На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


К.Шноренбергер. Учебник китайской медицины для западных врачей. Теоретические основы китайской акупунктуры и лекарственной терапии.

О сущности китайской медицины
В поисках типичных признаков, отличающих медицину Китая от современной западной медицины, наталкиваешься на два решающих фактора:
1. Рассмотрение человека в качестве единого целого (Чжен-ди).
2. Диалектическая диагностика и лечение в зависимости от синдромов (Бинь-чжан).
Китайская медицина рассматривает человека в качестве органического целого, центральное место в котором занимают накопительные и полые органы (Цзян-фу), а внутренние коммуникации обеспечиваются каналами (меридианами) и соседними сосудами (Чин-люо). Все явления окружающего мира, включая человека и природу, интерпретируются китайской медициной как взаимодействие между двумя началами инь и ян, представляющими собой различные аспекты единой действительности. Возникновение и развитие болезни рассматриваются китайской медициной в качестве результата борьбы между защитными силами организма (Чжан) и вызывающим болезнь нарушением (Хэ), как проявление неуравновешенности между ин и янь или как результат внутренних причин, существующих внутри человеческого организма. Так в части Су вэнь книги “Нэй-цзин” сказано: “Там, куда проникает вызывающее болезнь нарушение (Хэ), определенно имеется недостаток ци (функциональное начало, “энергия”).
А в дополнении к той же части Су вэнь читаем: “Туда, где находятся защитные силы (Чжэн), не проникает вызывающее болезнь нарушение (Хэ).
В области диагностики болезней китайская медицина использует:
1. Четыре метода исследования (Си-чжэнь);
2. Восемь руководящих принципов (Ба-ган);
3. Синдромы наполнительных полых органов, шести каналов, вэй, ци, инь и крови;
4. Синдромы трех обогревателей.
При лечении заболеваний наибольшее внимание уделяется китайской медициной профилактике. В этом отношении в настоящее время, как и тысячелетия назад, находит применение принцип “лечить пациента, прежде чем возникнет болезнь”. Далее, в качестве основного правила лечения служит “устранение причины заболевания (Бэнь)”. К терапевтическим правилам относится также лечение пациента при строгом учете его индивидуальной предрасположенности, географического положения и времени года.
Целостный подход к анализу явлений
Характерный для китайской медицины целостный подход к анализу явлений основывается преимущественно на двух факторах:
1. Рассмотрении человеческого организма в качестве органически единого целого;
2. Признании целостности взаимоотношений между человеком и природой.
Человеческое тело как органически единое целое
Китайская медицина исходит из того, что различные части человеческого тела находятся между собой в тесной органической взаимосвязи. Центр этого органического целого находится в пяти наполнительных органах, отношения которых к другим частям тела устанавливаются через систему каналов (Чин-люо), которая согласно традиционным китайским представлениям включает кровеносные сосуды и нервные пути. Действие системы каналов проявляется во взаимодействии между отдельными наполнительными полыми органами и в обмене между внутренними органами и другими частями тела.
Так, например, сердце связано через систему каналов с тонким кишечником, оно ведает кровеносными сосудами. Ключом к пониманию его состояния является поверхность языка.
Легкие находятся в связи с толстым кишечником, они отвечают за кожу и волосяной покров тела. Ключом к пониманию их состояния является нос.
Селезенка связана через систему каналов с желудком, она отвечает за мышцы и конечности. Ключом к пониманию ее состояния является рот.
Печень связана с желчным пузырем, она ведает сухожилиями. Ключом к пониманию ее состояния являются глаза.
Почки связаны каналами с мочевым пузырем, они ведают костями. Ключом к пониманию их состояния являются уши.
Отклонения от нормы в работе внутренностей отражаются согласно представлениям китайской медицины через посредство системы каналов на поверхности тела. С другой стороны, болезни, проникающие внутрь через поверхность тела, могут распространяться дальше по канальным сосудам. Наполнительные и полые органы могут также оказывать воздействие друг на друга через систему каналов. На основе этой взаимосвязи, которая рассматривается в классических текстах в 45-й главе книги “Лин-шу”, китайский врач при установлении причин заболевания делает на основе оценки состояния так называемых “пяти отверстий” (язык, нос, рот, глаза, уши), внешнего вида, цвета лица и пульса заключение об имеющих место внутри организма изменениях. Таким образом можно установить, находятся ли внутренние органы в состоянии опорожнения (Ху) или наполнения (Ши), сильны и обильны (Чэн) или слабы (Шуай) ци и кровь, каково соотношение между защитными силами организма (Чэн) и болезнетворным началом (Хэ) и т.д.
В соответствии с тем же подходом в практике китайской медицины используется метод лечения “охлаждение печени” (Цингань), если пациент жалуется на жжение в глазах, имеющих покрасневший воспаленный вид. Метод “охлаждения сердца” (Цин-синь) и “отвода огня тонкого кишечника” (Хэ Сяо-чан-хуо) применяется, если пациент жалуется на появление пузырьков во рту и на языке. Гриппозную инфекцию и кашель можно вылечить, способствуя функции “расширения” (Хуань) легких. При болезнях кожи, фурункулезе и других признаках заболевания на поверхности тела применяются методы “внутреннего поддержания” (Дуо-ли) и “внутреннего уничтожения” (Нэй сяо), что также основано на теории целостности, лежащей в основе китайской медицины, согласно которой внутреннее состояние и внешний вид человеческого тела образуют нераздельное целое.
