На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Опиум

Чтобы лучше понять Опий, нужно вспомнить о том, что наблюдается после инъекции морфина. Тут мы отмечаем сперва фазу возбуждения, а за ней следует фаза угнетения. Больной типа Опия тоже обнаруживает симптомы возбуждения и угнетения.

Феномены возбуждения

Возбуждение особенно характеризуется «судорожным возбуждением», выявляемым во всех проявлениях у больного. Например, во время сна он дремлет, но не в состоянии заснуть по-настоящему; и не может именно потому, что в это время субъ­ект наделен «преувеличенной слуховой чувствительностью»: он слышит малейший шум, вроде тикания часов, отдаленного лая со­баки, пенья петуха, звука автомашины, шума колес телеги,  все это даже на очень большом расстоянии. И еще другой феномен тяготит больного: «постель представляется ему такой горячей», что он не в состоянии в ней улежать, он все ищет в ней прохладного места и не находит такового. Он возбужден, все ворочается с боку на бок и не может уснуть. Нам известен другой больной, который жалуется на то, что ноги у него горят; из-за чего он выискивает для них прохладное местечко: это—Сера, а также Сангви­нария. В отличие от этого, при типе Фосфора горят не стопы, а кисти рук, и больной ощущает потребность выискивать для них в постели «прохладное местечко». Но особенно запом­ним то, что больной типа Опия дремлет, но не может уснуть, по­тому, что слышит малейший шум. Когда же он засыпает, он испы­тывает особенно неприятное ощущение—он задыхается. «Задыхание при засыпании»— такова одна из характеристик Опия. И тогда у больного появляется машинальное движение ру­ками: карфология («ощипывание вокруг себя», «ловля мушек»).

Два других средства (типа) характеризуются таким же состоянием: больной дремлет, но не в состоянии уснуть — это Белладонна и Хамомилла У субъекта типа Белладонны имеется желание уснуть, но он не может заснуть. Он лежит с широко закрытыми глаза­ми. Белладонна особенно показана у ребенка с повышенной раз­дражимостью всех чувств, которая и держит его в неусыпленном состоянии. Он повышенно чувствителен не только к шуму, но так­же и к свету, к малейшему толчку, сотрясению, например, к задеванию за кровать или за окружающие предметы. В этом важная характеристика Белладонны. И больной, подлежащей ей, завязы­вает себе глаза повязкой, затыкает уши ватой. При засыпании же он обнаруживает другой своеобразный феномен: если субъект типа Опия при засыпании задыхается, то субъект типа Белладонны характеризуется при засыпании внезапными сильными сокраще­ниями всей мускулатуры, от которых он просыпается и которые мешают ему вновь уснуть, поддаваясь сну.

Субъект типа Хамомиллы особенно возбужден, не может оставаться на одном месте. Ребенок остается в постели с широко раскрытыми глазами и хочет играть. Если же он засыпает, то (характерный признак!) его голова сильно потеет горячим потом, выступающим внезапно.

Симптом удушья при засыпании мы вновь встречаем еще при двух других средствах (типах): Лахезис и Гринделия.

Субъект типа Лахезис задыхается, как только заснет, так как испытывает ощущение страагуляции, констракции в области кожи, но такое же расстройство с таким же успехом возникает у него вообще, как только он ляжет. У некоторых больных к вечеру, когда они укладываются в постель, внезапно возникает ощущение значительного удушья, точно их пытаются удавить. Они не могут лежать и вынуждены сесть: это служит показанием к назначению Лахезис. Нередко больной типа Лахезис засыпает и вне­запно просыпается, точно его душат, он вскакивает с постели, бежит кокну, жадно хватая воздух. Такое расстройство особенно обычно при аортите. Впрочем, субъект типа Лахезис не переносит ни малейшего сдавления вокруг шеи: воротничок, шейный платок или лента. Запомним то, что субъект типа Лахезис всегда чувствует ухудшение после засыпания, даже после непродолжи­тельного сна; в полную противоположность субъекту типа Нукс вомика, которого даже короткий сон буквально оживляет.

У больного типа Гринделия подобным же образом отме­чается улучшение, как только он пожелает заснуть. Он просыпа­ется рывком, задыхаясь. У него настоящая одышка: он вынужден сидеть в кровати. Это состояние удушья обычно сопровождается  кашлем и отхаркиванием студенистой мокроты, вязкой и прилип­чивой.

