На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Баптизия

Запомнить ее преобладающие характеристики нетрудно:

— гнилостный характер всех секретов и экс­кретов;

—лихорадка в   сопровождении болезненных н нервных симптомов.

 Гнилостный характер секретов и экскретов

Все является гнилостным в случае Баптизии: дыхание, представленное ужасающим запахом, просто невыносимым; по­нос коричневого цвета, раздражающий и тоже ужасного запаха; менструальные крови; лохии (Баптизия является прекрасным средством при пуэрперальной септицемии); моча и пот, обнаруживающие при тяжелых инфекционных состояннях отвратительный гнилостный запах.

В общем, все экскреты и все секреты больного типа Баптизни «гнилостны». Почему? Подумаем: моча, пот, менструальные крови гнилостны потому, что они представляют собой путь токсических выделеннй (это может быть фактом, но не является достаточ­ным основанием для именно гнилостного характера вы­делений, так как в ряде случаев токсические выделения из организ­ма не являются гнилостными, а лишь разъедающими, окра­шенными и т. п.). Дыхание, понос, лохии оказываются гнилостны­ми потому, что все подлежащие Баптизии воспаления соответству­ют тяжелым формам болезненного повреждения  и это болезненное повреждение обычно заключается в наклонности к гангренизации  — будь то изменения или  на коже (например, при изъязвлении, развивающемся по ходу рожистого воспаления) или же на слизистых (например, при тифе или пуэрперальной септицемии).

 Лихорадка

Лихорадка проявляется в форме озноба, обычно появляющего «в 11 ч. утра» и продолжающегося весь день. Во время этого  озноба больной испытывает ощущение «болезненной разбитости, ломоты». Затем быстро поднимается температура и начинается жар — «около 3 часов дня». Больной ощущает приливы жгучего пылающего жара, особенно проявляющегося на спине, а поты появляются лишь вечером или ночью.  

Эти поты тоже представляют собой существенную характеристику Баптизии, так как они очень зловонны, «гнилостны», необильны. Совершенно не облегчают!             

В течение всего того времени, когда происходит повышение температуры, пульс остается малым, слабым, частым и иногда интермиттирующим; но главное—«изменчивым».

Можно указать интересные характеристики, сопровождающие подлежащие Баптизии лихорадочные состояния; это качества двух родов: боли и нервное состояние.

Боли. Больной испытывает общее ощущение разбитости, ломоты во всем теле, всех мышцах, которые также становятся болезненными при пальпации: не переносят ни малейшего прикосновения, не говоря уж о давлении: в этом существенное отличие от болей типа Брионии, облегчающихся от давления.

И вот субъект типа Баптизии, разбитый вот так ломотой, не может найти себе удобного места в постели, а потому он поминутно  меняет место в постели: то он лежит на одном боку, то на другом, а то повернется на спину.             

По характеру это боли давящие и стреляющие, обычно обостряющиеся от движения и облегчающиеся от покоя. Таким образом, они в одной своей части представлявляют модальности, характерные для Брионии—за исключены главной ее модальности — «облегчения от давления». Haпpoтив, боли типа Баптизии ухудшаются от малейшего давления.

Маленький пункт, заслуживающий того, чтобы его отметить: ощущение разбитости и ломоты оказывается наиболее выраженным в сакральной области. Оно становится просто невыносимым и мешает пациенту спать.

Нервное состояние. Тут мы встречаемся со сложным нервным состоянием, слагающимся одновременно из возбуждения и прострации.

Прострация значительна. Больной «нечувствителен», т. е. без­различен ко всему происходящему вокруг него: он совершенно «отупевший». Лицо красное, мрачное (что, однако не может считаться характеристикой); взгляд его фиксирован, отупевший, (что тоже не является специфической характеристикой); однако можно бывает отметить, что глаза пациента всегда широко раскрыты. В общем, больной пребывает в настоящем состоянии ступора (бесчувственности) и можно еще отметить достойный замечания факт: когда его расспрашивают, он начинает отвечать и засыпает посреди ответа. Это очень важно. Так, субъ­ект типа Арники (тоже сильная разбитость!) внезапно прихо­дит в сознание, как только его расспрашивают, дает правильный ответ, а затем снова впадает в бессознательное состояние. А боль­ной типа Баптизии не в состоянии дать правильный ответ: он его начинает, но, не окончив, засыпает, вновь впадая в свое прежнее состояние ступора и прострации, граничащее с коматозным.