Взаимоотношения между человеком и природой
Рассмотренный в предыдущем разделе целостный подход к анализу явлений не ограничивается только человеком. Для китайской медицины последний является составной частью окружающей его природы и находится в постоянных взаимоотношениях с рассматриваемым как единое целое окружающим миром, в живом обмене с Вселенной. Таким образом, и для традиционной китайской медицины является само собой разумеющимся, что человек получает все необходимые для существования предпосылки из окружающей его природы. В книге “Су-вэнь” мы читаем: “Жизнь человека образована из ц и неба и земли и находится под влиянием четырех времен года”. Аналогичную мысль находит в 9-й главе того же труда: “Небо питает человека пятью ци (воздействие погодных условий), земля обеспечивает его пятью различными вкусами (речь идет о видах зерновых)”.
Продукты питания, необходимый для дыхания воздух человек получает из окружающей его природы, к условиям которой он должен приспосабливаться в желании иметь более благоприятные условия жизни. Это относится в числе прочего к погодным условиям четырех времен года. Состояние погоды постоянно учитывается китайской медициной как возможный исходный пункт заболевания. Так, весеннее тепло, летняя жара, осенняя прохлада зимний холод могут вызывать болезни, вследствие чего они и по настоящее время причисляются в современной китайской медицине к причинам возникновения болезней. В книге “Лин-шу” находим: “Если стоит теплая погода, а люди продолжают носить толстую одежду, то поры открываются и пот выходит наружу... В холодную погоду поры закрываются, влага не может выйти наружу, она направляется к мочевому пузырю, превращаясь там в мочу и ци”. Здесь описывается процесс естественного приспособления человека к температуре окружающей среды: при жаре выступает пот, который испаряется, чтобы адаптировать человека к жаркой погоде. При низкой температуре поры закрываются, ограничивая выделение пота, происходит выделение жидкости в виде мочи, температура тела сохраняет свое постоянство. Аналогичным образом приспособительные способности человеческого тела проявляются при перемене местопребывания при смене дня и ночи и т.д. При нарушении регуляторного механизма человеческого тела возникают заболевания. В случае инфекционных болезней и эпидемий также находит свое выражение единство взаимоотношений между человеком и окружающей природой. В Китае возникает весной много заболеваний, связанных с воздействием температуры; летом увеличивается число случаев тепловых ударов, дизентерии, малярии; зимой большинство пациентов страдает простудными заболеваниями. Многочисленные хронические болезни реагируют на неожиданные изменения погодных условий. К ним относятся болезни ревматического характера (по-китайски Би), астма, мигрень. На течение других заболеваний оказывает влияние естественная смена дня и ночи. При некоторых болезнях наступает облегчение в первой половине дня и ухудшение во второй, при других наоборот. Китайская медицина постоянно учитывала прошлый человеческий опыт, свидетельствовавший о том, что путем разумного повеления можно избежать вредных воздействий окружающей среды. Так, например, в книге “Су-вэнь” содержится следующее предупреждение: “Когда пять инфекционных болезней достигают наибольшего распространения, можно легко подвергнуться заражению... человек должен избегать их ядовитого дыхания”. В той же книге читаем в 1-й главе: “Находясь в состоянии слабости, избегай возбуждающего болезнь ветра”. Китайцы уже давно знали о рекомендации врачей, регулярно полоскать рот после принятия пищи. Им рекомендовали чаще менять одежду, регулярно купаться и делать предохранительные прививки (например, против оспы). Большое значение придавалось также сохранению физической подвижности. Уже упоминавшийся нами врач Хуа-Туо разработал для этой цели специальные гимнастические упражнения, усовершенствованный вариант которых, известный под названием “Тай-жи-цюань”, до настоящего времени пользуется популярностью во всем Китае.
Таким образом, и в этом случае принимаются во внимание оба полюса диалектических отношений в системе “человек-окружающая среда”. Китайца приучали приспосабливаться к природе, но ему разъясняли также и необходимость повышения сопротивляемости собственного организма. Кроме того, классики медицины учили его изменять окружающую среду в собственных интересах. Все это входит важными составными элементами в традиционную китайскую медицину.
Отношения между западной и традиционной китайской медициной
Прежде всего следует указать на то общее, что присуще традиционной китайской и современной западной медицине. В первую очередь необходимо подчеркнуть, что теоретическая система китайской медицины без сомнения ориентируется на ту же действительность, которой занимается и западная медицина, а именно на человеческий организм. Болезни выглядят в Китае точно так же, как на Западе. Пациенты страдают теми же заболеваниями с теми же симптомами. То, что такое же положение существовало уже и ко времени написания книги “Нэй-цзин”, было продемонстрировано недавно западному миру китайским документальным фильмом. В нем показано паталого-анатомическое вскрытие женщины, законсервированной более двух тысяч ста лет тому назад в лаковом гробу, который был найден в 1972 году в могиле периода западной Ханьской династии (2-6-24 гг. до н.э.). При этом оказалось, что причиной смерти женщины (она принадлежала к верхним слоям общества) явился сердечный инфаркт. Все анатомические и гистологические разрезы мумии дали ту же картину, которая характерна для умерших в наше время. В желудке еще находилось содержимое последнего приема пищи, в мышцах были обнаружены трихины, суставы имели ревматические деформации, стенки сосудов носили следы артериосклероза, которым страдала китаянка.
