На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Игнация

Преобладающие характеристики

Их нам известны, четыре:  непостоянство;  повышенная чувствительность нервной системы;  парадоксальность и противоречивость проявлений;  нервная тревога, тоска.

 Непостоянство (изменчивость)

В картине типа Игнации преобладает необычайная подвиж­ность всех проявлений. Ничто у больного не является стойким при типе Игнации. Никогда нельзя быть у него уверенным в зав­трашнем дне и даже в следующем часе. И тот субъект, который представляется вам в состоянии полного отчаяния (на вид крайне тяжелого), может через несколько минут после этого представлять­ся в состоянии полного благополучия,  даже эйфоричным и весе­лым.

Всем нам знакомы такие личности, которые послужили литературными прообразами классических описаний «героинь типа Игна­ции». Назову из них несколько известных примеров: Наташа Ростова из «Войны и мира», Ася из рассказа И. С. Тургенева (тоже имела свой реальный прообраз), Леночка из повести Помяловско­го «Мещанское счастье».

Все решительно проявления (психические, биологические, физические, чувствительные) при типе Игнации представляются нам снабженными необычной подвижностью и замечательным постоянством. «Изменчивое настроение» является существен­ной характеристикой больного (чаще больной), внезапно переходя­щего от самой глубокой грусти к самому ликующему веселью. Но что является характерным для этого типа, это то, что в каждом из этих своих состояний, при всем их чередовании, больной остает­ся вполне искренним (и это именно в нем привлекательно),  в равной мере тогда, когда он печален и отчаивается; и тогда, когда он весел и полон энтузиазма.

Все болезненные ощущения типа Игнации «появляются внезапно» и чаще всего «исчезают тоже резко».

Изменчивость при типе Игнации не следует смешивать с вариабельностью симптомов, обнаруживаемой при типе Пульсатиллы. В Материа медика на этот счет говорится: При типе Пульсатиллы все изменчиво, все вариабельно. Так же обстоит дело и при типе Игнации. Но в этом последнем случае преобладает изменчивость постоянная, тогда как тип Пульсатиллы характеризуется вариабельностью в таких пределах, ка­кие вполне определены. Когда такой субъект (грустный и покорив­шийся) молча плачет, вы можете у него вызвать внезапно каким-нибудь жестом или замечанием улыбку, мелькающую среди слез (но это еще не обязательно сопровождается переломом настроения, столь типичным для субъектов типа Игнации). Если боли при типе Пульсатиллы тоже блуждают, как и боли при типе Игнации, если они тоже появляются внезапно,  они никогда не исчезают таким же способом,  внезапно. Напротив, при типе Пульсатиллы боли исчезают постепенно. Господствует в от­ношении вариабельности симптомов типа Пульсатиллы не столько состояние нервной системы, сколько состояние циркуляции, расстроенного кровообращения (венозная конгестия, цианоз конеч­ностей, пальпитации, недостаточность и запоздание менструаций). Таковы неизменные признаки (изменчивости при типе) Пульсатиллы. Между тем, при типе Игнации (никакой упо­рядоченности в изменчивости не намечается) все симптомы могут меняться буквально поминутно: изменчивость всех расстройств при типе Игнации весьма значительна (и лишена регулярности).

С другой стороны, в происхождении вариабельности тех расстройств, какие может обнаружить субъект типа Пульсатиллы, всегда можно найти указания на туберкулиничную интокси­кацию. Что же касается изменчивости при типе Игнации (тут именно больше уместен термин «изменчивость, не­постоянство», чем «вариабельность, колебания»), то здесь вместо туберкулиничного состояния интоксикации или состояния аутоинтоксикации, мы чаще всего находим своего рода обостренную нерв­ную систему, издерганную антигигиеническим образом жизни и нервную повышенную чувствительность, являющуюся результатом тех инцидентов и происшествий, к изучению которых мы приступим ниже.

Изменчивость при типе Игнации всегда проявляется «пароксизмами» (с крайностями). Больной не просто утомлен, он глубоко удручен и подавлен; он не просто грустен, а глубоко печален. А потом внезапно, уже в следующий час, он наоборот оказывается очень возбужденным и очень веселым. Всеми его переменами руководит повышенная чувствительность нервной системы, та са­мая повышенная чувствительность, которая является «второй доминантой» данного средства (типа).