С клинической точки зрения можно так охарактеризовать показания к Гринделии и к Лахезис: Лахезис преимущественно соответствует расстройствам, наступающим в пери­од менопаузы, кроме того, может быть иногда показанным при некоторых аортитах. Гринделия же всегда соответствует сердечно-почечным расстройствам; у таких больных нередко нахо­дят Чейн-Стоксов тип дыхания (углекислый аммоний).

Другую характеристику Опия составляют «конвульсии». Они наблюдаются в особенности у детей. И всегда возникают от одной н той же причины: от испуга. Как только грудной младенец заме­чает, что к нему приближается кто-то незнакомый, у него начи­наются спазмы и конвульсии. Но существует еще одна форма кон­вульсий, какие мы можем иногда наблюдать у грудного младенца. Кормилица пережила испуг, и с этого момента у ребенка повто­ряются приступы конвульсий. Вот тут нужно дать Опий и не только младенцу, но и, в особенности, кормилице. Молоко у нее изменится, и конвульсии у младенца перестанут повторяться.

Равным образом конвульсии наблюдаются у грудников тогда, когда кормилица переживает приступы гнева. Но в этих случаях показан не Опий, а Нукс вомика или Хамомилла.

При конвульсиях типа Опия ребенок испускает крики «перед» наступлением приступа, тогда как при типах Апис и Хеллеборус ребенок кричит одновременно с наступлением конвуль­сий. В то же время, ребенок типа Опия обнаруживает какое-то глубокое и очень шумное дыхание, немного напоминающее то стерторозное дыхание, какое мы находим у взрослых, подлежащих этому лекарству.

Третьей преобладающей характеристикой фазы возбужде­ния при типе Опия является «бред». Это бред болтливый. Глаза у больного открыты, он говорит безумолчно и рассказывает об уст­рашающих галлюцинациях: он видит вокруг себя зверей, демо­нов,  и все это его устрашает. В этом смысле он немного похож на субъектов типов Белладонны и Гиосциама. А кроме того, у такого больного имеется одна навязчивая идея: ему кажет­ся, будто он не дома, и он стремится вернуться домой, для чего норовит вылезть из кровати. Но он отличается от субъекта типа Белладонны, который впадает в гнев против тех, кто хочет ему помочь, который разрывает свои одежды и покрывала. Боль­ной же типа Опия просто «хочет вернуться к себе домой».

Еще одно средство (тип) обладает такой же характеристикой: это Бриония. Субъект типа Бриония тоже стремится уйти для того, чтобы вернуться к себе домой. Или же мы имеем дело с дель­цом, который все время думает о том, что ему нужно вернуться и контору для того, чтобы разрешить тот или иной вопрос. Эти мыс­ли и побуждают его выйти из кровати. Добавим к этому, что такой бред у субъекта типа Брионии возникает около 3 часов ночи и нередко сопровождается кровотечением.

Феномены угнетения

Тип Опия обнаруживает значительно выраженное «состоя­ние атонии», такой атонии, какая иногда является последст­вием фазы возбуждения, более или менее значительного, но сопро­вождающегося также потерей сознания.

Мозговая атония субъекта типа Опия может простираться от простого оцепенения до непреодолимого состояния комы. Всякий раз, когда мы сталкиваемся с наличием такого болезненного со­стояния, которое сопровождается глубоким сном, нужно думать об Опии. И если мы изучим этот сон, мы обнаружим небольшие ха­рактеристики, которые могут подтвердить лечебный диагноз.

Прежде всего, укажем на «карфологию»: у больного пальцы все время движутся. Но самым любопытным является то, что он не жалуется. Имеются такие больные, которые стонут во сне (как субъект типа Арники); они стонут от того, что плохо чувству­ют себя в своей постели; у них все время такое ощущение, точно их кровать тверда, точно все те части тела на которые они лежа опираются, ушиблены. А вот субъект типа Опия «не жалуется», он не ощущает никакой боли». Он спит, обнаруживая во сне симптом карфологии. В дальнейшем его дыхание становится шумным и стерторозным. Если это состояние усиливается, больной теряет сознание и впадает в состояние комы.

Можно указать другое средство (тип), одной из характеристик которого является полное отсутствие болевой чувствительности, но тут больной вместо того, чтобы заснуть, оказывается отупевшим, почти без сознания и крайне возбужденным: это —Страмоний. У такого больного отмечаются некоординированные движения, сокращения мышц лица и конечностей. Небольшая специальная чер­та: ночные страхи. Ребенок не может оставаться ночью один, так как боится темноты, и он требует ночника или зажженной лампы. Однако, не следует ставить близко от него электрическую лампу, так как, если этот субъект боится темноты, он также ненавидит все то, что блестит, увеличивая его нервное состояние. Напомним о том, что субъект типа Страмония, например, терпеть не может вида зеркала (и даже вида спокойной поверхности воды),  ничего такого, что отражает свет (даже никелированные шишки, на спинке кровати). Ночные страхи, возбуждение, отсутствие болевой чувствительности - таковы характеристики типа Страмония, позволяющие легко отличить его от типа Опия.

