На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Фитолакка

Состояние изнеможения

Состояние изнеможения при типе фитолакки весьма своеобразно: больной жалуется на состояние значительного утомления, объ­яснения которому он найти не может, и происхождение которого объяснить действительно трудно, так как оно возникает без види­мой причины и без определенного часового расписания. Больной чувствует себя постоянно утомленным, подавленным, и это как утром, так и вечером. Эта усталость представляет собой «настоя­щее изнеможение». Субъект говорит: «Я просто как-то перемо­гаюсь, я не в состоянии ни мыслить, ни работать, ни ходить». И действительно, всякое действие (сколь бы малым оно ни было) требует от больного совершения непомерного для него усилия. Все протекает так, точно у субъекта внезапно «разрядились его акку­муляторы» («кончился завод»).

Но к этому состоянию утомления присоединяется целая серия расстройств, характеризующих то утомление, истинной причины которого мы распознать не в состоянии, однако, по мере проведе­ния наблюдения и исследования больного, можно бывает прийти к определению истинного основания этого изнеможения: сифилис, обычно, наследственный.

Субъект типа фитолакки «должен оставаться в ле­жачем положении», распростертым. Почему? Потому что всякое движение у него болезненно». Действительно, все мыш­цы  (шеи, конечностей, живота) болезненны. При малейшем при­косновении к ним, при малейшем движении  субъект испытывает боли. Тут хочется подумать о типе Арники, при котором все тело представляется болезненным, точно субъекта основательно избили. Субъект типа Арники в постели чувствует себя плохо потому, что любая часть тела, на которой он лежит, болезненна, у него создается ощущение, точно он лежит на совершенно твер­дой постели, без матраца. Кроме того, у этого больного голова вся горяча, а нос и все тело, кроме головы, холодное. Наконец, ука­жем на два небольших объективных признака: экхимозы, легко вызываемые,  которые приходится отличать от спонтанных экхимозов при типе Лахезис, и мелкие фурункулы или папулы с характером, присущим именно и только данному типу (средст­ву): они располагаются на симметричных местах тела. Если у ка­кого-нибудь субъекта мы находим фурункулы на правом бедре и второй на таком же, симметричном месте, на левом бедре, можно думать о типе Арники.

Второй отличительной чертой депрессии и изнеможения при типе фитолакки является «дрожание»: оно появляется у больного при малейшем движении.

При двух других типах обнаруживаются аналогичные дрожания. Это Гельземий, при котором слабость столь велика, что как только субъект пожелает двинуться, его члены начинают дро­жать. Например, когда он хочет охватить какой-нибудь предмет, его рука дрожит. Но вспомним тут, что субъект типа Гельземия обнаруживает также парезы, локализующиеся в некоторых группах мышц. Укажем еще на два интересных признака типа Гельземия: у субъекта никогда нет жажды, и пульс у него медлен­ный.

Субъект типа Ртути (Меркурий) тоже обнаруживает слабость с дрожанием, но при этом всегда одновременно имеет место состоя­ние дурного пищеварения со стороны пищеварительного тракта, и клейкий пот, не приносящий больному никакого облегчения. К тому же отмечается ухудшение жалоб к ночи.

Третьей отличительной чертой изнеможения при типе Фитолакки, является «впечатление неподвижности и напря­женности» в конечностях и всех членах. Не только отмечается болезненность в мышцах, не только общая чувствительность при прикосновении к ним, но также весь субъект напряжен и испыты­вает затруднение при передвижении. Эта тугоподвижность вновь проявляется при типе Рус токсикодендрон. В этом по­следнем случае она облегчается по мере движения: только первое движение является болезненным, затем подвижность постепенно восстанавливается. Эта тугоподвижность усиливается от движения. Наоборот, при типе Фитолакки имеется очень интересная модальность, позволяющая немедленно отличить тип Фитолакки от типа Рус. В то время как при типе Рус токсикодендрон отмечается ухудшение всех болезненных феноменов от сырости и дождя, при типе фитолакки наступает улучшение от купания в холодной воде, от холодного душа, и субъекту это нравится не столько потому, что это успокаивает его боли, сколько потому, что позволяет субъ­екту вновь напрячься с нервной точки зрения, так как без этого он уж очень подавлен.