Повышенная чувствительность нервной системы

Боли всегда «живы», всегда «остры». Субъект типа Игнации всегда реагирует крайними образами, обнаруживая значительно повышенную чувствительность к боли (хорошо известную дантис­там! Им известно то, что когда им попадается такой субъект, у которого отмечается крайняя чувствительность эмали, лучшим сред­ством, которое позволит практику довести до конца намеченную манипуляцию на зубах и притом не причиняя большого беспокой­ства также и больному, является Игнация).

Можно указать еще несколько средств (типов), характеризующихся повышенной чувствительностью к боли. Таковы Аконит, Хамомилла, Кофе. При типе Аконита налицо имеется тревога и боязнь смерти. Больной ощущает свои симптомы с ост­ротой, значительно превышающей обычную у других субъектов; и эта его острота восприятия сопровождается тревогой, беспокой­ством. Он говорит: «Мое состояние крайне тяжело, если вы мне не поможете, я не выдержу, я умру». Субъект типа Хамомиллы обнаруживает повышенную чувствительность к боли, но одно­временно также и вазомоторные расстройства: например, одна щека у него красная, а другая бледная, у него сильно потеет го­лова и имеется значительное возбуждение. Повышенная чувстви­тельность при типе Кофе сопровождается бессонницей; больной непрестанно думает о разных вещах, идеи у него в мозгу череду­ются с неслыханной быстротой (все же это не та «скачка идей», какая отмечается при маниакальном состоянии», У субъекта типа Кофе имеет место вполне упорядоченное, но конечно, утомительное для него, в конце концов, ускорение процессов мыш­ления,  чем нередко злоупотребляют люди, занимающиеся умст­венным трудом, доводя себя до истощения избыточным и частым использованием той «повышенной работоспособности», какую соз­дает Кофе и какую выносить можно лишь с перерывами и не слишком часто).

Боли типа Игнации сильны и остры, но возникают они на своеобразных местах: «в местах небольших и ограниченных». Правда в Материа медика по этому поводу не говорят «точно эти места можно покрыть пальцем»,  такое определение сохраняют для бо­лей типа Калия двухромовокислого. Действительно, в обоих этих случаях имеет место одна и та же характеристика: ограниченная боль в таких местах, какие можно полностью покрыть не ладонью, а кончиком одного пальца. Но в то время, как при типе Калия двухромовокислого боль определяет­ся каким-то болезненным изменением (неврит или изъязвление), при типе Игнации боль определяется онемением чувствительным: обычно это боли невралгические, нестойкие,  они возникают, про­ходят и вновь возвращаются,  но всегда обнаруживают одну и ту же характеристику: изменчивость, нестойкость. Однако некоторой регулярностью такие боли все же обладают: они всегда возвращаются в один и тот же час.

Эта регулярность в дальнейшем может заставить подумать о типе Цедрон, для которого типично то, что боли обнаруживают стойкое почасовое расписание, приходят точно через день и всегда возникают в одном и том же месте. Например, это могут быть невралгии надглазничные или височные (обычно, более выражен­ные слева). Возникают они в 6 часов вечера, в 3 часа ночи, в 7 часов вечера — но всегда в одно и то же время.

Так же обстоит и с болями типа Игнации, В течение 2—3 недель, в определенный час, больной страдает невралгией. Если вы не находите у него малярийного анамнеза, не находите специфиче­ских признаков Цедрон а, думайте о типе Игнации. Особенно, если боль достигает своего максимума внезапно и исчезает также быстро, как появилась.

Если боли типа Игнации обнаруживают регулярность в своем почасовом расписании, они не обнаруживают никакой регулярно­сти в своей локализации. Это боли «блуждающие»: они гуля­ют по всем областям тела. Вот почему их нередко сравнивают с блуждающими болями типа Пульсатиллы или Калия двухромовокислого.

