На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Нукс вомика

Нукс вомика является по преимуществу средством с многочисленными показаниями (типичный «полихрест», «многополезное средство»).

Больной с острым заболеванием, подобно хронику, нередко испытывает нужду в этом средстве. Оно часто играет роль основного средства и само по себе, одно, обеспечивает выздоровление. В дру­гих случаях, напротив, оно, как кажется, просто освещает, прояс­няет весь ансамбль расстройств, имеющихся у данного больного, приводя к исчезновению у него многочисленных попутных симпто­мов, загромождающих картину болезни, превращающих ее в смут­ную и неясную.

Нервная раздражительность

У больного выявляется «необычное преувеличение чувствитель» ности». Это преувеличение, с одной стороны, связано с нервным переутомлением, которое больной сам возложил на себя: избыточ­ная умственная работа или вообще всякого рода излишества,  «эксцессы», а с другой стороны, антигигиенический образ жизни, который ведет субъект, потому, что он ведет образ жизни сидячий, не совершая никакого физического усилия, а также многочис­ленные возбуждающие, которые он поглощает для того, чтобы под­держать свои силы: кофе, вино, алкоголь, аперитивы, портвейн.

Это преувеличение чувствительности выдает себя «нетерпимостью к шуму», «к свету», «к запахам», «к ма­лейшему препятствию» или противоречию. Но эта раздра­жительность поддерживается недостаточностью сна.

 Бессонница

Она вполне характерна и может проявляться в многочисленных формах. В общем, индивид тяжел, сонлив после приема пищи. Спит он плохо ночью, но после приема пищи его пучит, он часто зевает и не в состоянии не заснуть, присутствуя на какой-либо конференции или курсах. И в своей конторе тоже, делового чело­века охватывает неодолимый сон,  иногда он засыпает у стола перед возобновлением своей работы. После ужина у него появляется та же сонливость. И мы видим больных (особенно, студен­тов), засыпающих даже во время обеда. Мать рассказывает о та­ком субъекте: «Мой ребенок настолько устает, что кладет голову на руки, сидя за столом и немедленно засыпает».

И вот, этот индивид, который так хочет спать днем и после обеда, никак не может уснуть тогда, когда ложится спать. Отметим две модальности этой бессонницы: субъект «не может уснуть», потому, что мозг его настолько работает, что мешает ему добрать­ся до сна. Или же он засыпает тяжелым сном, но «просыпается рано»,  около 3—4 часов утра; после этого он долго не засыпает. Почему? Потому, что думает о своих делах и занятиях. Наконец, он засыпает, но лишь незадолго до того, когда ему надлежит вставать. И вставая с постели, он оказывается крайне утомлен­ным, совершенно разбитым и изможденным. В то же время, он тревожен, неспокоен, так как чувствует, что неспособен работать, и он со страхом думает о целом предстоящем дне, опасаясь, что не будет в состоянии дать достаточного умственного усилия. И это делает его очень раздражительным. Субъект типа Нукс всегда «очень утомлен» и «в плохом настроении» утром, при пробуждении.

В противоположность только что описанной бессоннице, не следует забывать о том, что субъект типа Нукс вомика  «всегда получает улучшение самочувствия» от непродолжительного сна. И это единственное средство, соответствующее субъекту, которому достаточно поспать 4—5 минут, чтобы почувствовать себя лучше, ожи­виться и оказаться в состоянии возобновить свою деятельность. Так что больной вообще вырабатывает у себя привычку спать 1/4— 1/2 часа после обеда именно для того, чтобы преодолеть ту свою болезненную тенденцию, которая делает его сонливым днем и бессонным ночью.

У больных типа Ликоподия мы тоже находим дневную сонливость, но, вместо того, чтобы это происходило сразу же после приема пищи, как это бывает у субъекта типа Нукс вомика, у него сонливость появляется часа через два после еды: и тогда он ощущает вздутие живота, пучение; он оказывается в состоянии: смутного оцепенения, мешающего ему фиксировать свое внимание на своих делах. Отметим, что субъект типа Ликоподия тоже по утрам пребывает в дурном настроении: он ворчит и впадает в гнев при малейшем противоречии. В общем, Нукс вомика и Ли­коподий дополняют одно другое.

