее попасть, добрая знакомая мамы пациента предварительно договорилась с главным врачом о ее проведении, что кстати, было воспринято вполне благоприятно. После возвращения пациента в клинику главврач поинтересовался результатами консультации. В условиях невозможности постановки официального клинического диагноза, знакомая сообщила буквально следующее: «консультация показала некие тенденции, впрочем, вполне весомые, при которых следует говорить о раздвоении личности». Резюме главврача было еще более удивительным. В ответ он сообщил, что «в общем-то они уже об этом тоже подумывали. Но при всей щепетильности вопроса пока продолжали терапию в старом направлении».
Резюме: проведем практический психоанализ. Наши эмоции мало зависят от нас вами, таким образом, что тело астральное не подвержено нашему прямому управлению. Некое взаимодействие с ним достигается определенным упражнением, что мы обычно определяем как «умение человека держать себя в руках». Поэтому, патогенез тела астрального не находится под управлением больного, а вот состояние ментального тела – это то, с чем мы можем себя легко ассоциировать – это наш ум, наша воля, наш образ мысли. Оно всегда находится в зоне внимания пациента. Таким образом, если пациент не всегда может давать себе отчет в патогенезе тела астрального, то схему патогенеза тела ментального он знает раньше и лучше любого врача. Из этого следует, что данный пациент, будучи в курсе истинных причин своего состояния, не желал получить соответствующий диагноз, который в наших социальных условиях, безусловно, изменил бы всю его судьбу (будущая учеба, работа, карьера и т.д.). Отметив у себя первые признаки соответствующего состояния, стал «грузить» вначале родных, а потом врачей якобы имеющимся депрессивным состоянием: «по ночам у меня возникают необычные страхи».
Естественно, применяемый в этом направлении курс психотерапии, химиотерапии не дал ему ничего, кроме резкого ухудшения состояния. На момент обращения у него диагностировались серьезные функциональные расстройства печени, почек, сердечно-сосудистой системы. Вот так. У вас может возникнуть соответствующий вопрос: данный пациент, скажем так, не был откровенен ни со своими родственниками, ни со своими близкими, ни с врачом, когда активно изображал патогенез по депрессивному типу. Такая «отгрузка» принесла немало горя его родным. Особенно наблюдение отсутствия всякого эффекта терапии, которое лишало их надежды на скорое выздоровление близкого человека. Родным и близким трудно было бы поверить в то, что все это делалось вполне сознательно. Такая ситуация – это то, что «в уме не укладывается», хотя это не совсем так.
Ситуация действительно не описывается тем «умом», под которым понимается коммон сенс или наше бытовое сознание. Наше бытовое восприятие «обычной жизни» создает нам комфортные условия, защищая от некоторых моментов, которые могут существенно дестабилизировать нашу психику. Поэтому в бытовом уме эта ситуация действительно не укладывается. Впрочем, она укладываться и не должна, поскольку дело с ней могут иметь лишь специально подготовленные профессионалы. Для неподготовленного в этой области врача простейший контакт по линии лечения данного больного существенным образом скажется на его, врача, здоровье, поскольку наши астральные и ментальные тела имеют способность к определенному взаимодействию. В «нормальной жизни» взаимодействие астральных тел воспринимается как чувства неосознанной симпатии, влюбленности или же, наоборот, антипатии. Например, это может описываться так: «ну не нравится мне этот человек, вот и все». Взаимодействие ментальных тел организует некие коллективы сподвижников, рабочие группы, коллективы, для которых совершенно необходимым условием является наличие внутренней симпатии – согласованность астральных тел. Для коллективов, находящихся длительное время в замкнутом пространстве (космос) все это вместе взятое соответствует понятию психологическая совместимость. Впрочем, все эти механизмы далее мы будем рассматривать весьма подробно.
Однако, вернемся к анализу нашей ситуации. Действия нашего пациента его родные могут воспринимать не иначе как «вражеские». Их сын вдруг стал врагом. Что абсолютно и неверно. Просто их сына «стало меньше». Это приводит нас к некоторым комментариям по проблеме раздвоения личности. Если принять гипотезу о наличии у пациента шизоидных тенденций, выражающихся в раздвоении, то это многое объясняет. Сын не исчез, просто в нем в процессе раздвоения появилась вторая личность, вполне соответствующая тому «образу врага», который мы для нее создали. При этом тело физическое, тело астральное и тело ментальное, каждое из этих тел - теперь одно на двоих. Обычно развитие данного типа патогенеза приводит к постепенному расширению этого второго начала, выражающегося в увеличении длительности приступов. Механизм этих приступов состоит в том, что все три тела временно находятся под управлением второй личности. И в этот самый момент, в момент приступа, никакой двойственности не существует. При этом на начальных фазах развития заболевания, дабы личность пациента не мешалась, ее могут просто «отключать». Те, кто в этом случае «отключает» - это уже знакомый нам «враг» внутри самой личности пациента, действующий, как сообщают средства массовой информации, «при поддержке определенных внешних структур». Выражается это в том, что пациент может и не помнить о тех событиях, которые с ним происходили в момент приступа. Кстати, он об этом вспомнит, но позже. В этот период, латентный период развития патогенеза, личность пациента еще может самостоятельно сопротивляться, поскольку большая часть сил и энергии принадлежит еще ей. Поэтому используется простейший механизм «отключки». В дальнейшем, с расширением зоны патогенеза, вторая личность захватывает все больше и больше ресурсов. И в тот момент, когда перевес сил находится на ее стороне, она совершенно спокойно извещает пациента обо всем, что с ним происходило. Это становится безопасно, поскольку без посторонней помощи теперь уже с ней, этой патогенной личностью, не справиться.
Данная ситуация определяет вторую клиническую стадию развития состояния. Эта фаза клинически может определяться учащением приступов. Если раньше они происходили раз в полгода, то теперь будут происходить раз в квартал, а то и чаще. И раз уж мы с вами втянулись в рассмотрение данного случая, отметим, что наиболее важным клиническим моментом для этой стадии является наличие желания пациента излечиться. Во второй фазе патогенеза пациент вынужден наблюдать происходящие с ним явления, но еще желает от них избавиться. Он просто вынужден подчиняться насилию второй личности.
Третья фаза определяется тем, что «враг» захватывает как бы последний плацдарм обороны – он убеждает пациента в том, что тот напрасно сопротивляется, поскольку дела идут неплохо. И они становятся как бы «союзниками по борьбе». В этом состоянии начинаются те явления, когда пациент, якобы согласный с необходимостью лечения, старается его всячески избегать. Уклоняется от приема препаратов, делая вид, что он их принял, а на самом деле выбрасывая их. Он врет окружающим, врачам, родным, близким.
