На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга - не просто перевод китайского текста. Моей задачей было прежде всего составление плана, рассчитанного на европейское логическое мышление; затем я хотел для каждой части плана, приводя буквальные цитаты из многочисленных китайских и японских произведений, сравнить и прокомментировать различия, возникшие в Китае и Японии в результате шестидесяти веков экспериментирования (напомним, что китайцы и японцы всегда составляли третью часть человечества); и, наконец, опять-таки для каждой отдельной части я стремился представить те результаты, эффективность которых была подтверждена при проведении продолжительных опытов во Франции, сделанных под непосредственным научным контролем, и объяснить их в соответствии с нашими физиологическими понятиями. Короче говоря, я хотел изложить древнюю традицию в свете современных научных знаний.

            Что касается местонахождения точек, то китайцы и даже японцы дают в этом отношении краткие и неточные указания, исходя чаще всего из их взаимного расположения. Моя задача состояла в том, чтобы путем сравнительного изучения большого числа людей с точностью определить положение одинаковых для всех костно-анатомических ориентиров.

            Синдромы или симптомы лечения для каждой точки разбросаны по многочисленным китайским и японским источникам. Моя работа, не имеющая аналога в Китае и Японии, заключалась в сборе данных о всех взаимодействиях, приписываемых каждой из точек, с последующей группировкой их в зависимости от органов, от которых они зависят; я также стремился отметить те из них, которые носят, если можно так выразиться, постоянный характер, а также те, которые являются исключительными и не могут быть заменены воздействиями других точек; я также хотел отметить для каждого случая воздействия другие точки, вызывающие подобный эффект. Благодаря современной аппаратуре мне удалось открыть новые, зачастую чрезвычайно важные, воздействия.

            Кроме того, китайские и японские рисунки носят мнемотехнический характер и не отличаются точностью. Мне пришлось не без труда составить новые (как для Европы, так и для Китая) рисунки, делая прозрачными одновременно кожу, мускулы и кости, что позволяет с точностью расположить на рисунке точки для самых различных тел.

            Таким образом, речь в данном случае идет о труде. не имеющем аналога ни в Китае, ни в Японии и в то же время продолжающем и уточняющем тысячелетние работы, проводившиеся на Дальнем Востоке.

            Французская медицина, которая впервые в Европе изучала и использовала акупунктуру на практике, может также считаться первой и в области ее научного осмысления.

            Иезуиты французской научной миссии в Пекине в XVII веке, писавшие на латыни, выбрали для обозначения этого метода слово ACUPUNCTURA (от латинского “acus” - точка и “punctura” - укол). Первые написанные на французском языке работы ( до начала XIX века все научные труды писались на латинском языке) использовали термин acupuncture или асuponcture (акупунктура), который сохранился и до наших дней.

            В китайском языке литературное и научное название этого метода Чжень Цзю Фа (Tehenn Tsiou Fa) /иглоукалывание и прижигание/. В простонародье его называют также Чжа Чжень (Tchra Tchenn) /втыкать иглу/.

            Слово же “мокса” (Moxa) /прижигание/ было введено в Европе в XVII веке голландцами, обосновавшимися в Японии, которые образовали его, впрочем, от японского слова, произносимого “могуза” или “мокса”.

            Существует несколько методов, основанных на акупунктуре.

Один из них - упрощенный и примитивный. Он заключается в укалывании больного места без учета каких-либо знаний. Кроме случаев недавно возникшей боли, он приносит лишь кратковременное облегчение.

            Другой, более совершенный, предполагает заучивание наизусть формул расположения некоторых точек, но имеет дело лишь непосредственно с заболеванием и не принимает во внимание ни больного, ни имеющих место взаимодействий. Чтобы усилить или рассеять такой-то орган - такая-то точка; при таком-то симптому - такая. Такой метод позволяет уже в известной мере отрегулировать работу органов, но он не устанавливает глубинную причину заболеваний и не дает возможности управлять жизненной энергией.

            Настоящая акупунктура, которую мы здесь описываем, стремится прежде всего путем изучения пульса обнаружить нарушение энергетического равновесия, которое и является причиной всех функциональных заболеваний. Она основывается на связи между органами, обусловленной циркуляцией энергии и зачастую отличающейся от той, о которой сообщает нам анатомическая физиология. Она ставит себе задачу найти самый центр точки, где воздействие достигает максимума. Хотя иногда акупунктура и не достигает успеха, такие случаи редки. Однако в Европе практическое применение акупунктуры осложнено тем, что злоупотребление лекарствами резко изменяет естественный ход реакций - до того, что, обнаружив нормальный пульс толстой кишки и среднюю его полноту, всегда следует поинтересоваться, не принимал ли недавно больной подкрепляющих препаратов.