Печеночные расстройства

Печень у субъекта типа Нукс вомика всегда затронута,  либо в функциональном, либо в морфологическом порядке. И вот так Нукс вомика нередко оказывается показанным при некоторых формах цирроза печени.

Чем же обнаруживает себя эта заинтересованность печени? «Острыми болями», колющими, возникающими в печеночной области, в правом подреберье. В то же время больной испытывает также «ощущение сжатия», у него такое ощущение, точно его сдавливает и сжимает. И он обнаруживает одну особенность: никакая позиция не приносит больному облегчения.

Некоторые (печеночные) больные немедленно испытывают облегчение, когда принимают какую-нибудь определенную позу. Так, субъекты типов Сепии, Кардуус марианус и Птелиа трифолиата получают облегчение, когда лежат на пра­вом боку. Эти все три средства (типа), характеризуемые порталь­ной конгестией с пузырными расстройствами. Напротив, субъект типов Ликоподия, Хелидония, Ртути не могут лежать на правом боку, и нам известны более узкие показания к их назначению: Ликоподий - цирроз; Хелидоний - поражения правой доли печени; Ртуть - засорения желудка с преходящей конгестией печени,  обычно, острой. Больной типа Подофил ложится на живот и все время руками растирает себе правое под­реберье.

Печеночное расстройство обнаруживает себя при типе Нукс вомика также набуханием «внутренних геморроидальных узлов»,  очень болезненных, с «колющими» болями, а также с «зудом» (в области заднего прохода).

Жгучие боли, зуд и колотье сочетаются также при еще одном средстве (типа) - Сере. Но кроме того, имеются еще два дру­гих ощущения: ощущение раны и ощущение давления. Однако, к этим пяти ощущениям добавляется еще одно - ощущение пачки иголок в заднем проходе, с лимфосакральными болями,  нужно думать об Эскулюс гиппокастанум.

Геморрой при типе Нукс Вомика достаточно любопытен в том отношении, что он всегда ухудшается ночью и при ходьбе. У боль­ного часто отмечается обильное истечение крови во время дефе­кации.

Печень больного типа Нукс вомика нередко оказывается увеличенной и, главное, «твердой». Она может быть чувствительной, болезненной, маленькой или большой, но она всегда твердая,  и в этом ее характеристика. В то же время отмечают либо истин­ную желтуху, либо (и это бывает чаще) простое субиктеричное окрашивание склер и конъюнктив. В действительности больной типа Нукс вомика - это субъект по существу интоксицированный, у которого элиминация совер­шается плохо, недостаточно из-за недостаточности печени. И эта ее функциональная недостаточность выдает себя одной общей характеристикой, изучением которой мы теперь займемся.

 Частые потребности, которые не могут быть удовлетворены

Действительно, если хорошо заняться изучением патогенеза этого средства, можно найти в нем почти все симптомы, какие выражены у субъекта: позывы (потребности) постоянные, сроч­ные, но недостаточные и безрезультатные. Так, например, у боль­ного имеется потребность спать, но заснуть он не может; у него имеется позыв на отрыжку, но отрыгивает он с большим трудом; у него имеется ощущение тяжести со стороны желудка, и он не в состоянии от него избавиться; у него потребность вырвать, ноу него выходят лишь отрыжки, и он должен искусственно вызывать у себя рвоту, у него имеются позывы на дефекацию, он по не­скольку раз пытается сходить, но с недостаточным результатом. При этом у него всегда остается такое ощущение, точно ему ни­когда не удается вполне опорожнить свой кишечник. Он испыты­вает «настойчивую потребность помочиться»,  столь же учащен­ную, как и позывы на дефекацию и столь же мало эффективную. Больной совершает значительные и болезненные усилия, чтобы по­мочиться, но выделяет всего лишь несколько капель.

Вспомним о том, что субъект типа Кантарис тоже характеризуется очень настойчивыми и очень учащенными позывами на мочеиспускание, но эти позывы одновременно оказываются очень болезненными. У субъекта типа Нукс вомика иногда бывают боли при мочеиспускании, но в то время как у субъекта типа Кантарис боли, и притом сильные, ужасающие бывают как перед моче­испусканием, так и во время и после него (и в моче бывает не­редко примесь крови), у субъекта типа Нукс вомика гематурия очень редка. Практически, гематурия, подлежащая Нукс вомика, наблюдается лишь после подавления привычного кровянистого геморроидального истечения. Т.е. у субъекта обычно при дефекации отмечалось кровянистое истечение; из тех или иных соображений он добивается подавления своих геморроидальных кровотечений. И тогда у него начинаются расстройства, связанные с конгестией в той или иной области, у него могут появиться носовые кровоте­чения или же гематурия. Точно также, когда у молодой женщины 30—-35 лет внезапно почему-либо прекращаются менструации, у нее может появиться гематурия.