Кроме таких подтверждений исторического характера, существуют обстоятельства научно-теоретического и практического порядка, указывающие на то, что в основе традиционной китайской и современной западной медицины лежит одна и та же реальность. К ним относятся:
1. Совпадение активных точек, называемых у нас на Западе точками акупунктуры (по-китайски: чжэнь - цзю), с наиболее характерными в топографо-анатомическом отношении местами человеческого организма, которые играют вполне определенную роль и в западной анатомии.
2. Схожесть представлений о физиологических связях между внутренними органами, присущих учению китайской медицины и современной западной физиологии.
3. Тот факт, что западная медицина содержит по существу все диагностические элементы, которые известны в традиционной китайской медицине, а именно:
а). Основательный осмотр пациента;
б). Прослушивание внутренних шумов и исследование запахов тела;
в). Беседа врача с пациентом;
г). Пальпационное исследование, включая диагностику по данным исследования пульса. В качестве причин частью более далеко идущей дифференциации методов непосредственного обследования больного в древнем Китае следует назвать культурные и исторические условия. Ранее для китайской женщины считалось неприличным показываться врачу в обнаженном виде. Поэтому китайские медики были вынуждены ограничиваться при оценке внутренних изменений диагностикой на основании состояния языка, глаз и пульса. Этому простому факту обязаны мы сегодня наличием доведенной до совершенства китайской диагностики. Дальнейшее сходство видно из сравнения основных глав западного учебника дифференциальной диагностики внутренних болезней с основными главами учебника традиционной китайской медицины, посвященными той же теме. Западная книга содержит в двадцати четырех главах следующие рубрики: анемии, геморрагический диатез, повышенная температура, одышка, нарушение сердечного ритма, цианоз, изменения ЭКГ, боли в груди, гипертония, гипотония, наличие затемнений в легких, увеличенные лимфатические узлы, боли в животе, диарея, запоры, желтушность, увеличение селезенки, наличие крови, белка, слизи в моче, отечность, боли в конечностях и в области позвоночника, параличи, потеря сознания, нарушения водного обмена. В китайском учебнике содержатся следующие тридцать три раздела, о которых идет речь, в частности, в разд. 6.2. настоящей книги: повышение температуры, озноб, потливость, головные боли, боли в груди, боли в подложечной области, боли в животе, боли в спине, боли в суставах, боли, связанные с возникновением грыжи, запоры, понос, задержка мочи, полиурия, головокружение, бессонница, жажда, отсутствие аппетита, чрезмерно повышенный аппетит, рвота, желтушность, отечность, кашель, астма, одышка, тонические и клонические судороги, рвота с кровью, кровохарканье, носовое кровотечение, кровоточивость десен, кровь в стуле и в моче, параличи парастезия, сердцебиение.
При этом сравнении бросается в глаза, что несколько глав западного учебника связаны с применением современных научных методов исследования: изменения ЭКГ, наличие затемнений в легких, гипертония и гипотония. Другие главы западной дифференциальной диагностики обнаруживают влияние точных методов исследования: нарушение сердечного ритма, анемии, нарушении водного обмена, гематурия, протеинурия, пиурия. В основном же и в китайской и в западной диагностике речь идет об одних и тех же категориях распознавания болезней. В первую очередь при непосредственном обследовании больного и в китайской и в западной медицине проверяются одни и те же функции. Связанная с применением специальной аппаратуры, рассчитанная на использование технических средств диагностика западной медицины осуществляет, кроме того, проверку многочисленных параметров согласно требованиям современных естественных наук, т.е. с соблюдением принципов точности, однозначности, количественного выражения показателей, логической взаимосвязи, возможности проверки полученного результата и объективности, что позволяет получить большую надежность результата исследования больного. Однако в любом случае - и это следует всегда иметь в виду - китайский врач, пользующийся приемами традиционной медицины, сталкивается в своей повседневной работе с той же действительностью, что и его современный западный коллега.
Общность и различия в историческом развитии
Если обратить взгляд в глубь истории, то можно найти еще больше параллелей между китайской и западной медициной. Последняя вплоть до введения естественно-научной методологии приблизительно двести пятьдесят лет назад также имела и в области теории феноменологический характер, как и традиционная китайская медицина.
Древнеевропейская медицина имеет поэтому некоторые параллели с традиционной китайской медициной. В качестве подтверждения этого положения приведу выдержку из “регулирования образа жизни” Гиппократа, в которой речь идет об аналогичном китайскому учению об инь и ян взаимоотношении между огнем и водой: “Все живые существа, а следовательно, и человек, образованы из двух основных составных частей, которые различны по своим, возможностям, но имеют одну и ту же конечную цель, а именно, из огня и воды. Взятые вместе, они достаточны для всего остального и друг для друга, но отдельно ни для себя самого, ни для чего другого. Возможности, которыми располагает каждый из них, состоят в следующем: огонь в состоянии постоянно приводить все в движение, вода - постоянно питать все. Они делят власть между собой и подвергаются власти один другого до крайнего максимума и минимума”. В трудах немецкого врача Парацельса, жившего в эпоху позднего средневековья, имеется следующее замечание, относящееся к терапии: “Применяй лечение по соответствию, холодное лечи теплым, влажное сухим, переполнение опорожнением, пустоту наполнением, ибо природа учит, что все изгоняется своей противоположностью”. Это последнее место как будто бы взято у какого-нибудь класика китайской медицины.