            Знаменитый Ян (Jang) в XVI веке писал:

(Да Ч.IV. с. 14v): “Не менее удивительно существование меридианов и пульсов. Те, кто используют их в своей практике - настоящие врачи (лЯн и). Те, кто не принимает их во внимание - грубые ремесленники (цзугунь)”.

            Настоящая акупунктура, кроме того, констатируя возможность проявления болезни у различных людей в различной форме, с самого начала старается принимать во внимание самого больного. Японцы образно выражают это следующим образом (доктор Накаяма (Nekayama): “Болезнь обусловлена не проникновением болезненного возбудителя в организм, а слабостью организма, допускающего это проникновение”. При этом все сводится к восстановлению самой жизненной энергии. В древнем тексте сказано: (Да Ч., IV, с 15v): “При выборе точек никогда не забывайте, что каждый болеет по-своему. Мудрый врач при лечении никогда не упустит этого из виду”.        Но даже в случае настоящей акупунктуры при необходимости определения пульсов, меридианов и точек нужно понять следующее: (Да Ч,, IV, с 15r): “Лечение с помощью игл и прижигания предполагает наличие чисел и правил. Но сущность его лежит в самой основе чисел и правил”.

            Следует подчеркнуть, что акупунктура представляет собой физиологию энергии, которая, основываясь на тысячелетних наблюдениях, приносит в нашу науку открытия, вызывающие чрезвычайно большой интерес.

            Чувствительность точек при повреждении органа, с которым они связаны, чувствительность, исчезающая при выздоровлении, - наблюдения этого рода полностью ускользнули от нашего внимания.

            Обусловленное рефлекторной реакцией воздействие на орган через соответствующие точки - это тоже открытие, пути к которому наша наука только начала нащупывать.

            Существование меридианов, их связывание в непрерывный круг, энергия по которому течет всегда в одном направлении - значение этого открытия также очень велико.

            Будем благодарны людям неолитического периода, которые смогли провести наблюдение этих фактов, будем благодарны китайцам, которые с древности продолжали их изучение и передали нам знания, основанные на своих наблюдениях. Многочисленные больные, уже вылеченные во Франции с помощью этого метода, конечно же, присоединятся к нам в выражении признательности французской медицине, которая не колеблясь принялась за изучение и практическое использование акупунктуры, ставшей с тех пор достоЯнием всей Европы.

            Какие болезни можно вылечить с помощью акупунктуры?

            Прежде всего следует отметить, что использование акупунктуры совершенно неопасно и что, не вводя в организм никакого ядовитого вещества, никакого чужеродного элемента, она не может помешать какому бы то ни было лечению. Наоборот, постоЯнно отмечается, что она усиливает воздействие химических или гомеопатических лекарств, так что при достижении той или иной цели возникает необходимость в уменьшении дозы. Худшее, что может случиться в этих условиях, заключается в том, что попытка может оказаться неудачной, и состоЯние больного останется прежним. При этом приходится применять акупунктуру даже в тех случаях, когда необходимость в ней четко не обозначена.

            На практике повреждения органов, материальные превращения части организма не поддаются воздействию акупунктуры, хотя в ряде случаев она может уменьшить или на время устранить боль или заболевание, вызванное повреждением. Однако тяжесть повреждения не так легко оценить, и в том случае, когда небольшое повреждение служит причиной тяжелых заболеваний, акупунктура делает чудеса.

            По правде говоря, собственно областью ее применения являются функциональные расстройства, и именно таким образом следует понимать древние изречения: (Да Ч., II, 19v): “Ничто не сравнится с иглоукалыванием и прижиганием при пресечении силы болезни”.