Нужно добавить, что это изменение всегда сопровождается болями в мышечных массах, дрожанием и напряжением, как мы это только что описывали.

Если сделать попытку рассмотреть изнеможение при типе Фитолакки в его совокупности, это приведет к изучению двух других средств (типа): Калий углекислый и Псорин.

Калий углекислый. Субъект обнаруживает то же желание лежать, как и субъект типа фитолакки, то же измождение, но толь­ко все это не постоянно. Впрочем, изнеможение не трудно объяс­нить, так как субъект при типе Фитолакки анемизирован. Нам из­вестно, что все субъекты, подлежащие лечению солями калия, дают снижение числа эритроцитов и возрастание лейкоцитоза. Следова­тельно, всегда речь идет об индивидах анемичных, каким бы ни было по своей природе отмечаемое заболевание крови. Кроме того, у субъекта типа Калия углекислого имеется такая своеобразная наклонность к отекам: отеки нижних конечностей (особенно, обла­сти лодыжек), а, главное, отечность внутреннего угла глаза в об­ласти верхнего века. Одновременно с этим субъект типа Калия углекислого является ослабленным по различным причинам: при попытке к мозговому усилию он «истощается» (изнемогает), при ходьбе он задыхается, после коитуса он оказывается подавленным. Эта слабость (при типе Калия углекислого) всегда сопровождает­ся двумя другими признаками, отсутствующими при типе Фитолак­ки: боль в пояснице (лумбаго) и почти объективный признак - пот при малейшем усилии (особенно, на лбу и в окружности рта, как только субъект принимается за еду).

Псорин. Субъект обнаруживает почти такое же истощение сил, но в этом случае утомление наступает после затяжной болез­ни или в период затихания острого заболевания, или же в период выздоровления от такого острого заболевания, как грипп или кок­люш, т. е. во всех этих случаях нам понятно и видно основание для наступающей депрессии. С другой стороны, такой больной «теряет все свои калории (все свое жизненное тепло): он зябок, ему всегда холодно, у него постоянная потребность укрываться. Он даже боится холода. Далее, он впадает в отчаяние от того, что силы к нему долго не возвращаются. И он боится за свое буду­щее. Беспокойство, тоска, отчаяние,  все это позволяет думать о Псорине. Но наблюдаются также чередование болезненных симптомов у индивида. Так, после мигрени он начинает страдать расстройствами со стороны печени, потом, когда печеночные боли пройдут, у него появляется высыпание с сильным зудом - экзема. Пруригионозные высыпания больше проявляются зимой, чем летом, субъект типа Псории может обнаруживать понос, наступающий утром и ночью, и в тот период, когда он страдает поносом, у него не обнаруживаются другие расстройства. Добавим, что субъект ти­па Псорина всегда чувствует себя лучше всего как раз перед (на­кануне) проявлением какого-нибудь из своих заболеваний, на­пример, накануне мигрени. Сходная характеристика отмечается также у субъекта типа Ликоподия, у которого хороший аппетит всегда отмечается именно накануне печеночного приступа. Попут­но отметим такую небольшую характеристику: когда у больного типа Псорина наступает мигрень - это (вопреки обычно отмеча­емому) не отражается на его аппетите. Голод во время мигрени - это совсем небольшой признак, но он присущ именно и только типу Псорина. Кроме того, у субъекта типа Псорина голод бывает также по ночам, как при типе Ликоподия. Ночной голод и улуч­шение накануне предстоящей новой вспышки страданий (нового патологического проявления) - таковы вполне отчетливые харак­теристики типа Псорина, позволяющие отличить его от типа фитолакки.

 Боли

У этого больного все болезненно,  всюду у него болит: боли в области мускулатуры (мышечные боли), в области нервных пу­тей (невралгии) и еще более глубокие боли  в костях (костные или периостальные боли).

Мышечные боли. Мы уже их отмечали, так как такова главная черта, сопутству­ющая изнеможению и депрессии, угнетению при данном типе. Как проявляются эти боли?