У субъекта типа Нукс вомика выражены «половые потребности, имеется известный половой эротизм, который он, однако, не имеет возможности удовлетворить. Тогда у него наблюдается истечение семени по ночам с эротическими сновидениями. И наряду с этим, он оказывается не в состоянии выполнять обычные, нормальные обязанности супруга.

Во время родоразрешения у женщины наступают спастические контрактуры, схватки нерегулярны и в общем безрезультатны. Любопытная вещь: всякий раз, когда у больной возникают эти «ложные схватки», у нее одновременно возникает также настоятельный позыв на дефекацию и мочеиспускание.

 Лихорадка

У больного отмечается одна интересная модальность: он «все время дрожит», как только окажется неукрытым. Как только ста­нет двигаться, он тоже начинает дрожать. «Дрожь при ма­лейшем движении» - это большая характеристика Нукс во­мика.

 

Клиническое исследование

Тут мы последовательно опишем следующие расстройства: мигрень; пищеварительные расстройства; артрический насморк; люмбаго; дисменоррея.

 Мигрень

Больной жалуется на головную боль уже долго; в прежнее вре­мя он, бывало, принимал таблетки, но перестал, так как они ему больше не помогают, даже напротив, способствуют его интокси­кации, не принося ему облегчения. Больной типа Нукс вомика опи­сывает два рода головной боли. Описывает это он так: «Голова у меня болит всегда, но кроме того, у меня бывают мигрени, насту­пающие периодически».

Как же проявляется эта постоянная головная боль типа Нукс? У такого больного голова начинает его беспокоить с самого пробуждения утром. Как только он утром откроет глаза, он уже ощущает боли в лобной области, характеризующиеся ощущением тяжести, неловкости. У него появляется ощущение не только полного отупения, но также оглушения и головокружения. Как только он  подымается, его охватывают головокружения и тошноты; потом, через несколько минут все это проходит, чтобы снова появиться после приема пищи, когда, кроме того, больного охватывают сон­ливость, засыпания, тяжесть в голове и такая интеллектуальная неповоротливость, какая мешает ему работать. Такова постоянная головная боль типа Нукс вомика. Но больной жалуется на нечто иное: на перемежающиеся мигрени, которые его совершенно подав­ляют и обычно сопровождаются всевозможными пищеварительны­ми расстройствами.

Какова причина такой мигрени? Всегда одна и та же: какое-либо излишество, какой-нибудь эксцесс. Сперва это обильный обед или даже завтрак, а в дальнейшем для этого достаточно поесть кондитерских изделий, а особенно выпить какого-нибудь алкогольного напитка, портвейна, шампанского. По мере того, как у боль­ного появляются эти мигрени, достаточно становится самых малых, даже ничтожных, причем для того, чтобы вызвать их начало. На следующий день после какого-нибудь эксцесса,  будь то обильный обед или только прием какого-нибудь алкогольного напитка,  у субъекта начинается сильная головная боль, характеризующаяся тяжестью в лобной области. В то же время, у него появляется ощущение сдавления головы обручем, к этому присоединяются тошноты, головокружения (все вращается вокруг); язык становит­ся неповоротливым, появляется желание вырвать и ощущение накопления слизи. Короче говоря, это как раз такое ощущение, какое испытывает тот, кто накануне выпил много алкогольного и у кого, как говорят, «глотка стала деревянной», «задубевшей».

Этим больным владеет лишь одна идея: улечься покойно. Он хочет оставаться в покое, избегает всякого шума, движения; он не в состоянии нагнуться, так как от этого сейчас же усиливается его головная боль. Лишь одно дает ему облегчение и успокоение: неподвижно лежать в полном покое.