            Акупунктура способна не только лечить, но и иммунизировать. Тщательные наблюдения, проведенные в странах Дальнего Востока,  свидетельствуют о том, что не существует болезней (разумеется, речь не идет о травматизме), которым не предшествовали бы физические функциональные расстройства. Эти же последние обусловлены ментальными или психическими изменениями. Причем эти изменения и являются, по сути дела, началом болезни. На этой стадии акупунктура не знает соперников, и именно это имеют в виду, когда говорят, что акупунктура способна исцелить от любой болезни. Но по мере того, как болезнь развивается и достигает своей высшей стадии, возникает необходимость в сильнодействующих лекарствах, а затем и в хирургическом вмешательстве. (Да Ч., II c. 19v): “Сначала  уколы, затем прижигания. И только потом лекарства”.  Несомненно, иммунизация является наивысшей формой медицины. Уже в V веке до н.э. БЯнь-Цзе писал: (Да Ч., с. 23 ): “Мастер высокой квалификации (шань гунь) лечит того, кто еще не болен. Посредственный лекарь (чжун гунь) лечит лишь того, кто болен”. Это суждение справедливо для иммунизации как против развития болезни в будущем, так и против явления этой болезни на пока еще хорошо функционирующие органы.

            Невозможно перечислить все те многочисленные виды функциональных нарушений, которые были исцелены во Франции с помощью этого метода с тех пор, как я его ввел в практику около десяти лет назад. Достаточно будет процитировать некоторые выдержки из сообщений или опубликованных работ выдающихся врачей.

            В опубликованной в июне 1929 года доктором Феррейролем и мной статье в журнале “Практическая медицинская наука”, наши первые результаты были коротко сформулированы следующим образом: “Мы применили данный метод и получили результаты, оказавшиеся для нас самих удивительными и неожиданными, например,  немедленное прекращение сильных болей, вызванных ишиасом или лицевой невралгией, которые не поддавались лечению всеми другими способами.

            Приступы астмы прекращались через несколько секунд. Приступы спазматического насморка на долгое время ослаблялись. Лечению поддавался и геморрой. Исследование метода приводило к мгновенному облегчению при желудочных приступах. Эффективным оказывалось также лечение запоров и недержания мочи.

            Доктора Фланден и Масе де Лепинэ (Vace de Lepinay) вместе с доктором Феррейролем (доктор Фланден был тогда врачом больницы Биша) писали (Bull de la Soc Med. des Hop 3 мая 1933 г.): “Достаточно регулярно в течение года в нашем отделении проводились исследования с целью привлечения внимания к этому простому и эффективному методу лечения, основанному на непосредственном воздействии на кожу...

Мы устранили все  функциональные расстройства, которые можно было приписать истерии...

Мы разделили наших больных на две группы.

            Одних мы с их согласия лечили с помощью одного лишь этого метода, и это было для нас легко поддававшимся контролю эффективным тестом. Что касается лечения больных другой группы, то мы лишь вкратце остановимся на самых различных случаях, так как надеемся впоследствии остановиться на этом более подробно.

            Мы настаиваем сегодня особенно на эффективности применения данного метода при лечении различных травматических и ревматических артритов; слово “ревматизм” берется при этом в самом широком смысле слова, т.е. для обозначения боли в суставах или мускулах в большинстве случаев неизвестной или плохо определенной этнологии с более или менее обозначенным функциональным бессилием.

            1-ый случай: Г.Т., 70 лет (май 1932 г.). Ревматизм суставов плечевого и бедренного с первых дней Января. Через несколько сеансов имело место полное исцеление.

            2-ой случай: Г-жа В., 51 год (октябрь 1933 г.). Ревматические боли в плечах с марта 1932 года. ПостоЯнные и очень резкие боли являлись причиной абсолютной бессонницы. Как и у предыдущего больного. у Г-жи В. намного улучшилось состоЯние здоровья сразу после первых сеансов акупунктуры.

            3-ий случай: Г-жа К., 42 года. Ревматические боли в левом бедре и плечах уже в течение нескольких лет. Сопровождались бессонницей и утомительными головными болями. Начиная с первого сеанса и особенно после последующих сеансов отмечалось резкое улучшение состоЯния.

            Эти трое больных были выбраны из группы 15-20 больных ревматизмом, которых мы регулярно обследовали в течение года. В целом результаты оказались тем лучше, чем раньше были обнаружены патологические симптомы.

            Нам бы хотелось отметить целый ряд случаев артрита колена... Головные боли: бедренная невралгия; люмбаго, ревматические боли в шее: шейно-плечевая невралгия, которые, как правило, давали нам очень убедительные результаты... Ишиас...

            Совершенно очевидно, что в целом ряде случаев непосредственные и удивительные результаты, полученные при использовании акупунктуры, превосходили результаты, полученные при использовании терапевтических способов...