Но при Пульсатилле токсическая причина (недостаточ­ность венозного кровообращения) по своей причине туберкулинична; в случае Калия двухромовокислого она заключа­ется в болезненном изменении (морфологическом), всегда отсут­ствующем при типе Игнации, при котором имеет место одна лишь невралгия. Не будем забывать о том, что эта невралгия появляет­ся и исчезает внезапно. Таковы также боли типов Белладон­ны и Магнезии фосфорнокислой.

Резюмируя, скажу, что боли типа Игнации являются по существу своему невралгическими, проявляются в форме болезненных точек (нередко блуждающих); всегда парадоксальны по своей форме и даже противоречивы (обычным представлениям).

Парадоксальные и противоречивые проявления

Это очень важная характеристика данного средства (типа), которую надлежит хорошо понимать. Например, все расстройства типа Игнации улучшаются от того, что у других («нормальных») больных обычно вызывает ухудшение. Хочется сказать, что модальности при типе Игнации обратны нормальным для прочих больных. Например, если у субъекта шум (жужжание) в ушах, он получает облегчение от шума в «окружении» или от музыки; если он страдает ангиной, ему становится хуже в промежутки между приемами пищи, но становится лучше при глотании жидкостей, а еще лучше при глотании плотной пищи. Если у больного имеются тошноты, они «облегчаются от приема пищи». Нам хорошо извест­на «парадоксальная диспепсия» больного типа Игнации. Он хоро­шо переносит основательный обед с разными деликатесами (ома­ры, роскошные блюда и т.п.), а простой обед с овощами и изде­лиями из теста переносится плохо. Если больной страдает при де­фекации, боли у него оказываются более выраженными при мяг­ком стуле и наоборот менее выражены при твердом стуле. При наличии геморроидальных узлов больной меньше страдает при ходьбе, тогда как обычно страдающий геморроем получает ухуд­шение при движении. Наконец, отметим судорожный кашель боль­ного типа Игнации, наступающий в тот или иной момент суток: «чем больше больной кашляет, тем больше ему хочется кашлять» (и потому субъекту типа Игнации иногда удается прекратить за­тянувшийся приступ кашля, а также судорожной икоты, если ему удастся усилием воли удержаться на некоторое вре­мя от кашля или икоты).

Нервная тревога (тоска)

Субъект типа Игнации по существу «эмоционален». Тревога мешает ему говорить. Субъект типа Игнации, войдя в кабинет врача, не в состоянии легко выражаться и изложить свои жалобы по причине этого бесконечного состояния эмоций.

Когда его одолевает тревога, он «не может оставать­ся один». Ребенок, например, в таком состоянии поминутно заглядывает в соседнюю комнату, чтобы убедиться в том, что мать там находится, а если мать на минуту отлучится, ребенок бежит за нею в тревоге, боясь оставаться в одиночестве. Но это не та тревога, какая одолевает субъекта типа Аконита, сопровож­даемая страхом смерти. Или беспокойство типа Мышьяка, на­ступающее ночью,  обычно между 2 и 3 часами,  когда субъект уверен, что умрет, как только останется один. Субъект типа Мы­шьяка боится умереть потому, что по его убеждению «никакие ле­карства ему не помогут», а с другой стороны, он боится принимать лекарства потому, что боится отравления под видом лекарства. Во всяком случае, при типах Аконита, как и Мышьяка, речь  идет о каком-то заболевании,  остром или хроническом. При типе Игнации об этом речи нет. Тут мы сталкиваемся с тревогой, приходящей без причины; или скорее уж причину этой тре­воги нужно искать во всевозможных основаниях, предшествовавших появлению признаков данного средства (типа); тех оснований, какие сделали нервную систему больного все более и более повы­шенно чувствительной: огорчения, досада, заботы, опасения.

Повышенная чувствительность субъекта типа Игнации приобретена и ее изменчивость вполне естественна. Эта повышенная чув­ствительность возрастает в соответствии с теми основаниями, какие нам еще надлежит изучить: перейдем теперь к исследованию тех причин, какие делают субъекта, подлежащим Игнации.

Обычные причины

Из них первой является огорчение. Глубокое огорчение, вызываемое каким-либо тяжелым потрясением: потеря близкого человека, целая серия неприятностей (особенно, любовные огорче­ния). Например, молодая девица рассчитывала выйти замуж за того, кто, казалось ей, собирался сделать ей предложение, но женился на другой.

