На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


IV. СИМПТОМАТОЛОГИЯ

Симптомы, наблюдаемые у больных, — это ориентиры для поиска лекарств. Гомеопатия — это индивидуализированная терапия, которая учитывает не только специфические (патогномоничные) симптомы, но прежде всего индивидуальные особенности течения болезней.

Симптомы несут информацию как об этиологии и локали­зации нарушений, так и о характере изменений психического и соматиче.кого состояния. При этом важно знать факторы, влияющие на болезнь (модальности).

В предыдущей главе мы попытались представить основы гомеопатической лекарственной терапии: истоки знания о ле­карственном действии, изготовлении и потенцировании гомеопатических лекарств, поняли важность изучения патогенеза лекарств.

Данная глава будет посвящена симптоматике болезней. Симптомы — это феномены, которые мы наблюдаем, слышим, пальпируем, обоняем или получаем благодаря использова­нию особой техники исследования, т. е. воспринимаем с по­мощью наших органов чувств. Эти феномены нельзя смеши­вать с понятием болезнь. Лишь при формировании комплек­са симптомов или чрезмерном развитии одного из феноменов может возникнуть сигнал болезненного нарушения. По суще­ству, все симптомы нужно воспринимать объективно без пре­увеличенной оценки их значимости. Научная медицина наше­го времени к этому вопросу подходит односторонне. Она выделяет только те симптомы, которые соответствуют патологоанатомической или патофизиологической концепции за­болевания. Ганеман, напротив, требует постоянно учитывать совокупность симптомов. В этой совокупности симптомов, получаемых при сборе анамнеза, наблюдении и обследовании больного, после их оценки и анализа осуществляется ранжи­ровка, ориентированная на иерархическую структуру лично­сти: на первом месте стоят психические феномены, а затем — соматические. Все, что поражает организм в целом, выше по рангу, чем локальные симптомы. Индивидуальные особенно­сти имеют большее значение, чем патогномоничные симптомы.

Еще одно существенное пояснение: наша основная цель — не устранение симптомов. Гомеопатия ставит задачу излече­ния болезни в корне, а не устранения отдельных симптомов. Она — причинная терапия.

Устранение симптомов прямым путем или паллиативно как часто рекомендует официальная фармакология (при боли назначают анальгетики, при запоре — слабительные) — это не цель гомеопатической терапии. Поиск всех симптомов (со­вокупности симптомов) у больного человека путем сбора анамнеза, наблюдения и исследования служит решению единственной задачи: найти соответствующее, подобно дейст­вующее лекарственное средство. Оно и будет содействовать восстановлению здоровья путем стимулирования саморегуля­ции — «мягкое, быстрое и стойкое восстановление здоровья» («Органон», § 2).

Пример. Грудной ребенок страдал молочным струпом. Мы не назнача­ли ему местные кожные лекарства, а изучили совокупность симптомов непереносимость коровьего молока с дисфункцией кишечника, потливость головы, замедленное развитие, признаки рахита. Этой общей картине бо­лезни соответствует Calcium carbonicum. При помощи этого лекарства уда­лось вылечить ребенка, устранив наряду с сопутствующими симптомами и молочный струп.

Симптомы раскрывают гомеопату внутреннюю сущность болезни, они — указатель для выбора лекарства, которое индуцирует исцеление в каждом конкретном случае. В симпто­мах отражается динамика заболевания. Нарушение самочув­ствия предшествует появлению объективных данных, поэтому гомеопаты могут лечить больного на ранних стадиях разви­тия болезни, в отличие от аллопатов, которые должны ждать установления диагноза и данных объективного исследования.

 

 

1. СОВОКУПНОСТЬ СИМПТОМОВ

Мы знаем, что врачу необходимо соблюдать правило подобия «similia similibus» при выборе лекарств. Симптомы лекарства должны быть подобны симптомам больного. Подбор подоб­ного лекарства осуществляется путем сравнения ряда симпто­мов лекарственного действия с симптоматикой болезни. Про­верка лекарств на здоровых вызывает изменения состояния, о которых судят по вербальной информации испытуемого, по функциональным отклонениям (выделения, изменение кровообращения и др.). Из токсикологии мы черпаем све­дения об объективных нарушениях и повреждениях тканей и органов. Все эти данные в комплексе составляют картину действия (патогенеза) лекарства. Ее мы сравниваем с сово­купностью симптомов, наблюдаемых у больного.

