На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Никитин С.А. Терапия системных состояний

 

Общие положения
Есть различные подходы к рассмотрению здоровья человека. Вам предлагается подход, соответствующий понятию интегральной медицины. Хотя сам термин, обозначающий данный раздел медицины, появился не так давно, соответствующий взгляд на здоровье человека нельзя назвать новым. Ибн Синна, Ней Цзин, Гален и многие другие источники сообщают нам о ровно таком же подходе. Впрочем, не исследуя вопрос исторических предрасположенностей, отметим, что данный подход основан на системном рассмотрении всех взаимосвязей, возникающих в организме человека, как больного, так и здорового и предполагает проведение диагностики и терапии, исходя из возможного комплекса этих связей. Еще Пирогов отмечал, что если мы можем наблюдать какое-либо локальное проявление болезни - болезни любой части человеческого организма, то следует говорить о болезни организма в целом.
В наиболее очевидном и явном варианте данный подход наиболее целесообразен для исследования тех заболеваний, которые в современной медицине традиционно именуются системными - астма, диабетические проявления, онкологические проявления. В этой работе мы более подробно остановимся на рассмотрении конкретных клинических подходов исследования «диабетических состояний». Кавычки здесь поставлены вполне сознательно, поскольку данный комплекс патогенных изменений в организме человека затрагивает значительно большие зоны, чем проблемы эндокринологии, но уж как повелось, мы будем именовать данное состояние по совокупности соответствующих наиболее ярких проявлений. В данном случае следует говорить о так называемой эндокринной недостаточности.
Во-первых: рассмотрим само понятие «эндокринная система». Не останавливаясь на описании анатомических и функциональных специфик, которые вполне достойно исследованы в традиционных трудах, отметим, что так называемая эндокринная система является частью, или, точнее, входит в систему иммунитета. Под иммунитетом здесь и далее мы будем понимать систему поддержания гомеостаза организма во всех ее специфических особенностях. Таким образом, в понятие иммунитета будут включаться функции поддержания равновесия (баланса) как внутри организма человека, так на уровне его взаимодействия с различными проявлениями внешней среды в физическом, функциональном или психическом смыслах.
Во-вторых: мы будем проводить исследование, исходя из так называемого этиологического принципа, в основе которого - необходимость исследовать как саму причину заболевания, так и механизмы ее развития и распространения по органам и системам конкретного человека.
Таким образом, понятие «диабет» превращается в систему определенных представлений о схемах и механизмах возникающих в организме пациента патогенных процессов. Предполагается, что соответствующее снижение функции поджелудочной железы явилось не первопричиной, а лишь следствием развития определенного патогенеза, в результате которого мы имеем ту клиническую картину, которая именуется «диабет». Здесь следует оговориться, что сам термин «диабет» не слишком подходит для данного исследования, поскольку он объединяет целую группу заболеваний, единственной общностью которых является снижение функции поджелудочной железы, причем, не в начале, а лишь в конце развития патогенных процессов. То, что пациент обращается к врачу именно с этим «заболеванием», говорит не о его начале, которое, как правило, этиологически может быть отмечено не менее чем за 8-10 лет до обращения, но лишь о переходе заболевания в ту фазу, которая делает его столь же острым, сколь и хроническим.
Последнее весьма странное замечание легко определить: острым данное состояние можно считать по яркости страдания пациента, а также по непереносимости его без соответствующего медицинского вмешательства. «Хронизм» данного состояния легко определяется временным промежутком его развития. Согласитесь, что развитие заболевания в течение 8-10 и более лет легко позволяет отнести его к классу хронических состояний. Поэтому мы легко переходим к представлению о том, что первое обращение пациента по данному поводу всегда соответствует ситуации «обострения хронического состояния».
Подход к диагностическому исследованию
Все методы и взгляды на проведение диагностического исследования основаны на тех положениях, которые мы уже рассмотрели выше. Итак, при обращении пациента с диагнозом «диабет», мы с вами ясно представляем, что мы совершено ничего не представляем о его реальном состоянии. Реальная оценка состояния заключается в исследовании в максимально полном объеме обменных процессов, функций органов и систем, психики данного пациента. Естественно, что ни его диагноз, ни карта его заболевания не дают нам необходимой полноты информации. При этом «карта больного» может дать нам больше информации, чем его клинический диагноз.
Итак. Любое клиническое исследование следует начинать с анализа анамнеза личного и семейного. Как известно, «диабетические состояния» можно отнести к разряду «наследственных». Однако наследование происходит не прямым образом, но является как бы предрасположенностью пациента к данному типу заболевания. При этом имеется в виду, что речь идет о классическом случае, таким образом, что данного рода «наследственность» как бы снижает нашу ответственность за здоровье пациента. Раз папа с мамой болели, так что ж теперь. Это плохо. Притом, очень плохо. Обычное восприятие наследственности ставит на пациенте некий признак отягощенности, который обычно воспринимается как невозможность излечения. Это плохо. Притом, очень плохо. Основой любой терапии всегда является желание пациента излечиться, которое абсолютным образом невозможно без его уверенности в возможном благоприятном исходе, т.е. в выздоровлении.
Поэтому, первым и основным фактором диагностического исследования и дальнейшей терапии является установление вашего психологического контакта с пациентом. Следует иметь в виду, что все возможные методы терапии, даже самые мощные, направлены на активизацию и мобилизацию аутоиммунных функций. Во всяком случае, без подобного рода мобилизации говорить о возможностях любой терапии просто не представляется возможным. В этом случае медицина очень легко переходит на поддерживающий вариант, формула которого легко определяется тем, что не имея возможности провести восстановление функций органов и систем, мы пытаемся их поддерживать на каком-то определенном уровне за счет внешних воздействий , не думая о том, что данного рода внешняя поддержка является тем «костылем», использование которого приводит к постепенному затуханию или атрофии функций, которые мы замещаем.
Таким образом, дальние и могучие последствия замещающей терапии состоят в дальнейшем развале организма пациента. Другой вопрос - является ли это единственно возможным. Во всяком случае, замещающая терапия может являться тем последним вариантом, который предполагает отказ медицины от надежд на выздоровление пациента и переключению внимания на поддержание в работоспособном состоянии остающихся функций организма.
Тем не менее, практически во всех случаях, следует говорить о возможности полного исцеления. И древние трактаты, и современные исследования подтверждают практически необъятные возможности человеческого организма к самовосстановлению и регенерации. Если у пациента была ампутирована конечность, она, конечно же, не отрастет заново - вполне вероятно просто лишь потому, что некие законы природы предполагают, что жить можно как бы и без этого. Однако, органы и системы, функции которых связаны с ежесекундной ответственностью за жизнь организма, обладают повышенными регенеративными способностями. Здесь следует иметь в виду, что на вопрос почему мы не наблюдаема активного самовосстановления организма, ответ столь же очевиден: в ранних фазах любого заболевания, когда именно эти механизмы поддерживают организм в стадии органической, физической и психической компенсации, мы этого не наблюдаем просто потому, что не наблюдаем. Поскольку наблюдаем мы лишь фазу, когда пациент обращается сам. А это либо острый случай, либо, как в нашем варианте, обострение хронического состояния. Но для острых и хронических состояний характерно то, что само их появление является следствием иммунных декомпенсаций, которые носят весьма устойчивый характер, главным признаком которых является то, что организм пациента уже не способен самостоятельно полностью поддерживать гомеостаз и нуждается в соответствующей терапии.