Реакции при типе Игнации появляются и тогда, когда субъект подвергается значительному нервному переутомлению: таковы некоторые лица умственного труда, которые никогда не производят физических упражнений и которые сенсибилизируются тем, что много курят и пьют много кофе. Показания к назначе­нию Игнации мы снова находим как у переутомленного работника умственного труда, так и у перераздраженного светского человека или у лица, очень опечаленного огорчениями или же трауром.

Все же можно указать, что две вторичные причины приводят к тому, что симптомы типа Игнации развязываются у субъекта гиперсенсибилизированного (как было указано выше). Это неко­торые запахи и злоупотребление кофе или чаем.

Запахи. Запахи духов, цветов, но особенно запах табака (ды­ма) вызывают у больного немедленное наступление мигрени, отличительные черты которой мы изучим ниже. Существует одно сред­ство (тип), свойственные которому расстройства облегчаются от табачного дыма: это Кубинский тарантул (Тарентула кубензис). Больные, подлежащие этому средству, обнаруживают абсцессы, карбункулы, гангрену и страдают ужасающими болями, крайне жгучими. В то же время у них повышается температура, пульс, учащается и появляются симптомы септицэмии. Любопыт­ная вещь: эти больные, жестоко страдающие, получают облегчение от вдыхания табачного дыма. Тарентула является единственным средством в Материа медика, обнаруживающим такую модаль­ность - облегчение от табачного дыма.

Больной типа Игнации обнаруживает также повышенную чувствительность к кофе и к чаю. Это вообще индивиды, злоупотреблявшие одним или другим из них и потому интоксицированные. Обычно они выпивают в день по 2—4 чашки кофе ради того, что­бы иметь возможность держаться, чтобы продолжить свое интел­лектуальное или светское переутомление. У таких субъектов, зло­употреблявших чаем, показаны Туйя и Селениум.

Рассмотрим теперь модальности, могущие давать улучшение больного типа Игнации. Он всегда получает облегчение от тепла, в жаркой атмосфере, от горячих напитков, от горячих аппликаций на болезненные места. Он получает облегчение тогда, когда совер­шает прогулку, но что ему приносит облегчение почти немедлен­но - это развлечение. Если больной типа Игнации очень опеча­ленный, обращается к врачу в результате огорчения, озабоченно­сти, тревог или неприятностей, ориентируйте его мысль в направ­лении какого-нибудь другого объекта - и ему немедленно станет лучше.

Хелониас и Калькареа фосфорика подходят тем больным, какие всегда получают ухудшение от мыслей о своих бо­лячках и бедах. Но у больного типа Игнации речь идет главным образом о том, чтобы отвлечь его внимание от того объекта, кото­рый внезапно развязал в его сознании представленные у него рас­стройства.

Клиническое исследование

Больной с расстройствами системы пищеварения

Не следует думать, будто все является нервным при типе Игнации. Субъект может обнаруживать такие объективные проявления, какие следует хорошо знать, чтобы избежать источников возмож­ных ошибок. Так, например, у больного мы можем обнаружить сухость губ («пергаментные губы»), сухость рта и сильную жаж­ду. Рассматривая вид губ, можно подумать о типе Брионии. Но к этим признакам присоединяется еще один небольшой приз­нак: внутренняя поверхность нижней губы ободрана, как  зияющая рана, язык увеличен, распластан, с отпечатками зубов на нем. Этот признак не является характерным именно для Игнации, по­скольку он отмечается также при типе Ртути. Но при Ртути отмечается также гнилостный запах изо рта, язык беловатый и желтоватый покрыт типичным для дурного пищеварения нале­том,  особенно в своем заднем отделе; имеется также слюнотече­ние. Сходная гиперсаливация имеется и при типе Игнации,  так, что среди этих трех признаков (сухость губ и полости рта, гипер­саливация и отпечатки зубов на языке) можно запутаться, если не знать точно тех характерных элементов, какие позволяют раз­личить типы Брионии, Ртути и Игнации.

У пищеварительного больного типа Игнации обнаруживаются три группы важных признаков: аэрофагия;  желудочные расстройства;  кишечные рас­стройства.