Когда больной типа Опия пребывает в состоянии комы, можно отметить у него «полную утрату чувствительности» и «абсолютную утрату рефлексов», одновременно с этим отмечаются малые характеристики типа Опия: зрачки не реагируют, но они «сужены», «нижняя челюсть отвисает», в то же время в области лица отмечаются «мелкие фибриллярные подергивания». Это не те грубые мимические сокращения лицевой мускулатуры и мышц конечнос­тей, какие характерны для типа Страмония. Дыхание очень шумное, стерторозное.

Рассматривая различные фазы возбуждения и угнетения типа Опия, можно задать себе вопрос, какие причины довели больного до такого состояния.

Из них первой является «испуг», определяющий многочисленные разнообразные расстройства: конвульсии у ребенка, возникающие от того, что он сам или его кормилица испытали страх. Афония. Субъект внезапно может стать охрипшим по­тому, что он пережил испуг, задержка мочи, которой внезапно подвергаются (особенно женщины) испытавшие испуг, особенно этому подвержены беременные женщины. Аменорея.  Опий является прекрасным средством лечения остановки менструаций после испуга, понос с черным стулом (что представляется доволь­но необычным, так как обычно субъект типа Опия страдает запором.

Второй причиной является «циркулярное расстройство» - сосудистый спазм или болезненное изменение небольшо­го мозгового сосуда, в происхождении которых всегда мы находим одну и ту же причину: артериальную гипертензтию.

Циркуляторный больной

У него оказывается затронутым мозговое кровообращение - мозговая конгестия. После какого-либо шока он впадает в коматозное состояние. Главным средством против комы является Опий (конечно, в разведении). Каким же представляется такой больной?

Он пребывает в состоянии полной утраты чувствительности  с потерей сознания. Он уже не понимает ничего; дышит с трудом, шумно. Лицо его одутловато, конгестионированное, красное, горячее, покрыто горящим потом. Глаза полузакрыты, ярко-красны, зрачки не реагируют и сужены. Настаиваем на этом пункте, так как сокращение зрачков позволяет легко отличить больного типа Опия от больного типа Белладонны.

У субъекта отмечается птоз (век); нижняя челюсть отвисает, отмечаются фибриллярные сокращения мышц лица,  особенно, в области комиссуры губ. Если больному раскрыть рот (так как сам он этого сделать не в состоянии), обнаруживаем у него багровый язык, почти черный и почти парализованный. Больной ничего не ощущает, не может ни говорить, ни глотать. Пульс у него медлен­ный, полный, твердый. Артериальное давление повышено.

Любопытная вещь, нижние конечности, стопы, у него совершенно холодны, тогда как все остальное тело остается теплым и даже покрывается горячим потом, что является уже отмеченной выше характеристикой типа Опия.

Для другого средства (типа) характерны аналогичные призна­ки. Это Арника. Средство, нередко показанное при тех цере­бральных апоплексиях, какие возникают после травмы. У такого больного конечности холодны, нос тоже холодный, а все остальное тело остается теплым; но горячий пот тут отсутствует.

У больного типа Опия всегда бывает выражена потребность раскрыться, даже как только к нему возвратится к нему сознание, первым его жестом является удалить от себя все одеяла и прос­тыни.

Что же происходит с больным, как только он вернется к сознанию? Большинство больных не стонет, не жалуется,  так как не испытывает страданий. Обычно такой больной дремлет, сонлив, пока наконец не заснет окончательно, но через 10—15 минут после этого он уже задыхается, просыпается, а вслед за этим снова впа­дает в состояние сонливости и дремоты. Пульс всегда один и тот же: медленный, полный, гипертоничный. Гипотонии мы никогда не отмечаем у коматозного больного, подлежащего Опию.

В подобных случаях назначайте Опий 30,  и будете поражены полученным результатом.

Выше я уже приводил историю одной 76-летней больной, у которой за 18 месяцев было 8 состояний мозговой конгестии, из них в 7 случаях удавалось добиться излечения  без последствий, всегда при помощи Опия 30. Но 8-й случай закончился летальным исходом.

