На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ (1957 г.)

В своей изящной вступительной статье доктор Мериель, преподаватель клинической медицины Тулузского медицинского факультета, с присущей ему широтой взглядов представил этот грандиозный труд - собрание всех работ автора, изданных как при его жизни, так и посмертно.

            Этот крупный деятель Университета не оказался в стороне от замысла представить Жоржа Сулье де Морана к Нобелевской премии. Поэтому его подпись по праву стоит на этом творении. От имени близких друзей Учителя мы считаем своим долгом прежде всего поблагодарить его за его дружбу и научную смелость.

            Мы считаем себя также обязанными привести здесь некоторые теоретические и практические пояснения, которые, на наш взгляд, помогут многим читателям лучше понять и лучше использовать этот труд. Моя жена, доктор Тереза Мартини, с самого начала была сотрудницей Сулье де Морана в его исследованиях по акупунктуре. Благодаря этому мы получили случайную, но неоценимую привилегию глубже, может быть, чем кто-либо другой, вместе с самими близкими друзьями автора проникнуть в самую суть его замысла.

По этой причине, несмотря на всю деликатность подобной задачи, я обязан и счастлив воздать должное ее заслугам в этом сотрудничестве. Ее экспериментальное мастерство и верное чутье наблюдателя удачно сочетались с полным отсутствием псевдонаучной косности. Путем постепенного накопления случаев из клинической и терапевтической практики она пришла к положительной оценке этого метода, учась постигать акупунктуру, ее возможности и пределы.

            Автор слишком хорошо известен, чтобы была необходимость долго представлять его здесь. Мы лишь вкратце напомним, кем был этот выдающийся человек, ознаменовавший собой целую эпоху.

            Жорж Сулье де Моран родился в Париже 2 декабря 1878 года. Его отец, инженер, участвовал в мексиканской кампании и встретился с его матерью, дочерью эмигранта Французской революции, в Нью-Орлеане.

            Случаю было угодно, чтобы Жорж Сулье де Моран уже в юном возрасте усвоил язык мандаринов с помощью образованного китайца, жившего в доме их друзей - семьи Теофиля Гостье. Эта дружба, без сомнения, повлияла на выбор его жизненного пути. Получив образование у иезуитов на улице Мадрида, он собирался заняться медициной, однако преждевременная смерть отца вынудила его отказаться от этого намерения. В возрасте двадцати лет он был послан в Китай банкирским домом Ленде. Благодаря своим лингвистическим познаниям он очень скоро поступил на службу в министерство иностранных дел.

            Назначенный консулом Франции в Шанхае, он отправился в Юннанфу, где во время эпидемии холеры воочию убедился в том, что больные лучше выздоравливают благодаря иглоукалыванию, нежели от действия медикаментов, которыми располагали в те времена.

            С этого времени он углубляется в изучение как этой новой для европейца терапии, так и истории, искусства и литературы Китая. Его работы в последних из перечисленных областей содержательны и разнообразны, и все же более всего его привлекает акупунктура. Поддержанный доктором П.Феррейролем (P.Ferreyrolles) и нами,  он ставит перед собой задачу перевести те книги по этому вопросу, которые, на его взгляд, представляют наибольший интерес для медиков. Вскоре после своих первых опытов, давших поразительные результаты, он публикует в “La iuense medicale” большую статью по акупунктуре.

 

Доктор Шарль Фланден (Flandin), которому впоследствии удастся заполучить таких крупных специалистов по иглотерапии, как П.Феррейроль и Г.Хубессериан (H ), открывает для него отделение в Биша. Мы также открыли свое отделение в Леопольд-Беллане. Тем временем продолжается экспериментирование, и переводы следуют один за другим. Работ накапливается все больше, и в 1933 году Жорж Сулье де Моран публикует в “Merlure de France” статью по диагностике болезней посредством исследования пульсов. В 1934 году в свет выходит “Очерк подлинной китайской акупунктуры” (“Preus de la iraie acupuncture ilunoise”), а в 1939 и 1941 годах - первый и второй тома “Китайской акупунктуры”, в которых автор излагает свою интерпретацию теории Энергии и манипулирования ею в интересах терапии.

