На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Ж.С. де Моран

Жорж Сулье де Моран слишком хорошо известен, чтобы была необходимость долго представлять его здесь. Мы лишь вкратце напомним, кем был этот выдающийся человек, ознаменовавший собой целую эпоху.
Жорж Сулье де Моран родился в Париже 2 декабря 1878 года. Его отец, инженер, участвовал в мексиканской кампании и встретился с его матерью, дочерью эмигранта Французской революции, в Нью-Орлеане.
Случаю было угодно, чтобы Жорж Сулье де Моран уже в юном возрасте усвоил язык мандаринов с помощью образованного китайца, жившего в доме их друзей - семьи Теофиля Гостье. Эта дружба, без сомнения, повлияла на выбор его жизненного пути. Получив образование у иезуитов на улице Мадрида, он собирался заняться медициной, однако преждевременная смерть отца вынудила его отказаться от этого намерения. В возрасте двадцати лет он был послан в Китай банкирским домом Ленде. Благодаря своим лингвистическим познаниям он очень скоро поступил на службу в министерство иностранных дел.
Назначенный консулом Франции в Шанхае, он отправился в Юннанфу, где во время эпидемии холеры воочию убедился в том, что больные лучше выздоравливают благодаря иглоукалыванию, нежели от действия медикаментов, которыми располагали в те времена.
С этого времени он углубляется в изучение как этой новой для европейца терапии, так и истории, искусства и литературы Китая. Вскоре после своих первых опытов, давших поразительные результаты, он публикует в “La iuense medicale” большую статью по акупунктуре.
Доктор Шарль Фланден (Flandin), которому впоследствии удастся заполучить таких крупных специалистов по иглотерапии, как П.Феррейроль и Г.Хубессериан (H), открывает для него отделение в Биша. В 1933 году Жорж Сулье де Моран публикует в “Merlure de France” статью по диагностике болезней посредством исследования пульсов. В 1934 году в свет выходит “Очерк подлинной китайской акупунктуры” (“Preus de la iraie acupuncture ilunoise”), а в 1939 и 1941 годах - первый и второй тома “Китайской акупунктуры”, в которых автор излагает свою интерпретацию теории Энергии и манипулирования ею в интересах терапии.
Благодаря ему акупунктура переживает в это время небывалый подъем. Ему завидуют. Он наталкивается на враждебность определенных кругов, страдает от этого, и все это не проходит бесследно для его здоровья. Однако его вера в акупунктуру придает ему силы довести до конца поставленную перед собой задачу; ему удается завершить свою работу публикацией последнего тома “Трактата о китайской акупунктуре” перед тем, как его поразил удар. Жорж Сулье де Моран покинул нас 10 мая 1955 года.
Писатель, историк, выдающийся синолог, он, повторим, оставил значительное наследие как по истории китайской литературы, так и в области точных наук, являющихся частью культуры этой огромной страны и этой великой цивилизации.
Именно широта и глубина данного исследования, несомненно, и позволили этой удивительной медицине пустить корни сначала во Франции, а затем и по всей Европе.
Те авторы, которые до него из любопытства описывали свои наблюдения, донесли лишь некоторые рецепты. По этой причине термин “рефлексотерапия”, который снисходительно употребляла Медицинская академия, применялся по отношению лишь к подобранным там и сям крохам этой древней терапии, а не к подлинной акупунктуре - такой, какой нас научил Жорж Сулье де Моран.
Он первый показал нам, что за тысячелетиями тщательных и добросовестных наблюдений возвышается целая философия, одновременно биологическая и метафизическая - философия Жизни.
Для осуществления этой цели он, полностью сохраняя свою индивидуальность европейца, научился чувствовать и думать почти как настоящий китаец.
Если на Западе тщательный анализ привел к выявлению понятия закона в процессе познания, то на Дальнем Востоке благодаря синтезу было сформулировано понятие Символа, что, по-видимому, не менее важно.
Для Жоржа Сулье де Морана стало очевидным, что, если европейские и близкие к ним специалисты по иглоукалыванию не хотят ограничиться чисто поверхностными результатами, то им следует для обогащения их опыта впитать в себя китайскую традицию, в равной мере проникнутую как символизмом, так и рационализмом.
Характеризующаяся отсутствием единства и основанная на анализе физиология может не принять во внимание функциональный синтез, но этого не произойдет с проникнутым единством китайским миропониманием, основанным на пространно-временном континууме. Клетки, ткани, системы, индивид являются для нас этапами, определяющими функционирование человеческого тела и разума. Это, несомненно, можно объяснить, приняв во внимание, что целое проявляется в каждой своей части, например, органы - в пульсе, каким бы абсурдным это ни показалось с точки зрения чистой логики.
Для Жоржа Сулье де Морана диалектика тела Ян-Инь напоминает западное учение о гомеостазе. Она объясняет саморегулирование, имеющее место между телесными кинестезиями и кибернетическими приказами коры головного мозга и промежуточного мозга. В этих местах, слишком крошечных для того, чтобы их можно определить, где по мнению Бована (Boven), происходит связь глубин души с сущностью химических элементов, проявляется символизм и двуединый синтез, причем эта двойственность ничуть не менее сомнительна, чем двойственность волны-частицы.
Образованному китайцу древности, так же как и современному западному ученому, любящим осторожные, тонкие и созидательные парадоксы, становится ясным, что реальное является не противоположностью, а лишь небольшой составной частью воображаемого.
Чтобы правильно понять Ж.Сулье де Морана, надо принять во внимание наличие у него этих идей, когда он говорит нам об Энергии и когда дополняет традиционные представления своими собственными открытиями; поэтому после его работ уже нельзя рассматривать акупунктуру как некоторую совокупность методов, а нужно считать ее ответом на “физиологию общего”, отличным от нашего.
Будучи высококвалифицированным литератором, он был также великим самоучкой и не профаном в физиологии. Благодаря своим гениальным исследованиям общего характера он уточнил физиологические данные, имевшиеся к 1949г, своими убедительными наблюдениями, представлявшими собою смесь точных сведений и блестящих догадок. Он обдумал и прочувствовал столько возможных связей, что остается лишь удивляться результатам, на первый взгляд не представляющим сложности для их опытной проверки.
Доктор Марсель Мартини,
Профессор института Антропологии,
Бывший главврач больницы Леопольд-Боман,
Президент общества по психологии и физиологии
 


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.