Больной говорит, что у него «мышцы устали». При малейшем движении они оказываются «болезненными», и болезненны они не только при сокращении, но и при легком прикосновении к ним: больной «не в состоянии переносить давление». И это отличает его от страдающего разбитостью типа Брионии, при которой боли контрактуры со стороны желудка, нередко про­являющие себя аэрофагией, спазмами, рвотой, икотой, отрыжка­ми  газов и не имеющими видимой причины в каком-либо пора­жении. Они являются просто функциональными или чувствительны­ми расстройствами, стоящими в связи с нервностью субъекта.

Другое средство (тип), характеризуемое остеокопными болями, это Золото. Боли типа Аурум не столь уж остры, но стой­ки, сверлящие, рвущие, глубокие, будто кости буравят, долбят. Сам больной иногда говорит: «Точно кости скоблят». Это боли значительно более выражены ночью, а также зимой. Субъект типа Золота зимой всегда страдает больше, чем летом. Седалище болей - кости головы, они сопровождаются ощущением конгестии головы, лица,  настоящими приливами жара. Такие же боли мо­гут встречаться в костях конечностей. Как при типе Фитолакка, так же и при типе Золота отмечается улучшение от укутывания пораженных болью конечностей свитером, шерстяной тканью или специальным одеялом.

Что же позволяет провести дифференциальный диагноз между типами Фитолакки и Золота? Первый из них характеризуется некоторыми сердечными расстройствами, но второй (Золото) характеризуется пальпитациями, очень выраженными ночью. Дело про­сто доходит до настоящего сердечного эретизма. Мы сейчас увидим специальные признаки, которые позволят определить тип Фитолакки (и назначить ее) при некоторых сердечных заболеваниях. Кроме того, у субъекта типа Золота ноги опухают, варикозные расширения довольно выражены и отмечается ощущение тяжести в нижних конечностях,  точно они весят по 20 килограммов каж­дая.

Когда мы видим такого больного, у которого опухли ноги и который жалуется на ощущение тяжести в них, на пальпитации (внезапные, резкие, ухудшающиеся по ночам), с приступами жара, а иногда и со вспышками гнева, можно подумать о типе Золо­та, если костные боли и периостит поражают короткие кости.

Костные боли, поражающие длинные кости, подлежат другому средству, изучением которого мы сейчас займемся, это Фтористал (Фтористоводородная) кислота. Но при этом типе обычно имеют место деформации костей. При пальпации длинных костей (особенно, большеберцовой) отмечают настоящие углубления в них. А «голени в виде сабли» вполне характеристична для Фторис­той кислоты, особенно, если у субъекта имеются поверхно­стно расположенные варикозные расширения вен. Но это не те глубокие варикозные расширения, какие типичны для Золота.

Поверхностно расположенные варикозные расширения типа Фто­ристой кислоты существуют не только в области голеней, но также и в области бедер и даже на грудной клетке. Такой больной поч­ти что «обозначен» с объективной точки зрения. Когда его внимательно рассматривают, узнают в нем все признаки флуорика (см. Л. Ваннье «Типология»). Но в противоположность субъекту типа Золота у него ухудшение наступает от тепла и улучшение от хо­лода. Добавим к этому, что субъект типа Фтористой кис­лоты страдает повышенным зудом всякий раз, когда у него по­является изъязвленный свищ, рана или же варикозная язва.

Последним средством (типом), о котором следует думать, когда мы встречаемся с ночными костными болями, является Сифилин. Боли при этом типе ночные: они не локализуются в одной точке, как боли при типе Калия двухромокислого.

Боли типа Калия двухромокислого можно иногда смешать с болями типа Фитолакки, так это боли блуждающие, появляющиеся и исчезающие внезапно, но они не распространяют­ся вдоль одной линии, не следуют по одному пути: они занимают лишь одну точку. В Материя медика по этому поводу обычно гово­рят, что эту точку можно накрыть кончиком пальца. В этом вновь проявляется тот же признак, какой присущ болям при типе Игнации. Действительно, при обоих этих типах (Игнация и Калий двухромокислый) имеют место болезненные точ­ки, но в последнем из этих типов всегда имеет место глубокая «интоксикация» или даже болезненное изменение, тогда как при типе Игнации невралгии всецело зависят от чисто нервных реакций: более или менее повышенная чувствительность, неприятности или огорчения.