Ранняя западная медицина оперировала, как и традиционная китайская медицина, в основном качественными показателями, была проникнута идеей единства человеческого организма и исходила из диалектических предпосылок. Эти признаки исчезли из западной медицины с введением современной естественно-научной методики, явившейся следствием философии Декарта и его учеников. В XVIII веке естественнонаучная методика становилась во все возрастающей степени пробным камнем для западной медицины, которая заслужила, идя по этому пути, неоспоримое мировое признание. Однако в упоении от успехов, достигнутых благодаря точной методике, западная медицина забыла большинство своих источников или утратила их. Вследствие этого ей угрожает опасность впасть в односторонность, поэтому настало время вспомнить о своих старых источниках. При этом необходимо избежать ошибки, которая может привести к разрушению всего достигнутого: не следует стремиться к тому, чтобы повернуть вспять колесо истории, да это и невозможно. В наше время невозможно возродить “додекартовскую” медицину, которая отказалась бы от естественно-научной методики, характерной для современной медицины.
Различия между современной западной и традиционной китайской медициной в области теории познания и научной теории
Это было ясно понято в Китайской Народной Республике. Мао Цзэдун уже в 1928 году высказался в пользу соединения традиционной китайской медицины с современной западной. Два фактора привели его к такому выводу.
1. Диалектическое мышление, которое, с одной стороны, соответствует китайской традиции и, с другой стороны, свойственно диалектическому материализму. В этой связи указывается на статью Мао “О противоречии”, в которой он говорит о “единстве противоположностей”. Путем диалектического разрешения противоречий в современном Китае избегают того, что подвергается критике в качестве присущих Западу “метафизики” или “реакционного идеализма”. С этих позиций как механистически-причинная точка зрения, так и односторонне идеалистическое мировоззрение, отдающее предпочтение духовному началу перед физическим рассматриваются в одинаковой мере как “метафизические заблуждения”.
2. Специфическая ситуация, характерная для политики в области здравоохранения в 40-е, 50-е и 60-е годы в Китае. В то время в Китае ощущалась острая нехватка специалистов западной медицины при наличии целой армии врачей традиционной медицины различной квалификации. Мы увидим впоследствии, что Мао оказался прав как в общественно-политическом отношении, так и с теоретически-познавательной и научно-теоретической точки зрения.
Решающее различие между современной западной и древнекитайской медициной коренится в различии их исходных позиций, связанных с теорией познания. Китайская система врачевания начинает с выявления широких взаимосвязей, из которых, опираясь на многочисленные наблюдения и заключения по аналогии, выводятся практические мероприятия лечебного характера. Западный медик начинает в отличие от этого с измерения и анализа мельчайших деталей, путем познания которых он рассчитывает дойти до понимания явления в целом. Тем самым он использует как раз противоположный путь.
Поскольку речь идет в данном случае о явлениях, относящихся к теории познания, необходимо прежде всего остановиться на понятии “наука”: “В отличие от неупорядоченного (опытового) знания (эмпиризм) наука рассматривает не просто явления, но также и причины вещей. Она переходит аналитически от целого к части, а синтетически от части к целому; путем индукции от опыта и наблюдений к понятиям, заключениям и выводам, от частного, особого к общему, а путем дедукции от общего к частному, постоянно проверяя одно другим. Научный прогресс состоит в бесконечном систематическом проникновении в действительность, как вширь, так и вглубь, к элементам бытия и событий и к познанию их взаимосвязей, к познанию великой взаимосвязи действительности, которую мы называем окружающим миром”. Это сформулированное на западе понятие науки принято в настоящее время во всем мире, в том числе и в КНР, которая прилагает поэтому большие усилия для доведения этого представления о науке до сознания людей, пусть в форме диалектического материализма. Китай во все возрастающих размерах импортирует в наше время с Запада научные идеи, технические достижения, оборудование и потребительские товары.
Возвратимся теперь к традиционной китайской медицине, которая пользуется для познания медицинских закономерностей всеми основными научными методами. В обеих медицинах применяется индуктивный и дедуктивный метод или причинный анализ. Правда, обе медицинские системы пользуются ими в противоположной последовательности: китайская медицина начинает с дедукции, а западная - с индукции. Но чем отличаются друг от друга обе медицинские теории? Мы уже назвали выше два типичных пункта, характерных для традиционной китайской медицины.
1. Рассмотрение человеческого организма в качестве единого целого (Чжэн-ди);
2. Диагностика в соответствии с синдромами с учетом этой целостности (Бянь-чжэн).
С рассмотрением человеческого организма как единого целого и с диалектикой связано то обстоятельство, что традиционная китайская медицина достигает менее точной объективизации результата исследования больного, чем современная западная медицина. Аристотель является автором положения, согласно которому целое представляет собой нечто большее, чем простая сумма составляющих его частей. В смысле современных естественных наук понятие целостности является гипотезой, которая не может быть доказана. В этом причина невозможности реализации с естественнонаучных позиций медицины, оперирующей понятием целостности.