При наличии апоплектического насморка можно подумать о трех средствах: Опий, Белладонна и Лауроцеразус.

Белладонна: вид субъекта не вполне такой же, как у субъ­екта типа Опия. Лицо при типе Белладонны красное, конгестионированное, очень горячее, как и больного типа Опия, но глаза при этом очень красны, конгестионированы и выпучены. И главное, большая характеристика: зрачки расширены и не реагируют, тог­да как при типе Опия они тоже не реагируют, но сужены.

Субъект типа Белладонны не переносит света, голову все время откидывает назад. У него выражены конвульсивные движения, но это не мелкие фибриллярные подергивания в области мышц лица, а конвульсии мышц конечностей. У такого субъекта отмечаются контрактуры и мелкие сухожильные вздрагивания в мышцах конечностей; иногда наступает отклонение рта в одну сторону: при этом больной не в состоянии ничего проглотить и брызжет слюной. Кроме того (из-за слабости сфинктеров) он пло­хо удерживает мочу, а иногда и кал тоже. Как только к нему вер­нется сознание, он совершенно отличается от субъекта типа Опия,  всегда дремлющего. Субъект же типа Белладонны, прийдя в сознание, сразу же начинает непрерывно говорить, и при­том совершенно неразборчиво, непонятно. Он норовит выскочить из постели, и если ему в этом мешают, он приходит в ярость (ста­новится агрессивным).

Пульс у субъекта типа Белладонны очень част, тогда как у субъекта типа Опия он замедлен. Он полный, скачущий (точно свинцовая картечь перекатывается под пальцами). Температура повышена, как при мозговом кровоизлиянии, в его начальной ста­дии.

При типе Лауроцеразус кома отличается другими различительными признаками, субъект поражается внезапно, безо всякой продромы, которая наводила бы на мысль о том, что индивид будет поражен. У субъекта отмечаются нервные потрясения во всем теле, дрожание и трепет в мышцах лица. Одновременно у него отмечаются как конвульсивные сотрясения конечностей типа Белладонны, так и вздрагивания мышц лица типа Опия. Вдобавок к этому у него отмечается тризм. Одновременно отмеча­ются спастические сокращения пищевода или горла (глотки). Невозможно заставить его проглотить что бы то ни было. Сердце у него бьется нерегулярно. Пульс замедлен, слаб, интермиттирующий. Наконец, конечности цианотичны, ногти и пальцы мертвенно-бледны, кожа вместо того, чтобы быть теплой, как при типе Бел­ладонны, холодна и влажна, покрыта холодным потом. У субъ­екта типа Лауроцеразус всегда отмечается общее охлаж­дение тела.

Больной с поражением пищеварительного тракта

Субъект типа Опия обнаруживает атонию кишечника и особенно инерцию прямой кишки. Одной из его больших характеристик является полное отсутствие всякой потребности (позыв на дефека­ции). Субъект по несколько дней не имеет стула, и это его совер­шенно не тяготит. Единственно, что он обнаруживает во время та­кой атонии, это то, что он все более и более становится отупелым и сонливым, он впадает в состояние интеллектуального ступора (бесчувственности), все более и более возрастающего; ему стано­вится трудно даже диктовать письмо, он не в состоянии работать, однако не испытывает никакой боли, и в этом тоже одна из боль­ших характеристик запора типа Опия.

Если такое состояние ухудшается и держится стойко, живот вздувается. Появляется значительный тимпанит, развиваются симптомы кишечной непроходимости. Могут даже появиться рво­ты, неэффективные колики—но все это лишь к концу 8—12 дней такого запора. Если клизмой удается добиться стула, он обращает на себя внимание своим характерным видом: он состоит из крайне твердых комков, которые со стуком падают в судно. Когда боль­ной совершает усилия для изгнания этого плотного кала, у него нередко обнаруживается такой небольшой феномен: твердый ко­мок кала наполовину выходит из ампулы, но потом снова в нее возвращается; затем опять наполовину выходит наружу и т.д., а в общем, никак не отделится от прямой кишки. Можно, указать еще несколько средств (типов), которым присуще такое же свой­ство: назовем Туйю и Саникулу. При этих типах стул тоже то выходит наружу, то входит обратно, поочередно, что вы­нуждает к вмешательству пальцами для его удаления.

Опий особенно показан у тех субъектов, которые отличаются парезом гладкой мускулатуры. И это прекрасное средство при за­порах у стариков,  нередко сонливых, дремлющих и обнаружи­вающих признаки известного мозгового пареза.