Если терапия придет вовремя, то следует говорить о возможности полного восстановления. Здесь, безусловно, встает вопрос о фазах обратимости, т.е. до какого момента мы можем восстановить жизнедеятельность организма полностью, а после какого - нет. Однако, и древний опыт, и современные исследования постоянно отодвигают эту границу, при этом совершеннейшим образом не фиксируя ее на каждый конкретный момент. Это легко понять и, кстати, поддержать, поскольку все человечество, и каждый человек в отдельности заинтересованы в максимальном продлении собственной жизни. Поэтому, отношение к данному «пределу обратимости» определяется ровно так же, как и к пределу жизни: принципиально он, безусловно, существует, но торопить не следует. Вселенная конечна, но безгранична или «не рой яму другому, сам в нее попадешь». Последний, фольклорный, элемент имеет прямое отношение не к медицинской тактике и стратегии, и даже не к медицинской этике, а к некоей профессиональной защищенности от сопутствующих патогенных факторов. Медицина вообще и каждый врач в отдельности не имеет права отнимать у пациента надежду на исцеление (глядишь, и самому пригодится), но всячески должна поощрять в себе и в своем пациенте «фактор надежды».
Не следует путать «фактор надежды» и «некие гарантии»». С точки зрения психологии, этики и практики медицины при любом заболевании, сколь бы ни было легким на первый взгляд состояние, излечение не может быть гарантировано. При любом сколь бы ни было тяжелом состоянии, на исцеление следует надеяться. Надежда на исцеление - это тот психологический постулат, начинать без которого любую терапию, и особенно терапию системных состояний, категорически не следует.
Для пояснения данной ситуации рассмотрим следующий сюжет. Сегодня нет никаких данных, которые могли бы однозначно подтвердить или опровергнуть сам факт возможности полного исцеления человека, патогенез которого развился до самых глубоких фаз, что мы обычно имеем при тяжелых системных заболеваниях, таких, например, как астма, диабет, онкология. С другой стороны, имеются случаи так сказать «чудесного» исцеления, когда происходит полное выздоровление больного, причины которого современная медицина не описывает. Таким образом, решение данного вопроса (о возможности исцеления) относится на усмотрение лечащего врача.
Обычно, к сожалению, врач, руководствуясь «некими традиционными взглядами» на пути развития заболевания, выносит приговор своему пациенту, исходя из соображений «что обычно бывает именно так». При этом приговор выносится не только пациенту, но и самому врачу и медицине в целом. Медицина не может подписывать приговоры, поскольку ее задачей является стремление к полному исцелению. Все развитие медицинской науки - исследование новых методов, создание новых препаратов, различные клинические исследования - безусловно, движутся именно в этом русле, но почему-то по отношению к определенным больным и определенным заболеваниям все это меняется.
Медицина всегда стремится к полному излечению - это ее кредо или направляющая движущая сила всего ее развития, без которой она становится не только не нужной, но еще и вредной, что, как вы знаете, часто и случается.
Итак. Первым требованием к началу исследования системных состояний и в частности диабета является требование к надежде врача и пациента на полное выздоровление. Вторым требованием является доверие пациента к своему врачу. Здесь мы предметно исследуем «требование к психоаналитической подготовке» врача перед началом исследования. Однако каждый врач-практик знает, что без контакта с пациентом дела всегда идут плохо. И данный тезис всегда гарантирован.
Как же добиться доверия пациента к своему врачу? Эта ситуация состоит из нескольких моментов. Во-первых, само собой разумеется, клинический опыт врача, его так сказать известность, создает благоприятную почву для доверия, но что делать тем, у кого нет соответствующего опыта и регалий? Всякий профессиональный опыт с чего-нибудь начинается. Ответ как всегда прост. На самом деле фактор известности не является определяющим для достижения необходимого психологического контакта между врачом и пациентом.
Прежде чем рассматривать механизм или методику данного контакта, давайте подумаем, чему он должен служить. В нашем с вами случае он может служить всего лишь одному - мобилизации всех внутренних сил пациента на исцеление. Здесь нам с вами придется рассмотреть ситуацию, которая в обычной практике воспринимается вплоть до обратной и имеет прямое отношение к проблемам медицинской этики. Для того чтобы мобилизовать пациента на исцеление, он должен стать одним из участников этого процесса - процесса лечения. Врач в известном смысле должен лишь всячески помогать ему, пациенту, его организму, его иммунитету и т.д. направить все свои силы на путь выздоровления. В этом случае пациент сам является одним из участников данного процесса, для чего должен быть хорошо информирован.
При этом обратим внимание на то, что правильная информированность делает пациента активным участником процесса излечения, сторонником врача вплоть до его «сподвижника». Естественно, между «сподвижниками» всегда существует определенное доверие, без которого невозможно ни совместное действие, ни взаимопонимание вообще. Здесь мы сталкиваемся с проблемой, когда в наиболее тяжелых случаях, в тех случаях, когда без помощи пациента просто не обойтись, медицина всячески скрывает от него реальное состояние дел. При этом пациент всегда «в курсе своих перспектив», безусловно, без клинической конкретики, которая ему, кстати, и не нужна. Тезис о том, «что он в курсе» подписывает ему приговор, поскольку, при подобной ситуации иных предположений невозможно.
Понятно, что благоприятные перспективы всегда излагаются, а скрываются лишь негативные. То, что пациент всегда в курсе ситуации, легко объяснить тем, что ни один из медицинских работников никогда не проходит «краткосрочных курсов актерского мастерства», да и как говорится, «шила в мешке не утаишь». Однако подобного рода ситуации являются скорее правилом, чем исключением.
Методически для поддержания необходимого контакта с пациентом нужно по возможности подробно и корректно знакомить пациента как с результатами диагностического исследования, так и с планируемым эффектом от терапии, создавая таким образом у пациента установку на излечение вообще и достижение конкретных результатов даже от одного сеанса терапии в частности. В этом случае весьма благоприятно использовать так называемый групповой метод. Знакомить его с пациентами, которые в той же ситуации достигли ощутимого прогресса. Если такого пациента нет, вам придется его смоделировать или, попросту говоря, придумать.
Такого рода подход является не столько «жульничеством», сколько требованием предварительной психологической подготовки пациента. Грань возможных «выдумок» находится только лишь в формировании надежды на исцеление. Любые гарантии - «я гарантирую, я обещаю и т.д.» не только этически не допустимы, но и психологически крайне вредны, поскольку вместо мобилизации сил самого пациента, они снимают с него всякую ответственность и перекладывают ее на плечи врача, «который пообещал выздоровление». Поскольку обещание выздоровления, как и всякие гарантии, не соответствует реальности. Эффект от такого подхода вполне очевиден. Пациент, что называется «не напрягается», а его врач при этом «откровенно врет». Как говорится, «хороша компания». Мы специально обращаем ваше внимание на аспекты психологического контакта между врачом и пациентом просто потому, что современные исследования показывают абсолютную необходимость данной ситуации при исследовании системных состояний, не ставя вопрос о взаимной важности тех или иных методов терапии, т.е. какой вклад в исцеление вносит описанная психотерапия, гомеопатия, аллопатия и т.д., отметим еще раз, что описанная психологическая подготовка пациента является обязательной в комплексе терапевтических методов. Таким образом, не исследуя вопроса «о процентах значимости» психокоррекции во время всего курса терапии по отношению к другим терапевтическим возможностям, отметим, что без психокоррекции о благоприятной направленности терапевтического курса говорить просто не стоит.
Два метода диагностического исследования
Текущая работа посвящена исследованию системных состояний, а поскольку конкретные методики диагностики и терапии, т.е. конкретную клинику мы будем давать по эндокринологии, то, следовательно, последняя и является предметом ее исследования. Как вы уже поняли, все методы, описываемые в общем разделе, применимы для любой клиники вообще. Что касается системных состояний, то при той сложности, которую они представляют для диагностики и терапии, данный подход может существенно расширить ваши возможности в плане получения реальных позитивных результатов. Поскольку, сложность клинического случая такова, что без данного подхода «просто никуда». Таким образом, все вышесказанное относится к проблемам диагностики вообще и наиболее эффективно, т.е. может дать значимые и показательные результаты именно в случае эндокринологической клиники.