Аэрофагия

Больной обнаруживает гиперсаливацию, глотает слизь и воз­дух. Впрочем, субъект типа Игнации глотает все время, и для это­го у него есть основание: он все время ощущает сжатие в глотке. Он жалуется на наличие в ней инородного тела, которое его стес­няет, или комка, подкатывающего по пищеводу и готового уду­шить. Такое ощущение удушья проявляется при малейшем эмоцио­нальном возбуждении, малейшей неприятности и исчезает, как только больной начинает глотать. Это и вынуждает его все время глотать впустую (заглатывая воздух).

Так же обстоит дело и тогда, когда налицо имеется воспаление глотки: ее слизистая не красна, а лишь розового цвета без белых точек; и (любопытно!) больной чувствует себя значительно лучше тогда, когда глотает, особенно что-либо плотное, вроде куска хлеба.

Желудочные расстройства

Их определить очень нетрудно. Больной типа Игнации часто обнаруживает ощущение голода — ложный голод, всегда сопровождаемый ощущением какой-то своеобразной слабости в подложеч­ной области. Он чувствует себя плохо и его охватывает состояние недомогания. Такое состояние, вообще говоря, может наблюдаться в течение всего дня, но особенно выраженным оно бывает в 11 ча­сов утра. И тогда субъект внезапно чувствует подавленность, у него возникает потребность что-то проглотить. Но от такого проглатывания чего-либо субъект типа Игнации облегчения не полу­чает, тогда как субъект типа Серы (тоже ощущающий такой же ненасытный голод) получает немедленное облегчение от проглатывания кусочка бисквита или куска сахара. Ощущение упадка сил, типичное для Игнации, столь же хорошо может наблюдаться и у лежащего и у сидящего субъекта, тогда как при типе Серы такой же упадок сил главным образом наблюдается у субъекта, стоящего на ногах, так как именно этого он не выдерживает долго.

Укажем небольшой симптом, сопровождающий то ощущение упадка сил, какое свойственно типу Игнации: постоянная зевота и непроизвольные вздохи, в которых субъект нередко даже не дает себе отчета. Больной входит в кабинет врача, усаживается и (если речь идет о ребенке) в то время, как мать рассказывает историю его болезни, он начинает безнадежно зевать и испускать глубокие вздохи. То же продолжается и во время исследования. Эти вздо­хи и зевки должны один за другим ориентировать мысль врача в направлении Игнации. Они скорее наблюдаются перед приемом пищи, чем после него. Они всегда ухудшаются в том случае, когда больной подвергается воздействию табачного дыма; и в такой мо­мент нередко развязывается еще один спастический феномен: ико­та. Когда вы находитесь перед нервным больным, который неред­ко оказывается одержимым икотой, спросите его, не наступает ли у него ухудшения тогда, когда он находится в обществе куриль­щиков.

Укажем еще на другие пищеварительные расстройства при типе Игнации: тошноты. Они наблюдаются в течение целого дня и облегчаются тогда, когда субъект ест. Интересное замечание: боль­ной садится за стол и через несколько минут у него появляется желание рвать; его действительно рвет,  а уже через несколько минут он опять ест - и тотчас все у него проходит. Еще это на­блюдается у лиц очень нервных, которые во время обеда вступают в контакт с другими членами семьи, которые причиняют им не­приятности. Нередко больной в самом начале обеда оказывается как бы заблокированным своеобразным ощущением удушия и тре­вожного стеснения. Он не может есть, это у него не выходит.

Парадоксальная диспепсия: больной ест сырую репу, морковь горчицу,  словом, всевозможные необычные вещи, которые усваиваются прекрасно, тогда как от простого завтрака, составленного из изделий из теста, картофельного пюре, вареного салата, у него наступает тошнота и у него болит живот. От простой пищи его тошнит и делается плохо, а всякие уклонения от режима или эксцессы приводят его в восторг и не причиняют никакого беспокойсва. Сравним с типом Висмута: больному всегда становится хуже, когда он пьет воду, тогда как вино не вызывает у него аб­солютно никакого ухудшения. Парадоксальный характер Висмута ограничивается этим признаком, тогда как парадоксаль­ный характер Игнации мы вновь находим во всех проявлениях этого типа.