Головные боли типа Нукс могут также возникать после других излишеств (эксцессов),  например, после половых эксцессов или после онанизма. Головная боль, возникающая после полового сно­шения, больше подлежит Фосфорнокислому калию. И случается это главным образом у ослабленных индивидов.

Другой причиной мигрени типа Нукс является воздействие жара. Подвергшийся воздействию солнца больной внезапно обнаруживает такую форму головной боли: эта мигрень приходит на следующий день, на следующее утро после облучения. Но, в действительности, головная боль, вызываемая воздействием солнца,  это удел тех, кто ранее интоксицировался,  главным образом, алкоголем и кофе. Равным образом у таких субъектов могут выявляться разные формы невралгий; например, очень болезненные супраорбитальные боли,  легко распознаваемые по тому признаку, что сопровождаются слезотечением и очень обильным насморком (точно больной таким способом старается избавиться от всех сво­их токсинов).

 Пищеварительный тракт

Речь идет о больном, который поглотил на своем веку много разных лекарств для того, например, чтобы преодолеть свой запор; или принимал много всяких стимулирующих для того, чтобы подремонтироваться и получить возможность продолжать свои усилия. Тут часто дело касается такого субъекта, какой наглотался всяких патентованных лекарств, объявления о которых он вычитал на по­следних страницах газет. Когда мы сталкиваемся с больным, который напринимал много лекарств на протяжении многих лет, тогда первым гомеопатическим лекарством, которое (по выражению Нэша) позволит «выяснить случай», является Нукс вомика: его тут следует дать в высоком разведении—в 200 СН. И тогда все происходит так, точно Нукс является антидотом действия всех тех лекарств, какие на протяжении длительного срока принимались в больших дозах.

Как представляется субъект типа Нукс с поражением пищеварительного тракта? У него десны припухшие и болезненные, на внутренней поверхности щек и на языке видны афты. Сильное слюнотечение, особенно, по ночам. Добавим тут же, что эта са­ливация (ночная гиперсаливация) может навести на мысль о типе Меркуриус солюбилис, но больной этого последнего типа обнаруживает не только ночную гиперсаливацию, но во время сна он еще и брызгает слюной. Это, впрочем, единственное средство, соответствующее такому состоянию: субъект пускает слюну во сне на подушку, и его слюна не только вязка, но может быть кровя­нисто окрашенной.

Состояние языка у субъекта типа Нукс вомика позволяет поставить диагноз, язык отечен, покрыт очень плотным налетом, локализующимся только на задней поверхности языка. В то время как передняя треть языка совершенно свободна от налета, задняя треть покрыта желтовато-белым налетом. Одновременно с этим у субъекта могут отмечаться затруднения речи: он говорит с тру­дом, так как у него могут иметься контрактуры массетеров, иногда доходящие до настоящего тризма. Субъект типа Нукс вомика предъявляет такие пищеварительные расстройства: у него дурной вкус во рту по утрам, просыпается с полном отсутствием аппетита в дурном настроении. Он даже не в состоянии съесть свой пер­вый завтрак. У него тошнотное состояние с едкими кислыми от­рыжками, которые беспокоят его все утро. Попутно отметим еще одно средство  тоже характери­зующееся по утрам не только дурным вкусом, но и дурным запа­хом  дыхания - это Пульсатилла. Субъект просыпается с дурным дыханием утром. И когда мы слышим у мамаш жалобы на то, что у ее ребенка утром дурное дыхание, прежде всего нуж­но думать о типе Пульсатиллы. Это средство часто окажется по­казанным,  особенно, в тех случаях, когда у субъекта можно най­ти признаки туберкулиничного состояния.

Возвратимся к нашему больному типа Нукс вомика. Это субъект, который не будучи в состоянии ничего съесть утром (потому, что у него по утрам совершенно нет аппетита), съедает довольно обильный второй завтрак. Он уже проголодался и потому съедает много. Он чувствует подавленность и пьет для того, чтобы тонизироваться, через час после еды он испытывает ощущение тяжести, полноты в желудке, которое все усиливается. И тогда у него появ­ляется желание спать (вздутие и сонливость непосредственно после приема пищи: Нукс мосхата.

Субъект типа Нукс вомика испытывает ощущение тяжести, которое особенно усиливается через час-два после приема пищи. У него с трудом происходят отрыжки. Он хотел бы испустить газы, но не в состоянии сделать это, он отрыгивает, некоторое количество принятой пищи. У него изжога, распространяющаяся на весь пищевод.