Несколько иначе обстоит дело в современной науке с диалектикой. Хотя западные естественные науки, а с ними и медицина не применяют достаточно определенно диалектический принцип, но в исследовательской практике он находит широкое применение. Лучшая и наиболее острая проверка теории всегда достигается путем предположения ее противоположности, а это является диалектическим методом. Определенные отношения существуют также между диалектикой и введенным в научную дискуссию физиком Нильсом Бором понятием дополнительности. Бор указал на то, что системы понятий всегда дают ограниченную, одностороннюю картину действительности, т.е. освещают лишь о д н у сторону, целое же исчерпывается только с введением противоположных систем понятий.
Наряду с целостностью рассмотрения и диалектическим подходом, с западной точки зрения китайская медицина имеет еще одну характерную особенность: использование лишь качественных критериев для оценки состояния человеческого организма и его болезненных состояний, т.е. отсутствие точности, возможности проверки и объективности в современном научном смысле.
Как известно, современные естественные науки требуют наличия следующих условий, которым должна удовлетворять теория: точность, ввозможность проверки, объективность, плодотворность.
Например, точность имеет место в том случае, когда теоретическая система обладает такими качествами, как однозначность, количественное выражение предмета исследования, логическая взаимосвязанность. Эти три критерия в значительной степени выполнены теоретической медициной Запада. В отличие от этого традиционной китайской медицине недостает во многом однозначности. Ее основные понятия: инь - ян, холод-жар, снаружи-внутри, пустота-полнота и т.д. - не являются однозначными в смысле научных понятий* То же самое относится и к шести внешним причинам болезней (ветер, холод, летняя жара, влажность, сухость и “шэнь”). Во всех этих понятиях материальные элементы смешиваются с энергетическими или функциональными. В данном случае мы имеем дело с “додекартовской” системой, в которой еще не нашли полного разделения такие понятия, как субъективное и объективное, материальное и энергетическое, физическое и психическое. Этой системе недостает, разумеется, и количественного выражения, меры. В ее изначальной форме китайская медицина, как уже отмечалось, рассматривает только качественные показатели, которые в лучшем случае могут иметь внутрисубъективное происхождение, но не поддаются объективизации в смысле современной медицинской науки. Возможность использования количественных категорий могла бы появиться здесь лишь при условии введения современных, т.е. западных научных методов. Логическая взаимосвязь также в значительной степени отсутствует в системе китайской медицины. Таким образом, здание теории традиционной китайской медицины страдает многими недостатками в отношении точности, а вследствие этого также и в отношении возможности проверки и объективности, что полностью осознается в современном Китае. Тем не менее теоретическая система китайской медицины оказывается весьма богатой с точки зрения ее плодотворности, создав незнакомую современной западной медицине модель мышления, которая обладает тем преимуществом, что может опираться на более чем двухтысячелетний практический опыт. Теория может считаться плодотворной в том случае, если она предлагает единый принцип для большого многообразия явлений, в особенности в том случае, если с самого начала оставалась скрытой связь различных явлений между собой. Причем характерно, что понятие плодотворности теории не всегда тождественно ее надежности.
Свойственный китайской медицине принцип подхода к человеческому организму как к единому целому проявляется в рассмотрении происходящих в нем функциональных процессов, которые могут быть объединены под общим понятием “ци”.
В этой связи следует привести заключение известного английского китаеведа Джозефа Нидхэма о научности древнекитайского мышления: “Китайские мыслители должны были потерпеть фиаско в научном отношении возможно потому, что относились с большим недоверием к силе разума и логики. Они познали относительность, сложность и бесконечность Вселенной, стремясь к миропониманию эйнштейновского типа, не заложив для этого, однако, ньютоновских основ. В таких условиях наука не могла получить соответствующего развития”. Нидхэм имел при этом в виду, по-видимому, несколько суженное понятие науки, свойственное XIX веку. Данное нами в начале этого раздела философское определение понятия “наука” не является основанием для столь строгой оценки китайской науки. Во всяком случае научное мышление существовало на западе еще до Декарта, и традиционная китайская медицина может быть поставлена на одну ступень с ним.
Влияние на врачебную практику
С полным основанием в наше время в КНР происходит соединение традиционной китайской медицины с методами современной научной медицины. Ибо только таким образом может быть обеспечена полная терапевтическая безопасность для пациента. Китай никогда не вступил бы на дорогостоящий путь введения нового медицинского оборудования для диагностики и терапии и другой аппаратуры, если бы его собственная медицина могла предложить нечто равноценное. Это обстоятельство необходимо особо подчеркнуть, поскольку в ином случае у западных врачей может сложиться неправильное представление о возможностях китайской медицины. Лишь внесение свободной от иллюзий, основанной на научном подходе ясности может гарантировать западного пациента от ущерба, который неизбежно явится следствием переоценки методов традиционной китайской медицины. Приведем несколько примеров для лучшего понимания вопросов диагностической надежности традиционной китайской и современной западной медицины. Рассмотрим вначале случай особого заболевания крови, обусловленного нарушением свертываемости крови вследствие отсутствия тромбоплазминовой предстадии, ступень II. Оно имеет генетическое происхождение и поражает представителей обоего пола. Китайской медицине неизвестно само существование этой болезни. Следовательно, эта болезнь не может быть ни диагностицирована, ни излечена средствами китайской медицины.