Из вышесказанного ясно, что приведенный пример нашего пациента как раз соответствует третьей фазе развития заболевания. Он и его «внутренний коллега», точнее - «коллега и он» - разрабатывают «совместный план обороны», тактически основанный на лжи и дезинформации. Они разрабатывают версию о якобы имеющемся депрессивном состоянии с комплексом страхов - и «паровоз поехал». Выбор тактики лжи соответствует представлению о том, что если обнаружится истинное состояние дел, то могут быть применены методы принудительного лечения, чему им противопоставить нечего. При этом значимость того горя, которое они доставляют родным, их уже мало волнует. Естественно, что наблюдение данного процесса не может не травмировать психику родных и близких. В этом состоянии пациент становится опасным, поскольку он воспринимает свое окружение как враждебную среду, и при контактом с врачом-неспециалистом, скажем, терапевтом, будет применять превентивное подавление его личности. Таким образом, что уже после одного приема у врача-терапевта, врач вечером сможет ощутить ухудшение общего состояния, выражающееся в подавленном состоянии, головных болях и т.д. Кстати, ваш покорный слуга не стал вступать в конфликт с данным пациентом, а через знакомую его мамы сообщил свое мнение лечащему врачу, найдя, впрочем, в нем достойного коллегу, который, внутренне ощущая данную ситуацию, вынужден был согласиться с поставленным диагнозом. С нашим пациентом мы поиграли в предложенную им игру «какие у нас страхи сегодня». В этом случае наш коллега Михаил Вениаминович абсолютно прав, что здесь надо либо лечить, либо не ввязываться. Впрочем, тактике общения с пациентом будет посвящен целый большой раздел, поскольку лишь упоминание, что вы в курсе истинного состояния пациента, или даже намек на это, вызовет яркую психо-энергетическую агрессию с его стороны. Надо сказать, что некоторые коллеги после курса лекций пытаются проверять данную ситуацию, после чего описывают собственные ощущения как состояние шока, увязывая его с тем, что «глаза пациента вдруг странно заблестели и такое впечатление, что из них даже как будто огонь вылетел». Нам важно то, что при возможно разном восприятии (огонь там вылете или не огонь, хотя, между нами, обычно вылетает именно что огонь), эффект оказывается всегда одинаков – стресс с дальнейшим развитием невроза, что вполне соответствует старому доброму тезису «не уверен – не обгоняй». Или, скажем так: прежде чем ввязываться в какую-либо ситуацию, вначале нужно быть к ней полностью готовым. Иначе все пойдет по линии, что «сохранных среди нас мало». Перерыв окончен. Солидность изложения требует продолжения теоретических исследований. Однако, как вы уже догадались, данный критерий не является главным в этой работе. Она должна помочь всем интересующимся разобраться в сложных вопросах психики. Продолжая теоретическое исследование, автор как бы делает вид, что не знает, что интересует читателя на этом самом месте. Ну, может быть, и не всех читателей. Но у всех наших коллег, с которыми приходилось общаться, в частности, на курсе, неизбежно возникает вопрос о возможности принятия каких-либо мер по коррекции данного состояния. Проще говоря: можно ли это вылечить? Здесь уместно будет вспомнить о той байке, которую мы вам рассказали в связи с жизнью Зигмунда Фрейда. Если вы помните, первое, на чем он основывался в своих исследованиях, это то, что зло, с которым ему предстояло бороться, являлось как бы привнесенным, а не входило в структуру личности человека от рождения. Несмотря на очевидные промахи в исследовании Зигмунда Фрейда, это не отменяет его гениальности. Гениальность всегда соответствует тому, что мы называем интуицией. Любое открытие делается сначала неосознанно, а уж потом, когда человек его осознает, он создает теоретическую базу для его описания. Таким образом, сначала следует открытие, а затем - его долгое теоретическое обоснование, из которого следуют разнообразные, порой весьма любопытные, теории. Предполагая привнесенность патогенеза, Зигмунд Фрейд как бы «подстелили себе соломки» на будущее, на которую в конце своей жизни все-таки не попал, а попал как раз-таки «на вилы».
Эффект «соломки» заключается в том, что все привнесенные состояния или, скажем так, весь патогенез, который является приобретенным, принципиально возможно вылечить. Удастся или нет – здесь вопрос другой. Это зависит от профессионализма лечащего врача, от его возможностей в выборе методов и средств, от многих других факторов, включая желание пациента быть излеченным. Но нам важно то, что это всегда принципиально возможно. Это основано на том, что если выявить причину возникновения патогенеза – корень Бэнь-Му заболевания как говорили древние, или основной принцип в изложении Ганемана, всегда можно подобрать адекватный метод воздействия. Совсем другое дело - состояние врожденное. Или, скажем так, непривнесенное. При проведения правильного курса терапии можно ожидать хорошей степени компенсации. Настолько хорошей, что сам пациент может забыть о существовании данного заболевания. Поскольку оно перестанет ему о себе напоминать. При этом этиологически заболевание никогда не исчезнет. Дежурная зона в виде латентного очага всегда может быть обнаружена при достаточно квалифицированном исследовании. Вследствие чего такой пациент всю оставшуюся жизнь должен находиться под наблюдением лечащего врача и, возможно, ему будет назначен курс поддерживающей терапии, который, несмотря на всю свою мягкость и необременительность, все же оказывается нужен. Однако, дело принципиально обстоит много сложней. «Не навреди» – это не только принцип медицины, но и механизм действия. Врач не может оказывать вред своему пациенту, таким образом, что он не может предпринимать в адрес пациента ничего злого. Но что есть добро и зло в данном конкретном случае? Неоказание помощи, если вас о ней просят – есть зло. Оказание помощи, если вас не просят – есть зло (вольное изложение «Библии»). В нашем с вами случае это приобретает тот практический смысл, при котором отказ пациента от нашей с вами терапевтической помощи делает невозможным всякое излечение в любом виде. Вот так. А теперь рассмотрим возможные ситуации в связи с телом астральным и ментальным.
Патогенез астрального тела
Что есть тело астральное? Тело астральное - есть сфера наших эмоций, чувств и всего того, что Фрейд в своих работах обозначал как бессознательное. При этом под сознательным понимались «мы с вами», мы как личности, вообще-то говоря, просто мы с вами. В дальнейшем мы более тщательно изучим этот вопрос, а пока нам достаточно этого понимания. Таким образом, астральное тело, или бессознательное – это, соответственно, как бы «не мы с вами». С одной стороны, мы не имеем возможности принимать решения в отношении астрального тела - не имеем как бы прямого доступа нашего сознания к управлению им. Но, с другой стороны, нас с нашим астральным телом связывают весьма близкие отношения. А если пациент находится в бессознательном состоянии, то общая практика решения данной ситуации сводится к тому, что все решения, связанные с его жизнью, здоровьем могут принимать на себя его родные и близкие, в то время как никакой нотариальной доверенности на сей счет у них нет.
Ну а кто нашему астральному телу более близок, чем мы с вами? Тут, как говорится, сам Бог велел. Так что все патогенные состояния астрального тела, при правильной коррекции, легко ликвидируются. Кстати говоря, на этой ситуации и основаны так называемые успехи современной психиатрии и психоанализа. Одного осознания этих проблем достаточно для их ликвидации. Но, как уже выше было сказано, метод осознания приводит к переносу патогенеза из астрального тела в тело ментальное. Ввиду того, что система ментального тела энергетически более мощная, этот маневр проходит достаточно легко. При этом, как следствие, мы имеем многократное усиление патогенеза с переходом его в ментальную сферу. И если при патогенезе астрального тела мы имеем картину эндокринных расстройств, в том числе диабета, то при соответствующем переносе данных проблем в тело ментальное, сначал исчезнут все признаки расстройства астрального тела, а вслед за ним и симптоматика тела физического, с дальнейшей возможной провокацией расстройства ментального тела.
Один из наиболее ярких клинических примеров: расстройство ментального тела вызывает в теле физическом симптоматику, определяемую как онкологический процесс. Поэтому сейчас мы сможем с вами более конкретно определить взаимоотношения «хрен редьки не слаще». В клиническом варианте это соответственно: диабет и онкология. Оба этих состояния являются системными и приводят к расстройству здоровья, которое можно оценивать как крайне тяжелое. Однако, худо-бедно, но диабет поддается, в определенной степени, компенсации даже традиционными аллопатическими приемами, чего совершеннейшим образом нельзя сказать про онкологию. Это и есть та самая мера ответственности.
В качестве примера отметим методику психоаналитического свойства, американского же происхождения, именуемую в последнее время ребефингом. Кстати, что любопытно, основными пациентами данного центра являются больные диабетом. При этом в основном женщины, которых в группе пациентов более 90%. С чем это может быть связано? Сама методика состоит в том, что при помощи специальных средств в процессе групповой терапии проводится активизация тела астрального, или подсознания. Раньше для этих целей использовали препарат ЛСД, но после запрещения его применения как одного из видов наркотических препаратов, стали применять «глубокое дыхание». ЛСД, кстати, относится к группе галлюциногенов, что, впрочем, к слову. «Глубокое дыхание» вызывает кислородное переобогащение и вводит пациента в определенное галлюциногенное состояние. При этом «уровень его погружения» контролируется методистами. Здесь важно то, что пациент после выхода из данного состояния с помощью методиста, помнит все, что с ним происходило. И таким образом его «как бы знакомят» с содержанием его астрального тела. В принципе «кто что увидел, то и ладно», но очень часто пациенты описывают свое состояние как яркие картины своего прошлого, в том числе свое состояние в утробе матери и даже «до того, как». Впрочем все это мы оставляем на совести пациентов и их методистов, на эту тему можно найти литературу, в которой эти случаи подробно описаны. Для нашего исследования значимым является то, что после подобного рода сеансов, независимо от наблюдаемых картин (еще раз: кто что наблюдал, то и ладно), более чем в 80% случаев возникает полная ликвидация клинической картины диабета со всем комплексом сопутствующих ему «осложнений». В оставшийся процент неисцеленных роковым образом попадает именно мужская часть пациентов, в общей массе конечно, т.е. статистически. В единичных случаях бывает и наоборот. Основываясь на уже имеющихся у нас с вами знаниях, можно легко предполагать, что ребефинг – есть метод осознания бессознательного, поскольку пациенты помнят о том, что с ними происходило. Именно потому и применяется, как правило, групповой вариант, что уровень стресса от увиденного может у пациента вызвать разные состояния, в том числе и подвижки психики. Наличие же коллектива создает ту самую форму защиты, которую мы с вами определили как коммон сенс. Буквально: «если такое произошло только со мной, можно предположить, что я «шизнулся», а поскольку со всеми вокруг происходит тоже самое, ну, стало быть, и ничего, вроде как бы специальная терапия».