Другой больной, типа Ликоподия, жалуется не только на изжогу, но особенно на постоянное жжение в области глотки. Говорит, что у него там «торчит раскаленное железо».

Субъект типа Нукс ощущает значительное стеснение, вздутие, растяжение живота, он хочет оставаться в покое потому, что при малейшем движении он ощущает тяжесть и тошноту; вот он и старается сидеть спокойно, потому, что чувствует себя значительно хуже тогда, когда ложится. Это вздутие все увеличивается и увеличивается, вынуждая больного расстегнуть свои панталоны. С точ­ки зрения интеллектуальной, он не способен активировать свой мозг, не может ни работать, ни писать, ни мыслить. И тогда, чтобы разогнать такое состояние органов пищеварения, он выпивает стаканчик «особой». Обычно субъекты типа Нукс выпивают стаканчик алкоголя после завтрака и обеда, просто для того, чтобы «про­толкнуть» принятую пищу. Это им удается на время; но вслед за этим боли у них усиливаются. Если состояние вздутия и тяжести держится, они часто пытаются вызвать у себя рвоту, т. к. хорошо знают, что после опорожнения желудка они почувствуют себя значительно лучше. И тогда они «классическим образом» запускают палец себе в рот, щекотанием вызывают у себя рвотные движения. Сразу же после этого сонливость и ощущение тяжести в желудке проходит, и они могут снова проявить известную умственную активность.

 Такова большая характеристика субъекта типа Нукс вомика: искусственно вызываемые рвоты. Они всегда очень сильны: желу­док извергает все свое содержимое сразу, в один прием. Рвет остатками пищи,  кислыми, но не желчными, не кровянистыми. В то же время, наряду с только что описанным ощущением стес­нения, субъект типа Нукс вомика обнаруживает боли, которые на­чинаются у него во второй половине процесса переваривания при­нятой пищи, когда пища у него перемещается в кишечник.  Это рези, настоящие колики в верхнем отделе живота, отмечающиеся после еды. Субъект стремится принять какое-нибудь определенное положение, например, нагибается кпереди, чтобы вызвать у себя облегчение. В действительности же, лишь одно приносит ему облег­чение  -  это сидеть неподвижно.

Интересная характеристика: у него такое ощущение, точно что-то выпирает у него в животе изнутри кнаружи и он испытывает такое ощущение, точно на брюшной стенке образуются какие-то выступы. У субъектов со слабой брюшной стенкой можно бывает обнаружить наличие небольшой припухлости, появляющейся то с одной стороны, то с другой, и явным образом единственным осно­ванием для ее появления может служить лишь сокращение кишки. У субъекта типа Нукс вомика перистальтика по временам пред­ставляется извращенной. В связи с этим по временам продвиже­ния кишечного содержимого, по-видимому, прекращается, задер­живается. И именно тогда у больного появляется это ощущение, которое я только что описал.

У другого больного отмечается такая же характеристика: ощущение давления изнутри кнаружи, это - Туия, но при типе Туии отсутствуют прочие симптомы, характерные для Нукс вомика. Субъект типа Туйи испытывает ощущение, отсутствующее у субъек­та типа Нукс вомика - будто в животе вертится нечто живое.

Нукс вомика показан при грыжах, сопровождающихся ощущением болезненного давления изнутри кнаружи. Конечно, Нукс не излечивает грыжи, но значительно облегчает это ощущение давления, которое тяготит больного тогда, когда он делает усилие или когда он ходит.

Запор типа Нукс вомика обнаруживает очень ясную характеристику: у больного имеются позывы, он пытается их реализовать, но почти безрезультатно, а потом вынужден повторять то же через час и через два часа. Позывы у него настойчивые, срочные, а меж­ду тем он не выделяет почти ничего. Почему? Потому, что у него наступают довольно сильные кишечные сокращения, тут все совершается так, точно кишечная перистальтика оказывается извращен­ной, точно наступил полный паралич прохождения пищевых масс по пищеварительному тракту. Некоторый результат усилий больного наступает. У него наступает такое ощущение, точно ему никогда не удается опорожнять кишечник. Он объясняет это очень просто, заявляет, что у него «кишка сжата», и это выражение означает для него то ощущение сдавления, какое он испытывает в области нижнего конца кишки, ощущение сдавленное, возника­ющее даже после стула. И это ощущение сжатия мешает ему «схо­дить».