Но в сочетании с этой прострацией имеется и возбуждение. Оно «необычно», потому что больной не может спокойно отдыхать, он «находится в постоянном движении». И притом по двум причинам. Прежде всего потому, что он не может найти себе удобного места по причине ощущения болезненной разбито­сти в теле, утомляющей его и даже просто истощающей. Но так­же и потому, что его осаждают «бредовые идеи».

Больной представляет настоящую ментальную спутанность. Действительно, он, например, представляет себе, что «раздвоился» II даже «растроился». И он растягивает все время свое одеяло. Но это не уже упоминавшаяся выше (см. «Апис» Менингеальный больной: Хеллеборус) карфология, состоящая в том, что больной царапает свои простыни или одеяло. Нет, больной типа Баптизии растягивает свое одеяло потому, что ему кажется, будто... «одеяла не хватит на то, чтобы укрыть его» (раздвоившегося и даже растроившегося).

Другая бредовая идея: думает, что «разбился на не­сколько кусков». У него ощущение разбитости — это понят­но и не удивительно, но он уверен, что действительно состоит состоит из нескольких сложенных кусков. Например, ему кажется, что «голова и тело у него разделились» или что «все его члены разбросаны».

Небольшое отличие от Арники. У пациента типа Арники тaкое ощущение, точно кровать его стала твердой и каждая область тела, на которой он лежит, ушиблена, помята, точно его всего ис­колотили. Кроме того, у больного типа Арники отмечается такой небольшой признак, какого у пациента типа Баптизии нет: он стонет со сна. Он не испускает настоящих криков, но жалуется, хнычет, а иногда внезапно просыпается полный тревоти и страха. Он боится и подносит руки к сердцу. Объективный признак: лицо и голова у него всегда горячи, а туловище и нос холодны. Наконец, у больного типа Арники нет бредовых идей: он тоже измучен, разбит, у него тоже ломота. Но у него нет идеи о том, будто его тело разделено на части, и ему, мол, необходимо  разыскать и составить рассеянные члены.              

Можно назвать еще одно средство (тип), характеризующееся  тоже болезненной разбитостью, возбуждением и невозможностью найти себе удобное место в постели: это Рус токсикодендрон. Но Рус, кроме того, обладает еще другой характеристикой - это болезненная ригидность. Все суставы как будто охвачены анкилозирующей ригидностью, которая мало-помалу доводит нациента до истинной функциональной импотенции — почти до паралича, но ... если первое-второе движение сделать трудно, следующие движения выполняются легче, и больной постепенно разминается.  В общем, он сам себя побуждает к движению, чтобы не стать неподвижным. Субъект же типа Баптизии двигается ради того, чтобы попытаться «сопоставить свои разбросанные члены и овладеть ими», или потому, что не может найти себе удобного места для отдыха.

 Еще для одного средства (типа) характерны подобные же бредовые идеи, как для типа Баптизии: это Нефть Petroleum. Субъект типа Нефти, например, думает, что какие-то части его тела раздваиваются, или, например, ему может казаться, будто у него три ноги. Иногда ему кажется, что еще кто-то лежит в постели рядом с ним, и он старается отстраниться от этого гостя. Такая странная бредовая идея особенно часта при пуэрперальной сепицэмии: роженице кажется, что детей у нее не один, а двое. Но  никогда у больного типа Нефти нет столь гнилостных выделений, как у больного типа Баптизии. Один запах выделений этом последнем типе уже является характеристичным признаком.

Каковы те причины, какие могут привести больного к тому, чтобы у него развились признаки Баптизии?               

Это всегда состояние тяжелой инфекции:  тиф (обычно брюшной) или септицемия. В числе тех соображений,  какие оправдывают употребление Баптизии, не забывайте о наклоностях к гангрене или к омертвлению тканей с изъязвлением. И еще тут включается в игру другой элемент: внезап­ность появления. Так сказать, полное отсутствие продормы в проявлениях, подлежащих Баптизии: симптомы этого средства (типа) появляются внезапно и быстро у индивида инфицирован­ного, и эволюция их всегда крайне быстра.