Неясным остался эффект столь позитивного влияния именно на женскую часть пациентов. Но если, забегая немного вперед, отметить, что мужская природа по преимуществу ментальная, а женская – по преимуществу астральная, то все встает на свои места. Женская природа преимущественно астральная, т.е. в основном у женщин превалируют проблемы эмоций, чувств, переживаний, в связи с чем именно на этом фоне могут развиваться различные патогенные состояния. Механизм осознания для женщин действует так, что, снимая проблемы тела астрального, он не вызывает в теле ментальном настолько мощных патогенных изменений, чтобы вызвать соответствующие процессы патогенеза и в теле физическом. Таким образом, эффект переноса, безусловно, есть, но клинически он незначим, поскольку развитие новой клиники, соответствующей нарушениям ментального тела не проявляется в теле физическом.
Условно говоря, если женщина в процессе подобных сеансов узнает о себе много разных негативных подробностей, у нее это не производит эффекта, способного вызвать реальную клиническую картину. Как говорится: «что было – то было, да и ладно». Совсем другое дело – мужчины. Тело ментальное у них превалирует по определению. Поэтому способ психологической защиты по формуле «что было – то было, да и ладно» (схема психологической защиты на понижение актуальности происходящего) ему недоступна. Вопрос «как же так?», «как же так могло происходить со мной?» может стать очень хорошей кнопкой для запуска соответствующего патогенеза. Таким образом, если женщины могут позволить себе списать некоторые недостатки, то мужчины долго будут в них разбираться, поскольку образу «настоящего мужчины» для коммон сенс или бытового восприятия соответствует образ повышенной ответственности за свои поступки. Отсюда комплекс вины с соответствующими последствиями.
В отношении же онкологии. За последние два года в США появилось несколько институтов, которые проводят терапию онкологических состояний психоаналитическими методиками, в основе которых лежит снятие комплекса вины за некоторые поступки в жизни с предложением возможного выхода. Кстати, по статистике, около 80% всех пациентов имеют ярко выраженный положительный эффект, вплоть до полного излечения. Что характерно, независимо от стадии развития заболевания. Оставшиеся 20% «не поддаются действиям методик», опять-таки независимо от стадии развития онкосостояний. Основной группой пациентов данных центров являются пациенты, «жизнь которых потеряла всякий смысл». Неудачи в бизнесе, личной жизни и т.д. с провокацией психологического комплекса «невозможности дальнейшего существования». Впрочем, мы и об этом в дальнейшем поговорим подробно, поскольку, сейчас мы с вами, как мне помнится, находимся на этапе «интродукции», цель которого - обозначить рамки и границы нашего исследования, т.е. определить постановку задачи. Вот так.
Продолжим? Кстати говоря, при определении стиля данной работы, оказалось, что никакого стиля описания в области психоанализа не принято вообще. При этом работы наиболее значимых авторов, таких как З. Фрейд, вообще являются смесью романа, эссе и научной публикации. Так что уж «как Бог послал».
Ментальное тело
В отношении стиля описания – это уж к слову пришлось, поскольку, начав рассматривать тело астральное, мы неизбежно пришли к телу ментальному, с общими для этих тел проблемами. Во всяком случае, картина патогенеза всех тел: физического, астрального и ментального – может быть описана механизмом блокирования тех или иных функций. В области психологии и психоанализа эти блоки определяются понятиями комплексы, что для нас с вам одно и то же. Поэтому постановка задачи нашей с вами терапевтической работы: найти этот блок и ликвидировать его.
Исследование ментального тела приводят нас к новой грани, которую уже сейчас, в вводной главе, нельзя не отметить, а именно – к теориия расс. Под теорией расс понимается совсем не то, что представляет собой расистская теория с концлагерями и расстрелами. Совсем нет. Речь идет о том, что для разных расс свойственно совершенно различное восприятие мира. И, хотя астральные тела всех расс весьма подобны, (см. в том числе сексуальная совместимость), образ мысли же (см. длительное семейное проживание) весьма различен. Разные взгляды на мир, разные модели жизни, разные принципы хорошего и, соответственно, разный патогенез. Данное упоминание необходимо для того, чтобы отметить, что дальнейшее рассмотрение механизмов и моделей ментального тела будет соответствовать белой расе. И не просто белой расе, а русскоязычной ее части. Несмотря на то, что в свое время было объявлено о появлении новой общности «советский народ», этого таки не случилось. Особенно в плане клиники, и особенно в той ее части, которая касается психиатрии и психоанализа, поскольку, общность-то быть может и одна, а вот проблемы у всех разные. Очень часто ошибочная диагностика и соответствующий курс терапии исходят из неверных посылок. Задачей любой диагностики является максимально тщательное исследование различных аспектов психики пациента. При этом диагностическое исследование всегда основывается на определенных предпосылках. Уже с первого взгляда врач начинает предполагать возможную направленность как самого заболевания, так и его развития. При этом он основывается и на тех знаниях, которые были им почерпнуты при различных вариантах обучения, и на собственном накопленном опыте. На этом базисе у опытного врача возникает так называемый интуитивный подход, который в известном смысле и является наибольшей ценностью. Когда мы говорим, что у данного врача «золотые руки», мы соотносимся именно с данным феноменом. В общем виде, так или иначе, формально или неформально, и в диагностике, и в терапии существует определенная типизация подходов. Для той группы пациентов, которая соответствует какому-либо типу, эту ситуацию можно рассматривать весьма положительно. Типовой подход в соответствующем случае дает очень быстрый эффект. Однако, если пациент выпадает из группы, то корректное проведение диагностики и терапии становится практически невозможным. Психоанализ, как один из вариантов исследования, при всей своей широте охвата в исследовании различных ситуаций, также, безусловно, основан на определенных методиках и предположениях. Так или иначе, можно говорить об определенной методике только по отношению к той группе исследуемых пациентов, для которой она является работоспособной.
Существует подход, являющийся подходом чисто аналитическим, который не предполагает первоначальной заведомой типизации ситуации. В этом случае типизация ситуации является следствием проводимого исследования. Данный подход основан на исследовании принципиальных закономерностей, которые оказываются работоспособными для любых групп пациентов и каждой конкретной личности, отдельно взятой. По отношению к практической работе он является как бы более «научным» и основывается на том, что является наукой фундаментальной. Все это совпадает с той ситуацией, когда для исследования какого-либо препарата или метода используются лабораторные методы анализа, ставящие целью полномасштабную оценку влияния данного препарата на различные группы пациентов.
Внедрение же данного препарата в практику всегда связано с передачей конкретных методик по его применению, а также системы ограничения его действия. Наше с вами исследование является научно-практическим, хотя бы просто потому, что ситуация не терпит многолетних клинических опытов. В дальнейшем автор планирует более подробно рассмотреть все существенные вопросы. В пределах же этой работы в виду отсутствия ресурсов времени многие интересные вопросы будут оставлены «на потом». Однако, для возможности практической работы необходимо определять систему ограничений или зону применимости, вне которой требуется дополнительное исследование.