А у больного типа Калия двухромокислого всегда нужно выискивать наличие болезненного изменения. В каком мес­те? На слизистых. Тут мы находим своеобразный секрет. Вязкий, пристающий, желтоватый или зеленоватый или же изъязвления с неровными краями и с болезненным дном. Это такие изменения, какие позволяют утверждать показания к назначению Калия двухромокислого.

Боли костные и периостальные. Это боли «острые» и «жгущие, точно огнем». В общем, ощуще­ние боли жгущей, как от раскаленного огня,  такое сравнение приводится во всех Материа медика, соответствует боли, отме­чающейся при типе Мышьяка, но жжение при типе Мышьяка облегчается от горячих аппликаций. Другому средству (типу) соответствуют жгучие костные боли: таков Мезереум. Но эти боли отмечаются преимущественно в костях лицевого ске­лета: это невралгии, настолько сильные, что больной не может даже умываться. Небольшое количество холодной воды, попадаю­щей на лицо больного, усиливает эту боль, и больной мучается ею,  ночью еще больше, чем днем.

Костные боли  острые и жгущие, как огнем,  типа Фитолакка, вынуждают больного двигаться, вставать с постели,  потому что именно ночью эти боли его поражают больше всего. И он «оказывается вынужденным двигаться, не получая от этого ника­кого облегчения»,  как субъект типа Рус токсикодендррон в начале движения. Имеется, однако, некоторая аналогия между этими двумя средствами (типами). Это то, что боли при типе Фитолакка всегда «ухудшаются в сырую погоду», но они также «ухудшаются ночью», подобно болям типа Ртути, Золота, Фтористой кислоты и Сифилина. Напро­тив, они «облегчаются от тепла», вот почему больной испытывает потребность укутываться в шерстяные ткани, в свитер или в иное покрывало для конечностей (ног или плеч), укрывая прежде всего больные члены.

Важная характеристика: у больного кости или периост больше болят ночью. Таким образом, те боли, какие клинически имену­ются остеокопными, в точности соответствуют болям типа Фито­лакки.

Много средств может облегчать остеокопные боли: первым среди них назовем Аза фетида, но при этом типе боли имеют определенную локализацию: в области носа, сосцевидного отрост­ка, большеберцовой кости. Эти боли всегда больше выражены бывают по ночам. И сопровождаются двумя небольшими феноме­нами, позволяющими привлечь внимание к этому средству (типу): с одной стороны, крайняя чувствительность к малейшему прикос­новению, с другой - небольшие спастические появляются линей­ными, следуя ходу нервных стволов, по всей длине каждого из них. Это боли не только костные, но также и нервные и притом более или менее глубокие, наконец, они стойки. Больной страдает по но­чам настолько сильно (в отличие от дневного самочувствия), что с самого начала вечера и до сумерек он испытывает настоящую боязнь темноты,  вернее, страх приближения ночи с ее болями.

Другая небольшая характеристика болей при типе Фитолакки: они «локализуются в пятках». Это боли постоянные и даже застарелые. Облегчение больной получает лишь тогда, когда может вытянуться на кушетке или кровати, «подняв ноги на воз­дух» («задрав ноги»), выше туловища так, что, глядя на избирае­мое им положение, начинаешь думать, что у больного имеются варикозные расширения вен. Но их у него нет совершенно. Тут просто сталкиваются с характерной модальностью боль в пятках типа Фитолакки.

Еще для трех других типов характерны боли в пятках: Щавелевая кислота. Боли локализуются в определенных точках,  колотьё, в моче при этом обнаруживают щавелевук кислоту.

Аранея диадема. Больной всегда чувствует себя хуже в сырую погоду. Это субъект с гидрогеноидным состоянием. Боли появляются после длительного пребывания во влажных местах, в новопостроенном доме. Больной совершенно замерзает, испытывает ощущение ледяного холода в костях. Уже субъект типа Силицея очень зябок, но субъект типа Аранэа диадема испытывает своеобразное ощущение совершенного замерзания. Важная харак­теристика: у больного появляется ощущение, точно руки у него тяжелы и набухли,  такое ощущение бывает особенно выражено утром, так что, когда больной хочет подняться, ему оказывается очень трудным поднять руки.