            Наряду с этим мы изучали влиЯние акупунктуры на самые различные синдромы: икоту, недержание мочи, глухоту, запор, односторонний паралич со сведением сустава.

Конечно, положительные результаты чередовались и с неудачами, но представляется логичным отнести их за счет несовершенной техники или неточного определения точек”.

            Доктор Тереза Мартини, врач больницы Леопольд-Беллан (Vie Medicale, от 10  ноября 1933 г.) приводит описание метода и его использования, в частности, в случае нарушения деятельности печени, желчного пузыря, поджелудочной железы, почек и т.д.

Доктор Марсель Лавернь (Lavergne) /Monde Medicale от 15 мая 1934 г./ излагает доктрину и кратко описывает случаи возможного применения акупунктуры. Наши опыты, опробованные и изученные им в применении к грудным младенцам, используются теперь в родильных отделениях многих больниц.

            Доктор Жюль Реньо (Regnault), известный как автор книги “Медицина в Китае”, приводит в ней и в интересной статье в журнале Lettre Medicale за Январь 1934 г. подробное изложение возможностей данного метода.

            Доктор Бонне-Лемер (Bonnet Lemaire), используя ряд наших работ, свел их в своей слишком краткой работе “Китайская акупунктура”, добавив свои личные наблюдения.

Я не в состоЯнии процитировать здесь все многочисленные письма, которые я получил от французских и зарубежных врачей, которые по прочтению моей работы “Очерк настоящей китайской акупунктуры”  попытались использовать этот терапевтический метод при самых различных заболеваниях и получили при этом поразительные результаты.

            Иногда задают вопрос, действительно ли исцеляются больные, для лечения которых применяется акупунктура, т.е. не воображают ли они себя выздоровевшими, в то время как болезнь незаметно продолжает развиваться. Некоторые, пытаясь обнаружить причину отмеченных выздоровлений, говорят о внушении.

            Прежде всего следует ответить на вопрос, что такое исцеление. В Европе большое число книг написано на эту тему, и тем не менее этот предмет отнюдь не исчерпан. В Китае исцелением называется просто-напросто возвращение человека в обычное нормальное состоЯние, сопровождающееся большим или меньшим иммунитетом как против тех нарушений, которые подвергались лечению, так и против нарушений, имеющих ту же самую причину. Так, исцеление от головной боли сопровождается исцелением от астмы и различного рода экзамен, если признаки таковых уже имелись, или их предотвращением, если этих признаков не отмечалось.

            Что же касается гипотезы о чисто воображаемом исцелении, то последующее соотношение больного, так же как и данные лабораторных приборов, доказывают обратное. Однако лишь воображение не может в течение нескольких минут снизить показания термометра на один-два градуса, не может оно и увеличить за 24 часа число красных кровЯных шариков на миллион. Остается предположение, существование которого не следовало бы отрицать при любом методе лечения, но которое китайцы считали вывертыванием наизнанку: успех акупунктуры в случае животных обеспечивается в десяти случаях из десяти, но у людей положительные результаты редко достигаются более чем в восьми случаях из десяти ( за исключением случаев регулирования органов, нарушения действия которых произошли недавно). При лечении детей результаты получаются лучше, чем при лечении взрослых. Считается, что большую роль играет психическое и ментальное состоЯние больного в момент укола. Если не учитывать случаи неточного нанесения укола, то при укалывании кричащего и сопротивляющегося ребенка лечение менее эффективно, чем при укалывании спокойного ребенка. Ле И Се говорит: (И Се, с. 2r): “Врач должен своими словами успокоить больного. Он должен несколько раз притвориться, что делает укол, укалывая на самом деле лишь после того, как убедится, что больной больше не испытывает страха. Дыхание и внешний вид больного должны соответствовать его лицу. Его глаза не должны быть направлены в сторону. Его сердце не должно биться слишком сильно. Его рука не должна быть сжата, как если бы он держал хвост тигра или голову дракону. В этом случае укол окажет наилучшее действие”.

            Тексты глубокой древности рекомендуют добиться от больного, чтобы он повторял что-то вроде  молитвы игле, руководствуясь тем, что все, что способствует непосредственному действию иглы, оказывается полезным.

            Недавние достижения европейской науки лишь частично позволяют объяснить причины быстрого и сильного действия акупунктуры: многое предстоит еще выяснить.