Наконец, вспомним о том, что боли при типе Баптизии ухудшаются от движения и облегчаются от покоя, но всегда ухудша­ются от малейшего давления,  в полную противоположность бо­лям при типе Брионии.

Опишем одного-единственного больного: пищеварительного или скорее «тифозного» — заболевшего либо истинной тифозной лихорадкой (брюшным тифом), либо тифо-бациллозом, или вообще каким-либо «тифозным состоянием».

Писалось будто Баптизия является специфическим лекарством против тифозной лихорадки. Это — глубокое заблуждение. И даже просто анти-гомеопатичным является утверждение такого рода, так как нет и не может быть никакого гомеопатического лекарства, ко­торое было бы специфичным против одной какой-нибудь болезни. Всякая болезнь обладает своей особенной «формой», определяемой реакциями заболевшего субъекта, темпераментом больного (не за­бывать о том, что термин «темперамент» на протяжении веков не раз менял свое содержание: тут имеется в виду именно изменчи­вый темперамент в смысле «тип реактивности организма в дан­ный период его жизни», а не тот неизменный темперамент И. П. Павлова и др., который имеет в виду «тип нервной системы», «тип нервной реактивности» — обычно врожденный и не изме­няющийся на протяжении жизни). Баптизия - лекарство соответ­ствует клинической форме Баптизии  -  и это все. Впрочем, при тифозной лихорадке, кроме Баптизии, показанными могут быть еще и другие лекарства.

Посмотрим, как себя проявляет тифозный больной, подлежащий Баптизии. Симптомы развиваются в течение нескольких ча­сов — симптомы глубокой инфекции. Среди них доминируют про­страция и состояние ступора, уже нами выше отмеченное, а также здоцонность, гнилостный характер всех экскретов: моча, стул, мен­струальные крови и, особенно дыхание. Как только входишь в ком­нату с таким больным, от этого запаха начинаешь задыхаться — точно так, как в том случае, когда входишь в комнату, где лежит ребенок, выделяющий ацетон. У больного же типа Баптизии осо­бенно заслуживает внимание именно этот несносный, отталкивающий, гнилостный запах дыхания — запах, отмечаемый при первом же приближении к больному.

Для возникновения такого запаха имеется основание, в чем легко себе отдать отчет, когда пациент раскроет рот: десны у него  припухшие, вздутые, болезненные и кровоточащие. Зубы покрыты фулигинозным (похожим на сажу) налетом. Когда заставишь его высунуть язык, видно, что делает он это с трудом. Почему? Потому, что он опух, дрожит, болезнен. Поверхность его точно обнажена.                                                   

Этот язык может изменять свой вид на протяжении всей эволюции тифозного процесса. С самого начала он покрыт налетом, беловат. Сосочки на нем ясно выступают, красны. Потом на нем выступает «серединная полоса желтовато-коричневого цвета». Эта серединная полоса характерна для типа Баптизии. Наконец, язык становится сухим —«язык попугая»—с почти черной слизью, вязкой и пристающей к поверхности слизистой.                 

В глубине горла больного типа Баптизии видны изъязвления, особенно на передних дужках мягкого неба; имеются они также на слизистой языка, а иногда и на слизистой щек. Каковы их отличительные черты?                                       

Они невелики, крайне болезненны, от них исходит гнилостный запах, потому что они склонны к гангренизации тканей. Эволюция их крайне быстрая—фагеденические язвы. Вся глотка приобретает темно-красную окраску, но боли нет; больного тяготят его язвы, а не глотка сама по себе. Однако глотать плотную пищу больной не в состоянии — глотать может только жидкое и «его тянет к холодной воде». Как только он выпьет (особенно, если пытаются подмешать к его жидкой пище что-нибудь плотное, например, в овощной бульон попадают частицы картофеля), у него появляется ощущение спазма глотки. Любая попытка проглотит что-либо кроме холодной жидкости вызывает у больного спазм глотки и одновременно и кардии тоже. Наблюдается настоящий спазм всего пищевода, а нередко пациент жалуется на спазмы в желудке.