Ликоподий. У больного появляется ощущение острого кам­ня в ботинке, вонзающегося в пятку и причиняющего страдание. Боль всегда острая: а когда больному случается пройти по неров­ному грунту, его страдания еще увеличиваются, а боль типа Фито­лакки одинаково держится как при ходьбе, так и в состоянии покоя. Напомним о том, что единственной позой, какая позволяет успокоить боли у субъекта типа Фитолакки – это положение с подняты­ми кверху стопами при опущенной голове.

Для памяти добавим, что имеется также чувствительность в пятках, но выраженная гораздо меньше, чем в случаях тех средств (типов), какие мы только что изучали: это относится к типу Медоррина. Субъект едва в состоянии ходить, но странным обра­зом, достаточно ему оказаться на берегу моря, как он ощущает значительное облегчение, и даже оказывается в состоянии ходить как ему захочется, в  сандалиях или в ботинках.

 Изменения в железах и лимфатических узлах

Эти изменения могут возникать в двух существенно различных местах: в лимфатической ткани (аденопатии); в железистой (эпителиальной) ткани (опухолевые образования).

Ганглионарная аденопатия может существовать са­мостоятельно,  и тогда оказывается сродни «адении Труссо», при которой главным средством является Силицея. Но субъект типа Силицея худощав, деминерализован, тогда как больной, под­лежащий Фитолакке, может быть крупным и тучным,  так что у него даже подумывают о применении средств против тучности, или приходится считать Фитолакку в числе средств против тучности».

С другой стороны, гангионарная аденопатия типа Фитолакки может сочетаться с такими воспалительными состояниями, как ангина, изъязвления, фурункул. Но не по поводу гангионарной аденопатии такого порядка врача призывают, чтобы он назначил Фито­лакки, обращаются к нему по поводу симптомов того страдания, какое вызвало появление данной аденопатии.

Опухолевые образования. Главным образом, затро­нутыми оказываются молочные железы. Фитолакка мо­жет быть дана при наличии поражения острого или же хрониче­ского.

Начнем с разбора острых заболеваний молочной железы. «Острый мастит». Показания к выбору Фитолакки можно уточнить. Молочная железа напряжена, болезненна. Грубой ее ха­рактеристикой является «деревянистая твердость». Вот почему иногда и говорят о «деревянной груди». И любопытно, что такое затвердение может сочетаться с угрозой нагноения. На первый взгляд это кажется парадоксальным, потому что обычно о нагное­нии возвещает появление флуктуации, а не затвердения. Если речь идет о кормящей, с затвердевшей грудью и с угрозой нагноения, то в моменты кормления она страдает от «боли, иррадиирующей от соска по всему телу».

Интересный факт. Так как при другом средстве (типе), Кротон тиглиум, боль простирается от соска к спине,  она «пронизывает насквозь», а при типе Пульсатиллы и Силицеа боль, вызываемая сосанием, иррадиирует к матке. В этом состоят существенные различия, позволяющие (в случае их обнаружения) направить мысль врача в сторону одного или друго средства.

«Абсцесс молочной железы». Какова тут роль Фитолакки? Примерно такая же, как роль Серной печени. Она полезна в том случае, когда хотят ускорить нагноение для того, чтобы по­мочь больной проделать всю свою болезнь и скорее дойти до за­вершения процесса. Все же следует запомнить те симптомы, какие позволяют отличить Фитолакки от типа Серной печени: у больной, типа Фитолакки, имеется впечатление повышения чувствительно­сти всех ее мышц, тогда как при Серной печени фактически повы­шенная чувствительность имеется только в области воспаленного участка, кроме того, на самом соске в таком случае всегда имеет­ся трещины, фиссуры, а самая железа тверда, как дерево.