Атония кишечника бывает связана и с другими средствами (типами): Гидрастис, Алюмина, Бриония, Графит.

Больной типа Гидрастис абсолютно не ощущает потреб­ности к дефекации. Это средство особенно показано при беремен­ности, когда нельзя давать ни слабительного, ни даже послабляю­щих средств. Акушер уже применил все, что только возможно, что бы вызвать стул,  ничего не помогает: вот тут показан Гидрастис. После этого запор уменьшится, а может быть даже совсем пройдет. Стул при типе Гидрастис необильный и твердый, в виде комочков, объединенных слизью, представляющей общие ха­рактеристики слизи при типе Гидрастис: вязкая, желтоватая, пристающая.

Одновременно с этим больной ощущает своеобразное впечатле­ние: ощущение пустоты в желудке. Это ощущение пустоты сопро­вождается упадком сил. Можно указать и на другие средства (типы), характеризуемые таким же ощущением пустоты и упадка сил. Такова Наперстянка (Дигиталис). Тошноты, как только субъект ощутит запах кухни; олигурия, сердечные рас­стройства, отеки стоп. Далее, Игнация. Упадок сил около II часов дня; одновременно отмечаются судорожная зевота и частые вадохи. Наконец, Сера. Упадок сил в то же время, II часов утра, но с желанием съесть что-либо: этот (по существу ложный) голод немедленно успокаивается, когда субъект съедает кусок хле­ба или же кусочек сахара. Но ощущение пустоты при типе Гидрастис не связано с каким-либо определенным часом суток. И то обстоятельство, что это ощущение может появиться в любой момент— (утром, после полудня, вечером), тоже составляет свое­образную характеристику. Это ощущение нисколько не успокаи­вается от приема пищи, и такое ощущение пустоты индивид не­редко ощущает даже после завтрака. И это ощущение упадка сил сопровождалось состоянием тошноты.

Обычно больной так обозначает состояние своего пищеварительного тракта: он говорит: «мне все опротивело», «во мне все смущено». Он не в состоянии переносить хлеб, вино, овощи. И вот, чаще всего его приходится сажать на ограниченную диету без мяса (потому, что он страдает желудком), и чем меньше он ест мяса, тем ему становится хуже, так как овощей он тоже не пере­носит. Сам он просит мясного режима,  но от него развивается запор. Добавим еще к этому один любопытный феномен: тошноты типа Гидрастис обладают своеобразным часовым расписа­нием: около II часов утра (т.е. в то самое время, когда при дру­гих типах появляется ощущение пустоты и упадка сил), тогда как при типах Серы и Игнации в это время дня тошнот нет, имеется лишь вышеупомянутое ощущение пустоты и упадка сил.

При исследовании кожа желтовата, землистого цвета, печень увеличена, болезненна; язык нечист, желтого цвета, покрыт нале­том, типичным для дурного пищеварения. У субъекта отмечается дурной запах дыхания. Вдобавок он прогрессивно худеет. Обнару­живает такие небольшие желтые пятна на коже, являющиеся вы­ражением (?) скрытого канцерогенного состояния. Впрочем, Гид­растис часто показан при упорном запоре, сопровождаемом хроническими расстройствами со стороны печени, стоящими в связи с формированием опухоли.

Бриония является другим средством (типом), характеризу­емым инертным состоянием кишечника,  безо всякого позыва на дефекацию. Стул объемист, сух, тверд, черного цвета («точно закаленый»). Таковы четыре характеристики стула при типе Брионии. Одновременно с этим субъект обнаруживает такие функцио­нальные симптомы, какие запомнить нетрудно: это значительная сухость слизистых, сильная жажда, губы и язык сухие. Больному хочется пить холодную воду в большом количестве, хотя и редко. Непосредственно после приема пищи (как бы мало ни съел) он испытывает ощущение больной тяжести в желудке, точно набит булыжником и небольшие боли в животе, перемещающиеся туда и сюда, всегда ухудшаясь от движения. По этой причине субъект типа Брионии отказывается от физических упражнений, а такое физическое бездействие способствует усилению запора. Он ве­дет сидячий образ жизни, не хочет двигаться, потому что от этого у него появляются боли в животе. Впрочем, как только он начи­нает двигаться, у него появляются тошноты и головокружения. Это индивид, который утром, вставая с постели, оказывается охваченным такими головокружениями, какие вынуждают его лечь снова. Кожа желтовата, землистого цвета «маслянистая», в какой-то мере напоминая кожу типа Гидрастис.