При исследовании живота выявляется выраженный тимпанит желудок сильно вздут, но особенно «живот напряжен, растянут и болезнен». Его нельзя свободно пальпировать. Впрочем, вспомним о том, что при типе Баптизии пальпация мышц, их сдавливание крайне болезненны. И в особенности, в правой подвздошной ямке отмечается болезненная чувствительность к самому легкому надавливанию. Вообще, болезненна вся правая сторона: печень, слепая кишка, аппендикс. Много газов, урчание. Наконец, у пациент имеется понос. Стул беспокоит главным образом утром: «частый необильный, коричневатый»; «безболезненный», но «раздражющий».

Как же сочетать эти две отличительные черты, которые кажут­ся антагонистичными? Стул безболезнен в том смысле, что при дефекации у пациента нет ни болей, ни колик. Но стул сопровож­дается болезненностью в перианальной области потому, что в ней имеются небольшие изъязвления.

Стул иногда черноват и кровянист, но, главное,  он гнилостного характера, А другой характеристикой стула является то, что он «истощает все силы». После каждой дефекации больной край­не утомлен. Нужно отметить, что иногда также стул выделяется непроизвольно.

И все это состояние сопровождается повышением температуры с чередованием возбуждения и прострации, с бредовыми идея­ми. Пульс частый и переменчивый, но отличается важной чертой: он мягкий. Это же наблюдается при типе Гельземина.

Наконец, больной типа Баптизии мочится небольшими колпчствами. Моча у него коричневата, зловонна и гнилостна.

Баптизия создает своими характерными симптомами картину тфозного состояния. Вот почему в прежнее время и даже в настоящее время некоторые вообразили себе, что Баптизия япляется специфическим средством при этом заболевании, в действительно­сти же она является специфической при той болезненной форме, какая так и описана, как типичная для Баптизии, по не для тифа как такового.

Нужно отметить два небольших признака, которые не являются непосредственно относящимися к пищеварительной системе, но ко­торые обычно сопутствуют пищеварительным реакциям при типе Баитпзии.

Больной испытывает затруднение при дыхании. Почему? По­тому что у него имеется такое ощущение, точно его легкие сдав­ливаются.

Он задыхается, как только хочет заснуть. Из других средств (типов), характеризуемых таким же признаком, назовем важнейшие: Гринделия и Лахезис.

Еще один небольшой объективный признак, находимый при типе Баптизии: синеватые пятна, разбросанные по телу или по конечно­стям; петехии или пурпура, наблюдающиеся в течение острых за­болеваний.

Действительно, вспомним, что Баптизия всегда является лекар­ством при тяжелом состоянии с внезапным быстрым началом и быстрым развитием, что его проявления всегда сопровождаются гнилостным характером выделений (секретов и экскретов) и что всегда имеется наклонность к гангренизацин, чем и объясняется гнилостный характер выделений.

Для того, чтобы продемонстрировать то, что Баптизия не явля­ется «специфическим средством» при тифозной лихорадке, опишем клиническую картину и симптомологию трех средств, которые могут быть показанными на протяжении первой недели тифозной лихорадки.

Бриония. Развитие картины совершается внезапно, даже просто быстро (что имеет место при типе Баптизии): больной сперва испытывает значительную усталость, нарастающую слабость, постепенно становящуюся болезненной. И при ней намечаются три вида болей: в области головы, спины, конечностей.

Со стороны головы: лобные или затылочные головные боли; такое ощущение, точно череп вот-вот лопнет. Малейшее движение (даже движения глазных яблок, дыхательные и т. п.) усиливает

эти боли.

Со стороны спины: больной еще больше страдает от кашля и дыхания. 

 Со стороны конечностей: ощущение их тяжести и, при малейшем жесте, боли становятся острыми и разрывающими. В общем же, все эти боли (головы, спины, конечностей) ухудшаются от малейшего движения, И больной занимает определенное положение тела: старается оставаться совершенно спокойным, неподвижным. 

Лихорадка высока. Больной подавлен: спит или дремлет днем но мало и плохо спит ночью. Небольшой признак (уже встречавшийся нам при другом средстве—типе Арника)—больной типа Бриония жалуется и стонет со сна и во сне.

 Обнаруживает специфическое возбуждение: специфическое в действительности потому, что этот больной, который в бодрствущем состоянии старается оставаться вполне неподвижным, который не может переносить ни малейшего движения, потому, что оно вызывает у него причиняющие ему страдание боли, такой больной приходит в известное возбуждение во время сна. И тогда он часто подносит руки к голове, проделывает ртом повторные жевательные движения с постоянным боковым движением нижней челюстью туда и сюда, а также  постоянное движение левых руки и ног. Напомним, что при типе Хеллеборус тоже имеются также постоянные движения левых руки и ноги, но при этом конечности правой стороны оказываются парализованными. Впрочем, при типе Хеллеборус речь идет о больном, пораженном острым менингитом, не страдающим тифозным состоянием.