Нужно прежде всего подчеркнуть, что сравниваются две совокупности. Простое сопоставление симптомов — это но гомеопатия.

Что такое совокупность симптомов? Сумма симптомов — это беспорядочное соединение частностей. Напротив, в поня­тии «совокупность симптомов» отражается истинное гомеопа­тическое понятие болезни, которое предопределяет место и значение каждого отдельного симптома в этой совокупности. «Общее нельзя объяснить сосуществованием его составных частей, а только их взаимным влиянием» [Leeser О., 1963— 1977].

 

 

2.СИМПТОМЫ БОЛЕЗНИ — СИМПТОМЫ БОЛЬНОГО. ПАТОГНОМОНИЧНЫЕ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ СИМПТОМЫ

Симптомы, выявляемые на основе жалоб больного, наблю­дения и исследования — это пестрая смесь. В ней мы должны выделить и дать оценку двум группам симптомов: первая группа ведет к определению клинического диагноза, к болезни (патогномопичные симптомы). Вторая группа (индиви­дуальные симптомы) является отражением индивидуального реагирования больною в борьбе с болезнетворными факто­рами. Приведем два примера.

Мать сообщает врачу: «У нашей дочери в течение 4 дней лихорадка. Вначале у нее покраснели глаза, были светобоязнь, насморк, затем появил­ся сухой кашель. Сегодня я заметила позади ушей красную сыпь, которая в течение дня распространилась на лицо и грудь.

С того времени, как дочь заболела, я отмечаю, что она стала плакси­вой. Когда я ее спрашиваю, что ее беспокоит, она ни па что не жалуется и плачет снова. До этого она была жизнерадостным, подвижным ребенком. а теперь постоянно лежит в постели. Сегодня она просила убрать обогре­ватель, чтобы в помещении было прохладно. Я же думаю, что ей нельзя остывать во время болезни».

Первый ряд — патогномоничные симптомы, на основании которых можно диагностировать корь.

Плаксивость и вялость ребенка, желание быть в прохлад­ном помещении нельзя связывать непосредственно с корью. Это индивидуальные реакции. Эти симптомы побудили вра­ча-гомеопата   назначить  подходящее лекарство:   Pulsatilla.

Больная сообщила, что в течение 20 лет страдает приступообразной головной болью, Перед возникновением головной боли начинается мелька­ние в глазах, затем резко ухудшается состояние, появляется рвота. В по­кое и в темном помещении состояние улучшается. Па высоте боли она часто и много мочится, моча очень светлая. После этого она чувствует себя лучше.

На основании этих симптомов диагностирована мигрень. Тщательный опрос больной показал, что ранее она была несдержанной, но перевоспитала себя и овладела эмоциями. Головная боль у нее возникает в области лба, позади носа и распространяется вглубь, вызывая тошноту, а иногда рвоту. Эта индивидуальная симптоматика: гневливость и боль, иррадиирующая к носу, позволили подобрать гомеопатическое лекарство, а именно Agaricus, который исцелил больную от мигрени, длившейся 20 лет.

Комментарий. Во втором примере стоящие на переднем плане патогномоничные симптомы имели отношение только к диагнозу, а персональные симптомы позволили выбрать лечебное средство, которое обычно не назначают при типич­ном течении мигрени. Патогномоничным симптомам соответ­ствует Gelsemium, и я его, честно говоря, применил без успе­ха. Однако отсутствие эффекта побудило к более тщатель­ному анализу и выявлению индивидуальной симптоматики. Это обеспечило успех последующей терапии.

Из этих примеров становится ясно, почему Ганеман тре­бовал поиска индивидуальных симптомов болезни. Строгое выполнение его завета приносит успех. «Делай так, но делай точно». К сожалению, часто ученик бывает «мудрее» мастера. В «Органоне» § 153 указано, как нужно поступать.

ЗНАЧЕНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ СИМПТОМОВ [«ОРГАНОН»,  § 153) 

§ 153 «Органона врачебного искусства» (6-е издание) гласит (сокращенно) «При поисках гомеопатически специфического лечебного средства необходимо внимательно выбирать и фиксировать яркие, особенные, необычные и своеобразные (ха­рактерные) для данного больного признаки и симптомы бо­лезни».

Это положение является стержневым в поисках лекарст­венного средства. § 153 простой, ясный и логичный. К сожа­лению, его часто не понимают, нечетко трактуют или забы­вают. Фанатиками он возводится в абсолют. Однако цен­ность его заключается именно в рациональном подходе, в разъяснении необходимости искать отличительные призна­ки, выделять из общего числа фактов наиболее существен­ные. Для сравнения: криминалист ищет отпечатки пальцев, как доказующую улику только у определенного преступника. Наименование болезни — это собирательное понятие. От­личительные признаки находят только в индивидуальном.

Определенного человека я узнаю не потому, что он имеет две руки и две ноги. Его особая походка, присущие ему жесты, нечто особенное, присущее только ему, позволяют отыскать его среди тысяч людей.

Политические художники несколькими штрихами могут так выделить главное, что изображение узнают миллионы людей. Это узнавание возможно только потому, что выделе­но яркое, особенное, необычное и очень характерное.

Ценность § 153 состоит в том, что он заставляет задумать­ся над понятием «яркое, особенное, необычное, своеобраз­ное».

Жизнь протекает не по параграфам и шаблонам. Понятия эти многократно перекрещиваются. То, что привлекает вни­мание, часто бывает необычным, нечто своеобразное сразу бросается в глаза. В работе с пациентами мы должны про­чувствовать то, о чем пишет Ганеман.

У пациента поразительно красные уши, но они не об­морожены и не больны. Губы его тоже ярко-красные. У него небольшой насморк и слизистая оболочка преддверия носа гиперемирована. Поразительная краснота отмечена и в об­ласти других отверстий тела.

Особенностью у данного больного является понос-будильник, поднимающий его с постели, около 6 ч утра. Он не беспокоит больного ни ночью, ни днем. Именно утром импульсивные позывы на низ и понос.

Особенность имеют и данные распроса: «Меня все раздра­жает. Одно слово может вызвать припадок бешенства». Это особенно примечательно, так как в своем окружении он про­изводит впечатление сдержанного человека. По профессии он банковский служащий и умеет обращаться с людьми.

Необычным является то, что у этого жизнерадостного, активного человека, как рассказала его жена в процессе ле­чения   больного,   временами   бывают   периоды   слабодушия, тяжелой хандры, когда все будущее рисуется ему в мрачных тонах.

Он обратился по поводу ревматоидного артрита. Лучеза-пястные суставы были резко отечны. На вопрос, болят ли у него суставы, он ответил импульсивно: «Болят — это не то слово, горят! Меня беспокоит также жжение в области зад­него прохода. Сначала начинается страшный зуд, а после того, как я почешу это место, появляется жжение. Особенно плохо становится в области заднего прохода, если я прини­маю ванну. Мне приходится пользоваться душем и стараться, чтобы туда не попадала вода. Туалет я произвожу с маслом».

Жгучая боль, зуд, переходящий в жжение, ухудшение после воды — это характерные своеобразные симп­томы действия серы.

СОПУТСТВУЮЩИЕ СИМПТОМЫ

Чаще больные сообщают, что одновременно с основными жалобами у них появляются боль или функциональные на­рушения в другой области тела. Основной жалобе сопутст­вуют другие расстройства.

Пример. Пациент К. М. на протяжении многих лет жалуется на реци­дивирующую боль слева в области последнего и предпоследнего ребер. В анамнезе отмечает отхождение камней из почек дважды (последний раз 3 года назад) и повышение уровня мочевой кислоты, поэтому длительное время он лечился урикостатиками. Гомеопатический анамнез скуден и не информативен в отношении индивидуальных средств. В связи с этим мы вначале лечили его органотропно, назначив Berberis, но, к сожалению, без эффекта. Лишь при четвертой консультации он сообщил между прочим, что одновременно с болью в левом боку у него появляется кратковремен­ная колющая боль в правом ухе. На этом основании был назначен Natrium sulfuricum. Препарат устранил боль в левом боку и ухе. Уровень мочевой кислоты также оставался нормальным.