Итак. Существуют принципиально два подхода при проведении диагностического исследования: так сказать эмпирический и аналитический. Под эмпирическим подходом понимается вариант, при котором при первом обращении пациента мы проводим полномасштабное диагностическое исследование с использованием всех возможных методов и средств. Данный подход базируется на представлении о том, что чем больше мы соберем информации, тем легче нам будет разобраться в состоянии пациента. Что не всегда так. Скоре даже всегда не так. Проведение любого исследования требует ясного представления о том, что мы от него ждем еще до его начала. Таким образом, еще до начала исследования мы должны составить некие предположительные представления о состоянии пациента, а цель лабораторных исследований будет состоять в подтверждении или наоборот опровержении наших предположений.
Первый вариант «фронтального» исследования или «исследования на всех фронтах» недвусмысленно предполагает полное отсутствие каких-либо предварительных заключений. Некий разговор о том, что любое исследование проводится всегда с конкретной целью, мало реалистичен, поскольку в сложных ситуациях пациента легче отправить на исследование по принципу «там видно будет», чем пытаться с самого начала понять его клиническую картину. Что говорится «жизнь жизнью» - и это не проблема. Поскольку задача данного раздела нашего исследования и состоит в определении возможности и механизмов диагностического исследования, оптимального для данной ситуации.
Аналитический вариант соответствует тому, что по всему комплексу собранных материалов - анамнез, опрос и т.д. нам необходимо максимально ясно представить себе картину и сделать предварительные заключения о возможных путях развития патогенеза. Тогда дальнейшее лабораторное исследование уточнит наше предположение. Кстати говоря, в том материале, который собирается после «фронтальных исследований» гораздо проще закопаться, чем разобраться. Во всяком случае, если эти исследования проводятся для того, чтобы выиграть время на обдумывание ситуации, то это опасный шаг. Проводимые массированные при этом весьма дорогостоящие и требующие больших затрат времени исследования неизбежно приведут к ситуации, когда пациент «вывалив» все их результаты вам на стол, может легко потребовать соответствующих объяснений.
В этом смысле отличие интегральной медицины, которая основывается на многовековом опыте от «классического варианта» состоит буквально в том, что методы интегральной медицины предполагают прежде всего аналитический подход, состоящий в анализе состояния пациента на основе той многовековой клинической базы, которой они располагают. Классический вариант как вариант более юный, не имея соответствующего клинического опыта, составляет всю свою надежду на мощность лабораторного анализа. Но, как говорится, лаборатория лабораторией, а пациент - пациентом. И общаться с ним придется именно лечащему врачу. Вниманию которого и предлагается данная работа.
Основу аналитического подхода составляют определенные представления о возникновении и развитии данного патогенеза. Речь идет не о групповой классификации в отношении органов и отдельных систем, но о механизме рассмотрения патогенеза как целостного явления.
Эндокринная недостаточность
Итак. Рассмотрим возможные варианты исследования в отношении эндокринной недостаточности. Возможно, с самого начала многим покажется странным сам подход, поскольку термин «эндокринная недостаточность» требует дополнительных пояснений. Любой анализ основан на предположении о том, что развитие исследуемого патогенеза основано на определенных, если хотите, типовых схемах, объединяющих заболевания, которые при всех различиях внешней симптоматики имеют одну общую основу.
Общий анализ
Общие основы заболеваний позволяют реализовать в качестве первого этапа исследование общих методических основ их возникновения. Именно поэтому все, что касается эндокринологии, относится к разделу эндокринной недостаточности. Как мы с вами уже определили, эндокринная система является составной частью иммунитета в целом. Иммунитет как система поддержания гомеостаза никогда не превышает уровня внешнего воздействия - поэтому все заболевания можно рассматривать как определенное утомление защитных функций, будь то организм в целом либо како-то орган или система в отдельности.
Таким образом, «иммунитета не бывает много», его бывает «только мало». Если рассматривать патогенез эндокринной системы с этой точки зрения, то легко предположить, что к моменту развития эндокринной недостаточности у пациента должна наблюдаться ярко выраженная тенденция к снижению иммунитета в целом. Снижение иммунитета приводит к повышенной заболеваемости, а также к развитию процессов снижения функций всех органов и систем. Последнее заявление о снижении функций должно быть соответствующим образом прокомментировано. Поскольку интуитивное понимание того, что снижение иммунной функции вызовет процессы деструкции в организме человека, хорошо поддается интуитивному восприятию. Однако клинический аспект требует неизбежных пояснений.
Данное утверждение основано на механизмах поддержания иммунитета или на механизмах иммунного регулирования. Независимо от того, какая часть иммунитета будет задействована, независимо от объективных сложностей и многоплановостей всего механизма иммунного регулирования, выражаться он будет в итоговом виде всегда в одном: в соответствующем повышении или понижении уровня регулирования органов или систем. В буквальном смысле при возникновении какой-либо патогенной ситуации в организме человека, иммунная система способна принимать и реализовывать собственные механизмы коррекции, которые будут всегда выражаться в соответствующей стимуляции определенных органов и систем, либо снижением уровнем их функций.
Учащенное сердцебиение, учащенное дыхание после физических упражнений является следствием регуляторной функции иммунной системы в ответ на новые условия деятельности организма. Так и при возникновении патогенных процессов мы можем наблюдать ту же картину. Вы можете сказать, что речь шла о снижении функции, а пример приведен как раз-то обратный. Напротив. Именно снижение уровня иммунной защиты требует для компенсации повышенной активности органов и систем, если это не касается хроники, для которой характерно снижение функций, но уже за счет «износа» элементов организма, которое всегда выражается в органических изменениях соответствующих органов и систем.
Поэтому, у молодого здорового человека после выполнения комплекса упражнений может наблюдаться повышенная сердечная деятельность, повышение давления и т.д. А вот у пожилого человека после попытки выполнения того же комплекса упражнений может не наблюдаться никакой тоничности органов и систем вообще. Организм может не выдержать.
Полное исследование развития столь сложного патогенеза невозможно в одной работе вообще, а уж в этой работе в частности, в связи с ее объемами. На данный момент исследования нам необходимо более точно определить сферу исследуемых процессов. В дальнейшем анализ клиники и рекомендуемые схемы терапии будут рассчитаны на «обычное протекание» диабета - пожилой возраст, хроническое протекание заболевания, при котором можно говорить о той или иной степени компенсации. Для зрелого возраста и, особенно для юношеской возрастной группы необходимо вносить определенные коррективы. Сейчас здесь мы можем отметить, что при той же общей картине состояния - иммунная депрессия и т.д. - динамика заболевания будет более высокая с возможными яркими кризисами ухудшения - «осложнения» на различные органы и системы. В детском и юношеском возрасте динамизм данных состояний может быть столь высок, что может легко вызывать яркие обострения с опасностью для жизни пациента. Поэтому весь комплекс предлагаемой в дальнейшем терапии следует дополнять мерами по недопущению обострений - возникновения гиперактивных состояний в органах и системах.
Возрастная группа - пожилые
Кстати говоря, у женщин в этот смысле можно ориентироваться на возраст 49 лет, у мужчин - 56. Частое возникновение и обвальное развитие диабета у мужчин около 50 лет или сразу после этой цифры следует относить к раннему старению - указанная шкала лет определяет возраст биологический, соответствующий определенной динамике иммунных защитных механизмов. Различие между «паспортным» возрастом и возрастом биологическим определенным образом соответствует величине снижения защитных функций - иммунодепрессии, под влиянием различных аспектов личной и социальной жизни пациента. Надо иметь в виду, что к детям это относится также, однако, это тема отдельных исследований.