При хронических заболеваниях молочной железы следует, прежде всего, иметь в виду возможность развития того или иного опухолевого процесса. Тот процесс, какой представляется наиболее характерным для применения Фитолакки, мы обычно находим у женщины с «хроническим маститом» (французские авторы неред­ко именуют «маммитом» ту форму поражения молочной железы, какую у нас обычно именуют «интерстециальным маститом»). Такая грудь вся наполнена «узловидными затвердениями». Маммит болезнен при малейшем прикосновении. Больная также стра­дает во время менструации.

При типе Натрий хлористый грудь представляется исхудавшей с узловатостями, как и при типе Иода, но боль отсутствует. Опухоль молочной железы в качестве последствия удара или иной травмы железы «подлежит» лечению Кониум.

Показания к назначению Фитолакки мы вновь встречаем при «раке молочной железы». Опухоль (в соответствующем случае?) представляется синевато окрашенной, почти фиолетовой и с очень заметно выраженным увеличением подмышечных лимфатических узлов. Далее, небольшой феномен, присущий исключительно типу Фитолакки: иррадиация боли от молочной железы по всему телу. Железа всегда представляется твердой,  с трещинами сосков.

При лечении рака молочной железы (допустимо лишь в качест­ве попутного со специфическим онкологическим лечением  мероприятия!) Нэш рекомендует давать Фитолакку в разведениях 200 и 1000 и притом в периоды убывания луны: и давать по одной дозе раз в 3 недели. А примерно в ту же эпоху Купер из Лондо­на рекомендует давать по 2—3 капли неразведенной настойки Фи­толакки  тоже по 1 разу каждые 3 недели. Любопытно то, что два разных автора получают желаемый результат при помощи од­ного и того же средства, причем один из них дает это средство в высоких разведениях в периоды убывания луны, а другой  в ви­де частой настойки по одному разу в три недели. Дело происхо­дит так, точно настойка динамизируется в организме игрой тока крови. Существуют ли объективные признаки Фито­лакки? Да, два принципиальных: болезненность при перкуссии по больше-берцовой кости; непреодолимая потребность   стискивать зубы.

Эту непреодолимую потребность стискивать челюсти мы вновь встречаем при типе Меркуриус коррозивус, но в то время, как больной типа Фитолакка стискивает зубы при засыпа­нии, во время чтения или писания, субъект типа Сулемы стис­кивает зубы лишь в один-единственный момент,  когда, в результате гингивита, у него создается ощущение, точно зубы стали слиш­ком длинными. И тогда он с силой нажимает на болезненный зуб, что, впрочем, причиняет ему значительную боль. В случае же Фи­толакки, речь скорее идет о спастической контрактуре, так как зубы у субъекта не болят.

Для полноты укажу на небольшое средство (тип), которое иногда тоже оказывается связанным со сжатием челюстей: это Подофилл. Например, речь идет о малютке, у которого прорезы­ваются зубы, он стискивает челюсти, сильно прижимая одну к другой, и приходится применить значительное усилие для того, чтобы исследовать его рот. Кроме того, у такого ребенка (обычно в возрасте 2—3 лет) всегда имеется утренний понос, состоящий из масс желтоватых, разбрызгиваемых. К этому признаку присоеди­няются боли в области печени с улучшением от растирания ру­ками области правого подреберья. Все это легко позволяет поста­вить диагноз типа Подофилла.

Каковы обычные причины, могущие сделать больного подлежащим Фитолакке?

При первом исследовании признаков, можно бы характеризовать те основания, какие создают подобное состояние, связывая его с банальным воспалением, с последствием воздей­ствия холода или сырости,  например, с ангиной или с «желёзка­ми», либо с образованием какого-нибудь «опухолевого про­цесса» со стороны каких-нибудь «желёз или лимфатиче­ских узлов»..

Однако, в действительности это было бы основанием весьма поверхностным: в более глубокой основе обычно лежит старая специфическая наследственность. И тот субъект, который обнаруживает показания к назначению ему Фитолакки, очень часто оказывается Флуориком. Хочется сказать по этому поводу, что Фитолакка для Флуорика играет такую же роль, как Пульсатилла для Фосфорика. Фитолакка, следовательно, оказывается показан­ной у флуорика истощенного, становящегося страдающим с прояв­лениями железистыми или лимфатическими. Все совершается так, точно Фитолакка стимулирует организм к более легкому выделе­нию сифилитических токсинов. Это  самое лучшее средство для дренирования сифилиса. Так что, назначая больному Золото или же Серебро азотнокислое, фторис­тую кислоту или сифилин (всегда по одним и тем же клиничес­ким основаниям) всегда следует подумать об одновременном на­значении и фитолакки. Это сродство немедленно прибавит сил ма­ленькому больному, или же взрослому, силы, которого, его депрес­сия стоят в связи и усилены теми инъекциями различных средств, какие он получал (по поводу сифилиса).