Другой случай имел место в моей практике и мог повлечь трагические последствия. К автору явился пациент с просьбой подвергнуть его лечению с применением акупунктуры. До этого он подвергся детальному терапевтическому и неврологическому обследованию. В анамнезе имела место происшедшая пять месяцев тому назад автомобильная катастрофа, сопровождавшаяся полным разрушением автомобиля и продолжавшейся не более одной минуты потерей сознания пациента, который чувствовал себя после этого вполне удовлетворительно. Несколько недель как он почувствовал постепенное ослабление силы и ловкости правой руки и правой ноги, сопровождавшееся нарушением равновесия. Возникли также трудности при письме правой рукой. Во время обследования пациент чувствовал себя, по его словам, ясно и сохранял работоспособность, головная боль и подавленность отсутствовали. Предложение врача о проведении повторного точного нейрофизиологического исследования с помощью ЭЭГ вызвало бурную отрицательную реакцию со стороны пациента. Он не хочет терять время, тем более что терапевтическое и нейрологическое исследование не дали результата, и требует назначить лечение с использованием акупунктуры. В соответствии с методами традиционной китайской медицины у пациента не удалось установить каких-либо отклонений. Тем не менее автор настоял на повторном неврологическом обследовании, которое и было проведено в первой половине следующего дня в специализированной клинике. А уже во второй половине того же дня пациент находился на операционном столе университетской неврологической клиники, где ему было проведено удаление большой субдуральной гематомы. По заключению невропатологов и врача, проводившего операцию, промедление имело бы следствием увеличение риска для пациента. Спрашивается, что произошло бы, если бы пациент подвергся диагностицированию и лечению согласно правилам китайской медицины? Однажды он потерял бы сознание. В этом случае установление неврологического диагноза и операция проходили бы в значительно более неблагоприятных условиях.
Традиционная китайская медицина в качестве модели “новой медицины” на Востоке и на Западе
Однако нельзя пренебрегать и опасностью, заключающейся в переоценке причинно-аналитической и медико-технической методики с перспективной погрязнуть в неподвижном позитивизме, который не всегда приводит к наилучшим результатам в практической медицине, поскольку он не в полной мере отвечает реальной действительности.
Решение настоящей проблемы заключается поэтому не в выборе по принципу “или-или”, а в сочетании обеих медицин. Мао Цзэдун поставил для Китая задачу объединить китайскую и западную медицину во имя всеобщего блага и поднять при этом китайскую медицину на более высокую ступень. Это как раз то, что требуется в настоящее время. К тому же настало время подвергнуть критическому анализу также и методы современной западной медицины, аналогично тому, как это было сделано для традиционной китайской медицины. У многочисленных представителей чисто позитивистски ориентированной медицины на Западе мы встречаем сегодня методический монизм, который лишь в неполной мере отвечает стремлению науки к познанию истины. В этом заключается, между прочим, решающая причина того, почему полученные в Китае результаты применения иглоукалывания и прижигания (акупунктура) вообще не были поняты на Западе и потому не могли быть использованы. Отклонение или принижение “акупунктуры” со стороны официальных медицинских организаций на Западе является выражением не склонного к анализу системного мышления. Такое мышление является угрозой не только для традиционной китайской медицины на Западе, но и для самой современной западной медицины. Характерной особенностью этого типа мышления является конструирование действительности вместо ее отражения. При этом медицина подвергается опасности быть превращенной в голую карикатуру. Это происходит в западных врачебных практиках и клиниках там, где вместо пациента лечат только желудок, опухоль, желчный пузырь, струму или кровяное давление, т.е. изгоняют целое в пользу частного, низводя больного до уровня простого симптома. Разумеется, подобная медицина имеет мало шансов устоять в длительной перспективе. Подобная медицина является в конечном счете причиной критики, которой западная общественность подвергает сословие врачей, даже если это не всегда находит четкое выражение. Дело в том, что лечение больного, сведенного к простому симптому, становится в опасной степени “простым”. Врачу остается только выбрать в рецептурном справочнике лекарство, соответствующее данному симптому, которое предоставляется в его распоряжение фармацевтической промышленностью. Тем самым он оказал врачебную “Услугу”, которая затем подлежит оплате в соответствии с пунктом тарифа. Медицинские круги КНР, которые хорошо знают, чем их страна обязана западной медицине, критикуют западную медицину за подобные извращения, называя их “метафизикой механистического материализма”. Только принимая во внимание целостность человеческого организма, медицина может удовлетворить требованиям действительности. Немецкий философ Макс Горкхайнер высказал ту точку зрения, что “позитивистское мышление является правильным, но не истинным”. То же самое можно сказать и в адрес позитивистски ориентированной, имеющей однобокое технически естественнонаучное направление медицины.