Таким образом, для «традиционного» варианта диабета или, шире, различных вариантов эндокринопатий мы будем заведомо иметь иммунодепрессию, утомление органов и систем с развитием процессов дегенерации в органных фазах, снижение сердечной деятельности, снижение деятельности легких, атеросклероз и т.д. В общем виде мы имеем дело не столько с отдельным заболеванием, сколько с «износом» организма в целом. Поскольку эндокринная система напрямую связана с функцией регулирования деятельность органов и систем «срыв ее деятельности» является причиной постепенного развала организма до уровня, при котором эндокринная система уже не способно поддерживать гомеостаз. Развитие патогенеза или точнее переход его в новую фазу определяется тем, что вследствие предыдущей перегрузки эндокринной системы в ней первой возникает «срыв функций». Таким образом, обвальный характер патогенез приобретает в соответствии с резким снижением функций одного из элементов эндокринной системы - поджелудочной железы.
Данные общие представления предполагают:
Поскольку обвальный характер патогенез приобрел в связи с дисфункцией поджелудочной железы (эндокринная система в общем), которая была вызвана хроническим характером снижения функций организма в целом, то терапией на исцеление можно считать терапию, которая направлена на нормализацию функционирования органов и систем.
При проведении такой терапии будет постепенно снижаться нагрузка на эндокринную систему со стороны других органов и систем, что создаст благоприятные условия для восстановления ее собственных функций. На окончательном этапе излечения можно проводить терапию, направленную на стимуляцию собственно функций эндокринной системы.
Из чего следует:
Проводить первоначальную терапию на стимуляцию эндокринной системы категорически запрещается. При данной схеме развития патогенеза она является наиболее «напряженным» элементом. Соответственно, проводится поддерживающая терапия на повышение функций органов и систем.
Характер патогенеза, особенно, если имеются органические фазы в каких-либо органах и системах, не дает возможности проведения активной терапии с повышенной силой воздействия - терапия должна носить щадящий, мягкий характер.
Проводить стимуляцию собственно эндокринной системы столь же не желательно, сколь и опасно в связи с повышенной степенью дегенерации ее собственных функций. Лучшим вариантом является проведение терапии по первым двум пунктам с наблюдением за характером поведения эндокринной системы. Даже самый мягкий вариант стимулирующей терапии собственно эндокринной системы следует проводить только в случае начала восстановления ее функций.
Частная диагностика
Если общие наблюдения дают возможность не только разобраться в ситуации, но и создать определенный курс терапии, возникает вопрос о необходимости частной диагностики. Тем не менее, необходимость проведения частной или специальной диагностики основана опять-таки на механизмах иммунокоррекции или более точно на механизмах компенсации. Представим себе ситуацию, когда один из органов начинает снижать функцию своей деятельности в связи с утомлением или износом. Иммунитет пытается первоначально компенсировать ситуацию за счет повышения активности работы самого органа - как бы повысив «уровень его регулирования». Но в связи с изношенностью орган не имеет возможности более интенсивного функционирования. В этом случае иммунитет пытается «выправить» ситуацию за счет работы других органов и систем. Возникают так называемые механизмы опосредованной регуляторной компенсации. Опасность состоит в том, что на фоне общего снижения функций органов и систем, которое определяется иммунодепрессией, могут появиться органы или системы в гиперактивном состоянии. Гиперактивность выражается в повышенном уровне функционального регулирования. Данная ситуация необходима организму для компенсации негативных последствий, возникших в организме в результате того, что «один орган вообще плохо функционирует». Однако можно предполагать, что и эти органы, которые могут временно повысить свою функциональную нагруженность, тоже находятся не в лучшем состоянии. Они уже предварительно утомлены и изношены и способны лишь на временную активизацию. После чего срыв наступает и в этом органе.
Эта теоретическая картина весьма совпадает с реальным наблюдением «обвального шествия диабета по организму», особенно в отношении начального периода, когда пациент буквально через 3 месяца после того, как в моче был впервые обнаружен сахар, переходит на инсулин. Любой опытный эндокринолог скажет вам, что этот период является самым тяжелым, поскольку возникает масса так называемых осложнений в области сердца, сосудов, почек, кожи и т.д. При этом аллопатические препараты, как правило, не компенсируют пациента, и уже через 3 месяца ему предлагается переход на инсулин. Это, конечно же, случай крайний, да простят меня эндокринологи, специфика заболевания гораздо шире, однако, мы рассматриваем случай повышенной тяжести просто потому, что все остальные варианты вполне соответствуют схеме исследования, однако, они легче и в плане диагностики и в плане терапии.
Следовательно:
При проведении специальной диагностики необходимо исследование уровня регулирования функций органов и систем, а так же исследование органики. Одним из уникальных методов, который дает возможность провести это исследование, является методика Фолля, которая позволяет провести диагностику функционального состояния и органных фаз органов и систем человека, имея в виду самые ранние фазы патогенеза - первичные отклонения в функционировании, а так же развития всех дальнейших фаз заболевания. Поскольку методика терапии будет рассчитана на стимуляцию органов и систем, то даже при самом мягком характере ее проведения, необходимо выявить «опасные» моменты, в число которых входят органы и системы с наличием гиперфункции.
Именно эти органы находятся в состоянии наибольшей опасности, поскольку те органы, что «уже» плохо функционировали, компенсируются за их счет. «Срыв» же этих, гиперактивных, органов и систем вызовет резкое ухудшение самочувствия больного. Следовательно, уже при первом сеансе терапии необходимо контролировать состояние этих органов, а при необходимости провести терапию на снижение функций - терапию рассеивания.
Все вышесказанное в отношении исследования системных состояний очень хорошо соответствует представления доктора Зои Васильевны из г. Брянска. Как-то раз, примерно через 2 года после прохождения курса специализации по разделам интегральной медицины (метод Фолля, гомеопатия, биоритмология) она обратилась с просьбой пояснить ситуацию, поскольку у одного тяжелого больного с системным заболеванием (подтвержденная онкология, операция) после проведения гомеопатического лечения последующие обследования не нашли никаких следов онкологического заболевания, в то время как оперативное вмешательство не имело успеха. Гомеопатическое лечение проводилось в связи с ганемановским принципом по наиболее яркой симптоматике на данный момент - общее состояние органов и систем. Данный случай является еще одним подтверждением теоретических положений о том, что любая терапия должна максимально содействовать организму в восстановлении гомеостаза. Однако итоговые меры принимаются за счет аутоиммунных функций. Проведенная Зоей Васильевной терапия имела весьма благоприятное воздействие на органы и системы пациента в плане нормализации их деятельности. Хотя специальные «онкопрепараты» не применялись, в их применении не было необходимости. Улучшение общего состояния пациента, нормализация функций органов и систем повысили защитную функцию иммунитета в целом, что и позволило ему, иммунитету, компенсировать «самостоятельно» то состояние, которое до этого момента было основным, и по поводу которого пациент и обращался.
Наблюдение
Пожалуй, системные заболевания являются той зоной лечебной практики, где постоянное наблюдение пациента может обеспечить едва ли не главный успех всего курса терапии. Как мы с вами уже видим, системные заболевания потому и системные, что захватывают как бы все органы и системы пациента, а механизм компенсации реализует изменение их взаимного состояния буквально по дням и даже часам. При проведении уже начальной терапии возникают подвижки в органах и системах, которые меняют их состояние. В целом, конечно же, все время становится лучше, однако, «опасные зоны» - зоны гиперактивности функций все время «плавают». После гиперактивности сердечной деятельности может наступить соответствующее изменение в деятельности почек. Все эти процессы, во-первых, весьма благоприятны, поскольку идет процесс поэтапного восстановления гомеостаза. Во-вторых: эти «пульсации» гиперактивности, перераспределяясь от органа к органу, становятся все меньше и меньше. Органы как бы поэтапно «оживают», а потом «успокаиваются». Пока не возникнет стабильная фаза компенсации, которую можно оценить как нормальную работу организма.
Однако, эти самые «пульсации», пусть даже при поэтапном затухании, представляют безусловную опасность для организма пациента, поскольку неочевидно, что соответствующий орган выдержит даже самую малую пульсацию. Поэтому удел опытного врача - постоянная коррекция этих «пульсаций». В известном смысле курс терапии включается в работу иммунной системы, так, что уже является неотъемлемой частью, а врач становится как бы его, иммунитета, заместителем.