Субъект типа Ликоподия тоже обнаруживает ощущение сжатия, которое ему мешает совершенным образом осуществить акт дефекации. Ребенок типа Ликоподия пытается «сходить», но не может,  потому, что у него такое ощущение, точно задний проход замыкается по мере нарастания усилий, которые субъект проделывает для изгнания кишечного содержимого.

После дефекации субъект типа Нукс вомика испытывает острые боли в прямой кишке,  боли, не связанные с какой-нибудь трещи­ной или свищем, а просто связанные с наличием внутренних геморроидальных узлов.

И в общем нетрудно отличить субъекта, типа Нукс, от субъекта типа Ликоподия. Именно для последнего типичен сильный голод, тогда как у субъекта, типа Нукс аппетит снижен. Субъект типа Ликоподия насыщается уже после первых глотков пи­щи, причем у него появляется ощущение полноты в желудке и он больше не в состоянии есть, тогда как субъект типа Нукс не бой­котирует обильный обед. Ощущение переполнения возникает при типе Ликоподия в самом начале приема пищи, а при типе Нукс примерно через час после окончания еды. При типе Лико­подия отмечаются неполные отрыжки, сопровождаемые харак­терным стойким жжением в глотке, живот очень растянут и без­болезнен. При типе же Нукс растянутым и болезненным является преимущественно желудок. Вздутие при типе Ликоподия ох­ватывает, главным образом, нижний отдел живота, там же преиму­щественно локализуются и боли в животе, имеется значительное скопление газов, вызывающее урчание в животе, ухудшение всег­да наступает в период между 16 и 20 часами. При типе Лико­подия субъекта тяготят газы кишечные, тогда как при типе Нукс беспокоят преимущественно газы желудочные. Субъект типа Нукс ощущает вздутие от того, что съел слишком много или же съел что-нибудь «не подходящее».

По поводу такого субъекта могу рассказать одну историю,  не очень уж приличную, но позволяющую наглядным образом про­вести различение между типами Нукс вомика и Ликоподия. Вспоминаю об одном артисте, очень талантливом художнике, кото­рый любил выпить много алкогольного. Он старался влиять на своего врача, который пришел к нему впервые. А так как мне при­ходилось ставить ряд вопросов ему, не всегда скромных, он отвечал на них своеобразным резким образом. Когда я спросил его: «Бывают ли у вас отрыжки после еды?», он ответил (называя вещи своими именами): «Я не рыгаю, а выпускаю газы с другого кон­ца». И все это (включая и грубость выражений) типично для Ликоподия.

Для полноты описания отметим то, что Нукс вомика - это средство при том поносе, какой наступает после излишеств. У субъекта, у которого (как я уже говорил выше) имеется ощущение «одере­венения глотки», отмечается также понос, внезапно начинающийся утром или после полудня и после него наступает облегчение.

 Артритический насморк

По сути дела, тут речь идет о больном, у которого происходит настоящее «токсиничное выделение». Каковы же характеристики насморка (так называемого, артритического), подлежащего Нукс вомика?

 У больного появляется утреннее чихание, когда он еще лежит в постели. Насморк внезапный, с обильным отделением, возникает сразу же после пробуждения, причем больной бывает вынужден высморкать 3/4 носовых платка. Ночью такой больной дышит плохо, потому, что нос ему закладывает. Заложенный нос ночью и текучий насморк днем - таковы существенные проявления типа Нукс вомика. Субъект чувствует себя значительно хуже в теплом помещении и лучше на открытом воздухе. Всегда испытывает стеснение дыхания, сопутствующее стеснению пищеварительному, желудочному. В общем, тут мы встречаемся с насморком переме­жающимся, связанным с пищеварительными расстройствами.