Больной с поражением пищеварительного тракта

Чаще всего встречающийся больной типа Фитолакки - это страдающий заболеванием органов пищеваре­ния. При этом два отдела пищеварительной трубки обнаружива­ют особое средство и особые показания к назначению фитолакки: это, с одной стороны, глотка, а с другой - прямая кишка.

Глотка. Ангина выявляется у такого больного с крайне четкими отличи­тельными чертами: глотка суха, болезненна, дужки конгестионированы. Замечательная вещь: на передних дужках можно отметить как бы мазок кисти с красной краской по самой середине дужек. Это, можно сказать, патогномоничный признак воспаления, подле­жащего Фитолакке. Одновременно с этим, миндалины припухают с обеих сторон, так как типу Фитолакки не свойственна какая-нибудь преимущественная латеральность. Язычок увеличен, оте­чен, по ходячему выражению «как язычок колокола».

Язычок в виде языка колокола мы вновь встречаем при типах Апис и Калий двухромокислый. Но в этом последнем случае при этом на правой стороне язычка обычно можно обнару­жить небольшое изъязвление. При типе же Фитолакки язычок имеет другую особенность: он не свешивается, не представляется прозрачным,  он просто вздут и на вид больше обычного. Боль­ной ощущает полную невозможность глотать, а при попытке гло­тания боль отдает ему в ухо. Отдача боли при глотании в уши напоминает о типе Белладонны, но в этом последнем случае боль бывает более выражена справа. Больной типа Фитолакки ис­пытывает затруднение при глотании потому, что у него имеется ощущение инородного тела, затычки в горле, между тем, глотать ему хочется все время. Горячие жидкости ему совершенно не про­ходят,  он вынужден все глотать в холодном виде (как больной типа Лакезис), так как глотание холодных напитков всегда при­носит ему облегчение. Иногда он испытывает более сильную боль справа, чем слева, но в общем нет основания говорить о преиму­щественной латеральности при типе Фитолакки.

Укажем на малый признак, позволяющий думать о данном средстве (типе): когда больной желает глоток впустую, он ощущает боль у корня языка. В то же время, отмечаются: напряжение мышц шеи, общее увеличение лимфатических узлов, как шейных, так и подчелюстных.

Такова первая (глоточная) локализация в пищеварительном тракте, подлежащая Фитолакке. Переходим к рассмотрению вто­рой - ректальной.

Прямая кишка. Такая локализация возвещает о себе появлением боли (крайне сильной, острой, как удар кинжалом в область заднего прохода): она иррадиирует иногда по промежности до полового члена. Боль никогда не появляется днем, а только ночью. Всякий раз, когда больной жалуется на сильную боль в заднем проходе, появившую­ся ночью, нужно немедленно подумать о типе Фитолакки. И об­ратным образом,  когда имеешь дело с отягощенным специфиче­ской наследственностью или с флуорином,  нужно задать ему вопрос, а не бывает ли у него по временам столь сильные бо­ли в прямой кишке, что они пробуждают больного среди ночи. Такая точная постановка вопроса обычно очень удивляет больного. Но для гомеопата положительный отбет на такой вопрос лишь слу­жит клиническим подтверждением правильности выбора лечебного показания к применению именно данного средства.