Одним из следствий данного момента является то, что надолго «отрываться» пациенту от заместителя своего иммунитета не стоит - здесь речь идет о назначении курса терапии и диагностики: сроки повторных обследований и назначений. На первом этапе желательно чаще.
Терапия
Общие положения
Для того, что бы провести лечение на полное исцеление пациента нужно, естественно, немножко постараться. Главным здесь является назначение эффективного курса терапии. Дело это не простое, поскольку в случае со сложными системными заболеваниями, которые всегда содержат элементы иммунодепрессии, весьма сужена терапевтическая база. Под терапевтической базой понимаются оставшиеся защитные функции иммунной системы организма по поддержанию гомеостаза.
Всю терапию можно разделить на общую, специальную и вспомогательную.
Общая терапия
Под общей терапией понимается проведение терапевтических мероприятий, направленных на повышение общих защитных сил организма в целом. Так оно в общем-то и правильно. Однако для системных заболеваний данный раздел терапии является основным. Таким образом, что именно те мероприятия, которые способствуют повышению иммунитета организма в целом, направлены собственно на исцеление. При этом понимается, что, используя столь высокий термин как «исцеление», мы даем себе отчет в том, что процесс исцеления всегда соответствует собственным аутоиммунным функциям пациента, а мы лишь проводим набор мероприятий, которые создают максимально благоприятные условия для этого процесса.
Забегая вперед, отметим, что под специальной терапией понимается та система терапевтических мероприятий, которая является как бы «обычной» терапией. Обычной она является лишь потому, что полностью соответствует всем нормам и требованиям классической современной медицины. Во-первых: она носит симптоматический характер. Во-вторых: обладает свойствами стимуляции, либо иногда рассеиванием.
Что касается вспомогательной терапии, то здесь случай особый. В нашей системе терапевтических мероприятий она не является терапией в полном смысле этого слова. При этом понимается, что любая терапия в терминах интегральной медицины лишь стимулирует собственные защитные механизмы, перераспределяя «остаток иммунных сил» по нужным нам направлениям. Т.е. по направлениям собственно патогенеза. В разделе интегральной медицины «вспомогательная терапия» терапией как таковой не является. Любое терапевтическое мероприятие в соответствии с принципами перераспределения иммунных сил всегда носит в той или иной мере стрессовый характер. Стресс возникает за счет принудительного перераспределения защитных сил либо принудительного использования внутренних глубинных иммунных резервов, которые сам организм не счел бы необходимым использовать в данной ситуации. Поэтому, при применении любого вида терапии речь всегда будет идти о перестимуляции, которая выступает в виде основного действующего фактора терапии.
Как вы увидите дальше, «вспомогательная терапия» не соответствует ни одному из этих принципов, поскольку эти мероприятия всегда можно отнести к мероприятиям гармонизации. Отличие гармонизации от терапии весьма очевидно. Процессы гармонизации позволяют создавать организму новые защитные силы, они создают для иммунитета как бы «энергетическую подпитку», в то время как терапия, не создавая новых сил, перераспределяет старые, уже существующие, резервные. Термин «терапия» для данной системы мероприятий возможно лишь потому, что данные мероприятия входят в лечебный курс, назначаются врачом и для простоты нам удобно применять данный термин «вспомогательная терапия».
Система мероприятий общей терапии
Известно, что заболевание идет сверху вниз и изнутри кнаружи. Таким образом, при стандартном ходе заболевания «сверху вниз» означает, что обычно посылка к развитию патогенеза зарождается в психике, далее наступают функциональные сдвиги, вслед за которыми возникают органные фазы. Если заболевание идет «сверху вниз», то лечить его надо «снизу вверх». Данный принцип лечебной направленности соответствует тому, что, как мы с вами помним, терапия лишь перераспределяет остаток иммунных сил, но чем раньше в системе возник патогенез, тем больше сил истощено. Истощение сил соответствующих систем снижает терапевтическую базу возможных мероприятий.
В реалиях это соответствует тому, что при истощенных иммунных силах даже применение самых мягких средств воздействия, таких как гомеопатия, неизбежно вызовет серьезные кризисы обострения. При этом реакция пациента будет вполне «аллопатической» - резкое ухудшение общего состояния, повышение температуры, обострение симптоматики основного и сопутствующих заболеваний. Таким образом, речь идет о весьма серьезном кризисе, который легко может привести вашего пациента в отделение интенсивной терапии.
Этого можно избежать, если строить курс и план терапии по системному принципу «снизу вверх». Как практически используется данный принцип при выборе методов и средств общей терапии?
Вся общая терапия разбивается на несколько этапов. Первоначальная, основная и заключительная фазы.
На первом этапе терапии все терапевтические мероприятия должны быть направлены на нормализацию обменных процессов. Уровень направленности терапии - обмен. Для повышения эффективности первого этапа его можно дополнить мягким функциональным воздействием, особенно в тяжелых хронических случаях, когда тяжесть заболевания соответствует наличию тяжелых дисфункций органов и систем с преобладанием органических фаз. На втором этапе основным становится функциональное воздействие. При этом воздействие на обменные процессы сохраняется, однако, сила воздействия понижается. Это можно достигать за счет уменьшения доз соответствующих препаратов, либо увеличением промежутков времени между приемами. Терапия, направленная на восстановление функций органов и систем, напротив, становится преобладающей. Это достигается повышением доз, режимов терапевтического воздействия, уменьшением времени между сеансами. На третьем этапе сохраняются все основные принципы второго этапа, но при этом в курс терапии добавляется система мероприятий, имеющих психотропное воздействие. При этом доза воздействия на обмен и функции органов и систем сохраняется в прежних объемах (по отношению ко второму этапу), что создает благоприятные условия для восстановления психики, а также имеет целью снижать соответствующие «пульсационные компоненты» процессов компенсации психики.
В этом смысле любой элемент психотропной терапии всегда следует сопровождать глубоким функциональным воздействием, имеющим общий характер. Под общим характером функционального воздействия понимается, что данный вид терапии ни в коем случае не направлен на выборочную коррекцию отдельных органов и систем, но лишь на повышение функционального статуса организма в целом. Психика представляет собой весьма динамичную и подвижную систему. Наряду со всей мощью возникающих благоприятных изменений патогенеза, эти подвижки могут вызывать столь же резкие изменения в функциях органов и систем. И, хотя данный процесс весьма благоприятен в принципе, поскольку направлен на полное излечение, тем не менее, необходимо не допускать резких изменений функций органов и систем, проводя определенного рода «страховку» возможных функциональных обострений.
5. Четвертый этап можно рассматривать как этап дополнительный, поскольку на этом этапе проводится выборочная коррекция отдельных органов и систем, ставящая задачу ускорить процесс выздоровления, сделав его более интенсивным и эффективным.
С точки зрения традиционных взглядов медицины ускорение процесса излечения нежелательно, однако, психология пациентов, да и врачей часто вынуждает идти на подобного рода мероприятия. К этому нужно всегда подходить крайне осторожно, поскольку данная терапия, имея стимулирующий характер, может своей преренагруженностью вызвать срыв в состоянии больного или обострение, таким образом, что данное обострение или терапевтический кризис может легко свести на нет те усилия по восстановлению здоровья, которые были предприняты на предыдущих этапах. Во всяком случае, данный этап требует максимального профессионализма, точной диагностики и взвешенного назначения курса и доз терапии.
Мы все время, говоря о терапии, упоминаем иммуновоздействие, иммунокоррекцию и перераспределение иммунных сил. Повторим еще раз, что данные термины, как и вся изложенная методика оценок и назначения терапии, вполне соответствует методам диагностики и терапии, принятым интегральной медициной. Традиционное аллопатическое воздействие может включаться в данный курс на этапах обострений, но схема действия этих препаратов, основанный на высоких дозировках, не соответствует вышеопределенным параметрам. Аллопатические препараты, обладая некоей степенью иммунного воздействия, имеют в основном блокирующее действие и непосредственно входят в обменные процессы. Последнее непосредственное действие существенно превалирует над иммунокоррекцией. Это терапия больших доз и, следовательно, весьма существенного уровня вторичных последствий или побочных явлений. Именно поэтому данный вид воздействия может применяться только в очень острых случаях, поскольку в ином варианте, например в хронике, его побочные действия будут существенно превалировать над прямым.