Насморк типа Нукс вомика можно сравнить с насморками двух других типов: Хлористого натрия - судорожный насморк утром, обычно, около 10 часов; субъект подавлен, исхудал, у не­го значительная жажда. Сабадиллы - тоже судорожный на­сморк, с чиханием, но также и со слезотечением. Обнаруживает полную нетерпимость к запахам - запахам цветов и плодов. Осо­бенная нетолерантность к чесноку: от малейшего намека на запах чеснока насморк усиливается, чихания возрастают. Небольшое ха­рактерное ощущение может служить путеводной нитью при выборе средства, когда перед нами больной с сенным насморком: это - щекотание в области мягкого нёба. Оно предшествует чиханию и развязыванию приступа больной даже научается предотвращать появление такого приступа, прижимая плотно язык к нёбу.

Люмбаго

Люмбаго у этих больных имеет происхождение не механическое и, в частности, не в связи с подвывихами позвонков. Это люмбаго появляется утром, всегда после каких-либо «эксцессов» (излишеств): в пище или же половых (или она­низма). При попытке повернуться в постели, приходится начинать с присаживания. Это—характеристика своеобразная, так как обычно при люмбаго субъект, как раз, сесть не может. Люмбаго при типе Нукс вомика всегда сочетается с геморроем (быть может правильнее формулировать иначе: геморрой при типе Нукс вомика всегда сопровождается поясничными болями, типа люмбаго.

Можно указать еще ряд средств, какие могут быть показаны при сочетании у больного люмбаго и геморроя: Эскулюс  гиппокастанум (Конский каштан) — геморрои­дальные узлы кровоточат так же, как при типе Нукс вомика, но люмбаго при типе Эскулюс представляет собой простую бо­лезненность в области пояснично-крестцовой (вот это и есть «ге­моррой с болями в пояснице»). И вдобавок с характеристикой, свойственной, по-видимому, только этому типу: боли это пульсиру­ющие. Боль усиливается тогда, когда субъект делает какое-нибудь усиление или движение,  например, поднимается по лестнице. Сейчас же у него появляется ощущение сильной пульсации в поясни­це, одновременно с этим набухают геморроидальные узлы. Другой тип люмбаго в сочетании с геморроем соответствует Алоэ. Тут геморроидальные узлы наружные, сильно выступающие и не вправимые. Торчат у больного, как настоящая кисть винограда, торчащая из заднего прохода. В этом и состоит объективная характеристика геморроя, типа Алоэ. У такого больного тоже имеется люмбаго, но чередующееся то с головной болью, то с вспышкой геморроя. Дополнительным к Алоэ средством является Сера.

 Дисменорея                

Менструации преждепрсменны, не обильны, но очень продолжи­тельны, неправильны, и, прежде всего, эта неправильность проявля­ется в их перемежающемся характере: то восстанавливаются, то вновь возобновляются. В то время как при типе Пульсатяллы менструация в какой-то день приостанавливается для того, чтобы возобновиться на следующий день. При типе же Нукс воми­ка менструация прекращается лишь на несколько часов, потом возобновляется на несколько часов, затем опять на несколько часов прекращается, а потом опять возобновляется. Крови всегда черны.

Перед менструацией всегда отмечается раздражимость,  боль­ная еще более раздражительна, чем обычно, как только она ме­няет место, у нее начинается озноб, дрожь. Вспомним о том, что «дрожь при малейшем движении» составляет оцну из характерис­тик Нукс вомика. Могут также отмечаться  тошноты.

Во время менструации характерно то, что у больной имеются сильные позывы на дефекацию или на мочеиспускание, но фактически она выделяет лишь несколько капель мочд—да и то с трудом, равным образом, никогда не может совершенно, освободить (опорожнить) свой кишечник. Отметим, наконец, что при усажива­нии или при вставании она испытывает боли в области матки. После менструации отмечаются желтоватые бели.

Каким представляется субъект типа Нукс вомика? Обычно очень живым, быстрым в своих движениях, со значительным преувеличением чувствительности. Это повышение чувствительности может быть связано с нервным переутомлением, Таков, например, деловой субъект («делец»), который встает рано, хочет сделать за день много, но он все время останавливается от усталости, или же ему все время мешают телефонные звонки. И вот он становится ворчливым, недовольным, и тогда, чтобы подбодрить себя он около 11 часов утра выпивает спиртного или портвейна. Позже, т. к. завтрак у него «не проходит», а ему нужно идти на биржу или в другое место, он выпивает стакан «особой». Часов около 3 дня, вместо чашки чая или стакана молока, он пьет портвейн, а в7 ча­сов вечера пьет апперитив, а так как обед тоже «не лезет в глот­ку» и «плохо укладывается», он вечером принимает еще 1—2 пор­ции — «для пищеварения». Такой субъект всегда много работает головой, независимо от своей профессии.