Однако, можно указать еще на другое средство (тип), характеризуемое болями в заднем проходе,  правда, менее сильными и менее острыми, и возникающими лишь в периоды запора. Такая боль наступает как днем, так и ночью и проходит, когда больной начинает ходить быстро, когда у него наступил стул и уменьшает­ся имевшее место состояние конгестии. Это боль не острая, не внезапная, она постоянна. И такая боль типична для Сепии. При типе Сепии боль в значительной мере имеет происхож­дение механическое, так как в области ампулы прямой кишки у больного имеет место скопление каловых масс, выдающее себя ощущением тяжелого шара,  точно что-то собирается выйти иэ заднего прохода наружу, при типе Фитолакки боль носит характер чисто невралгический. Тут можно пустить в ход всякое возможное лечение, но все это не помешает боли возникнуть. Но Фитолакка не только приведет к исчезновению такой боли, но и чудесным об­разом будет способствовать улучшению общего состояния боль­ного.

 Сердечный больной

Фитолакка может быть показана при стенокардии. Больной жалуется на очень сильную боль в сердечной области; на ощуще­ние сжатия с иррадиацией боли в правую руку,  не в левую, а именно в правую. При всякой попытке к хождению он бывает вы­нужден остановиться из-за того, что боль возрастает все больше и больше, и тогда у больного возникает своеобразное ощущение, точно сердце у него колотится в самом горле.

Иррадиацию боли (сердечной) в правую руку мы встречаем также  при  типе Щавелевой кислоты,  особенно, в том случае, когда больной думает о своем страдании. Как хорошо знакомо ухудшение состояния у больного типа Щавелевой кисло­ты, когда он о нем думает, и это свойство присуще также типу Фосфорнокислой извести. Но спутать с Фитолаккой легче всего Лилиум тигринум. Больной типа Лилиум испыты­вает все те ощущения, какие может описать ангинозный больной: ощущение сжатия в груди,  как это описывает субъект типа Лактус, ощущение сжатия сердца тисками или мощной рукой. Боль одновременно иррадиирует не только в левую сторону, но также и вправо с ощущением онемения, охватившим конечно­сти, нижнюю и верхнюю (предплечье и кисть). Своеобразная модальность: достаточно больному улечься на свою сердечную об­ласть, чтобы ему стало значительно легче. Облегчение ему достав­ляет также местное растирание сердечной области. Эту счастливую модальность больной разделяет с субъектом типа Подофилла, который при болях в области печени получает облегчение от рас­тирания печеночной области.

Опухолевые образования

Это третья клиническая форма, под которой может себя проявить тип Фитолакки. Выше мы уже описывали эти опухолевые образования, когда речь у нас шла об изменениях со стороны же­лез (молочная железа).

Существует ли своеобразная психика типа фитолак­ки? В Материа медика мы находим просто: полная индиффе­рентность по отношению к ближним. Это забавно! фактически, субъект типа Фитолакки эгоистичен не больше, чем субъект типа Графита, крупный, тучный, вялый, зябкий, страдающий запо­ром. Он неподвижен и голова у него движется с таким же трудом, как и его члены: это большущая масса, сидящая в углу и непод­вижная в смысле как физическом, так и интеллектуальном. Субъ­ект типа Фитолакки подавлен, утомлен и может показаться эгои­стом и безразличным по отношению к другим, как Флуорик, по-существу, он мыслит только о себе, о развитии своей личности и особенно о своих доходах, своей материальной выгоде.

Субъект типа Фитолакки обнаруживает еще другой малый признак: полное отсутствие стыдливости. Однако, это свойство мы находим и у двух других субъектах: Гиосциама (который во время вспышек бреда и умственного расстройства подымает ру­башку и одеяла и эксгибитирует свои гениталии, нередко подкреп­ляя все это непристойными словами), и Платины (отлича­ющейся полным бесстыдством, так как перед ним (нею) ничего нет на свете: считает себя выше всех на свете, и это находит свое выражение и в чисто зрительных ощущениях, поскольку субъект типа Платины видит окружающие предметы уменьшенными по сравнению с действительностью, а в интеллектуальном отноше­нии и моральном все окружающие тоже представляются «мелки­ми людишками» по сравнению с данным индивидом, и это побуж­дает его к стремлению к господству над ними, всегда мыслит себя выше них). Безразличие и бесстыдство обычно проявляются у Флуорика. Но тогда у него всегда обнаруживают и то наследственное отягоще­ние (Сифилис), которое прекрасно соответствует клиническим по­казаниям к типу Фитолакка.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.