Системные заболевания всегда имеют хронический характер или имеют тенденцию к этому, в связи с чем методы интегральной медицины, основанные на иммунокоррекции, иммунотерапии и, соответственно, малых дозах, имеют решающее значение для лечения заболеваний данного вида, поскольку, не имея побочного действия, кроме возможных нагрузок на иммунную систему в плане неадекватного выбора курса терапии и доз, основное действие их является направленностью на исцеление или полное выздоровление больного. Безусловно, под исцелением всегда следует понимать саму направленность терапии, поскольку реальный процесс излечения больного всегда связан с массой различных факторов, которые вносят свои коррективы в процесс излечения. Условно говоря, «надо стремиться делать как лучше, поскольку как хуже само получится».
Практическая терапия
После столь долгого и неторопливого изучения исторических и теоретических предпосылок пора обдумать вопрос практической реализации терапии системных состояний в отношении эндокринных нарушений, в частности диабета. Курс терапии мы построим на примере классического варианта хронического состояния, когда для компенсации единственной мерой является инсулин.
Это состояние обычно связано со снижением сердечной активности склеротическим изменением сосудов, дисфункцией легких, патологией почек и печени, как говорится, весь букет налицо. При этом наличие сердечно-сосудистых нарушений является по выражению эндокринологов «тем тандемом», из которого всегда так трудно выбраться.
Здесь мы имеем очень любопытный случай. Во-первых, курс терапии для подобного хроника вполне очевиден с точки зрения методов и средств интегральной медицины, при этом всегда можно рассчитывать на значительное улучшение состояния вплоть до отказа от приема инсулина с последующей существенной компенсацией работы органов и систем. Попросту говоря, всегда существует весьма реальная и надежная возможность сделать этого пациента «практически здоровым».
Однако максимально возможные осложнения состоят в трудностях взаимодействия представителя интегральной медицины с классической эндокринологией. Так или иначе, курс предлагаемой терапии учитывает постепенное снижение доз приема инсулина. Надо иметь в виду, что с самим пациентом проблем, как правило, не бывает. «Опытный диабетик» привык оценивать свое самочувствие, поскольку дозы приема инсулина могут варьироваться в соответствии с самочувствием больного. Поэтому, такой больной обычно вводит инсулин, основываясь на назначениях эндокринолога, но «по самочувствию». Одним из элементов курса терапии является постепенный отказ от приема инсулина с переходом на средства интегральной медицины. Главным и основополагающим фактором здесь является то, что подобного рода переход всегда осуществляется только по самочувствию больного.
Попросту говоря первоначальный курс терапии не отменяет приема инсулина. Мы проводим все меры и мероприятия терапевтического характера параллельно с традиционным лечебным курсом. При этом больному сообщается, что в зависимости от улучшения его состояния вследствие проводимого курса терапии - здесь речь идет о так называемом «улучшении общего самочувствия» - он может пытаться плавно снижать дозировку инсулина при условии, что «если ему вдруг станет хуже, дозу можно добавить». Данный характер взаимодействия между врачом и пациентом, деля их сторонниками и сподвижниками в этом процессе, создает ощущение комфорта, а также способствует обмену информацией о состоянии больного. В этом смысле «диабетики» представляют собой «прекрасный» вариант пациента, который при условии доверия врачу обладает очень тонким чувством внутреннего состояния, таким образом, что проведение курса терапии - выбор доз, повторных сеансов - можно проводить просто по самочувствию больного, которому в этом случае можно вполне доверять. Хронический диабетик является в этом смысле профессиональным самодиагностом. Он легко улавливает малейшее улучшение состояния, что весьма полезно для врача в плане оценки действенности терапии и создает весьма благоприятную атмосферу для курса терапии, поскольку, наблюдая даже самые незначительные улучшения после каждого сеанса, он все больше и больше «доверяет врачу и курсу терапии».
Кавычки здесь поставлены лишь потому, что речь идет не столько о доверии, сколько о включении личности пациента в процесс восстановления здоровья, который запускает дополнительные иммунные резервы в связи с сознательным желанием пациента и стремлением его к выздоровлению. Как правило, именно в описанной ситуации можно применять варианты стимулирующей терапии - терапии специальной, которая в этом случае является как бы дополнительным призом пациенту и врачу за их сотрудничество. Поскольку без активизации данной ментальной компоненты или механизма сознательного управления иммунитетом для проведения специальной терапии базы просто не имеется.
В этом случае ментальность пациента как бы сама мобилизует дополнительные иммунные силы. Врачу же с помощью правильной системы мероприятий остается помочь направить их на конкретные патогенные очаги. В этом смысле каждая из систем - обмен, функции, психика - имеет как бы собственные резервы иммунитета. И, хотя с помощью применения гомеопатии мы можем неким образом черпать запасы сил из психической и ментальной «чашек», однако, наибольшие дозы резервов можно получить только при сознательном желании больного.
Большинство системных состояний опирается на различные системы, прежде всего психологических и ментальных комплексов. Именно здесь находится этиологическая причина или корень Бэнь-Му заболевания. Поскольку, методы психокоррекции не входят в рассмотрение данной работы, все, что было сказано о характере отношений врача и пациента является тем более необходимым элементом терапии, поскольку данная система отношений, не являясь методом специальной психотерапии, создает активизацию ментальных процессов, крайне благоприятных для излечения.
Первый этап терапии
Все методы, требующие аппаратных средств, будут описаны на базе диагностико-терапевтического комплекса «СИНТЕЗ». При отсутствии данного комплекса соответствующие воздействия могут заменяться на иные аппаратные средства данного типа. При этом все режимы курса терапии необходимо будет уточнять по описанию соответствующих аппаратных средств.
Как мы с вами уже знаем, первый этап терапии должен обладать следующими качествами:
Основная направленность терапевтического воздействия - обменные процессы.
В качестве поддерживающей терапии данного этапа необходима коррекция функций органов и систем. Все дозы и режимы воздействия должны обладать максимально мягким и плавным характером.
До начала первого этапа желательно провести ступенчатую аутоиммунную коррекцию на основе аутонозодных форм, изложенную в материалах II Конференции Ассоциации альтернативной медицины. Принципиально возможно совмещение курса ступенчатой дезинтоксикации с проведение первого этапа терапии, однако, цикл приема аутоиммунных препаратов, совмещенный с первым этапом общей терапии, вызовет дополнительную нагрузку на иммунитет пациента, и при наличии хроники с повышенным элементом иммунной депрессии - общая вялость состояния, наличие существенных органических фаз в органах и системах - может являться избыточно нагрузочным.
Если возраст пациента около 40 лет и органические изменения имеют первоначальный характер, совмещение курсов является возможным, однако, вряд ли стоит избыточно напрягать иммунитет пациента даже в этом случае. Здесь повышенная стимуляция иммунитета с одной стороны может вызвать повышение динамики излечения при объективных предпосылках к возникновению терапевтических кризисов. Во всяком случае, решение данного вопроса остается на профессиональной совести лечащего врача.
