На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Страмоний

Преобладающие характеристики Страмония следующие: крайнее и буйное возбуждение, сопровождаемое беспокойст­вом и страхом;  постоянные некоординированные движения мышц лица и конечностей;  лихорадка;  нечувствительность к боли.

Беспокойство (тревога) и страх

Больной типа Страмония «очень легко пугается»,  особенно «утром». Впрочем, он и просыпается со своеобразным выражением лица: у него «глаза блуждают», «растерянный взгляд». Небольшая особенность: «субъект не может оставаться один», т. к. испытывает страх, если это ребенок, он не отпускает от себя мать; взрослый так же цепляется за домашних, за слуг и сиделок. Весь так и подскакивает по пустякам.

Можно назвать несколько различных средств (типов) с невозможностью оставаться одному. Субъект типа Игнации не может оставаться один тогда, когда он подавлен, встревожен чем-либо, глубоко его задевающим, траур или глубокая скорбь. Подобным же образом, субъект типа Калия углекислого. Это всегда лицо ане­мичное, деминерализованное. Вдобавок, отечное. У него легко при­пухают лодыжки и пальцы. Напомним о патогномоничном объектив­ном признаке этого средства: вздутие в области внутреннего угла верхнего века. Он тоже не может оставаться один из-за страха, необоснованного страха смерти, привидений; как только опуска­ется вечер, наступает ночь, им овладевает страх. Субъект типа Белого мышьяка обнаруживает эту тоску в еще более выра­женной степени; эту боязнь близкой смерти. Тогда он становится очень возбужденным, особенно, между 1 и 3 часами ночи. Он не хочет оставаться один, уверен, что внезапно умрет и что никто не сможет ему принести помощи; он с недоверием относится ко всем лекарствам, опасаясь того, что его хотят отравить. Субъект типа Страмония не только боится остаться один: у него имеются настоящие фобии. Он «боится темноты», не хочет оставаться в темном помещении и требует света. У его изголовья всегда имеется электрическая лампа и ночник.

Можно указать еще других больных, которые не хотят оставаться в темноте. Таковы в хроническом состоянии субъект типа Медоррина, а в остром - субъекты типов Фосфора и Пульсатиллы.

Боязнь темноты у больного типа Страмония объясняется наличием у него ночных страхов. Как только он останется в тем­ноте, ему начинают мерещиться устрашающие вещи; он встает, испускает крики ужаса, завывания, зовет на помощь. Наконец, он «не может ходить в темноте»  из-за головокружений и недостат­ка устойчивости.

Субъекты типов Азотнокислого серебра и Лахезиса обнаруживают головокружение, как только закроют глаза; и та­кую же неуверенность при ходьбе в темноте. Головокружение типа Лахезис мы вновь находим у тех, у кого имеются циркуляторные расстройства,  особенно, в период менопаузы.

Головокруже­ние типа Аргентум нитрикум заслуживает более вниматель­ного изучения. Субъект в темноте натыкается на всю мебель в комнате; обнаруживает симптом Ромберга, и это заставляет думать о старой психофизической наследственности или о сифилисе нервных центров. Если он подлежит лечению Азотно­кислым серебром, у него одновременно с этим отмечается слабость и дрожь. У больного типа Страмония симптомы про­являются с большой силой; и у него также отмечаются страхи и ночной испуг.

 Страх воды

Субъект не может слышать звук текущей воды: как только он услышит звук открытого водопроводного крана или опорожняющей­ся ванны, он становится беспокойным и тоскливым.

Есть субъекты, которые не могут переходить через мосты из-за боязни текущей под мостом воды. Таков тип Барита карбоника. Другие же боятся воды либо тогда, когда слышат звух те­кущей воды, либо когда смотрят на текущую воду. Тут сначала можно бывает подумать о типе Белладонны: больной боится жидкостей, но для этого у него есть основания: как только он пытается проглотить какую-либо жидкость, он испытывает внезап­ное и очень болезненное сжатие - спазм глотки. Белладонна показана в таких острых случаях, как, например, ангина.