Кишечные расстройства

Больной может обнаруживать запор, усиливающийся от езды в карете. С этой точки зрения интересно сопоставить Игнацию еще с другими двумя средствами (типами):

Платина. Запор всегда значительно более бывает выражен во время путешествий.  Бриония. Запор всего больше выявляется во время путешест­вия по морю.

Каково происхождение запора при типе Игнации? Он спастический, и если производят рентгенологическое исследование у боль­ного типа Игнации (будь то по поводу энтерита или же по поводу таких кишечных расстройств, какие длятся уже давно), всегда отмечают одни и те же отличительные черты: кишка имеет вид наатоящих четок, составленных из каштанов и при этом всегда удается обнаружить птоз ободочной кишки. Когда больной приносит такой снимок и, если он расскажет, что обращался уже ко мно­гим врачам и выполнял всвевозможные режимы без ощутимого результата, можно быть почти уверенным в том, что такой субъект подлежит Игнации, или что Игнацию следует присоединить к средству, назначенному по более прямым показаниям, представленным его энтеритом — из соображения наличия у больного элемента спастичности (отрицать который не приходится и который необхо­димо преодолеть).

В уборной субъект типа Игнации обнаруживает небольшой интересный симптом: острую боль, особенно при мягком стуле, то­гда как в периоды запора больной не страдает.

Игнация характеризуется состоянием атонии кишечника,  особенно в те периоды, когда субъект злоупотребляет кофе. У тех, кто потребляет много кофе, можно отметить очень резко выра­женное вздутие слепой кишки и обычно боль в аппендикулярной области, обязанную своим происхождением не аппендициту, а спастическому состоянию слепой кишки. Мы знаем, что при иссле­довании аппендикулярной области у такого субъекта мы обнару­живаем у него боли, когда он лежит, но если его исследуют в стоячем положении, упираясь слегка пальцем между подвздошной остью и пупком (т. е. в точке Макьёрнея), удается отметить появление сильной боли. Эта болезненная точка, на которую указал Вейе, знаменательна в качестве указания на тип Игнации.

В области прямой кишки обычно удается обнаружить два расстройства: выпадение и геморрой. Выпадение прямой кишки у субъекта типа Игнации происходит при условиях достаточно любопытных: не в момент дефекации, а просто тогда, когда он приседает или производит другое умеренное усилие. Наконец, когда у больного проявляется геморрой, у него возникает такое ощущение, точно вонзается целая пачка иголок (в прямую кишку). Боли при этом очень сильны,  острые, колющие,  и проявляются они при кашле у стоящего или сидящего субъекта. А когда он начинает ходить, боли у него проходят.

Еще одно средство (тип) обнаруживает такую же характеристику: боль острая, точно удар ножом, ухудшающаяся при кашле. Это - Калий углекислый. И вот при этом типе болей все­гда отмечается облегчение при верховой езде на лошади. Эту не­большую любопытную модальность интересно запомнить именно из-за ее видимо парадоксального характера.

Наконец, в области геморроидальных узлов при типе Игнации отмечаются боли, возникающие через несколько часов после сту­ла; и форма этих болей своеобразна - это боль, направленная снизу кверху. Она внезапно восходит по прямой кишке и резко поражает больного. Тут дело не в болях при трещине заднего прохо­да, возникающей непосредственно после дефекации: эта боль воз­никает через 2 - 3 ч. после стула.

При двух средствах (типах) отмечаются аналогичные боли, острые боли, от которых больной просыпается. Это Сепия и Фитолакка. Но при типе Сепии мы обнаруживаем боли только в самом заднем проходе с ощущением жара в прямой кишке и давления снизу. При типа Фитолакки боль носит характер пароксизмов; она очень острая и проявляется особенно ночью. Всякий раз, когда мы отметим указания на такую боль, нам следует думать не только о Фитолакке, нои той почве, на которой она появляется. И обратить внимание на то, что она обычно появляется у больного, обнаруживающего старую специ­фическую наследственность. Чтобы излечить эту боль окончатель­ным образом, приходится назначить больному Люэзин — это приведет к значительному улучшению его общего состояния.