Методы терапии
Микроволновая биорезонансная терапия
На первоначальном курсе наилучшим вариантом общего воздействия на обменные процессы является применение гомеопатического курса. Оптимальным вариантом является проведение аутоиммунной коррекции с помощью микроволновой биорезонансной терапии с выбором режима «митте». Ступенчатая микроволновая аутоиммунизация будет иметь общий характер, направленный на повышение иммунного статуса в целом. При этом в связи с аутонозодным характером микроволнового биорезонансного воздействия даже максимально мягкий режим воздействия «митте» даст значительный эффект, поскольку снятие аутоиммунной кальки в процессе микроволновой терапии гарантирует учет максимально полного аутентичного портрета патогенеза пациента. Между курсами микроволновой и биорезонансной терапии можно назначить прием гомеопатических препаратов в низких разведениях, стимулирующих процессы дезинтоксикации организма. Одним из наиболее эффективных препаратов данного класса является берберис. Пи этом следует иметь в виду, что представление о данном препарате, как о препарате выводящем, имеющие дренажный характер, не совсем верно. Основное действие данного препарата состоит в прямой стимуляции работы эндокринной системы в целом и повышении защитных функций неспецифического иммунитета. И естественно, что в результате действия подобного рода препарата повышается секреторная функция организма в дальнейшем приводящая к повышению активности выводящих и дренажных систем. Однако на данном этапе его применение неблагоприятно и может выступать в качестве альтернативы прямому воздействию биорезонансной терапии. Те из вас, кто внимательно изучил данную работу, могут легко отнести данный препарат с соответствующим описанием к разряду стимулирующей терапии. Как мы с вами уже рассматривали, прямая стимуляция эндокринной системы на первом этапе - неблагоприятна.
В связи с чем применение данного препарата является оптимальным после окончания курса общей терапии. В этом случае правильное назначение данного препарата на пост терапевтический курс (при норме приема в цикле пост терапии - 1раз в месяц в среднем или высоком разведениях) создадут базу для эффективного восстановления функций эндокринной системы в пост терапевтический период. Условно говоря, препарат весьма хорош для пост терапевтического восстановления организма пациента. Поскольку, тяжелая хроника с наличием органических фаз требует существенного времени для реабилитации, то в течение года после окончания курса терапии пациент должен находиться на регулярном наблюдении.
Обычные рекомендации для цикла наблюдения:
В ежемесячном контроле над состоянием пациента в течение 1 квартала после курса терапии.
В ежеквартальных консультациях до конца года.
Энергокомпенсирующая терапия по методу Фолля
Если на первом этапе микроволновая биорезонансная терапия является основным - излечивающим - элементом терапии, то в качестве терапии, поддерживающей функции органов и систем, целесообразно применять энергокомпенсирующую терапию по методу Фолля.
В общем случае она представляет собой «обычный» вариант электротерапии по методу Фолля. Необычность терапии состоит в аспектах выбора режимов и методике воздействия. Для проведения энергокомпенсирующей терапии необходимо:
Электростимуляция компенсирующего характера по точкам и зонам тела.
Выбор специальных облегающих электродов, обеспечивающий компенсирующий характер воздействия.
Схема компенсирующей электротерапии - «по квадрантам»
Энергокомпенсирующая терапия основана на механизме самокомпенсации биологически активных точек в течение сеанса терапии. Самокомпенсация выражается в изменении электропроводимости точек по мере изменения их состояния. Более «больная» точка обладает большей электропроводимостью и «впитывает» большее терапевтическое воздействие - электротерапию низкими частотами по методу Фолля. Таким образом, в начале сеанса терапии максимальная терапевтическая нагрузка ложится на наиболее патогенные точки. В течение сеанса терапии они меняют свое состояние, в связи с чем их электрическое сопротивление повышается. В системе «СИНТЕЗ» это соответствует нормализации показаний (стремление графика воздействия к норме) в режиме электротерапии. Обычно электротерапия проводится на жестких электродах. При этом, наблюдая за состояние точки в течение сеанса терапии, медицинский работник сам определяет уровень дозировок по состоянию точки, отображаемом на экране и переходит к новой точке.
Будучи правильной по смыслу, данный вариант терапии обладает рядом недостатков:
Воздействие на точки происходит попеременно, т.е. последовательно. В каждый момент времени проводится терапия одной точки, которая связана с отдельным органом или системой. Таким образом, несмотря на общий характер терапии в течение всего сеанса, поскольку, в течение такого сеанса должны быть просканированы все органы и системы, терапия является специальной на локальном отрезке времени. Действительно, в каждый момент времени в течение сеанса терапии происходит воздействие на одну точку, т.е. на один орган или систему. В связи с чем, несмотря на общий характер терапии в каждый отдельный момент сеанс состоит как бы из набора частных сеансов. Что может приводить к соответствующим эффектам, свойственным специальной терапии, выражающихся в пусть даже временной, тем не менее, существенной перегрузке отдельных органов и систем в течение сеанса терапии.
Несмотря на самое корректное обращение медицинского работника с системой «СИНТЕЗ», элемент перенагрузки органов обеспечивается запаздыванием реакции медицинского работника на состояние точки.
Все эти недостатки или, точнее, несоответствия электротерапии по Фоллю общему курсу терапии, легко ликвидируются при помощи облегающих динамических электродов на основе водной среды.
Схема действия данного электрода крайне проста. Конечность помещается в водную среду (емкость с водой), в которую одновременно помещается электрод соответствующей полярности. Надо иметь в виду, что уровень воздействия (напряжение), частотные характеристики воздействия, а также полярность здесь вполне соответствуют методикам фоллевской электротерапии по квадрантам.
Однако, данная схема, несмотря на всю ее простоту, вплоть до примитивизма, тем не менее, существенно повышает эффективность электротерапии. Во-первых, терапевтический сеанс одновременно «подводится» или проводится на всех точках соответствующей конечности. При этом задействуются все биологически активные точки, находящиеся в зоне погружения. Поэтому, вместо последовательного одномоментного варианта воздействия мы имеем параллельный, который сразу задействует все точки конечности, расположенные в пределах зоны погружения. Это приводит к более мягкому характеру терапии, поскольку фоллевские токи подводятся не к одной точке, а распределяются по всем.
Во-вторых, крайне существенным является то, что данная схема воздействия содержит механизм аутокоррекции. Все точки, расположенные в зоне погружения, одновременно находятся под терапевтическим воздействием. Однако, в связи с различным состоянием, дозировка воздействия косвенно соответствующая уровню проходимого тока, будет постепенно перераспределяться. Таким образом, что более «больные» точки получат на первом этапе большее терапевтическое воздействие. Вследствие этого воздействия их сопротивление увеличится, они начнут как бы «меньше впитывать терапию», после чего терапевтическое воздействие перераспределится на другие, «менее больные» точки. При этом очень важно, что при самых малых различиях состояния точек, данная схема перераспределения будет работать очень эффективно и крайне мягко.
Условно говоря, при ручном варианте терапии щупом: «пока одну точку окончательно не пролечим, к другой не перейдем», что и обеспечивает ее перенагрузку. При применении в качестве электродов водной среды происходит равномерная пульсация сеансов терапии по всем точкам с параллельным характером, имеющем к тому же аутокомпенсирующий характер.
Практические рекомендации по фоллевской энергокоррекции
Практические рекомендации состоят в классическом варианте проведения электротерапии по квадрантам: в начале нога-нога, затем правая нога - правая рука, затем рука - рука, затем левая рука - левая нога.
Сеанс электротерапии проводится последовательным размещением соответствующих конечностей в водную среду. При этом возможен вариант замещения, когда в водную среду помещается только одна конечность (ступня, кисть), второй же электрод применяется штатно в соответствии с фоллевской методикой. Попросту говоря, вам понадобятся либо 2 тазика с водой, либо тазик и электрод. Следует иметь в виду, что 2 тазика - это всегда лучше, чем один (практическая шутка).
Дополнительным призом использования этой схемы является то, что мы с вами на одном сеансе терапии совмещаем энерговоздействие по квадрантам (конечность-конечность) с воздействием на меридиональные точки. С этой точки зрения диагностика по Фоллю, безусловно, проводится только с помощью щупа, поскольку диагностика всегда конкретна. Электротерапию же всегда благоприятно проводить именно в водной среде. Исключение могут составлять корпоральные точки, а также острые случаи, для которых показанием является мощное локальное единичное воздействие на конкретный орган или систему.