Тот же симптом развивается с крайней интенсивностью при типе Кантарис, и притом всегда по одной и той же причине: из-за наличия воспаления слизистой глотки. Не следует думать, будто Кантарис является средством, предназначенным только для лечения цистита или же мочевых расстройств. Показания к его применению находят также при ангинах с изъязвлениями, при энтеритах и дизентерии. Больной типа Кантарис в период бреда обнаруживает буйное возбуждение: когда ему предлагают стакан воды, он впа­дает в ярость, испускает крики и у него появляются конвульсии.

Другой больной, не имеющий никаких поражений, обнаруживает такую же водобоязнь: это субъект типа Гиосциама. У него от­мечаются спастические сокращения глотки не только тогда, ког­да он пытается проглотить жидкость, как больной типа Белладонны, но уже тогда, когда он слышит звук текущей воды. У такого больного развивается настоящая водобоязнь и это приводит нас к описанию показаний к гидрофобину, изготовляемому в Пастеровском институте из спинного мозга бешеного кролика. У такого больного отмечается нервная раздражительность, конвульсии и позывы на дефекацию и мочеиспускание, как только он услышит звук текущей воды. У него имеются спазмы пищевода, сопровож­даемые настоящим ухудшением, и избыточное слюнотечение.

Однако вернемся к Страмонию. Субъект типа Страмония обнаруживает конвульсии и спазмы не только при виде теку­щей воды, но также при одном приближении к губам стакана с жидкостью, будь то холодный или горячий лечебный отвар. У не­го при этом возникают «конвульсии с холодным потом без потери сознания». Такие расстройства «вызываются видом отражения све­та или же зеркала». Однако больной боится темноты и подвержен крайне сильным ночным страхам, мешающим ему спать и связан­ным с галлюцинациями. Бессонница и галлюцинации заслужива­ют изучения.

«Бессонница» типа Страмония своеобразна. Больной «сон­лив, но не может уснуть». Так же обстоит дело и с субъектом типа Белладонны, но в этом последнем случае, когда он только нач­нет засыпать, у него происходят мышечные сокращения, которые его будят рывком. Субъект типа Хамомиллы тоже сонлив. Он охотно заснул бы, но никак не может. И ребенок типа Ромашки лежит на спине с широко раскрытыми глазами. Он не разговари­вает (но и не засыпает тоже). А как только он наконец заснет, выступает объективный симптом, означающий лечебные показания к выбору этого средства. У него потеет голова. Горячий пот на го­лове при засыпании - это характеристика Хамомиллы (а пот при пробуждении - Самбукус - бузина). Субъект типа Опия всег­да сонливый, не в состоянии заснуть из-за обострения у него слуха: он ясно слышит малейший шум,  даже весьма отдаленный. И этого достаточно для того, чтобы поддерживать его в состоянии (вы­нужденного) длительного бодрствования.

«Галлюцинации (при типе Страмония) устрашающие»; больному видятся вокруг него животные,  собаки, кошки, а также какие-то уродливые, страшные чудовища с отвратительными мордами.

У него также возникают причудливые идеи: например, ему может казаться, что он удвоился или сложен из двух частей, что эти части разделены и что душа его находится вне тела (между про­чим, йоги тоже обучают добиваться ощущения того, что «дух освобождается от тела». Это сравнительно легко удается в такой форме, что сознательно начинаешь рассматривать свое тело, как бы «со стороны», и, возможно, склонные к образному выражению индусы обозначают это как «отделение души от тела»). Субъекту также представляется, будто его тело деформируется. А именно  удлиняется.