При типе Брионии отмечается также бред, но бред очень спокойный. Вспомним, что больной больше всего стремится к покою и неподвижности. Такой спокойный бред появляется ночью око 3 часов утра. Он бредит своими делами, которые он покинул и которые стремится возобновить. Ему представляется, что он не у себя дома и хочет встать и выйти, чтобы вернуться к себе домой. Но достаточно взять его за плечо или просто успокоить, и он снова ложится; тогда как при типах Белладонны и Гиосциамуса больной в подобных условиях лишь стремится вылезть из постели, а если окружающие против этого возражают, больной сердится, даже кусается и колотит сиделок.

У больного типа Брионии порой возникают галлюцина­ции,  особенно, когда он закрывает глаза.

Рассмотрим теперь пищеварительные проявления у больного типа Брионии. С самого начала укажем грубую характеристи­ку: крайняя сухость слизистых. Язык сух, пристает к небу, губы сухи, пергаментные, весь рот сух и у больного сильная жажда, его тянет пить воду сразу большими количествами, но с больши­ми интервалами.

При исследовании находим у него живот вздутым (растянутым) и болезненным. Каждое сделанное в постели движение усиливает или вызывает боль в животе.

Больной типа Брионии обычно страдает запорами, лишь редко у нею отмечается понос. Стул отличается следующим видом: твердый, сухой («закаленный»), черноватый. В случае нали­чия поноса, консистенция стула становится мягкой, специфический запах отсутствует, как и какая-либо специальная окраска.

Мочи много слабоокрашенной.

Но не состояние кишечника является первичным при типе Брионии, а болезненная усталость, состояние ступора (оцепенения, бесчувственности), приводящее к тому, что больной стре­мится к абсолютной неподвижности и покою. В периоды лихорадоч­ною бреда или во время сна он обнаруживает известное возбужде­ние, ограничивающееся нижней челюстью или левыми рукой и ногой. Не забывать о сухости слизистых и об ухудшении от малейшего движения.

Добавим в некоторых случаях еще небольшой признак, но ста­новящийся заметным, если он имеется налицо: наклонность к синкопэ. Субъект теряет сознание в постели, например тогда, когда врач заставляет больного сесть в постели, чтобы исследовать у него нижние отделы легких, или когда пациент приподнимается, чтобы помочиться. Впрочем, и в хронических случаях у субъекта типа Брионии всегда имеет место головокружение утром при вставании, при первых шагах.

Гельземиум— Тип Гельземиум проявляется в иной фор­ме: доминирует прострация. Больной проявляет себя характерным состоянием адинамии. Такая прострация сопровождается небольшим феноменом, который позволяет правильно распознать соответствующее средство: это дрожь.

Как у больного типа Брионии, у пациента типа Гельземина над всем преобладает одна идея: оставаться неподвижным в покое, лежать. Почему? Потому, что каждое движение вызывает у него тягостное ощущение значительной болезненности и очень тяжело  его поражающее: ощущение слабости. Он очень слаб. Если он поднимается и пытается сделать несколько шагов, его ноги дрожат.  Если он пытается приподняться, чтобы снова натянуть на себя одеяло—руки его начинают дрожать. Он высовывает язык—язык  тоже дрожит. Но дрожат не только его мышечные массы, дрожит и его пульс, становится нерегулярным интермиттирующим, и при  малейшем движении он ускоряется, хотя в обычное время остается  медленным,                                                

Больной представляется совершенно отупевшим — как бы одуревшим, с полузакрытыми глазами, со свисающими верхними веками. Лицо крайне горячее, а конечности (стопы и кисти) холодны. Он пребывает в состоянии постоянной сонливости. А в состоянии сна у него выявляется небольшой феномен: бормочет несвязно.