Микроволновая терапия
Уже описанные два варианта воздействия - биорезонансная терапия и энергокоррекция по методу Фолля - составляют прекрасную базу для курса общей терапии. Здесь имеется в виду, сто применение этих двух методик создаст предпосылки не только для повышения иммунного статуса пациента, не только направленность на выздоровление, но, при правильном их применении, можно ожидать значительного улучшения состояния, вплоть до полной компенсации. Однако, эффективность выздоровления можно существенно повысить, введя в общий курс терапии метода микроволнового резонанса. От биорезонансной терапии микроволновая терапия отличается весьма существенно. Во-первых: биорезонансная терапия основана на ступенчатом использовании аутонозодных препаратов, которые создают биорезонансный круг (контур). Микроволновая терапия основана на воздействии на организм пакета волн специфической направленности, которые воздействуют (резонируют) только на определенные биологические структуры организма человека. Именно поэтому биорезонансная терапия всегда является по преимуществу терапией общей, в то время как микроволновая терапия всегда является по преимуществу терапией частной. Понятие «по преимуществу» здесь употребляется потому, что биорезонансная терапия всегда содержит в себе частные компоненты (специфики). В свою очередь микроволновая терапия, имеющая локальный, направленный и потому специфический характер всегда обладает общим действием, т.е. действием на иммунитет в целом. Однако данные компоненты не превалируют в основном действии каждого из вариантов терапии.
Поэтому, в плане практического их применения следует иметь в виду, что биорезонансная терапия обладает общим воздействием на иммунитет, а микроволновая терапия - избирательным или специфическим. Схема действия микроволновой терапии определяется действием препарата или их группы, который вводится в организм пациента. Надо иметь в виду, что применение специальной терапии на первоначальном курсе нежелательно. Не стоит дополнительно нагружать отдельные органы или системы. Ее применение в курсе общей терапии может быть основано на необходимости коррекции или стабилизации тех возмущений, которые курс общей терапии вносит в организм пациента.
Итак. Действие общей терапии основано на повышении иммунитета в целом, а также стабилизации и нормализации работы органов пациента вследствие этого действия. Однако это не является единственным следствием. В свою очередь нормализация обмена, а также функций приведет к тому, что в организме пациента возникнут активные процессы дезинтоксикации. Аутодезинтоксикация происходит ступенчато. Внутриклеточные токсины выбрасываются в межклеточное пространство, оттуда - в лимфу, затем в кровь и т.д.
Если иметь в виду, что системы, обеспечивающие дезинтоксикацию организма на всех уровнях, также находятся в состоянии утомления вследствие первоначальной иммунодепрессии, то в этих системах вследствие «оживления» организма может наблюдаться перегрузка из-за активных процессов выведения токсинов. Чем ярче будет улучшение самочувствия пациента, тем активнее будут проходить эти процессы. В определенных элементах системы дезинтоксикации могут появляться сбои, что вызовет процесс аутоинтоксикации - переполнение определенных элементов избытками токсинов локального и общего характера.
Следовательно, курс общей терапии должен быть поддержан мерами по дезинтоксикации организма. В этом смысле направленное или специфическое действие микроволновой терапии здесь очень уместно. Поскольку мы можем активизировать процессы дезинтоксикации на любом уровне.
Практические рекомендации
Клинический опыт показывает, что существует оптимальная схема проведения дезинтоксикации с помощью системы микроволновой терапии «СИНТЕЗ». Описываемая схема терапии базируется на микроволновой терапии препаратами фирмы HEEL, входящими в состав комплекса «СИНТЕЗ».
Терапию рекомендуется проводить по следующим шагам:
Первый сеанс лучше посвятить дезинтоксикации - отмене действия различного рода аллопатических препаратов, которые когда-либо принимал пациент. Для чего следует протестировать группу препаратов фирмы HEEL, раздел «аллопатия». Все препараты, давшие положительную реакцию на тестировании, следует включить в сеанс микроволновой терапии с режимом «митте». Недостающие препараты следует записать в базу препаратов (раздел «база пользователя») с помощью модуль «репринтер» системы «СИНТЕЗ». Следует иметь в виду, что микроволновые преобразования, осуществляемые модулем «репринтер», биологически активизируют записываемый препарат. Поэтому, наблюдаются активное воздействие в режиме терапии, особенно это касается записи препаратов группы антибиотиков.
В режиме терапии могут наблюдаться очень мощные реакции на микроволновое воздействие, поэтому, при всех системных заболеваниях превышать формулу воздействия «митте» не рекомендуется. Формула воздействия «Форте» рассчитана на быстрое снятие острых состояний. Она крайне эффективна в применении к состояниям средней функциональной тяжести, что не соответствует большинству системных заболеваний. Для системных заболеваний данный уровень воздействия «форте» может быть существенно нагрузочным и может вызвать серьезные кризисы.
Следующий шаг связан с дезинтоксикацией по линии цикла Кребса. Для чего тестируются препараты группы «катализаторы» в разделе «База препаратов HEEL» системы «СИНТЕЗ». Схема воздействия - стимулирующая или резонансная терапия, уровень воздействия - «митте». Этих терапевтических элементов практически достаточно для обеспечения не только стадии компенсации системных заболеваний, но и постепенного оздоровления пациента в целом - вне связи с прямой симптоматикой. При этом под курсом терапии по отношению к пост терапевтическому воздействию понимается буквально следующее: Первоначальный курс терапии или курс общей терапии составляет 12 сеансов, распределенных по 3 сеанса в неделю. Таким образом, мы имеем продолжительность курса общей терапии - 1 месяц. В общем случае повторную терапию можно проводить не ранее, чем через сутки после предыдущего сеанса за исключением тех случаев, когда из-за возможных обострений необходимо экстренное терапевтическое вмешательство. Таким образом, у нас образуются своеобразные «окна» в течение месяца терапии, когда можно проводить дополнительные сеансы. В частности их можно использовать для проведения микроволновой терапии. Энергокоррекция по методу Фолля воздействует на функции органов и систем и не противоречит микроволновой терапии или гомеотерапии. Таким образом, энергокоррекцию по описанной выше методике можно вводить в один сеанс терапии (за 1 приход пациента) совместно с биорезонансной или микроволновой терапией. Пост терапевтическим, таким образом, является взаимодействие врача с пациентом в период дальнейшего наблюдения. При этом можно проводить специальную терапию стимулирующего характера, определяемую на курс до следующего посещения. Здесь удобно проводить гомеотерапию, включающие берберис и конституциональные препараты, соответствующие индивидуальной конституции конкретного пациента. Разведения, как правило, выбираются средние, поскольку общая терапия после курса выравнивает обменные процессы. А давать высокие разведения пациенту для домашнего применения - опасно. Также следует иметь в виду, что в качестве итога курса общей терапии мы можем иметь улучшение общего самочувствия больного, отказ от большинства аллопатических препаратов. Однако, предполагать «уход» от инсулина за месяц - трудно, поскольку, курс общей терапии стимулирует обменные процессы, проводит дезинтоксикацию и выравнивает функции органов и систем. Улучшение самочувствия пациента после курса терапии соответствует первым подвижкам на уровне функций органов и систем. Однако первоначальные изменения органических фаз с тенденцией к ликвидации могут наступать не ранее, чем через 2 месяца после начала курса общей терапии.
Поэтому первый цикл наблюдения - ежемесячно в течение 1 квартала после курса общей терапии - предполагает возможность проведения дополнительных сеансов терапии для коррекции соответствующих изменений в организме пациента. Таким образом, в течение этого квартала следует ожидать изменение органических фаз патогенеза. При наблюдении этих результатов можно объективно считать, что курс терапии закончен и далее идет просто наблюдение пациента в течение 3-х кварталов (1 раз в квартал). Здесь предполагается возможность замены тех или иных гомеопрепаратов в соответствии с постепенным восстановлением организма пациента.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.