Нам известны средства (типы), обладающие почти такими же характеристиками. Ощущение удвоения является показанием к назначению Баптизии. Но в то время, как у субъекта типа Страмония только то и отмечается, что описанные выше нервные рас­стройства, у больного типа Баптизии кроме того имеется и сильная лихорадка в связи с тифозным состоянием. А из того, что он представляется себе состоящим из нескольких отдельных частей, он и начинает искать в кровати эти свои отдельные части, разбросанные (как ему представляется) по постели; и старается их соединить. Но в то же время, у этого субъекта инфицирована вся его пищеварительная трубка, выражением чего является отвра­тительный запах дыхания. Впрочем, отвратительным запахом об­ладают все секреты и экскреты субъекта типа Баптизии: пот, моча, стул. Все это обладает ужасным, отвратительным запахом. И в этом одна из тех больших характеристик, какие позволяют распознавать это средство (тип).

Есть и другое средство (тип), приближающееся к Страмонию по тем нервным расстройствам, которые с ним связаны: это Каннабис индика (индийская конопля; гашиш). Субъекту типа Страмония представляется, будто его тело деформируется, удлиняется. У субъекта типа Каннабис индика нередко возникает сходная галлюцинация: ему представляется, будто ка­кая-либо часть его тела увеличена в объеме. Некоторые больные приходят к врачу с жалобой на то, что например, им представляют­ся, будто их нижняя челюсть с одной стороны значительно больше­го размера, чем с другой, или будто нос у них увеличился. Однако, не страдающему подобными обманами чувств врачу ясно видно, что нос у больного обычных размеров, нижняя челюсть симмет­рична и вообще не увеличена. И у больного просто возникла навязчивая идея о деформации, возникшей в какой-то одной части тела. При более детальном расспросе такого больного можно бывает убедиться в том, что у них имеются еще и другие навязчивые идеи. В этом заключается вполне типичное показание к Каннабис индика, при котором симптомы никогда не достигают такой бурной силы, какая обычна для субъекта типа Страмония. И смешать эти два средства (типа) невозможно.           

Ночные страхи принадлежат не только Страмонию. По ходу ангины или лихорадочного приступа у больного типа Белладонны (особенно склонны к этому дети) могут иметься ночные страхи; ребенок внезапно просыпается ночью со страхом и призывает на помощь. У него имеется навязчивое стремление вылезть из постели и убежать от преследующих его галлюцинаций. Но такие показания к назначению Белладонны возникают лишь преходящим образом, в начале острого заболевания,  тогда как при типе Стрaмония ночные страхи повторяются каждую ночь с регулярным  постоянством, вынуждающим врача давать таким больным либо Бром, либо что-нибудь иное, чтобы их успокоить. И вот под влияием Страмония 30 или 200 состояние такого больного улучшается немедленно.                                            

Нужно хорошо себе отметить то, что все проявления типа  Страмония очень бурны, необузданны. Ночные страхи нередко  сопровождаются бредом, возникающим одновременно с необычной  болтливостью. Больной говорит все время, и притом бессвязно.  Он не в состоянии связать две идеи. Он смеется, говорит стихами, умоляет, заклинает, оскорбляет, ругает и, наконец, начинает неистовствовать. Этот буйный бред появляется очень быстро и проявляется с крайней силой. Больной испускает крики, воет, у него  желание бить, колотить, кусать окружающих. Наконец он норовит  выбраться из постели и убежать.                              

Тут мы можем подумать о других средствах (типах), у которых  симптомы не проявляются со столь большой интенсивностью и таким буйством, как тут описывается: таковы Белладонна (хочет вылезать из постели, но это длится у него лишь несколько минут), Гиосциам (в состоянии бреда разрывает одежды, старается бить тех, кто мешает ему выйти из кровати и который, вдобавок, поднимает свою одежду и простыни, эксгибируя свои гениталии и произнося непристойные речи); Бриония (бредит больше  всего около 3 часов ночи с навязчивой идеей вернуться к себе домой, чтобы вернуться к своим делам и работать); Опий (тоже хочет вернуться к себе домой) эта идея возникает у него в мозгу после приступа апоплексии. И вот, как только чувства начинают к  нему возвращаться, он все думает лишь об одном-  вернуться к  себе домой, так как, даже если он дома, ему все кажется, что  он не дома, в больнице или на улице. Рус Токсикодендрон (по ходу тяжелой болезни, вроде брюшного тифа, все хочет встать со своей кровати и вернуться к себе домой; он уверен в том, что на­ходится не дома, и тоже хочет пойти к себе домой). Впрочем, субъ­ект типа Рус Токсикодендрон - это буквально хлопотливый надоеда. Такова, например, женщина, которая утром выходит из дома часа на два, а потом еще и после обеда бегает по магазинам. Она не может остаться дома, так как неудержимая сила заставля­ет ее выйти из квартиры и ходить по улицам. Она психически чув­ствует себя лучше тогда, когда ходит, гуляет. Чувствует себя лучше физически, если у нее болят суставы, так как движения у нее и боли облегчает и позволяет восстановить ту подвижность членов, какая временно исчезает в состоянии покоя.