Вопрос психоаналитического исследования всегда затрагивает структуру личности, с которой мы познакомимся более подробно. Однако, групповые характеристики, в частности расовые, национальные и другие не могут быть в полной мере исследованы в этой работе. Само уже определение «зоны применимости» излагаемого материала ставит чисто методологически проблемы по определению этих групп. Вместо странного термина «русскоязычный пациент» в этих условиях вполне возможно использовать термин «наши люди», что, впрочем, нисколько не лучше. Для корректного определения ситуации необходимо показать место данных групп в процессе общего развития. Таким образом, определение любого типа невозможно без системы классификации этих типов. Впрочем, я надеюсь мы друг друга поняли и можем продолжить наше исследование.
Для «русскоязычной» части наиболее мощный патогенез вызывается теми частями тела ментального, которые соответствуют понятию духовности и, соответственно, опираются на честность и порядочность в бытовом их восприятии. В этом смысле картину может пояснить следующий случай. Один москвич, вполне «добрый и приличный» по соответствующим оценкам общественного мнения, женатый, имеющий двоих детей, в какой-то момент встретил женщину, которую как говорится и полюбил. В течение полугода последовал летальный итог с диагнозом рак легких. Предполагая (исходя из опыта клиники США) возможную компоненту психотравмы в данном случае, мы с вами легко можем предположить, что он как бы «разорвался между двумя семьями». Для мусульманского мира, например Средней Азии, даже предполагать такое – глупо. И т.д.
Мы уже коснулись краем основных причин блоков тела ментального: гиперответственность, слово «надо» по отношению ко всему тому, что является содержанием ментальной сферы. И соответствующий комплекс вины. Существует ли выход? Те из вас, кто знаком с православной практикой, могут сказать, что у нас на Руси издавна был выработан адекватный способ устранения ментальных блоков – это исповедь или механизм покаяния. Покаяние в наших «грехах» не просто понижает их значимость. Как известно, грехи нам отпускаются вообще. Но комплекс греха и есть то, что обозначается в психологии как комплекс вины. И вот вам один из вариантов решения данной проблемы.
Никитин С.А. Лекции по биосинергетике (энергетическому психоанализу)

Структура взаимодействия тел
Насколько возможно было сделать это прямо сейчас, мы уже дали краткую характеристику тому, что именуется телами физическим, астральным, ментальным или, по крайней мере, некое впечатление на данную тему начало уже складываться. Дальнейшее знакомство с данной проблемой удобно продолжить рассмотрением системы их взаимодействия. В начале мы с вами определили оценку «норма» или «не норма» по отношению к понятию здоровья. Здоровья физического, психического, астрального или ментального. Наше понятие нормы соответствует понятию баланса. Наличие баланса в системе взаимодействия определяет нормальное самочувствие пациента, поскольку эта норма соответствует его возрасту, социальному статусу, профессии и многим другим аспектам его жизни.
Взаимодействие тел определяется следующими схемами:
К этим схемам надо добавить следующее. Все тела неравновесны по значимости. Наиболее мощным является ментальное тело, за ним следует астральное, а затем – физическое. Зная систему взаимодействия и значимость каждого из элементов, мы можем продолжить наше исследование.
Итак. В нормальной ситуации, когда пациент оценивает свое состояние как «что он вполне здоров», ментальное тело способно влиять на астральное, а астральное – на физическое. При этом физическое тело напрямую обращается к телу ментальному. Чтобы это понять рассмотрим следующую ситуацию. Если мы с вами занимаемся какой-либо физической нагрузкой, то мы ничего особенного не ощущаем, пока не возникает «чувство усталости». В данной ситуации результаты деятельности тела физического поступают в ту зону психики, которая соответствует сознательному, и преобразуется у нас в определенные формулы: «я устал, пора отдохнуть». При этом соответствующие формулы составляют хорошо исследованный феномен «внутренней речи». Тело физическое как бы напрямую общается с нами с помощью внутренней речи. Объясняется это следующим. Ментальная информация рече-знаковой системы является информативно емкой. С помощью нее можно взаимодействовать с различными ситуациями нашей жизни, что позволяет осуществлять высокоуровневую информационную связь, отличающуюся от других «высоким качеством». Однако за все приятное в жизни надо платить и за качество связи - в том числе. В данном случае оплатой является то, что при удобстве подобного рода взаимодействии – а наше сознание получает информацию в наиболее удобном и привычном виде – в виде речи, данное взаимодействие требует затрат большого объема времени на перекодировку сигналов от тела физического к речевым структурам. При возникновении экстренных ситуаций времени просто не хватает. В экстренной ситуации превалирующим оказывается сигнал, который обратит внимание сознания на неполадки в системе. В этом смысле очень важно быстро подать сигнал бедствия, а уж затем сообщить более подробную информацию о существе происходящего. Поэтому, если вы в процессе физической деятельности случайно ударите молотком по собственному пальцу или, скажем, дотронетесь до горячей кастрюли, система взаимодействия повернет в обратную сторону. Тело физическое напрямую обратится к телу астральному, которое сформирует комплекс ощущений и передаст его дальше, в систему тела ментального. Это и будет тем комплексом симптоматики, который мы способны ощущать и осознавать. Это - боль и иные варианты негативных ощущений, которые обычно формируют у пациента патогенный симптомокомплекс. Мы интерпретировали лишь два варианта взаимодействия тела физического с другими телами. Надо иметь в виду, что здесь работает вся цепочка в целом. В «нормальной» ситуации мы способны достаточно «спокойно» воспринимать различные негативные факторы внешних обстоятельств, будь то погода, природа, общение с людьми или проблемы социума. Ментальное тело формирует определенную систему защиты, в итоге действия которой наша сознательная оценка остается в пределах «все в норме». При возрастании уровня тех же самых воздействий, система ментальной защиты нарушается и начинает превалировать механизм астрального тела. В этом случае наша деятельность перестает быть сознательной, и мы уже действуем под влиянием эмоций и чувств, поскольку именно они начинают определять наши поступки. В крайнем варианте данной ситуации, связанной с наличием аффекта, мы уже вовсе не отвечаем за свои поступки. Это можно определить как то, что наше Я практически перестает действовать, поскольку влияние других систем существенно превалирует.
Так, например, если дует свежий ветер, у нас появляется мысль потеплее одеться. Если же ветер превращается в тайфун, у нас возникают не мысли, а желание остаться живыми. Эта схема является схемой общей и практически определяет два процесса. Процесс выздоровления и процесс заболевания. Для выздоровления пациента его ментальное состояние имеет огромное значение. В свое время еще Павлов указывал на значимую необходимость «прервать патогенную связь между болезнью и сознанием человека». В этой формуле можно усматривать именно патогенную связь, когда образуется обратное патогенное взаимодействие. Находясь под влиянием патогенных ощущений, формируемых астральным телом, сознание еще больше раскручивает патогенный процесс. Павлов считал необходимым этот процесс хотя бы остановить. Если мы сможем обратить процесс в обратную сторону, то превалирующее сознание будет оказывать лечебное действие. Теоретически это возможно, хотя практически крайне затруднительно. Нам очень часто бывает трудно убедить себя, что все в порядке, находясь под влиянием не слишком значимых житейских обстоятельств. Учитывая тот факт, что патогенез тела физического влияет на ментальную сферу – снижает его энергетику – или, что то же самое, снижает эффективность защитных ментальных процессов, рассчитывать на то, что пациент самостоятельно восстановит данную защиту, нереально.