Из современных естественных наук физика первой осознала проблему, о которой идет речь. Физик Вернер Гейзенберг писал в связи с этим: “Старое деление мира на изменение его во времени и пространстве, с одной стороны, и на духовное начало, в котором этот процесс отражается, с другой стороны, т.е. декартовское различение res cjgitans и res extensa, не подходит более в качестве исходного пункта для понимания современных естественных наук... Естественные науки не стоят более в качестве наблюдателя перед природой, а осознают себя в качестве части этого взаимодействия между человеком и природой... Научный метод, состоящий в выделении, объяснении, систематизации, должен осознать пределы своих возможностей, которые поставлены ему тем обстоятельством, что в результате вмешательства метода происходит изменение и преобразование предмета изучения, т.е. метод более не в состоянии существовать отдельно от предмета изучения. Естественнонаучная картина мира прекращает тем самым быть естественнонаучной в собственном значении этого понятия”. И для медицинской науки содержится в этом высказывании предложение открыть слишком плотно закрытые границы. Уже один опыт, получаемый в процессе каждодневной медицинской практики, постоянно указывает западным врачам на эти границы. Имеются многочисленные болезни, перед которыми современная западная медицина оказывается в значительной степени бессильной. В их число входят: мигрень, бронхиальная астма, боли в суставах ревматической этиологии, эпилепсия, хронические дерматозы, глаукома, некоторые случаи стерильности у женщин, нарушения сна, ночное недержание мочи, хронические болевые состояния и т.д. Пациенты, страдающие этими заболеваниями, зачастую ходят в западных странах от одного врача к другому, но все меры медицинского характера оказываются безуспешными. При отсутствии положительного эффекта лечения следует исходить из того, что при этом речь идет о случаях, когда теоретическая модель, которую врач положил в основу своих действий, оказалась несостоятельной. Во всех этих случаях необходимо поэтому принять иную теоретическую модель, позволяющую медику оказаться на высоте требований, предъявляемых к нему комплексом элементов, составляющих реальность соответствующей болезни. В современной физике и других естественных науках давно уже стало обычным рассматривать теорию в качестве “модели” или “приближения”, которые лишь в неполной степени отвечают реальности. Кибернетик К.Штайнбух замечет по этому поводу: “Возможно также, что одна и та же научная модель (или приближение) может оказаться при решении различных проблем в одном случае полезной, а в другом случае непригодной”. Очевидно, что многие западные врачи еще не дошли до признания этого факта. Несмотря на то, что многие больные на Западе излечились с помощью китайской иглотерапии и не нуждаются более в приеме лекарство, что дает в длительной перспективе большую экономию средств, в глазах западной медицинской науки это все еще считается своего рода примитивной магией, а пациент, излеченный таким путем, рискует вызвать подозрение в психической неполноценности или рассматривается как отсталый экземпляр семейства млекопитающих, называемых человеком. На самом же деле в данном случае следует говорить об отсталости медицины Запада. Это она постоянно упускает из вида необходимость корректировать свою теорию, приводя ее в соответствие с практикой.
При этом возникает, естественно, вопрос, каким образом следует вводить такого рода коррективы. Одна возможность могла бы состоять во внедрении в западную медицину целостного подхода к человеческому организму и диалектического метода, свойственных традиционной китайской медицине. Одновременно необходимо было бы подкрепить методы китайской медицины с позиций объективного знания с целью достижения точного объяснения основных посылок китайской медицины. Этот процесс был уже начат многими западными исследователями с акупунктуры. И многочисленные китайские исследовательские институты смогли получить, используя такие точные методы, как ЭЭГ, ЭКГ, исследование крови, спинномозговой жидкости и мочи, объективные данные для объяснения физиологического действия методов китайской медицины, в частности акупунктуры. Таким образом, китайская медицина нуждается сегодня в западной медицине и ее методике, чтобы достигнуть полной научности, читай: полной терапевтической надежности. С другой стороны, западная медицина во все возрастающей степени нуждается в привитом с помощью китайской медицины диалектическом мышлении и понимании того, что можно было бы обозначить философским понятием “единства окружающей действительности”. Что это понятие единой реальности получило большое признание также и у современной естественной науки, нашло недавно отражение в труде западно-германского физика и философа Карла-Фридриха фон Вайцзеккера “Единство природы” (Мюнхен 1971 г.). Понятие “целостная медицина”, все еще не принимаемое многими медиками на Западе, получает при этом совершенно новый смысл. “Единство природы” или единство действительности создает обрамление для новой мировой медицинской науки, которая, являясь, с одной стороны, целостной медициной, удовлетворяет, с другой стороны, требованиям современных естественных наук. Эта новая медицина явилась бы результатом диалектического процесса, при котором из современной западной медицины в качестве тезиса и традиционной китайской медицины в качестве антитезиса возникнет как синтез новая медицина.
В доказательство того, что это не утопия, а уже частично ставшая действительностью реальность, назовем несколько новшеств, разработанных в Китае путем соединения современной западной и традиционной китайской медицины: обезболивание помощью акупунктуры, используемое при хирургическом вмешательстве; лечение глухонемоты и катаракты с помощью акупунктуры; терапия переломов костей с использованием малых шин и ранней активизации пациентов, лечение прободной язвы желудка и паралитической кишечной непроходимости (илеус) на основе комбинации методов китайской и современной западной медицины; консервативное лечение камней почки с помощью акупунктуры и китайских медикаментов, разработанное в Академии традиционной медицины в Пекине; лечение острого аппендицита с использованием акупунктуры под контролем современных западных диагностических методов; лечение эпилепсии с помощью китайской иглотерапии и т.д.
Краткий обзор теоретических основ китайской медицины
Теория китайской медицины занимается вопросами физиологии человеческого организма, его патологии (возникновение заболеваний и их причины), методов врачебного исследования, диалектической диагностики, терапии и профилактики заболеваний. В соответствии с этим настоящая книга разделена на восемь глав.
1. Первая глава посвящена историческим аспектам и вопросам научно-теоретического разграничения китайской медицины и современной западной медицины.