Понос при типе Игнации можно отнести за счет спазмотического энтерита - он всегда вызывается эмоциями. Например, мы имеем дело с молодой девушкой, которая должна пойти на бал,  и как только она начинает одеваться, у нее начинается понос. Или молодой человек обнаруживает понос накануне экзамена. Наконец, больной пришел к врачу за советом, и в ожидании у него внезап­но начинается колика и понос. Все эти связанные с эмоциями поносы соответствуют больному, подлежащему Игнации. Однако, тип Гельземиум тоже обнаруживает понос после получения дурных новостей,  например, письма с сообщением о смерти любимого человека, о потере денег и т. п.

Теперь нам надлежит описать функциональные расстройства со стороны органов дыхания и сердечной системы при типе Игнации. Сказать по правде, их даже трудно отделить одни от других, по­тому что никогда мы не видим больного, страдающего сердцем и не имеющего расстройств со стороны органов дыхания, как не имеем больного с дыхательными феноменами и не страдающего циркуляторными расстройствами.

Больной с поражениями органов дыхания

Больной кашляет, кашель у него сухой, упорный без какого-либо основания для этого. При исследовании ничего не находят в трахее или в легких. Полное отсутствие хрипов. Этот кашель появляется внезапно под давлением какой-нибудь неприятности или эмоционального переживания. Больной кашляет все время,  и чем больше кашляет, тем больше ему хочется кашлять еще; но в какой-то момент (неизвестно почему) кашель вдруг прекращается. Больной при этом уже оказывается изможденным, не в состоянии дышать, он испускает душераздирающие вздохи, порой прерыва­емые зевотой.

Такой кашель, возникающий без оснований (sine materia) или же на основе долго длившегося бронхита, изнуряет больного, сенсибилизирует его с нервной точки зрения. Наблюдается в равной мере у носителей глистов.

Сердечный больной

Сердечный больной - это субъект, который при входе в каби­нет врача заявляет: «У меня больное сердце, я очень тяжело бо­лен, хотя никто мне этого сказать не хочет. Я много раз совето­вался с врачами, выполнял назначения, но ничто мне не приносит облегчения. Мои сердечные кризы характеризуются учащением сердцебиений.» У такого больного имеется эмоциональная тахикардия. Такая тахикардия иногда развивается прямо-таки на глазах у врача, если врач исследует его тщательно; если на него произ­водит неприятное впечатление выставка инструментов или же само присутствие врача. Равным образом тахикардия появляется при получении какой-нибудь дурной вести или от какой-нибудь непри­ятности. Такая эмотивная тахикардия сопровождается такими при­знаками, какие для обычного врача не имеют никакого специаль­ного значения: зевота, вздохи, ощущение сжатия глотки. Про тако­го больного говорят: «Это субъект нервный, у него имеется изме­нение симпатического нерва». И назначают ему успокаивающее. Или же говорят, что  это признаки вегетативного расстройства, не имеющего никакого значения, это мало интересные функциональ­ные расстройства. Но для гомеопата они наводят на мысль о том, что подобную картину можно найти в Материа медика и что она соответствует хорошо определенному типу.

Две черты должны быть выявлены по ходу исследования больного типа Игнации. Пульс у него нестоек; субъект за ним охотно следит и даже записывает то, что, мол с утра у него пульс был 80, а потом стал 92 и т.п. За сутки ему случается отметить у себя пульс до 120. И кровяное давление у него тоже с колебаниями. В начале исследования (когда больной еще не успокоился), мож­но легко отметить 190 мм, через несколько минут больной успо­коится и давление окажется уже 170 мм, а если ему «заговорить зубы» разными посторонними вещами, оно может упасть и до 150 мм. Такая неустойчивость кровяного давления тоже наводит на мысль о типе Игнации.

Мигрени

Мигрени при типе Игнации появляются внезапно и сразу же становятся интенсивными. Так как тут всегда речь идет о боль­ных утомленных, изможденных с точки зрения нервной и интеллектуальной, эти мигрени усиливаются от шума и от света. Они также вызываются некоторыми запахами: запахами духов и, осо­бенно, табачного дыма. Обычно боль охватывает всю голову, но нередко отмечается гемикрания. Причем, иногда она даже лока­лизуется в какой-то одной точке и в этой точке молоточком сту­чит. «Точно гвоздь вколачивают в голову,  обычно в областях виска или темени».