            Благодаря ему акупунктура переживает в это время небывалый подъем. Ему завидуют. Он наталкивается на враждебность определенных кругов, страдает от этого, и все это не проходит бесследно для его здоровья. Однако его вера в акупунктуру придает ему силы довести до конца поставленную перед собой задачу; ему удается завершить свою работу публикацией последнего тома “Трактата о китайской акупунктуре” перед тем, как его поразил удар. Жорж Сулье де Моран покинул нас 10 мая 1955 года.

            Этот обширный трактат, объединяющий все его работы, показывает, скольким акупунктура Запада обязана его интеллекту, его настойчивости, проделанной им громадной работе.

            Писатель, историк, выдающийся синолог, он, повторим, оставил значительное наследие как по истории китайской литературы, так и в области точных наук, являющихся частью культуры этой огромной страны и этой великой цивилизации.

            Когда он рассказал Полю Феррейролю, а затем нам о том, что видел и наблюдал на Дальнем Востоке, мы оказались в числе тех, кто настойчиво просил у него - и это впоследствии принесло свои плоды - отказаться от литературы, чтобы полностью посвятить себя изучению китайских текстов по акупунктуре.

            Именно широта и глубина данного исследования, несомненно, и позволили этой удивительной медицине пустить корни сначала во Франции, а затем и по всей Европе.

            Те авторы, которые до него из любопытства описывали свои наблюдения, донесли лишь некоторые рецепты. По этой причине термин  “рефлексотерапия”, который снисходительно употребляла Медицинская академия, применялся по отношению лишь к подобранным там и сям крохам этой древней терапии, а не к подлинной акупунктуре - такой, какой нас научил Жорж Сулье де Моран.

            Он первый показал нам, что за тысячелетиями тщательных и добросовестных наблюдений возвышается целая философия, одновременно биологическая и метафизическая - философия Жизни.

            Для осуществления этой цели он, полностью сохраняя свою индивидуальность европейца, научился чувствовать и думать почти как настоящий китаец.

            Разумеется, в основе знаний по акупунктуре лежат многотысячелетние наблюдения. Однако человек современной науки отличается от древнего китайского наблюдателя, поскольку то, что извлекал китаец древности из многократного повторения клинических и терапевтических случаев, ни в чем не соответствует нашим теперешним, сугубо рациональным познаниям в математике, физике, химии, даже физиологии.

 

Древние китайцы строили свои рассуждения по аналогии, сопоставляя близкие и далекие по отношению друг к другу факты. Таким путем они создали обширную космогонию, где находит свое выражение связь между вселенной и человеком, обусловленная соответствием их сущности и ритмом существования. Связь между микрокосмом и макрокосмом строится на основе высочайшей из диалектик, диалектике дао (Tao)  с чередованием Ян-Инь, с учетом движения кинетической и даже статической проявленности.

            Если на Западе тщательный анализ привел к выявлению понятия закона в процессе познания, то на Дальнем Востоке благодаря синтезу было сформулировано понятие Символа, что, по-видимому, не менее важно.

            Для Жоржа Сулье де Морана стало очевидным, что, если европейские и близкие к ним специалисты по иглоукалыванию не хотят ограничиться чисто поверхностными результатами, то им следует для обогащения их опыта впитать в себя китайскую традицию, в равной мере проникнутую как символизмом, так и рационализмом.

            Прямые его ученики, а также продолжатели его дела, такие как Эмерит и Шоэн, поняли эту мысль своего учителя и развили ее, способствуя сближению онтогенеза и космогенеза.

            Мы, кроме того, думаем, что из всех современных наук, посвященных человеку, парадоксальным образом сближает китайский симполизм и европейский рационализм эмбриология, для которой, несмотря на ее точную аналитическую направленность, характерен синтез разнородных идей при формулировке выводов. Подобная особенность эмбриологии связана, по-видимому, с филогенетическим и онтологическим слиЯнием пространства-времени внутри оплодотворенного яйца, что напоминает великое золотое яйцо тибетского буддизма. С 1939 года это было наше общее мнение о ныне покинувшим нас выдающимся синологом.