Здесь мы подходим к очень важному факту. Наличие «ментального» здоровья – хорошо энергетически организованной системы ментального тела - позволяет эффективно контролировать не только процессы адаптации нашего организма к различным природным и психо-социальным факторам, но и эффективно подавлять возникающие патогенные очаги в самом начале их развития. В этом смысле «ментальный иммунитет» превалирует над всеми остальными. Такой человек отличается хорошим здоровьем и редко обращается к врачу. Состояние же развитого патогенеза, или пациента «заболевшего», соответствует невозможности справиться с собственным патогенезом и требует внешней поддержки. Данная «поддержка» соответствует определенному курсу терапии, а вот выбор методов и средств данного курса можно осуществить, только зная на какой уровень иммунитета мы собираемся воздействовать. Условно говоря, будем ли мы применять «терапию тела физического, терапию тела астрального или терапию тела ментального». Естественно, существующие терапевтические методы имеют направленное действие – в частности, аллопатический вариант терапии или терапии химическими соединениями в существенных дозах оказывает влияние на тело физическое. Гомеотерапия в зависимости от выбора уровня разведения способна выборочно воздействовать на тела физическое, астральное или ментальное. Электротерапия по Фоллю, проводимая на точках и меридианальных системах, воздействует на тело физическое на уровне функций органов и систем. Будучи примененной по локализациям, электротерапия по Фоллю переходит на уровень физиотерапии, что соответствует локальному функциональному воздействию с глобальным влиянием на обменные процессы. И так далее. Во всяком случае, здесь и дальше мы попробуем убедить вас в том, что механизмы диагностики составляют основу медицинской практики, поскольку методически терапевтический курс всегда является результатом диагностики. А при наличии схемы терапевтического воздействия для каждого из видов терапии, становится делом весьма простым. В отличие от проблемы диагностики пациента, поскольку каждый пациент, будучи даже отнесенный к какой-либо группе, требует сугубо индивидуального подхода. Поэтому, диагностика в медицинской практике может легко соотноситься с понятием искусства, а терапия – с понятием «профессионализм».
Творческий перерыв. Для пояснения ситуации обычно на курсе используется следующий прием: представим себе, что нам завтра предстоит посещение психоневрологического стационара. В стационаре, как известно, находятся пациенты с давней хроникой, уже получающие курс длительного лечения. Нам нужно будет провести диагностику и попробовать подобрать вариант терапии. Из того арсенала, что у нас с вами есть, удобнее всего взять с собой гомеопатию. Как известно, низкие разведения воздействуют на обменные процессы, средние разведения – на функции органов и систем, а высокие – на психику.
Как мы уже с вами поняли, в отсутствии возможности провести точную диагностику, в такого рода стационарах находятся пациенты с психическими и ментальными расстройствами. Т.е. с патогенезом астрального тела, ментального тела или возможными их сочетаниями в любых видах. Возникает вопрос, какие из препаратов с собой взять – средние, низкие или высокие разведения.
Если вы решили взять с собой низкие разведения, вы абсолютно правы. Все остальное не только не поможет нашим больным, но и может вызвать резкое ухудшение их состояния с дальнейшим обострением. Итак, для лечения хронических состояний при нервно-психических заболеваниях, мы выберем низкие разведения - и не ошибемся. Выбор данного типа препаратов основывается на рассмотренной нами выше системе взаимодействия тел – физического, астрального, ментального.
В действительности, у большинства подобных пациентов их заболевание явилось следствием какого-либо психического или ментального блока. Таким образом, срыв произошел в психической или ментальной сферах. Этиологически это соответствует патогенной предрасположенности или соответствующей слабости энергетических функций данных систем. Дальнейшее развитие этих процессов – патогенеза ментального или астрального тела – вызвало соответствующие патогенные процессы тела физического. В начале на уровне дисфункций органов и систем, затем с закреплением патогенных процессов в органных фазах. Начавшись в области психики, процесс дошел до тела физического. Если мы выберем высокие разведения, которые могут оказать мощное влияние на тела астральное и ментальное, мы резко обострим состояние пациента, поскольку эти тела уже истощены течением патогенного процесса. Патогенез в начале как бы «съедает» то тело, в котором он начинается, а потом «переезжает» дальше. Поэтому у хроников тела ментальное и астральное уже существенно «подъедены» патогенезом. Применение к ним терапевтического воздействия, по сути дела, не имеет терапевтической базы для улучшения состояния, поскольку любого вида энерготерапия, будь то гомеопатия, психотропное воздействие и т.д., состоит в активизации защитных сил в нужном направлении. А поскольку активизировать там уже нечего, мы вызовем лишь существенные обострения имеющейся клиники.
Вы можете сказать, что наличие органических фаз патогенеза тела физического так же говорит о его весьма плачевном состоянии, что совершенно верно. Однако если и искать какие-то силы, то лишь здесь. При этом, поскольку речь идет лишь об остатках защитной энергии, курс терапии должен быть весьма мягким и умеренным. Все познается в сравнении. Здесь можно отметить, что при одном и том же «уровне» нагрузочности терапии, терапия тела физического в данном случае, вызовет благоприятное течение клиники, а терапия тел астрального или ментального – неизбежный кризис. Что, впрочем, относится только к случаям хроническим, поскольку данная схема терапии для случая хронического обладает опосредованным, а не прямым характером воздействия. Для подтверждения этих соображений достаточно вспомнить пациента с болезнью Дауна. Характеристика которой с точки зрения симптоматики состоит в том числе в нарушении функции тела ментального – умственная отсталость. Уже один взгляд на данного пациента дает нам картину хронического нарушения обменных процессов. Данный случай является наиболее ярким, поскольку, если мы видим избыток веса, мы всегда можем предполагать ненормальность обмена, если же человек излишне «сухощав», как правило, это оценивается нормально. Тем не менее, оба случая являются случаями нарушения обмена. При этом для первого варианта характерно снижение (гипофункция), а для второго – повышение (гиперфункция) обменных процессов. Так что при любом варианте конституции, мы всегда сможем найти у данной группы больных патогенез обмена.
Рассмотрение было бы не полным без анализа острых состояний. Таким образом, то, что хорошо для хронических состояний не всегда бывает хорошо для состояний острых, да и методы терапевтического воздействия здесь иные. Говоря более точно, для острых состояний необходимы методы прямого терапевтического воздействия.
Вернемся к рассмотрению нашей ситуации. Как известно, для лечения нарушений психики типовым клиническим приемом является применение химиотерапии седативного или, напротив, стимулирующего характера – в зависимости от состояния пациента. Для острых случаев это должно иметь мощное и благоприятное действие. Однако, что следует понимать под «острым состоянием»? Обострение состояния хронического приводит к возникновению у пациента острого состояния, однако, существует два вида острых состояний: как результат обострения хроники и острое состояние как таковое. Для второго вида острых состояний характерно наличие патогенных процессов средней функциональной тяжести. И, уж во всяком случае, отсутствие органических изменений в соответствии с данным патогенезом. В этом смысле наличие органных фаз – это тот признак, по которому следует относить состояние к разряду хронических. Если говорить о случае патогенеза тел астрального и ментального – это всего лишь первые приступы заболевания. При том оба тела все еще сохраняют энергетические возможности для их самокоррекции. Поэтому, применяя химиотерапию, которая снимает сам кризис, мы ожидаем дальнейшего восстановления за счет аутоиммунных механизмов, т.е. за счет энергетических возможностей самих этих систем. Что, как правило, и возникает. Во всяком случае, определенная «нормализация» ситуации после снятия кризиса соответствует определенному уровню восстановления гомеостаза в этих системах.
При этом уровень нового гомеостаза оказывается как бы ниже ранее существовавшего. Т.е. стадия компенсации наступает на несколько более «худшем» уровне общего состояния, чем до кризиса. В этом смысле каждый новый кризис как бы «сбрасывает» систему защитных энергий пациента ниже на одну ступеньку его прежнего состояния. При развитии клиники до необходимости стационарной терапии, мы уже с уверенностью можем говорить о развитии хронической фазы. В соответствии с чем мы сможем легко пронаблюдать наличие не только функциональных изменений в органах и системах, но и наличие органической патологии. На этом этапе мы уже имеем дело не с острым случаем, а с обострением хронического состояния. Применение химиотерапии в этом случае уже не может считаться правомерным, поскольку, наряду с обострением основного патогенеза (астрального, ментального тел), возникает дополнительный комплекс патогенеза тела физического, который начинает в свою очередь «раскручивать» патогенез тел астрального и ментального. Возникает обычное в таких вариантах патогенное кольцо.
Применение аллопатии (химиотерапии высоких доз), снимая остроту ситуации, резко ухудшает энергетику тела физического. Вследствие чего следующий этап компенсации возникает не «на следующей ступеньке», а через пять ступенек или через восемь. Как видите, традиционный вариант лечения данного типа заболеваний вполне соответствует нашей картине: пациенты редко выздоравливают, обычным же вариантом является постепенное ухудшение состояния с обострением и учащением кризисов. Что вполне соответствует схеме применяемой терапии.