2. Во второй главе представлены основные теоретические модели китайской медицины: учение и инь и ян и теория пяти элементов. Они коренятся в истоках китайской культуры, основаны на диалектическом подходе к предмету изучения и образуют основу специфической диалектики китайской медицины. С помощью инь и ян осуществляется анализ человеческого тела, включая его физиологические функции и патологические изменения. На этой основе возникли также правила диагностики и терапии. Учение о инь и ян, в особенности теория пяти элементов, представляет собой донаучную модель, которая не в полной мере отвечает требованиям современных естественных наук, поскольку она не поддается количественному определению. Однако она решающим образом дополняет теорию современной западной медицины.
3. Основываясь на учении о накопительных и полых органах (Цзян-фу), китайская медицина объясняет физиологические функции и патологические изменения внутренних органов, а также взаимодействие их между собой. Это учение охватывает две большие области: теорию субстанции (Чин), “Шэнь”, ци (Функция, “энергия”), крови (Хуэй) и телесных соков (Чинь-е) и учение о пяти накопительных органах и шести полых органах.
Субстанция, “Шэнь”, ци, кровь и телесные соки образуются за счет деятельности накопительных и полых органов и “накапливаются” в определенных накопительных органах, от чего зависит их нормальное действие. Тесная взаимосвязь существует между этими продуктами накопительных и полых органов и внутренними органами. Это относится как к здоровому, так и к болезненному состоянию организма. Правильная китайская диагностика с последующим рациональным лечением возможны лишь при условии, что врач в точности знает различные функции накопительных и полых органов их продуктов.
4. Другой важной составной частью человеческого организма являются каналы (меридианы) и побочные сосуды (Чин-люо). Они осуществляют связь между внутренними и наружными частями тела, соединят верх и низ, обеспечивают коммуникации между внутренними органами и создают возможность обращения ци к крови играют при этом наиболее важную роль в физиологии и патологии, при установлении диагноза и терапии. Хотя в настоящее время в Китае еще отсутствуют точные представления о сущности системы каналов, не вызывает, однако, сомнения, что каналы и побочные сосуды имеют первостепенное клиническое значение. Многие не подлежащие сомнению эффекты китайской медицины могут быть объяснены лишь с помощью каналов.
5. Рассматриваются представления китайской медицины о причинах заболеваний (Бин-инь) и патологии (Бин-ли). Речь идет здесь о шести вызывающих болезнь вредных влияниях, об инфекционных болезнях, о заболеваниях, вызываемых причинами психического характера, неправильном питанием, переутомлением, наружными ранениями, укусами животных и насекомых и т.д. Решающим обстоятельством является при этом то, что большинство болезней может возникнуть лишь при наличии неуравновешенности в организме или нарушении соответствия между организмом и окружающей средой. Таким образом, и причины болезни подвергаются в китайской медицине диалектической интерпретации как результата внутренней причины и внешнего повода.
6. Китайская диагностика включает в себя четыре метода исследования: осмотр, прослушивание и исследование на запах, опрос, ощупывание (пальпация). Дифференциальная диагностика китайской медицины состоит в установлении диагнозов наиболее часто встречающихся заболеваний и их разграничении по отношению к схожим картинам болезни.
7. Синдромы болезни охватывают полученный с помощью четырех методов исследования клинический материал в целях определения происхождения болезни и ее развития. Результат диалектической диагностики называют в Китае “синдром болезни” (Чжэн-хоу). Такие синдромы, число которых в китайской медицине велико, в соответствии с различными нарушениями, представляют собой обобщение характеристических свойств данного заболевания. Диагностика в зависимости от синдромов пользуется различными теориями, в их числе восемь руководящих принципов (Ба-ган), синдромы ци, крови и телесных соков (чин-е), синдромы наполнительных и полых органов, синдромы шести каналов, синдромы вэй, ци, ин и крови, синдромы трех обогревателей. Все эти разнообразные диалектические методы имеют свои особенности, которые рассматриваются в соответствующих главах книги. Все они дополняют друг друга в смысле господствующего в китайской медицине учения о единстве и составляют неразделимое целое.
8. Профилактика и лечение болезней. Врач и пациент всегда находятся в наивыгоднейшем положении, если болезнь удается предотвратить в самом начале. Но если человек все же заболел, то лечение должно находиться в логической связи с картиной или синдромом болезни. Принятые в китайской медицине методы лечения основываются все без исключения на принципе рассмотрения человека в качестве единого целого и на диалектической диагностике. При этом имеется несколько принципиальных положений, которые должны быть знакомы врачу, занимающемуся китайской медициной. К их числу относятся: установление причины болезни до начала лечения, вопрос о первоочередности устранения причины заболевания (Бэнь) или внешних симптомов (Бяо); увеличение сопротивляемости; заполнение пустоты и устранение переполнения; нормальное лечение болезни терапия по принципу “подобное подобным”, лечение в соответствии со временем года, географическим положением и конституцией пациента.
Китайская медицина является продуктом практики, ее главная ценность состоит в практикабельности. Теоретические основы китайской медицины являются непременным условием разумного лечения, но без практики они пусты и бесполезны. В этом состоит причина того, что только практикующие врачи с хорошей подготовкой в области китайской и западной медицины могут осмысленно применять и интерпретировать китайскую медицину. Все остальное приводит к нанесению ущерба здоровью пациента и авторитету китайской медицины, которая только-только начала завоевывать известное положение в западном мире.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.