В начале всего, говорил нам он, находится дао. ИЗ этой единственной в своем роде клетки, содержащей части мужского Ян и женского Инь, образуется человеческое существо путем постепенного накопления клеток, число которых достигает шестидесяти триллионов.

Последовательный рост частей эмбриона в определенный момент приводит к дальнейшим функциональным корреляциям развившегося существа.

            Характеризующаяся отсутствием единства и основанная на анализе физиология может не принять во внимание функциональный синтез, но этого не произойдет с проникнутым единством китайским миропониманием, основанным на пространно-временном континууме. Клетки, ткани, системы, индивид являются для нас этапами, определяющими функционирование человеческого тела и разума. Это, несомненно, можно объяснить, приняв во внимание, что целое проявляется в каждой своей части, например, органы - в пульсе, каким бы абсурдным это ни показалось с точки зрения чистой логики.

От клеток бластодермы к тканевой совокупности нейрогаструлы передаются нервные импульсы эктобласта Ян к органам ателье и органам хранения Инь энтомезобласта.

Цикломеризация бытия проявляется на филогенетической стадии возникновения животного и живой флоры. Тысячелетия отделяют ее древнюю хронологию от метамеризации животных систем.

            Трансцендентальная геометрия яйца с обозначениями цикломеров покрывает и пронизывает человеческое тело. Ее строение во всем определяет циркуляцию энергии по направлениям двенадцати меридианов.

            Современные работы Нибуайе (Niboyet) и Брюне (Brunet) служат этому доказательством, свидетельствуя о наличии электрического тока, направленного вдоль точек и линий меридианов, что является единственным функциональным следствием очевидного слиЯния цикломерных элементов.

            Как мы увидим из данного труда, для Ж.Сулье де Морана было большой радостью знакомство с этими показательными и важными данными работ Нибуайе и возможность предсказания результатов Брюне.

Кроме того. бисимметризация тела по срединному разрезу Ду-Мо (Tou-Mo) и Жэнь-Мо (Jenn-Mo) согласуется с метамерическими расположениями сомитов и их рефлексотерапевтическим влиЯнием на функционирование систем, соединяющих органы.

Полярность Ян и Инь, высшая и низшая, внешняя и внутренняя, предыдущая и последующая, составляют конечный набор единых систем индивида.

 

Для Жоржа Сулье де Морана диалектика тела Ян-Инь напоминает западное учение о гомеостазе. Она объясняет саморегулирование, имеющее место между телесными кинестезиями и кибернетическими приказами коры головного мозга и промежуточного мозга. В этих местах, слишком крошечных для того, чтобы их можно определить, где по мнению Бована (Boven), происходит связь глубин души с сущностью химических элементов, проявляется символизм и двуединый синтез, причем эта двойственность ничуть не менее сомнительна, чем двойственность волны-частицы.

            Образованному китайцу древности, так же как и современному западному ученому, любящим осторожные, тонкие и созидательные парадоксы, становится ясным, что реальное является не противоположностью, а лишь небольшой составной частью воображаемого.

            Чтобы правильно понять Ж.Сулье де Морана, надо принять во внимание наличие у него этих идей, когда он говорит нам об Энергии и когда дополняет традиционные представления своими собственными открытиями; поэтому после его работ уже нельзя рассматривать акупунктуру как некоторую совокупность методов, а нужно считать ее ответом на “физиологию общего”, отличным от нашего.

            Неоценима заслуга Ж.Сулье де Морана, внесшего огромный вклад благодаря своим высококвалифицированным и точным переводам, многочисленным и тщательно отобранным библиографическим источникам, личному опыту лечения больных. Он смог таким образом передать нам акупунктуру на высшей ее стадии и, следовательно, высшей степени эффективности в более общих рамках китайской терапии.

            Мы приведем в качестве примера часть библиографии, к которой он обращался и которую постоЯнно цитировал:

à       И Се Жу мэнь (Sio Joumenn): “Введение в медицинские исследования” (1975).

à       Чжень цзю да Чен (Tchenn tsiou ta Tchzeng): “Великое совершенство иглоукалывания и прижигания” (1573-1620).

à       Цзе Юань (Tsze inann): “Медицинская энциклопедия”.