            Тщательные вскрытия, проведенные хирургом Перрети делла Рокка (Perreti della Rocca) под руководством знаменитейшего профессора анатомии Парижского медицинского института г-на Рувьера (Rouviere) не позволили анатомически подтвердить наличие точек и обнаружить какие-либо специальные образования.

            Однако Британский медицинский журнал (British Medical Journal) в феврале 1937 года опубликовал открытие, сделанное сэром Томасом Льюисом (Lewis), известным специалистом по вопросам, связанным с сердцем и кровообращением; это открытие кожной нервной системы, “наличие которой до сих пор не предполагалось” и которое не имеет ничего общего с известными         нервной системой. Речь шла не о разветвленной системе, а именно о линиях, находящихся в самой коже. Нет никакого сомнения, что они соответствуют тому, что в Китае называют меридианами.

            Всем известны работы Боннье (Bonnier), положившие начало начальной симпатикотерапии. Однако, по-видимому, нет связи между этим методом и акупунктурой, хотя симптомы выздоровления образуют в совокупности для каждой точки в акупунктуре синдромы, иногда напоминающие действия нарушений симпатической системы или блуждающего нерва. (На практике симптомы для каждой точки не являются изолированными: они образуют максимум синдрома, характерного для больных в большей или меньшей степени).

            В 1-ом томе я привожу все возможные соотнесения точек в китайской акупунктуре и их известных аналогов в европейской науке: точек Вайхе (Weihe), точек Валлайкса (Valleix), зон Геда (Head) и др. При этом оказывается более справедливым, чтобы точки китайской акупунктуры объясняли точки, известные в европейской науке, чем наоборот.

            Само явление боли не получило должного объяснения в Европе. Не так давно в Европе было обнаружено, что внутренние органы, не имеют         чувствительности и что можно дотрагиваться или сжимать печень, легкие, кишки, не вызывая при этом боли.

В 1894 году Лaборд (Ladorde) предположил возможность периферического воздействия на центры продолговатого мозга, возможность оказывать влиЯние на дыхание и на работу сердца утонувших и пострадавших от удушливых газов с помощью ритмичных сгибаний языка.

            С другой стороны было установлено (Лишвиц /Lichwitz/, Bulletin Medical от 25 Января 1931 г.), что при инъекциях воздействие, как и в акупунктуре, оказывало само укалывание кожи.

            Доктор Мартини, автор замечательной работы о “биологической специфичности”, полагает, что китайцы должны использовать цикломерный путь возбуждения эктодермы.

            Эта цикломеризация филогенетически и онтологически более древняя, чем метамеризация, которая проявляется лишь у червей. Неврологи забыли о цикломерии и не забыли о метамерии.

            По мнению доктора Мартини, следует расширить наши представления о человеческом существе. Известна его циркуляционная гидравлическая, гуморальная химия; о нервном импульсе же известно лишь наличие тока, идущего вдоль нервов. Не создает ли возбуждение кожи в соответствующих точках нервных волн?

            Таким образом, акупунктура любопытным образом согласуется с недавними достижениями нашей науки. Кажется невероятным, чтобы исследователи не обнаружили в ней интересных фактов, которые могут либо быть использованы непосредственно, либо служить в качестве исходной точки для других открытий.

            На первый взгляд кажется удивительным, что такой простой и надежный способ лечения не был издавна известен в Европе.

            Его существование впервые было отмечено в XVII веке учеными-иезуитами французской научной миссии в Пекине, а именно в сообщении “Об акупунктуре” Р.П.Клейера (R.P.Cleyer). Позднее путешественники также были свидетелями удивительных случаев исцеления. Но никто из них не мог изложить ничего, кроме общей и смутной идеи метода. В Европе не вынесли ничего полезного и не обратили особого внимания на эти сообщения.

            Уже в 1810 году доктор Джеймс Морсс Черчилль (Churсhill) при болях применял местную акупунктуру, как это следует из его работы, переведенной в 1825 году доктором Шарбоннье (Charbonnier). Она уже в то время стала частью хирургии. В первой части XIX века  доктор Берлиоз (Berlioz), отец музыканта, практиковавший в Туре, заинтересовался этими рассказами и разработал метод лечения с помощью уколов, не имеющий ничего общего с китайской акупунктурой. Профессор Парижского медицинского факультета доктор Ж.Клоке (Cloguel), пораженный полученными таким образом результатами, провел опыты, получившие широкий отклик. Он делал уколы непосредственно самих органов с помощью длинных игл, полностью игнорируя местоположение и даже само существование точек, меридианов и пульсов, известных в китайской акупунктуре. Имели место несчастные случаи. Плохо информированная общественность и специалисты по медицине приняли этот примитивный метод, заимствовавший название акупунктуры, за настоящую китайскую акупунктуру и, ничего не зная об этой последней, составили о ней неблагоприятное мнение.