 У больного тина Гельземиум пищеварительных проявлений очень мало: язык немного обложен или же нормален. Но отличается двумя чертами: он всегда утолщен и дрожит. Это утолщение, это вздутие приводит к тому, что субъект разговаривает с большим трудом. Так как он бормочет бессвязно, окружающим трудно его понять. Язык зацепляется (задерживается) за нижнюю аркаду зубов; врач хочет заставить его высунуть язык, но он не высовывается потому, что складывается вдвое, зацепившись за нижнюю челюсть.

Жажда невелика или отсутствует. Вспомним об обычной характеристике Гельземиум: полное отсутствие жажды; такой симптом находят и при других средствах (типах) и в частности, при Аписе и Пульсатилле. Напротив, при типе Брионии отмечается неутолимая жажда, приводящая к тому, что больной в один прием пьет сразу много воды.

Стул типа Гельземиум нс отличается никакими характерными чертами: у больного либо запор, либо же стул у него мягкий, темно-желтого цвета, порой непроизвольный. При пальпаци живота отмечается чувствительность в правой подвздошной ямке. В общем, больной типа Гельземиум характеризуется прострацией, дрожью, свисанием верхних век и неподдающимся определению ощущением, переполняющим его всецело: ощущение слабости с таким чувством внутреннего дрожания, точно больной дрожит непрерывно.

Это ощущение слабости столь велико, что пациент иной раз объясняет его врачу весьма своеобразными выражениями: «У меня такое чувство, точно я умер».                             

Арника. Арнику нельзя рассматривать только в качестве травматического средства. Она представляет собой важное средство для лечения тифозной лихорадки, когда болезнь появляется внезапно — после физического переутомления, вызывающего в орга­низме настоящее состояние шока. Например, после спортивного состязания, после горного похода, после велосипедного рейса, пос­ле любого мышечного усилия — длительного и непрерывного — во время которого нервные рецепторы (накопители) оказываются опустошенными и истощенными; например индивид может заболеть какой-нибудь инфекционной болезнью и в первую очередь тифом (брюшным).

Больной пребывает в состоянии значительной прострации; у него имеется общая болезненная ломота с ощущением синяков, точно его избили. Кровать ему кажется твердой. В этом одна из существенных характеристик типа Арники. Больной стонет засыпая, сон его беспокоен, с тревожными сновидениями. У него бы­вают приступы тоски, и тогда он подносит руку к сердцу, т. к. у него появляется ощущение точно он вот-вот умрет.

То состояние ступора, в каком он пребывает, вполне своеобразно.

Больной типа Арники производит впечатление о чем-то размышляющего, хотя ни о чем не думает. Можно сказать, будто он преследует какую-то мечту—он не отвечает на вопросы. Если его потрясти, он выходит из своего состояния мечтания или отупения, потом снова впадает в него—состояние сна или безразли­чия, или даже прострации. Он забывает отдельные слова, которы­ми хотел выразить свою мысль.

Иногда (хотя и несколько реже) он обнаруживает признак Баптизии; засыпает посреди своего ответа. Однако субъект типа Баптизии засыпает легче, чем субъект типа Арники, который делает усилие, чтобы дать ответ, но ошибается в словах (путает их)—и немедленно после этого снова впадает в состояние прострации.

В своем состоянии бреда он отстраняет одеяло, точно оно вели­ко для него, ищет себе хорошего места—и не находит. Напомним тут, что субъект типа Баптизии тянет свое одеяло на себя потому, что оно кажется ему недостаточно большим для того, что­бы его укрыть (поскольку ему представляется, будто он весь удвоился или даже утроился). Субъект типа Арники наоборот отталкивает от себя одеяло и старается раскрыться.

Нужно, насколько это возможно, припомнить отдельные прояв­ления, какие могут представить то или иное средство (тип) в ост­ром состоянии. Созерцая больного в остром состоянии, можно лег­ко дойти до того, что если не сразу определишь необходимое ему средство, то хоть подумаешь о том средстве, которое может быть показанным, и это поможет ориентировать все расспросы и быстрее уточнить лечебный диагноз.

Лицо и голова у субъекта типа Арники горячи, а тело и  нос всегда холодны.

Если мы обратим внимание на пищеварительные признаки па­циента типа Арники, мы отметим зловонный запах дыхания, однако, менее гнилостный, чем в случае Баптизии. У больного отмечаются отрыжки с характерным запахом тухлого яйца. Живот вздут. Стул гнилостный, но не столь тошнотворный, как при типе Баптизии, тоже имеет запах тухлого яйца. И эти отрыжки и стул с запахом тухлого яйца характерны для типа Арники. Стул непроизвольный, ночью, во время сна, нередко даже имеет место недержание мочи.