Нужно хорошо отметить, то что бред типа Страмония, со всеми его описанными выше симптомами, заканчивается присту­пом значительного неистовства. И тогда субъект становится буй­ным, готов убивать, разрывает и разрушает все, что попадается ему под руку. Это бред внешне тем более ужасен, что он сопровож­дается второй характеристикой Страмония, к описанию кото­рой переходим.

Беспорядочные движения мышц лица и конечностей

Эти движения являются последствием сильных сокращений некоторых групп мышц, именно, верхней части тела. У больного появляются непрерывные движения головы, общие конвульсии и местные судороги.

Непрерывные движения головы. Субъект типа Страмония «непрерывно зарывается головой в подушку». Но это не яв­ляется его собственным свойством, другие средства (типы) обла­дают такой же характеристикой, именно, Белладонна, Хеллеборус.

Больной типа Белладонны обнаруживает ригидность за­тылка и зарывается головой в подушку именно потому, что мышцы его затылка судорожно сокращаются (тонически). Не забывать о том, что в том случае, когда субъект типа Белладонны обнару­живает конвульсии или контрактуры, они немедленно ухудшаются от воздействия света, шума, от движения, а особенно, от малейше­го сотрясения, если, например, случайно задевают за спинку кро­вати или сотрясают больного при исследовании. У субъекта типа Белладонны лицо всегда красное и конгестионированное.

Субъект типа Хеллеборус (Морозник, разновидность Че­мерицы) не только зарывается головой в подушку: он ее катает и перемещает поминутно, испуская крики. Субъект типа Белладонны порой тоже перемещает свою подушку, но без крика, а у больного типа Хеллеборус сочетаются оба эти признака - катает голову по подушке из стороны в сторону и при этом испускает кри­ки; кроме того, он поминутно подносит руку к голове.

Показания к назначению Белладонны в начальной стадии менингита. В общем, лишь редко не находят показаний к назначе­нию Хеллеборус при острых менингитах. Заметим также, что у субъекта типа Хеллеборус отмечается ужасный, отвратитель­ный запах дыхания.

Общие конвульсии. Конвульсии типа Страмония не сопровождаются потерей сознания: у ребенка или взрослого «сознание сохранено полностью». Одновременно появляются обильные «холодные поты». Обычно эти конвульсии вызываются видом воды и особенно «блестящим отражением света» (в воде, в зеркале, на поверхности любого блестящего предмета, вроде металлической шишки на спинке кровати). А между тем, оставаться в темноте субъект типа Страмония тоже не любит,  ему нужен свет, но не блестящий, а мягкий, рассеянный. От яркого же света ему ста­новится хуже, его взгляд начинает блуждать, им овладевает ужас и у него начинаются судороги, конвульсии. Равным образом, когда внезапно зажигают люстру на потолке, чтобы осветить комнату, слишком резкий свет вызывает у больного такие спастические фе­номены, как общие конвульсии. Такому больному требуется лишь рассеянный свет.

Местные судороги. Они связаны со «спастическими сокращениями» мышц глотки и пищевода, затрудняющими всякую по­пытку глотания. Такие спазмы возникают как только хотят заставить больного проглотить хоть немного жидкости. Точно так, как тип Белладонны (но с еще большей силой), субъект типа Страмония не может выпить даже несколько глотков без того, чтобы у него немедленно не возник спазм глотки или пищевода, сильный и очень болезненный.