Этот «гвоздь типа Игнации» вполне характерен для миг­реней данного типа, так что одного такого рассказа больного до­статочно бывает для того, чтобы подумать об Игнации, особенно в том случае, если в числе провоцирующих причин мы находим указания на вышеперечисленные. Страдающий мигренью типа Игнации всегда получает облегчение от давления. Как только исчезает боль в голове, у больного начинается обильное выделе­ние мочи.

Еще два других средства (типа) обладают такой же характеристикой: окончание мигрени сопровождается обильным отделе­нием мочи — это Силицеа и Гельземиум. А для другого небольшого и редко используемого средства (типа) - Лак дефлоратум - (снятое молоко) - характеризуется,   наоборот, обильным мочеиспусканием во время самой мигрени.

Назовем еще один небольшой объективный признак, могущий встретиться при типе Игнации: спазмы век (блефароспазм). Если он появляется регулярно и часто можно предполагать, что его причиной является мастурбация и связанное с нею нервное истощение. Такие спазмы типичны также для субъектов типа Игна­ции (тоже склонных к приступам нервного истощения).

Психика

В некоторых Материа медика имеются указания о том, что мол Игнация - тип женский, а Нукс вомика - мужской. По сути дела, это ошибочно. Верно лишь то, что Нукс вомика больше соответствует мужскому темпераменту, а Игнация больше подхо­дит к темпераментам женским,  обычно более гиперсенсибили­зированным. Но ведь не столь редко мы встречаем женский тем­перамент у мужчин и наоборот.

Рассмотрим те нервные состояния, которые подлежат Игна­ции.

Состояние глубокой депрессии может внезапно начать удру­чать перенесшего глубокое огорчение - смерть мужа или ребенка и т. п. Больной старается остаться один, погруженным в свою скорбь, он даже не плачет, пребывая в настоящем «состоянии шока».

Можно указать и другое, более частое психическое состояние: такова, например, светская женщина, которую в послеполуденные часы встревожила какая-то неприятность. После этого у нее нача­лись спазмы в желудке, постоянные тошноты, даже повышается температура. Она укладывается с сильной головной болью. Но вот часов в 7 вечера неожиданно к ней приходит с букетом цветов ее  друг, приглашая ее в театр. И все симптомы у нее сразу же проходят.

У больного типа Игнации мы можем встретиться с глубокой депрессией, результатом ужасного шока, полностью затормозив­шего всю нервную систему субъекта, а с другой стороны, с пора­зительной изменчивостью настроения, примеры которой мы можем привести. Например, молодая девушка узнает, что неудачно из­брала себе друга. Она разрывает со своим женихом и впадает в состояние, характерное для типа Игнации, с частыми перехода­ми от смеха к слезам и обратно. Это те больные, у которых вне­запно появляются невралгии типа «Гвоздя в голове» не только от большого огорчения, но и от незначительной неприятности. Он оказывается подавленным, у него всегда отмечается стремление грустить молча, он становится меланхоличным, испускает неволь­ные вздохи, часто зевает, порой даже появляется икота. Но когда он раздражен, рассержен, он становится нетерпеливым с желани­ем ссориться с окружающими. Тогда у него могут появиться такие спазмы, конвульсии, дрожь, хотя еще более выраженными эти дрожания оказываются у больного типа Гельземиум.

Игнация  -  это то средство, которое позволяет быстро получить десенсибилизацию нервной системы,  будь то по ходу острых нервных происшествий, либо же при хронических заболеваниях,  когда повышенная чувствительность нервной системы привела к появле­нию на первом плане признаков типа Игнации, тогда как в действительности имеются налицо (замаскированные ими) столь важные признаки, которыми не следует пренебрегать. В этом случае доза Игнации в тысячном  разведении десенсибилизирует нерв­ную систему и создаст предпосылки для более сильного действия показанного в данном случае специфического средства—показан­ного имеющимися у данного субъекта расстройствами (функцио­нальными, чувствительными или же связанными с истинным по­вреждением тканей).


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.