На коже можно бывает обнаружить мелкие пятна, не являющиеся такими экхимозами, как петехии или пурпура типа Бапти­зии: это милиарные пятна красноватого цвета с такой существен­ной характеристикой, какая принадлежит исключительно Арике — они располагаются на симметричных местах тела.

Теперь мы знаем четыре главных средства, показанных при ти­фозной лихорадке: Баптизия, Гельземиум, Бриония, Арника.

Разберем их дифференциальный диагноз.

Для них всех типична прострация, но субъекты типов Брионии и Гельземиум спокойны. При Брионии всегда на­ступает ухудшение от движения. Почему? Потому что движение у него вызывает боли. При типе Гельземиум тоже всегда на­ступает ухудшение от движения. Почему? Потому что движение вызывает у пациента дрожание (могущее быть констатированным объективно). Субъекты типов Баптизии, Арники возбуждены, с болезненной ломотой, не могут найти себе удобного места в постели. Субъект типа Арники стонет во сне из-за того, что постель представляется ему твердой, как доска, части тела разделены, разбросаны.

При всех четырех типах лицо пациента красное, при типе Арники оно всегда горячее, но с холодным носом. При типе Брионии лицо сразу же бледнеет, как только пациент пытается при­сесть в постели или даже просто произвести какой-нибудь жест; особенно при попытке сесть у него часто наступает обморок. Лицо же при типе Гельземиум малиново-красного цвета, а главное, больной совершенно отупелый. Глаза у него закрыты, точно мыш­ца, поднимающая верхние веки, парализована. У субъекта типа Баптизии вид тоже отупелый, но (и в этом большое отличие от Гельземиум) глаза у него открыты, неподвижны, обращены в пустоту, ничего не замечая. Для всех четырех названных типов характерен бред. Субъект типа Брионии думает о своих делах: тех, которых проделывал днем, которые должен был сделать сегодня, на следующий день, но не сможет сделать. И он порывается встать с пос­тели (все сделать) и вернуться к себе; все это — мягко.

Субъект типа Гельземиум только бормочет неясным, бессвязным образом слова, разобрать которые не представляется воз­можным. Впрочем, ему вообще трудно высказываться, так как язык у него утолщен и дрожит.

Субъект типа Баптизии озабочен тем, что гоняется за своими членами, которых никак не может разыскать в постели и собрать воедино; между прочим, он натягивает свое одеяло именно для того, чтобы их все укрыть.

Субъект типа Арники выискивает себе хорошее место в постели и не может такого отыскать, в отличие от субъекта типа Баптизии, он все время отталкивает одеяло от себя, вынуж­дая сиделок беспрестанно возвращать его на место.

Что касается пищеварительных признаков этих четырех типов, они очень различны:

Бриония — язык белый. Для гриппа вообще типичен «опалесцирующий» язык: это и есть язык типа Брионии; далее типична жажда, обычен запор.

Гельземиум — язык толст, дрожит, без налета. Стул без особенностей. Жажды никогда нет: уже в этом большое отличие от типа Брионии.

Баптизия и Арника характеризуются зловонием. Для типа Ар­ники при этом характерен запах тухлого яйца (отрыжки, стул); част непроизвольный понос. При типе Баптизии доминирует гнилостный запах всех выделений: дыхания, отрыжек, стула, мочи, белей, пота. Вспомним о серединной полосе на языке и исключительно изнуряющем поносе — коричневатом, безболезненном, раз­дражающем только перианальную область, если в ней имеются изъязвления.

В общем, никакого смешения типов быть не может, если хорошо помнить характеристики каждого из них; равным образом нельзя делать из средств смесь, чтобы с ее помощью вытаскивать больно­го из его тяжелого состояния.

При остром заболевании давайте только одно какое-нибудь средство и не повторяйте его часто — особенно в случае улучшения. Выжидайте лучше выявления у больного какого-либо другого «обозначения», которое не замедлит выявиться, позволяя ориентировать выбор лечения в сторону того средства, которое хорошо до­полняет предшествовавшее назначение.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.