Лихорадка

В острых случаях температура поднимается очень высоко и сопровождается различными мелкими симптомами, особенно, ознобом и жаром (ощущением жара). На протяжении стадий озноба и жара у больного «никогда не бывает жажды»; напротив, при переходе к стадии пота больной начинает испытывать потребность пить, но пьет он с трудом из-за описанных выше судорожных сжа­тий глотки.

В начале лихорадки больной ощущает холод во всем теле, особенно же в конечностях и их дистальных отделах. Когда же начинается стадия жара, больному становится тепло во всем теле, за исключением дистальных сегментов конечностей, которые так и остаются постоянно похолодевшими. У потов есть одна характер­ная особенность: они распространяются на все тело и, как говорят, жирны, маслянисты, вязки.

Нечувствительность к боли

Это  одна из преобладающих характеристик данного средства (типа) и притом очень важная, несмотря на свой, по существу, отрицательный характер. Какой бы ни была интенсивность наблюдаемых симптомов, субъект типа Страмония «никогда не испытывает боли». Полное отсутствие боли при всех проявлениях, будут ли у больного конвульсии, бред, страхи, какие-либо иные расстройства, никогда больной не жалуется на боли.

Высокая лихорадка, буйные проявления, отсутствие боли - все это уже позволяет подумать о типе Страмония.

Существуют ли объективные признаки типа Страмония? Известно, что представляет большой интерес (особенно у острого больного) быстро обнаружить какие-либо малые признаки, кото­рые не дадут показаний к данному средству, но все же заключают в себе призывные признаки к тому или иному правильному назна­чению.

Клинический Страмоний - это такое средство, какое врачу лишь редко приходится прописывать. Нужно вспомнить о том, что у больного нет болей; у него часто бывает высокая лихорадка и что всегда все проявления выступают с крайней силой и в полном беспорядке, касается ли это бреда (бессвязные речи, беспорядочные жесты) или же конвульсий (местных или же общих). Таким обра­зом, Страмоний оказывается показанным при всех судорожных нервных проявлениях: при Хорее, при конвульсиях, при состояних тифозных или адинамических, когда у субъекта выраженными являются страхи.

Страмоний может играть роль только эпизодического сред­ства при тяжелом заболевании. Он дополнительно используется при менингитах, иногда при рожистом воспалении и при лихора­дочных сыпных заболеваниях. В этом последнем случае обнаружи­вается один небольшой симптом, который не является объектив­ным признаком Страмония, но может появляться у субъекта типа Страмония: общая краснота кожи, скарлатиноподобная краснота, соответствующая тем большим красным плакатам, какие обычно находят у индивида, болеющего скарлатиной. Это высыпа­ние, обнаруживаемое у субъекта с ночными страхами, высокой ли­хорадкой и тяжелым состоянием безо всяких болей, должно заста­вить подумать о типе Страмония.

Впрочем, это средство окажется показанным и тогда, когда по ходу скарлатины сыпь внезапно исчезает, а в это время у больного обнаруживается бред, испуг, конвульсии, спазмы. Напротив, если мы имеем дело с индивидом, у которого при таких же обстоятель­ствах развивается иная картина. Полная подавленность, мышеч­ные (тонические) судороги, а особенно  своеобразное двигательное возбуждение стоп, наряду с окрашиванием лица (подчас синеватым), тогда возникают показания к назначению цинка.

Страмоний больше всего соответствует тем состояниям, ка­кие проявляются крайне сильными симптомами. Нужно учитывать то, что характеристикой Страмония является крайнее возбуждение. Конвульсии местные или общие, высокая лихорадка, отсут­ствие боли, таковы показания к назначению этого средства, ко­торые позволяют назначать его с пользой либо при острых со­стояниях с лихорадкой, либо, наоборот, при таких чисто нервных состояниях, как конвульсии или же белая горячка (Delirium tremens).


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.