На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Продолжение

 

Заболевания желудка

 

Общее рассуждение

 

 

У желудка случаются заболевания от расстройства [всех] шестнадцати натур – простого или с материей. [Материя может быть] черножелчной или желтожелчной во всех ее разновидностях, слизистой – стекловидной или жидкой, текучей или кипящей, а также слизистой кислой или соленой; [расстройство натуры бывает] также с черножелчной, материей, кислой или терпкой. Бывают в желудке также опухоли, бывают и язвы, распад единого и подобные ему [заболевания], зависящие от внутренних или внешних причин, как например, от толчка или удара. Иногда желудок переносит разрыв, и он не убивает немедленно, но когда распад единого дойдет до разрыва тела желудка, то больной, [можно сказать], мертв. Говорит Гиппократ: «Тот, у кого разорвался желудок, умрет».

Иногда в желудке происходит расслабление волокон его ткани, а иногда они сильно уплотняются; бывают у желудка болезни строения в отношении размера, когда он очень велик или очень мал, а также болезни формы, когда он очень круглый, и заболевания, относящиеся к гладкости или шершавости, когда он, [например], очень гладкий и скользкий. Повреждение положения [выражается], например, в том, что желудок сильно выдается вперед. Бывают в желудке также закупорки в волокнах или закупорки в проходах от желудка к печени и к селезенке. Если закупорены проходы к печени, это вызывает понос, а если [закупорены] проходы к селезенке, то уменьшается аппетит. Случается иногда, что в желудке скопляются ветры, и его пучит от пищи или потому, что желудок слаб сам по себе; мы посвятим этому отдельный параграф.

Расстройство натуры желудка иногда возникает вследствие внешних причин: от жары, от холода или от других [воздействий], а иногда оно возникает от причин внутренних. Некоторые заболевания желудка возбуждаются при сильной жаре либо потому, что жара облегчает просачивание в желудок дурных соков, либо от того, что, разгорячая желудок, она способствует изменению материи в желудке; это помощь дурная, не естественная, которая переводит материю в неестественное состояние.

Когда [расстройство натуры] имеет место при наличии материи, то материя обязательно должна либо впитываться и погружаться в тело желудка, либо прилипать к поверхности его тела, либо изливаться в его полость. Сок, находящийся в желудке, иногда зарождается там, а иногда изливается в желудок из другого органа. Так из мозга изливаются горячие и холодные катары, и натура желудка разгорячается или охлаждается, принимая натуру [сока], который спускается в желудок. В него иногда изливаются также дурные, желчные соки из желчного пузыря, – это бывает у некоторых людей, в [теле] которых создано много протоков из желчного пузыря в желудок, – вместо того, чтобы идти в кишки, как происходит у большинства людей. Тогда в желудок изливается то, что должно изливаться в кишки, и если это продолжается долго, то соленые и острые [соки] вызывают в желудке язвы, а холодные и пресные [соки] делают его гладким и скользким. Иногда действие этих соков распространяется на первую кишку и прилегающие к ней [внутренности]. Что же касается расстройства аппетита и усвоения пищи [из‑за таких соков], то это происходит прежде всего другого. Дело в том, что у некоторых людей созданы такие [излишние протоки], в отличие от обычного, и это не соответствует тому, что мы приводим в анатомии [желчного пузыря], и строению сосудов, идущих от желчного пузыря к желудку, у большинства людей. Иногда [соки] изливаются в желудок из печени и желчного пузыря у людей, у которых создан большой проток из желчного пузыря в желудок, так что туда попадает то, что должно изливаться в кишки. А иногда в желудок изливается также черная желчь из селезенки, как ты это еще узнаешь. [Но] чаще всего в желудок изливается желтая желчь из печени, и этому нередко способствуют причины, [скрытые] в желудке, каковы, например, сильная боль, сильное горе, запоздалое питание или слабость изгоняющей силы желудка. Причиной бывает также гнев, огорчение или душевные переживания, которые приводят материю в движение и заставляют ее изливаться в желудок; это вызывает [в желудке] жжение, которое прекращает только рвота.

Вследствие подобных движущих [причин], главным образом голода, в желудок иногда изливаются гнойные соки, особенно если в [прилежащих] местах имеются язвы; при этом в желудок изливается также и черная желчь. Причиной излияния в желудок черной желчи является ее обилие и слабость желудка, а причины обилия черной желчи тебе известны. Причиной излияния в желудок крови является ее изобилие и то, что она волнуется в каком‑нибудь благородном органе, более благородном, нежели желудок, и соседствующем с желудком с той или с другой стороны, например, в печени или [расположенном] выше, как например, мозг. [Это бывает], когда кровь изливается из мозга в горло и в пищевод и проходит в желудок. Слабость изгоняющей силы желудка способствует восприятию им всего того, что в него изливается. Одна из действенных причин излияния крови в желудок и в другие органы – задержание месячных истечений, крови из почечуйных шишек или при поносе, а также пренебрежение физическими упражнениями, способствующими опорожнению, или отнятие какого‑нибудь члена. [В последнем случае] пропадает материя, заготовленная естеством для этого члена, и ее необходимо вывести; иногда она выводится через желудок, и [больного] рвет кровью.