Что же можно предпринять в плане терапевтической коррекции подобного рода состояний? Во-первых, нам необходимо снимать сами кризисы, но без побочного воздействия на тело физическое. В этом случае «безопасным» вариантом терапии может являться тот, который, оказывая воздействие на ментальное и астральное тела, не распространяет своего влияния на тело физическое. Вне рассмотрения методик психотропного воздействия, которое нам предстоит сделать в дальнейшем, обратим ваше внимание, что из традиционных методов здесь может применяться гомеопатия в высоких разведениях. Оказывая быстрое и мощное влияние на ментальное и астральное тела, она не переносит картину данного патогенеза на тело физическое. Однако, это всего лишь «терапия обострения». Как бы ни был правильно выбран гомеопатический вариант терапии, мы в любом случае получим вариант компенсации после кризиса на уровне несколько худшем, чем до него. В этом случае проблема снятия кризиса – это всего лишь снятие кризиса, но не излечение пациента. Это всего лишь то необходимое, что мы должны сделать, дабы не допустить обвального ухудшения состояния пациента.
После ликвидации обострения, следует проводить гомеотерапию на восстановление тела физического, при этом вполне традиционным способом. Обратим здесь ваше внимание на то, что терапия кризиса и посткризисная терапия проводится не только гомеопрепаратами, гомеопрепаратами не только в разных разведениях (высоком и низком, соответственно), но и разными этиологически (в соответствии с картиной патогенеза).
При этом гомеотерапия низкими разведениями должна быть направлена на нормализацию работы органов и систем печени, почек, сердца, и т.д., как бы вне связи с основным заболеванием. При наличии такой терапии, которая в данном случае будет носить стабилизирующий и поддерживающий характер, можно будет ожидать улучшения состояния пациента. Механизм этого улучшения основан на том, что, если раньше тело физическое входило в патогенное кольцо, то гомеотерапия как бы блокирует дальнейшее развитие патогенеза. При наличии высоких функций самоорганизации и самовосстановления тел астрального и ментального, будут проходить процессы их самокоррекции. При этом желательно проводить психоаналитическую терапию прямого действия, направленную на активизацию этих функций. Окончание творческого отдыха.
Бинарность систем
Наблюдательный читатель сможет уловить некий элемент «жульничества» в описанных примерах. То вдруг тело физическое, астральное или ментальное, то вдруг откуда ни возьмись появляются функции органов и систем по отношению к телу физическому… . Всему свое время. Для того чтобы описанные схемы стали работоспособными, надо уточнить их характеристики. Каждая из описанных систем, – именуемых нами телами астральным, ментальным и физическим – имеет бинарный характер. Возникновение патогенеза в одном из этих тел связано с определенным дисбалансом, что неизбежно приводит нас к выявлению в каждой из этих систем двух компонент или частей. Для тела физического – это обменные процессы и функции органов и систем. Для тела астрального – это ощущения и чувства. Для тела ментального – это мысли и мотивации. Последнее все ближе и ближе «пододвигает» нас к проблемам общего психоанализа. Так, глядишь, скоро доберемся и до рассмотрения поведенческих сценариев. Но все по порядку. Тело физическое. Уровень обмена, а также функции органов и систем соответствуют двум раздельным энергосистемам, на которые распространяется действие таких понятий как «защитные энергии», а также «специфический и неспецифический иммунитет». Они отличаются самостоятельной организацией, самостоятельным функционированием и лишь как бы «обмениваются» по определенным «мостам». В общем, мы имеем дело с двумя разными по организации, но взаимосвязанными системами. Уровень функциональный является более высоким по отношению к уровню обменному. Именно поэтому, когда «сверху» (астральное и ментальное тела) спускается патогенез, он вначале нарушает функции органов и систем, а лишь затем – вызывает соответствующие изменения на уровне обмена.
Самостоятельность данных систем определяется для нас с вами возможностью, впрочем, не вполне желаемой, возникновения в каждой из них самостоятельного очага патогенеза. Таким образом, если в результате каких-либо процессов внешней или внутренней природы возникает сбой функций органов и систем, он будет влиять на обменные процессы. Обратная ситуация также верна. В то же время взаимосвязь этих систем может рассматриваться нами как полезное для нас явление. Так, на первой стадии возникновения патогенеза, т.е. при самом его зарождении, связь эта носит компенсаторный характер. Каждая из систем, при возникновении дисбаланса соседней, пытается его компенсировать за счет изменения собственной организации. При возникновении функциональных дисбалансов, иммунитет в первую очередь пытается компенсировать его активизацией обменных процессов. При этом эти процессы имеют также и управляющий характер. При снижении функции сердечной деятельности, можно повысить ее тоничность за счет соответствующего изменения обменных компонент. В этом смысле при проведении терапии важно понимать, что любое состояние пациента следует рассматривать как компенсаторное. А направленность терапии - на улучшение уровня компенсации. И наоборот. При снижении или активизации обменных процессов, нарушения могут ликвидироваться путем изменения тоничности соответствующих органов и систем. Однако, данное состояние, т.е. фазы компенсации, как правило находятся вне рассмотрения медицинской науки, поскольку им соответствует если не «здоровое», то вполне «нормальное» состояние человека. И, уж во всяком случае, он ни на что не жалуется. Как мы с вами уже знаем, жалобы возникают при том развитии патогенеза тела физического, когда бинарная структура неспособна продолжать самокомпенсацию, и запрашивает поддержку «сверху». При этом схема обращения происходит как бы «по ранжиру». Поскольку, именно верхняя система из двух – система функциональная воздействует на тело астральное, вызывая в нем реакцию в виде соответствующего набора ощущений.
Тело астральное. Тело астральное, в свою очередь, состоит из двух систем: системы ощущений и системы чувств. Система ощущений является более «низкой» по отношению к системе чувств. Именно она взаимодействует с системой функций тела физического, формируя у нас «телесные» ощущения. Ощущения рук, ног, мурашек, боли и всяких других благоприятных или неблагоприятных с нашей точки зрения ощущений, формируется именно этой системой. При этом иногда данная система проявляет модную в наше время определенную «самостийность». Так, что фантомные боли производятся той же самой системой. При известной активизации астрального тела в целом, что, как мы с вами уже знаем, связано со стрессовыми ситуациями, эта система может самовозбуждаться. Естественно, что не у каждого пациента после операции или несчастного случая возникают фантомные боли. Однако если они возникли, это говорит о природной этиологической склонности астрального тела данного пациента к перевозбуждению.
Если система ощущений является как бы мостом от нашего сознания к восприятию нашего тела, и в основном ее функция определяется необходимостью осуществлять эту связь, то вторая система астрального тела, система чувств, стоит совсем близко к тому, что мы определяем как понятие «личность». Или неизбежно уже входит в структуру личности. Мы очень часто употребляем по отношению к кому-либо понятия «чувствительный» или «не очень», отмечая тем самым его личностную характеристику. Если использовать термин Зигмунда Фрейда «подсознательное», то он имеет прямое отношение именно к этой системе. Это уже высокоуровневая, сложноорганизованная система, способная к образному восприятию и имеющая обширную память.
Великие спортсмены должны неизбежно иметь высокоорганизованную систему тела физического с наличием моделей так называемой «мышечной памяти». Именно мышечная память позволяет спортсмену сначала на тренировках отработать, а потом на соревновании изобразить соответствующую манипуляцию. В общем, чтобы прыжок был рекордным, он должен быть «именно что вот таким». Ответ на вопрос каким именно? не существует. По крайней мере, в ментальной форме в виде речи. Но тренеру и спортсмену каким-то образом удается создать у юного дарования соответствующий образ. Впрочем, в наши задачи не входит обсуждение проблемы развития спорта, по крайней мере, в пределах этой работы. Однако, этот анекдот нам нужен для того, чтобы определить грань нормы. В «норме» - у большинства людей мышечная память развита достаточно слабо и является атавизмом развития. Это подтверждается фактом, что «чемпионов много не бывает». Это всего лишь яркое, но редкое отклонение от соответствующей нормы. А вот образная память тела астрального в норме развита весьма значительно. Кроме спортсменов есть, конечно же, еще и художники, музыканты, для которых работа с образной информацией является делом чисто профессиональным и основана на природных склонностях – механизмах повышенного восприятия анализа и запоминания зрительных и чувственных образов. Для корректности изложения отметим, что актуальность запоминания чего-либо вообще определяется яркостью восприятия той или иной ситуации. И, стало быть, склонность человека лучше запоминать плохое, чем хорошее, является не столько «неприятной особенностью» данной личности, сколько соответствует общим механизмам организации психики. Впрочем, нам еще предстоит более подробное знакомство с этой системой.