à       Чжень цзю и Чжи (Tchem tsiou itche): “Легкодоступное обучение иглоукалыванию и прижиганию” (1919).

à       Чжень цзю И Се (Tchenn tsiou i Sio): “Легкодоступное изучение иглоукалывания и прижигания” (1798).

            Ряд авторов, например, Шамфро (Chamfrault), также заинтересовавшись историей акупунктуры, рассмотрели затем с большим знанием дела различные стороны и различные теории этого китайского метода.

 

Справедливости ради следует, вслед за Шамфро, сказать, что китайская теория пульсов или меридианов не отмечалась и даже не принималась некоторыми китайскими медиками различных эпох.

            Но не надо забывать и о том, что, какой бы интерес ни представляла западная медицина во времена Мольера, например, терапия (некоторые сведущие авторы, например Ашнер (Aschner), дают еще советы по этому поводу), ее нельзя сравнивать с обладающей широкими возможностями современной наукой. В обоих случаях сохраняется та же иерархия; существует, по крайней мере для каждого из них, свой, хронологический, порядок.

И потом, мы не должны забывать и не забудем, что на основе изучения соответствующих текстов Ж.Сулье де Моран в течение четверти века проводил длительные наблюдения на тысячах больных, сочетавшиеся с очень строгим медицинским контролем, проводившимся доктором Терезой Мартини.

            Надо было видеть его у койки больного, чтобы почувствовать в этом человеке сочетание или, скорее, сплав двух разнородных учений: французского картезианства и даосской диалектики. Когда он оперировал или проводи наблюдения, он размышлял и действовал скорее как китаец, чем как европеец. Вот почему этот удивительный человек смог не только обнаружить, объяснить или подтвердить те или иные конкретные факты, но и совершить подлинные открытия.

            Некоторые читатели, и в особенности некоторые специалисты, с осторожностью воспримут утверждения относительно значения, которое он придавал тем или иным точкам, относительно открытия некоторых новых видов пульсов или ряда метанаучных корреляций. Ж.Сулье де Моран соединил в себе временный этап современной физиологии с определенными древними значениями об акупунктуре.

            Будучи высококвалифицированным литератором, он был также великим самоучкой и не профаном в физиологии. Благодаря своим гениальным исследованиям общего характера он уточнил физиологические данные, имевшиеся к 1949 г,, своими убедительными наблюдениями, представлявшими собою смесь точных сведений и блестящих догадок. Он обдумал и прочувствовал столько возможных связей, что остается лишь удивляться результатам, на первый взгляд не представляющим сложности для их  опытной проверки. При всем этом можно наверняка считать обоснованными ряд утверждений, какими бы парадоксальными ни оказались выражения, выбранные для передачи сделанных наблюдений. Создается впечатление, что следует не отвергать его утверждения, а дополнять приводимые им данные, и по мере развития современной физиологии продолжать исследования в намеченном им направлении, тем более, что на Западе быстро происходит развитие научных представлений в сравнении со статичным положением китайских представлений. Но мы убеждены, что значительная часть приводимого им материала сохранит ценность и в будущем.

Мы сочли, что сделанным нами замечания окажутся полезными для специалиста, принимающегося за чтение данной книги с целью использования ее для повседневной практики в области акупунктуры или с целью применения полученных сведений в случае необходимости.

Трактат состоит из пяти томов.

1-й том посвящен Энергии (точки, меридианы, циркуляция);

2-й том - манипулированию этой Энергией;

3-й том - физиологии;

4-й том - меридианам, точкам и их признакам; и, наконец, 5-ый  том посвящен болезням и их лечению.

 

В 1-м и 2-м томах рассмотрены общие положения и китайские традиционные взгляды. Они содержат последние исправления автора. Не приводятся лишь китайские указатели.

            В 3-м томе, подвергавшемся автором переработке вплоть до самой его смерти, сделана попытка сближения Запада и Востока. Этот том представляет собой синтез работ Ж.Сулье де Морана по физиологии энергии и содержит данные, которые, несомненно, вызовут удивление, но у любознательного читателя появится стремление к знанию, проверке и применению полученных сведений.