Сопутствующие симптомы, легко объясняемые связью с основным страданием, для выбора лекарств не представляют большой ценности, например, головная боль при насморке. Однако сообщение женщины о том, что ее менструации со­провождаются поносом или зубной болью без явной причины, должно обратить внимание врача.

Индивидуальные сопутствующие симптомы — это такие феномены, которые с патологоанатомической или патофизио­логической точки зрения не могут быть объяснены.

КЛЮЧЕВЫЕ СИМПТОМЫ 

Ключевые симптомы — это крупицы золота. Как псе ценное, он и малочисленны и скрыты. Тот, кто хорошо запомнил веду­щие симптомы действия лекарств (это наиболее типичные симптомы п  картине действия лекарств), сумеет выделить в рассказе пациента наряду со многими общими типичные симптомы. Ключевой симптом болезни соответствует веду­щему симптому лекарства. Это ключ к замку. Он раскры­вает случай болезни. Ключевые симптомы должны быть интенсивно выраженными, четкими и полноценными (см. с. 49).

В общем одного ключевого симптома недостаточно для выбора медикамента, как недостаточно одного ведущего симптома для характеристики определенного лекарственного средства. Используя образное выражение о ключе и замке, можно сказать: простой и грубый ключ подходит ко многим нехитрым замкам, ключ для сейфа открывает один единст­венный сейф. Чем тщательнее выделен и более полноценен ключевой симптом и чем больше он соответствует вербальной характеристике действия лекарства, даваемого испытуемым, тем с большей уверенностью можно на него опираться. Толь­ко опытный специалист способен определить качество «клю­ча» и найти подходящий замок.

С. von Boenninghausen при поиске медикамента отдаст предпочтение ключевому и сопутствующему симптомам и исходя из этого разделяет лекарства на родственные группы. В наше время по принципу выделения ключевого симптома с успехом работает G. von Keller (1972—1979) из Тюбингена. По возможности он использует полноценные симптомы.

Пример. Обеспокоенная мать вызывает врача в полночь. «Мой ребенок внезапно заболел. Он с криком проснулся, температура повышена. Днем он еще катался на коньках. Но что меня беспокоит больше всего — это его страх. Мне едва удалось его успокоить. Прежде он не был пугливым».

При исследовании в домашних условиях признаков болезни не было найдено. Однако меня насторожил вопрос ребенка: «Я должен сейчас ехать в больницу, я умру?»

В этой истории болезни проясняется ключевой симптом Aconitum: по­следствие охлаждения, внезапно в полночь начавшаяся инфекция, горячая сухая кожа, страх смерти.

28-летняя студентка (консультация 29.9.1976 г.) «У меня возобнови­лась головная боль в затылке, которая возникает у основания шеи и рас­пространяется к затылку, а затем на всю голову. При этом бывает ощу­щение, что голову распирает и поэтому появляется желание стянуть ее потуже платком или сдавить. В последнее время меня также беспокоит желудок и я стала плохо переносить сладости» (цит. по von Keller, Tubingen).

Здесь выступает ключевой симптом Argentum nitricum: головная боль от шеи к затылку с ощущением распирания головы, которую облегчает сдавливание головы руками или повязкой. Сопутствующий симптом — по­требность в сладком, которое больная плохо переносит.

 

3. ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ СИМПТОМЫ — ПРИЗНАКИ И СИМПТОМЫ

 

В английской гомеопатической литературе объективные симп­томы, выявляемые при осмотре, пальпации, обозначают сло­вом «Signs»-признаки. Сюда же относят и различные показатели инструментального исследования. Симптом — это дополнительное понятие, подразумевающее субъективные вербальные (словесные) данные пациента. Все, что врач видит, пальпирует или получает в результате инструменталь­ных исследований, это признаки, или объективные симпто­мы. Все, что врач слышит от больного или улавливает интуитивно, — это субъективные симптомы. Такое дифферен­цирование не имеет большого значения. Решающим является одно — патогномоничен ли симптом (например, сыпь при ко­ри) или индивидуален  (покраснение ушей на Sulfur).

 

 


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.