Алюмина характеризуется такой же сухостью слизистых, как и тип Брионии. Впрочем, Алюмина нередко служит средством дополнительным к Брионии. Сухость слизистых оказывается значительной, охватывает в равной мере как верхние пищеварительные пути, так и нижние. Больной никак не может удалить свои каловые массы, делает большие усилия, принимая для этого своеобразную позу, хватаясь, между прочим, за стуль­чак, чтобы «иметь опору для усилий». Или же пытается осущест­вить дефекацию только в стоячем положении (эта поза более свой­ственна типу Каустика). Каловые массы при дефекации офор­мляются тем или иным необычным образом: то лентовидны, то в виде «узкой колбаски» и т.п. При типе же Алюмина субъ­ект с большим трудом выталкивает кал, состоящий из мелких ко­мочков («овечий кал»), очень сухой, твердый, крошащийся у края заднего прохода, как при типе Магнезия муриатика или же Натриум муриатикум. Попутно отметим, что хлоридам вообще свойственен такой кал, крошащийся у края заднего прохода. Это их собственная общая характеристика.

Но стул при типе Алюмина может быть не только сухим: он может быть также тестовидным и глинистым. Такой стул тоже удаляется с трудом, так как пристает к стенкам прямой кишки, как стул при типах Опия, Туйи или Саникулы, тоже то выходит, то возвращается обратно в ампулу кишки. В конце концов удаляется частично.

Небольшой своеобразный признак Алюмина: субъект не в состоянии есть картофель, так как от него получается обильное количество кишечных газов. Все прочие овощи он переваривает хорошо, но от картофеля немедленно образуется большое количество газов, а главное появляется ощущение тяжести, тяжеловес­ности со стороны желудка.

Не лишены известной полезности некоторые мелкие характеристики. Гидрастис не переносит ни хлеба, ни овощей, все просит мяса, несмотря на то, что все общее состояние диктует проведение вегетарианского режима питания. Алюмина не мо­жет есть картофеля, так как он (в отличие от других овощей) вызывает обильное скопление газов. Тут же заметим, что субъект типа Алюмина часто ощущает, как бы паутину на лице, что вынуждает его поминутно проводить рукой по лицу. Такое же ощу­щение мы вновь находим у субъектов типа Барита карбоника.

Показания к назначению Алюмина мы находим у тех, кто ведет сидячий образ жизни и особенно у женщин, страдающих белями. Внезапно, в какой бы то ни было час суток, больная чув­ствует, что вся промокла очень обильным истечением, что оно спускается вдоль бедер и голеней. Алюмина также показана у стариков и детей, из которых последние, желая играть целый день, и не думают о том, что им нужно сходить во двор. Гувер­нантка отмечает при этом, «Если бы ребенок не ленился и ходил бы в уборную регулярно, он не страдал бы запором». И такие дети, которые «удерживаются», больше подлежат Алюмина, чем Гидрастис.

Последним средством, показанным при атонии кишечника, является Графит. При этом типе запор проявляет себя стулом твердым, небольшими комочками, как и при типе Гидрастис, тоже оклеенными массой слизи и студенистого вещества. Такой стул сопровождается болями, тогда как при типе Гидрастис болей нет. В значительной мере болезненность стула при типе Графита объясняется частым наличием у этих субъектов тре­щин или экскориаций в области заднего прохода и перианальной экземы с корками и с просвечиванием густой и вязкой жидкости («медообразной»).

Запор типа Графита обычно проявляется у субъектов туч­ных, зябких, медлительных и апатичных. Они не всю свою жизнь подлежали Графиту: обычно это индивиды типа Калькареа карбоника, которые мало-помалу преобразуются для того, чтобы представить такую клиническую картину, какая соответст­вует Графиту.

В заключение, повторим, что же преобладает у субъектов типа Опия: это сонливость. Эта сонливость мало-помалу направляется в сторону церебрального стопора (оцепенения), к которому присоединяется стопор интеллектуальный и физический, все это мо жет закончиться комой. Основанием для такой сонливости являет­ся либо прогрессирующая аутоинтоксикация, вызываемая упорным запором (кишечная атония, инерция прямой кишки), либо сосуди­стые расстройства, развивающиеся прогрессирующим образом или же внезапно, но всегда в связи с артериальной гипертензией. Вот почему всегда оказывается необходимым иметь Опий в своей врачебной сумке, так как он часто является единственным средством неотложной помощи, приносящим пользу в случае приступа апо­плексии.

 


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.