            4-й и 5-й тома содержат чисто практические сведения, и в них делается попытка тесно связать китайскую традицию с европейской мыслью. Видеть в них лишь практические рецепты - значит заранее обречь себя на неудачу. Их основное значение заключается в установлении необходимой диагностики по китайскому образцу.

            3, 4 и 5-й тома, опубликованные через пятнадцать лет после первых двух, были просмотрены г-жой Мартини, так как автора уже не было в живых и он не мог представить свой труд в окончательном виде. Эта работа была выполнена с удивительной тщательностью и согласно намерениям самого автора, в свое время поведавшего их г-же Мартини.

            Так, вопреки тем выводам, которые можно было сделать на основе первых работ автора, было подтверждено действие правой ветви меридиана селезенки-поджелудочной железы на селезенку.

            Приведенные в 4-м томе рисунки являются плодом трехлетней работы и отвечают пожеланиям Ж.Сулье де Морана. Читатель, возможно, будет удивлен тем, что скелеты и мускулы приводятся в несколько необычном виде: автор умышленно не приводит те части, которые не касаются рассматриваемых вопросов. Ветви меридиана мочевого пузыря, расположенные рядом с крестцовой костью, не соединены с управляющими сосудами, как их и рассматривал автор. И наоборот, некоторые “чудесные точки”, в соответствии с идеями автора, соединены с меридианами (см. вступление к 4-му тому). Поразительно, что аппарат Брюне и Гренье (Grenier) уже позволил подтвердить некоторые парадоксальные на первый взгляд гипотезы Ж.Сулье де Морана.

Некоторые “чудесные точки”, о которых говорилось в 5-м томе, не упоминались в 4-м томе. Они были добавлены с учетом данных других рукописей (в частности, рукописи, которая должна была служить в качестве словаря и в которой приводятся точки в алфавитном порядке).

            Чтобы читатель мог лучше понять способ мышления автора, надо иметь в виду, что он постоЯнно стремился к уточнению как традиционных взглядов, так и  результатов своих собственных исследований.

 

Приведем пример, позаимствованный нами из 5-го тома.

Искривление позвоночного столба:

Цзе-юань (Tsze-iuann) сустав Ю-ля (Iu-leou). Искривление позвоночного столба. ИСЖМ  VI, с, 16; только что родился ли начавший сидеть слишком рань и т.д.

Да Ч., VI, c. I укол в ЛЯнь-цюань (Lienn-tsiuann) или в Цюань-цзяо (Tsiuann-Tsiao), или в Жу-чжун (Jou-tehong) может вызвать искривления.

Юй-цзи (Ju-tsi) (меридианы почек) выправляет их.

Яп.: искривление позвоночника: Кунь-лунь (Kraun-Loun), Цзин-гу (Tsing-Kou) (меридиан мочевого пузыря).

 И се, I. с.5 отклонение (лю (leou), кифоз):  не выравнивает: Цюй-чи ( Tsiou-tchre) (меридиан толстой кишки) укрепить, Сюань-Чжун (Siuann-tchong) ( меридиан желчного пузыря) рассеять.

Ж.С. де М: поясница, отклонение вперед, поясничный изгиб позвоночника (лордоз): подумать о большом Псоас (Psoas), рассеять у Ян-шэ (Iang-Che) (меридиан печени). и чжи, с. 43: искривленная поясница: не может восстановиться:

Жень-чжун (Choe-Keou) (сосуд управления).

            Данное предисловие, может быть, слишком затЯнутое, было бы, однако, неполным, если бы, заканчивая его, мы бы не воздали должное сыновнему чувству Невилл и Эвелин Сулье де Моран, которые вместе с г-жой Ж.Сулье де Моран по мере своих сил содействовали публикации великого труда их отца и супруга, кончина которого является для всех невосполнимой утратой.

            Мы должны также выразить свою признательность Ж.Лафиту, который согласился осуществить издание трактата, несмотря на все трудности, связанные с этим научным памятником.

 

Доктор Марсель Мартини,

 Профессор института Антропологии,

Бывший главврач больницы Леопольд-Боман,

Президент общества по психологии и физиологии

 


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.