            В наши дни, казалось бы, многочисленные врачи, посылаемые в течение тридцати лет в Китай, главным образом из Франции, Великобритании и США, могли бы и должны были бы на месте изучить этот метод. Синологи могли бы перевести наиболее важные китайские тексты. Но ничего этого не сделано.

            Врачам,  официально посланным для обучения нашим наукам и утверждения их превосходства, было не с руки пойти в ученики к местным врачам. Многие из них, в большинстве своем англичане, являются миссионерами, а стало быть, вдвойне иностранцами. Почти все они или не знают китайского языка совсем, или с трудом изъясняются на нем. С точки зрения китайского этикета они совершают ошибки, которые зачастую не прощаются. Кроме того, большие мастера акупунктуры, время которых является значительно большей драгоценностью, чем это можно предположить в Европе, никогда не пытались передать все свое искусство нашим врачам. Вы можете себе представить, говорил мне один китаец, чтобы один из ваших ученых врачей захотел бы добровольно обучить медицине готтентота, не понимающего французского языка и не улавливающего его тонкостей? А что же переводчики? Но ведь тексты по китайской медицине изобилуют специальными терминами, особенно по акупунктуре, и в наших европейских языках нет для них точных эквивалентов, не издано еще словаря, поясняющего значение этих терминов.

            Сами тексты, если бы они были приведены в точности и в том же порядке, в каком они были опубликованы на китайском языке, лишь сбили бы с толку и оттолкнули читателя своими размерами, неясностями и фразеологией. В этом нет ничего удивительного, если принять во внимание, что наиболее важные тексты, сохранившиеся в своей первоначальной форме, относятся к XXVIII веку до н.э. и что другие работы публиковались одна за другой и продолжали друг друга без всякого сравнения, обсуждения и пересмотра.

            В самом начале моих исследований мне пришлось составить специальный словарь (который пока находится в рукописи). Первый перевод, который я сделал и пока не опубликовал - это Лин Чжу (Ling Tehrou) /половина Ней Цзин (Nei Tsing), XXVIII век до н.э./; он пока еще ждет своего выхода в свет.

            Лишь благодаря особо благоприятному стечению обстоятельств мне удалось приобщиться к этому труднодостижимому знанию.

            Когда в 1901 году я прибыл в Китай, я бегло говорил и читал по-китайски и мне был знаком сложный китайский этикет. При посещении французских благотворительных учреждений меня сопровождали преподобный епископ Монголии монсеньер Бермин, согласившийся тогда обучить меня монгольскому языку, и его высокопреосвященство епископ Пекинский Фавье. В то время в Пекине свирепствовала серьезная эпидемия холеры. Я был свидетелем того, как в несколько часов умерли двое из моих слуг. Проходя по залам, я увидел, как китайский врач за несколько секунд останавливал страшные судороги, рвоту и понос - симптомы, о которых я уже знал и без обращения к европейской медицине. Благодаря рекомендации властей и моему знанию языка и этикета, мне удалось добиться от этого врача,  доктора Яна, согласия обучить меня основным принципам данного метода, определению наиболее важных точек и типов пульса. Он снабдил меня медицинскими трактатами, которые и в настоящее время найти практически невозможно. Через два года, будучи назначенным судьей в смешанном французском суде г.Шанхая, я нашел на должность судебного врача и секретаря суда прекрасного специалиста по акупунктуре доктора Чана. Он продолжил мое обучение, помогая мне пополнить мой словарь и передавая мне углубленное знание особенностей метода. Позднее, получив должность консула - представителя министерства иностранных дел в Ю-нан фу, я вплотную заинтересовался работой нашего маленького французского госпиталя, благодаря поддержке вице-короля смог связаться с китайскими врачами, специалистами по акупунктуре, и через некоторое время получил официальное признание в качестве китайского врача, став обладателем отчеканенного коралла, возводящего в ранг академика.