Ментальное тело. Ментальное тело состоит из двух систем: системы мышления и системы мотиваций. Начинать рассмотрение ментального тела с системы мышления гораздо приятнее просто потому, что это проще. В эту систему входят: речевые функции, функции запоминания логической информации, процессы нашего мышления или мысли и т.д. Поэтому, диагноз «что-то с памятью моей стало» соответствует патогенезу именно этой системы. Эта система, что называется, все время на виду. «Вялость» мышления кого-либо или «хорошо подвешенный язык» мы определяем легко. Эта система отвечает за умственное развитие, обучаемость и т.д. С ее парочкой, системой мотиваций, гораздо сложнее, поскольку, являясь частью сознания, (а тело ментальное – это именно что система сознания) в терминах Фрейда она определяется как подсознательная деятельность. Впрочем, с неточностью определения Фрейдом ситуации мы с вами уже ознакомились. По большому счету, ошибки здесь никакой нет. Есть некая неточность или, выражаясь более корректно, неопределенность терминов. Зигмунд Фрейд ввел понятие «сознание» и «подсознание», при этом сознание в общем виде соответствует ментальному телу, а подсознание – астральному телу. Что не совсем так. Неточность определений Фрейда соответствует недостаточно подробному описанию. Что и размывает терминологию. Ошибки никакой нет в том смысле, что под подсознательным Фрейд определял системы нашей психики, не находящиеся под прямым нашим контролем. Те системы, которые, напрямую не зависят от нас (система мышления), обладают определенного рода свободой создавать, ввиду своей самостийности, некие независящие от нас «гадости», которые, в его концепции, и составляли саму картину патогенеза.
Если, воспользовавшись его концепцией, определить картину патогенеза как наличие неким образом независящих от нас «гадостей» - это может стать вполне работоспособной идеей. Если вы помните, в случае с возникновением картины шизоидного патогенеза, сама картина патогенеза могла быть определена как образ некоего врага, что вполне совпадает с концепцией Фрейда. И вы абсолютно правы. Мы, наконец-таки начинаем подходить к самому интересному. Если вы помните, ошибка Фрейда состояли в том, что он принял концепцию внешнего врага. Основываясь на том, в пределах здорового человека его, врага, существовать не может. А его появление – результат внешних воздействий. Стало быть, надо обнаружить, когда и где он появился, и уничтожить его. Однако наблюдательный читатель помнит к чему привела подобная гипотеза – за «чем-то внешним» Фрейд не разглядел «чего-то внутреннего», от чего и скончался. Точнее, сначала вдруг увидел, от чего и скончался. Система мотиваций. Зигмунд Фрейд был абсолютно прав, когда определял эту систему термином «подсознательное». Термин «подсознательное» более точно воспринимается как «неосознанное». Однако здесь жизнь каждого конкретного человека смыкается с жизнью человечества в целом. Поскольку, данная система является пока скрытой как от личности самого человека, так и от человечества в целом. Под человечеством здесь понимается конкретный научный опыт. Таким же образом можно было бы определить и теорию образования звезд, а вместе с ней и движение атомов, поскольку ни то, ни другое мы не можем ни «потрогать», ни увидеть невооруженным глазом. В свое время практически вся природа и устройство мира для западной цивилизации являлась «темной», т.е. неосознанной темой. С неосознанностью возникает непонимание, поскольку, понимание соответствует осознанию чего-либо, а зона неосознанного – есть то, чего мы пока не понимаем или не знаем. В связи с чем ситуация начинает как бы разделяться. В плане возникновения психотропного патогенеза всегда есть зоны психики, которые наше сознание не контролирует или контролирует явно недостаточно. Именно в них возникает патогенный процесс, который, как и весь патогенез вообще, при достаточно «буйном» характере поведения явно не отличается «сознательностью организации». Яркие процессы патогенеза весьма похожи на картину взрыва бомбы. Однако, как следует из теории быстротекущих процессов, чем выше скорость при протекании процесса, тем она менее управляема. Взрыв, в этом смысле, является крайним вариантом этой теории, поскольку он отличается полной неуправляемостью, хотя, при всем этом, из одной фазы этого процесса возникает следующая. В некоторой степени для данных процессов можно ограничивать их направленность и зону действия. Но весьма условно. При этом для данного типа событий можно условно предположить внутреннюю логику, но эта логика – логика дезорганизации и разрушения.
Таким образом, мы наблюдаем в природе наличие весьма ярких и мощных процессов, единственным смыслом которых является разрушение. Как мы с вами уже знаем, идея «…до основания, а затем…» не соответствует реалиям развития жизни. В то время как она вполне совпадает с хирургическим подходом к лечению онкологии. Соответствующий эффект которого мы с вами знаем. В этом смысле всегда возникает желание взорвать то, чем мы не можем управлять и то, что мы не в состоянии контролировать. Подобного рода процессы деструкции Зигмунд Фрейд определял соответствующим термином «морбидо». Крайним проявлением этого аспекта являются суицидальные склонности. Однако Зигмунд Фрейд совершил ошибку при рассмотрении механизмов данного явления. И, тем самым, он не только ускорил собственную кончину, но и внес существенный отрицательный момент во всю практику психоанализа и психотерапии, поскольку с его времен принципиальные подходы не менялись, а лишь модернизировались некоторые методы воздействия. На этом этапе мы можем с вами определить, что основной проблемой жизни Зигмунда Фрейда было то, что в конце своей жизни он определил «морбидную компоненту» как врожденную, т.е. неотъемлемую часть природы человека.
Творческий перерыв. Психоанализ является наукой восприятия невоспринимаемого. Парадокс данной ситуации состоит в том, что это «невоспринимаемое» не является тайной за семью печатями. Оно всегда находится рядом с нами в нашей обычной жизни. Просто у нас с вами не возникает желания или необходимости осознавать то, что мы делаем каждый день по привычке. Глядя на жизнь Зигмунда Фрейда, трудно избавиться от странного ощущения, что он все время исследовал теорию смерти, постепенно в нее заглубляясь все больше и больше. В конце, соответственно, и вовсе углубился. Довел, так сказать, исследование до логического конца. В этом смысле, мы часто с вами забываем о том, что медицине свойственно исследовать болезнь. И мы каждый день имеем дело как бы с негативной стороной жизни. Как говорится »что хорошего в болезнях, клизмах и шприцах»? Но плохо, если наши профессиональные обязанности перерастают в схему жизни. В конце концов, все наши действия нужны для того, чтобы сделать «как лучше», доставить пациенту если не состояние счастья, то хотя бы радости.
Следовательно, тот самый пошлый термин «несохранности» возникает лишь в том случае, когда врач переносит лишь малую часть своей жизни – свои профессиональные навыки на всю свою жизнь вообще. При этом он перестает быть профессионалом, поскольку его «Я» и его профессия, сливаясь в единое целое, не дают возможности реально воспринимать внешние события и действовать логически при их оценке. Профессия как бы «пожирает» человека. Она лишает его не только нормальной счастливой жизни в кругу своих родных и близких, но часто и самой жизни. Поскольку, накопленная мной обширная клиника свидетельствует, что такое слияние или копирование смещает психику личности (тела ментальные и астральные), а вслед за этим может вызывать появление соответствующего патогенеза в теле физическом. Патогенез этот всегда соответствует основному профилю медицинской деятельности специалиста. Безусловно, этот процесс требует многих лет и той самой «патогенной склонности», выражающейся в слабости личности, которая позволяет проводить процесс «слияния» или «копирования». Этот процесс имеет многие компоненты, в том числе, энергоинформационные, поскольку тела ментальное и астральное представляют собой определенные физические поля, весьма похожие на обычные электромагнитные, однако, имеющие частотные характеристики выше, чем 10 в –39 (минус тридцать девятой) степени нанометра. Столь высокие частоты не позволяют регистрировать приборами, имеющими электронную структуру – основанными по своей природе на схеме регистрации с применением электронов. По отношению к этим полям электрон настолько превосходит их по своим масштабам и массе, что практически с ними не взаимодействует. Поэтому, рассматривать природу психотропности и психоанализа без учета подобного рода аспектов крайне затруднительно. И, кстати говоря, в дальнейшем вам будет предложен метод микроволновой терапии для коррекции различных психических состояний, основанный на применении именно этих полей – метод микроволновой биорезонансной терапии. Но об этом позже.
