На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Формы разведений, или «как Ганеман дошел до жизни такой»

Как вы уже поняли,  гомеопатия получала как восхищенные отзывы, так и абсолютно противоположные. С другой стороны, вы уже знаете, что современная медицина расценивает гомеопатию как медицину 21 века, что вполне логично с учетом ее возможностей. Известно, впрочем, что Ганеман первым провозгласил принцип «лечения подобного подобным». Однако никто еще не пытался понять, откуда взялась гомеопатия. Во времена жизни Ганемана медицина исповедовала большие лекарственные дозы, таким образом, что если выдача лекарств измерялась не горстями, то уж точно не «из пипетки». Случаи отравления медицинскими препаратами стали приобретать угрожающие размеры. С этой точки зрения идея попробовать уменьшить дозы лекарственных препаратов имеет под собой реальные основания. Не будем забывать, что немцы являются вообще «экономными» по природе. А чем меньше препарата, тем меньше затрат на его производство. Впрочем, это не более чем историческая шутка. В которой, как и во всякой шутке, есть доля шутки. Так, например, развитие гомеопатии во Франции (а французские гомеопаты неоднократно жаловались на эту ситуацию), сдерживается фармацевтическими компаниями, производящими обычные, или аллопатические препараты (аспирин, анальгин и т.д.). Для их производства требуются буквально тонны химических веществ, входящих в состав лекарств, плюс еще упаковка, поэтому производство «влетает в копеечку». Производство же гомеопатии, где более высокие потенции образуются просто добавлением дозы воды и встряхиванием, имеют тем большее действие  (более высокие разведения),  чем меньше содержат вещества, таким образом, представляя собой полную противоположность в производстве препаратам аллопатическим. И если в их стоимость включается «процесс разведения и встряхивания», что безусловно требует  затрат труда, электроэнергии и т.д., то уж по крайней мере химических веществ при этом практически не требуется. Таким образом,  даже по экологическим соображениям производство гомеопатия находится вне конкуренции по сравнению с производством обычным препаратам, поскольку, как известно, именно химическое производство является наиболее экологически «грязным». Так, что развитие гомеопатии в известной степени сдерживается и тем, что ведущие фармацевтические компании при упоминании о гомеопатии ничего, кроме «головной боли» не испытывают. Но прогресс не остановить.

Таким образом, приходится лишь удивляться, откуда взялось понимание о революционности ганемановского метода. С принципом «подобное лечится подобным» произошел еще больший казус, на ту же тему отравлений.  Как-то раз Ганеман осматривал больного, которого врач до него лечил большими дозами окиси ртути. Ганеман отметил, что по внешним признакам его состояние весьма напоминало картину сифилиса, который, кстати, уже в те времена именно этим препаратом – окисью ртути – и лечился. Сопоставив эти два факта, Ганеман пришел к выводу, что ту картину отравлений, которую вызывают большие дозы вещества,  например, лекарственные средства, это же вещество в малых дозах может снять. Впрочем, и здесь ничего сверхреволюционного не было. Поскольку, еще задолго до Ганемана было известно, что малые дозы яда лечат, большие дозы убивают. Одним из известных противоядий было употребление того же самого яда в малых дозах. Так, например, император Наполеон Бонапарт, опасаясь, что может быть отравлен мышьяком, что было весьма принято при французском дворе, в течение всей своей жизни употреблял мышьяк в малых дозах,  как бы тренируя организм на не восприятие  данного вещества. Таким образом, он в течение всей жизни употреблял препарат арсеникум альбум – белый мышьяк, или,  как часто он обозначается в гомеопатической литературе, просто арсен.

Этот исторический анализ не ставит целью каким-либо образом принизить значение Ганемана, который, безусловно, ввел в медицинский обиход совершенно новую медицину с совершенно новыми и громадными возможностями. Просто все «чудеса», как и «чудо гомеопатическое», основаны на профессиональной опыте и любви врача к своему делу, когда в попытках излечения больного он может предпринимать весьма неординарные с точки зрения своих коллег решения.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.