            Во время моего пребывания во Франции я пытался объяснить врачам основы акупунктуры, но мои объяснения встречали лишь скептическую улыбку: с научной точки зрения справедливо выражать сомнения (но не отрицать) по поводу того, чего мы не знаем. Я воздержался тогда от публикации работ на эту тему. Может, я никогда бы не предпринял тяжелый труд выпуска в свет и ознакомления читателей с изученными мною материалами об иглоукалывании, если бы доктор Поль Феррейроль не стал настойчиво расспрашивать меня об этом предмете. Я ему рассказал о точках для одной болезни, потом для другой. Он терпеливо и осторожно провел серию воспроизводимых опытов и представил меня нескольким врачам больницы, которые, видя полученные удивительные результаты, убедили меня привести в порядок мои заметки и передать их им, снабдив переводами доступных для них отрывков древних текстов.

            Так, в частности, доктор Марсель Мартини, заместитель главного врача больницы Леопольд-Беллан и доктор Тереза Мартини, врач той же больницы, изучили и заставили меня внести некоторые уточнения для того, чтобы сделать метод более доступным для европейцев и пригодным для использования при строгом научном контроле в самых тяжелых условиях для исцеления болезней и больных, для которых обычные терапевтические методы не приносят облегчения или дают лишь запоздалые и малоудовлетворительные результаты.

            Целых пятнадцать лет под руководством моих учителей я приводил эксперименты и обучал акупунктуре в наших больницах.

            Акупунктура, еще до недавнего времени не знакомая на Западе, занимает теперь как в научном и медицинском мире Франции, так и в глазах общественного мнения все более важное место. Со времени опубликования моей работы “Очерк настоящей акупунктуры” она стала применяться целым рядом врачей. Открыты консультации по акупунктуре, вот уже в течение нескольких лет с большим успехом работающие в четырех парижских больницах.

            Теперь считается общепринятым, что акупунктура дает быстрые и полные результаты при большинстве функциональных нарушений, которые в большей или меньшей степени не поддаются лечению обычными способами, и что, помимо всего прочего, акупунктура является надежным и могучим помощником в борьбе со страданием и болезнью.

            Пусть эта книга поможет клиницистам применять акупунктуру с еще большим успехом и, основываясь на более точных знаниях, пусть она поможет исследователям быстрее двигаться в нужном направлении и достичь, наконец, полного понимания действия акупунктуры на человеческий организм.

            Ссылки, приводимые в моей работе, относятся к произведениям, считающимся наиболее важными. Ниже приведены соответствующие сокращения.

(Да Ч.) Чжень Цзю Да Чен (Tchen Tscou Ta Tchreng) “Великое совершенство иглоукалывания и прижигания” в 10-ти томах: автор Ян Го СЯнь из Вэй Цзиня; опубликован в период Вань-ли (1573-1620). Ссылки на страницы издания небольшого формата, рисунки которого датируются XVIII веком (Шанхайское переиздание 1926 г.) и которое можно достать, хотя это связано с определенными трудностями; что же касается древних изданий большого формата, то их найти вообще нельзя.

(И Се) Чжень Цзю и Се (Tchen Tsion I Sio) “Легкодоступное изучение иглоукалывания и прижигания” в 3-х томах: автор Ли Шоу СЯнь: опубликован в 1798 г.; издание небольшого формата издано в Шанхае в 1918 г.

(И Че) Чжень Цзю И Че (Tchen Tsiou I Tebe) “Легкодоступное обучение иглоукалыванию и прижиганию”: авторы - группа врачей, опубликован в 1919 г. в Шанхае.

(И С Ж М) И Се Жу Мэнь (I Sio Jon Menn) “Введение в медицинские исследования”, автор Ли Жень; опубликован в 1575 г. Важный трактат по общей медицине. Два тома посвящены акупунктуре.

(Яп.др.) Чжень Цзю Цзин Цюе и ТЯнь (Tchen Tsiou Tsing Tsiue I Tienn) “Медицинский перечень точек и меридианов для иглоукалывания и прижигания”, автор - доктор Тама-Мори но Суке (Toma Mori no Sohse), Токио, 1906 г. Часть текста на японском языке.

(Яп.совр.) Ту Цзе Цзин Цюе Се (Tou Tsie Tsing Tsiue Sio) “Изучение меридианов и точек с пояснениями и рисунками”. Автор - доктор Дадзей-и (Taise I). Токио, 1908 г.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.