Эксперименты показали, что процессы психики, находящиеся как бы в естественной области психологии и психоанализа, по существу имеют возможность прямого управления данными полями. Поэтому, наряду с методами микроволновой терапии психоанализ и психотерапия нисколько не понижают своего значения. А врач получает еще один мощный инструмент коррекции патогенеза в той области, которая определяется понятием «психика». Здесь мы сделали еще одно отклонение от темы, весьма, впрочем, вынужденное, поскольку, появление многих, скажем так «биоэнергетических» эффектов оказывает существенное влияние на клинику, притом весьма негативным образом. Однако вернемся к нашим баранам. Процессы психики являются зоной малоисследованной по определению, и «энтузиазм», с которым многие в эту область влезают, может объясняться лишь незнанием дальнейших последствий, имея в виду, что весьма опытные профессионалы (см. Зигмунд Фрейд) также могут подвергаться патогенному воздействию этой зоны. Если у читателя возникает ощущение, что мы все время ходим «вокруг да около», это вполне реально. Существуют определенные моменты, для восприятия которых всегда хочется обеспечить максимальную подготовку наших коллег. Однако сколько не готовься, а определенного рода шок возникает всегда. Таким образом, что патогенность теории Зигмунда Фрейда определяется тем, что его работы можно отнести к теории разработки «зла». Весьма тщательно разработав эту теорию, он не смог найти из нее выхода. При этом в конце жизни осознал, что все, что он в своей жизни произвел, не является благом для его пациентов. Таким образом, безусловная действенность методов наблюдалась, а окончательный эффект – дальние последствия – приводят к тому, что было бы лучше, если бы ничего и не предпринималось.
Если вы помните, в самом начале у нас шел разговор о «теории палки о двух концах». Или теории баланса, описывающей механизмы гомеостаза в любых областях человеческой природы, да и не только ее. В свое время мы, мягко говоря, пожульничали, сказав, что Зигмунд Фрейд ничего не положил на чаши весов. Однако, это не так. Вся его теория ложится на одну чашу – чашу исследования зла. А для ее применения нам с вами предстоит наполнить соседнюю чашу. В этом смысле сейчас вы можете вполне ясно представить, откуда берется та самая «несохранность», соответствующая психоанализу и психотерапии, как сфере человеческой деятельности вообще. Как говорится: «за что боролись, на то и напоролись».
Однако опыт показывает, что число психотропных отклонений при статистической оценке в масштабах всего человечества не так и велико – составляет цифру от 3 до 5%. При этом данный показатель является весьма стабильным, независимо от уровня жизни и различного рода вариантов медицинского обеспечения. Система развития человечества сама поддерживает гомеостаз в соответствующих пределах. Что, впрочем, не означает, что нам не стоит стремиться к лучшему варианту компенсации, поскольку лучшее – всегда возможно. Счастье возможно как для отдельной личности, так и для человечества вообще. А как этого добиться - и составляет основу весьма скромных усилий автора данного труда. Перерыв окончен.
Таким образом, систему мотиваций можно условно отнести к разряду бессознательного лишь в связи с нашим непониманием принципов ее организации. С другой стороны, подозревая, что именно система мотиваций составляет движущую основу развития психики человека – фактически основу его жизни, не будем избыточно самоуверенны в оценке наших возможностей ее понять. Как мы уже определяли, для разных расс и социумов система мотиваций содержит разные компоненты. Для нас с вами превалирующим разделом будет тот, что обычно обозначается термином «духовность». Все хотят жить счастливо. В общем виде – это и есть главная мотивация нашей жизни. Независимо от того, как это понятие трансформируется. Для коммон сенс – это просто желание «хорошей жизни». И, кстати говоря, данное желание является вполне неосознанным, поскольку, редко кто знает, что ему следует для этого делать. А наличие так называемых "кризисов жанра" говорит о том, что не все модели являются устойчивыми. Старая народная мудрость гласит: «когда закончено строительство дома, хозяину остается только повеситься». Так и обычная модель коммон сенс не всегда приводит к желаемым результатам. А сама система мотиваций достаточно хорошо определяется вопросом: «ради чего живет человек?». Если в своих работах Зигмунд Фрейд определил понятие зла, введя, таким образом, в практику психоанализа то, что в христианстве определяется понятием «дьявол», то он забыл библейскую истину, что «там, где много дьявола, всегда много Бога». Поскольку, пока человек жив, это определяется лишь его усилиями. На вопрос, откуда тогда берется патогенез, существует очень любопытный ответ: Господь всемогущ и всеведущ, но ведь он не пребывает во всех местах одновременно. Что связано с представлением: просите, и дано будет вам.
В смысле психоанализа «Суперэго», определенное Зигмундом Фрейдом как система внешних установок, влияющих на человека, легко соотносится с диспутом, произошедшим на «заре нашей революционной истории», между господином Луначарским и представителем церкви по вопросу о происхождении человека. На тезис Луначарского, что человек произошел от обезьяны, батюшка вполне логично отметил: «каждому его родственники виднее». Так и нам с вами можно жить «по Фрейду», а можно попытаться использовать накопленный им опыт для организации нашей собственной жизни.
А для «сохранности» надо все время помнить с кем мы и что это всего лишь род наших профессиональных занятий. Во всяком случае, вполне вероятно, что в конце жизни Зигмунду Фрейду стало приходить на ум что-то подобное. Надо иметь в виду, что сам он не был свободен от установок и комплексов. Еще в юности, увлекаясь теорией Дарвина, в дальнейшем увлекся неврологией и физиологией, в частности, разработал теорию «молекулярных областей головного мозга», будучи приват-доцентом по неврологии венского университета. Однако последней его работой стала работа «Моисей и единобожие», опубликованная в 1939г. Однако если это и было попыткой найти путь к Богу, то весьма запоздалой. В отношении интереса к Моисею отметим, что по национальности он был евреем, а весь иудаизм основан на «вере от Моисея», условно соотносимой с тем, что у православных именуется Ветхим Заветом, в то время как основой этических подходов к жизни составляет Новый Завет, связанный с именем Христа.
Для тех читателей, кто склонен отдать свой голос движению вперед, мы его, это движение, продолжим в следующих номерах журнала. В Новом году мы с вами рассмотрим генезис личности, ознакомимся со схемой развития патогенных процессов и обсудим возможные методы терапии по их ликвидации. Весь изложенный материал является вводным и подготовлен так, что на его основе невозможно начинать практическую работу, что бы я не рекомендовал делать до полного рассмотрения всех вопросов. Если после первой недели курсов курсанты начинают «пробовать определенные моменты, это легко ощущается на следующий день, и благо то, что на курсе всегда можно провести соответствующую терапию. И, кстати говоря, приезжают ли на курс учиться или лечиться – вопрос тонкий. Однако наибольшие хлопоты доставляют «некие просветленные личности», которые до этого ознакомились не только с работами Зигмунда Фрейда, но и Карлоса Кастанеды. Говорить о том, что «все это ерунда», конечно же не стоит, но поймите, это писалось определенными людьми в определенном душевном состоянии с соответствующей картиной патогенеза. И, хотя все сказанное относится и к автору этой работы, все же отличительным его качеством всегда были последовательность и аккуратность в том смысле, что не надо искать пророков, а надо пытаться все воспринимать максимально спокойно, производя оценку целесообразности и необходимости, да и вообще желательности тех или иных моментов в нашей с вами практике.

Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.