Это болезненное преувеличение чувствительности может также быть связано с недостатком физического упражнения. Больной типа Нукс вомика боится и избегает всякого движения. Он все старается сидеть неподвижно в своей конторе. У него выявляется чувствительная и духовная раздражительность.

Чувствительная раздражительность: субъект со­вершенно не переносит ни малейшего шума, не переносит музыки, радио, особенно у соседей, не переносит никакого разговора. Не выносит запахов, однако, не до такой степени как субъект типа Игнации, который не выносит табачного дыма. Как раз субъект типа Нукс вомика обычно курит целый день, увеличивая этм свою интоксикацию. Плохо переносит боль. При малейшей царапине заявляет, что страдает жестоко. Ночью видит много снов, а как только проснется, начинает думать о своих делах. В его уме про­ходит настоящий движущийся калейдоскоп. Не переносит ни малейшего противоречия.

Духовная раздражительность, субъект нетерпелив. Впрочем, он и сам ищет всякого повода для того, чтобы впасть в сильный гнев и ожесточенно ссорится. Он начинает вор­чать, обвинять других, упрекать их, оскорблять, охотно использует грубые выражения и доходит до насильственных действий. Вообще хотел бы стереть в порошок того, кто ему противоречит. Это субъ­ект, у которого иногда возникают очень опасные приступы гнева,  особенно, когда дело касается алкоголика, обычно лишенного всякого удержа.

Но, с другой стороны, этот субъект, которого я обрисовал в качестве гневливого и очень раздражительного, легко становится печальным. Предоставленный самому себе, он чувствует себя несчастным. Он в дурном настроении не только по утрам, но также и после приемов пищи, потому что пищеварение совершается у него с трудом. Это его беспокоит, так как мешает работать хорошо. Дела у него не ладятся так, как бывало ладились в прежнее вре­мя. И малейшая неприятность уязвляет его глубоко. Постепенно он становится грустным и ипохондричным, и так мы отмечаем, как oн постепенно направляется в сторону другого медикаментозного показания – Сепии, которая, кстати сказать, вообще является дополнительным средством для субъектов типа Нукс вомика.

Больной типа Нукс вомика страдает также от своего мозгового бессилия. Напомним о том, что он постоянно страдает головной болью. И этот инвалид, в прошлом крайне активный, теперь не в состоянии работать, не может осуществлять прежней умственной работы; он отдает себе в этом отчет, и от этого становится мизантропом. «Лучше умереть», говорит он. И по временам его тянет к самоубийству. И вот этот индивид, гневливый, нетерпимый, раздражительный, с ипохондрическими наклонностями, совершенно преображается тогда, когда спит. А это побуждает его прибегать к разного рода снотворным средствам, способствующим его интоксикации. Но если случается ему самостоятельно заснуть (хотя бы на несколько минут,  в поезде, в повозке или в своей конторе) он немедленно испытывает облегчение.

Каково же место Нукс вомика в ряду средств, указанных в Материа медика?

Больной становится подлежащим Нукс вомика тремя способа­ми. Либо в результате аутоинтоксикации. И это самый обычный  случай. Либо это просто алкоголизм ради удовольствия и по соб­ственному желанию; либо же по нужде, чтобы подбадриваться. Или, наконец, это субъект туберкулиничный,  раздраженный, воз­бужденный, самим фактом присутствия туберкулезного токсина в организме, что приводит к изменению состояния всей его нервной системы.

Но индивид типа Нукс не остается таковым навсегда: это про­сто этап клинической стадии, который мало-помалу склонен разви­ваться в сторону трех других лечебных этапов: либо Серы, что со­ответствует состоянию аутоинтоксикации; либо Ликоподия, что соответствует состоянию интоксикации алкогольной; либо на­конец Сепии, если он становится таким грустным мизантро­пом, нелюдимом, одиночкой, какие в особенности выявляются у субъектов туберкулиничных.

Таким образом, Нукс вомика подходит лишь к этапу некоторого болезненного состояния. И нередко к нему при­ходится присоединять одно из более точно подходящих «основных средств».


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.