Затем знай, что слабость желудка является действенной причиной излияния в желудок того, что туда изливается из соков, которые обнаруживаются в желудке или скрываются в нем; чаще всего это бывает слизь, и причина этого в том, что хилус близок по своему естеству к слизи. Если он не вполне переваривается, то не превращается в кровь, в желтую желчь или в черную желчь, [а превращается в слизь]. К тому же в желудок в большинстве случаев не изливается желтая желчь, которая бы его омывала, как она омывает кишки. Что касается желтой желчи, то у некоторых [людей] она зарождается в желудке, но в большинстве случаев она изливается туда из печени. Желтая желчь зарождается в горячем желудке, если находится там питательное вещество, способное быстро перейти в дымный [пар]. Бывает иногда, что ткань вещества желудка либо по своему строению, либо вследствие заболеваний, болей и плохого режима становится дряблой и редкой, а кожа его – тонкой. Это приводит к ослаблению всех действий желудка, и лечение его требует настойчивых усилий.

Причинами заболеваний желудка являются все упомянутые причины болезней, внешние и внутренние. Особое [значение] имеет пища, если она [дурна] и вызывает расстройство пищеварения, даже когда желудок находится в самом здоровом состоянии, – об этом сказано в своем месте, – или если ее очень мало, и это заставляет здоровый желудок худеть и сморщиваться. [Нехорошо также] часто употреблять лекарства: желудок тогда привыкает пользоваться помощью лекарств при своих действиях и очень утомляется от рвоты и послабления. Особенно утомляет рвота: она требует резких, неестественных движений и иногда делает ткань волокон желудка редкой и дряблой. Очень чувствительный желудок испытывает боль и страдание от любой ничтожнейшей причины и от всякого чрезмерно ослабляющего [расстройства] натуры, ибо оно порождает недостаточность всех действий желудка; даже сама по себе теплота иногда оказывается причиной скользкости желудка, так как вызывает слабость удерживающий силы, а теплота при наличии желтожелчной материи бывает причиной этого очень часто.

Повреждения, порождающие действия желудка, поражают, [например], силу, вызывающую аппетит, и силу привлекающую, так что [желудок] совсем не чувствует аппетита или аппетит у него мал, или, [наоборот], очень велик, или является извращенным по отношению к пище или к воде. Или [повреждается] удерживающая сила и удерживает [слишком] сильно или слабо, или способность удерживать пропадает и пища всплывает наверх. При повреждении переваривающей силы пищеварение прекращается или слабеет или портится и [перевариваемое] вещество становится дымным или кислым.

Все, что долго пребывает в желудке и задерживается там, вызывает образование паров, которые причиняют боль и приводят в движение соки; ничто не образует столько паров, как плоды. Из‑за [этих паров] появляются боли распирающие, жгучие и другие. Ослабление всех [упомянутых] сил или части их иногда влечет за собой всплывание пищи, замедление или ускорение ее спуска, а также ослабление, прекращение или расстройство пищеварения, упадок аппетита, «собачий аппетит» и извращенный аппетит; [все] это сопровождается урчанием, отрыжкой, вздутием живота, изжогой и другими [явлениями]. Иногда вызываемые этим [расстройства] приводят к соучастию [в заболевании желудка] других органов, особенно мозга, у которого много общих с желудком нервов, это вызывает падучую, судороги, меланхолию или повреждает зрение; нередко глазам кажется, что [они видят] перед собой мошек, комаров, паутину, дым или туман. Нередко в [заболевании] желудка соучаствует сердце, и это вызывает обморок либо из‑за сильной боли, особенно при больших опухолях желудка, либо от [воздействия] чрезмерного жара или холода, либо от [качества пищи], ставшего ядовитым. Если материя слишком слаба, чтобы вызвать обморок, она вызывает тошноту, беспокойство, зевоту или «гусиную кожу». Такие [люди] подобны тем, о которых Гиппократ говорит, что прием вина, наполовину разбавленного водой, их излечивает; это происходит потому, что вино очищает, омывает и укрепляет.

Желудок иногда бывает предрасположен вследствие своей большой чувствительности к отклику на незначительные воздействия, и это приводит к падучей и к судорогам. Человеку [с таким желудком] вредит малейший приступ гнева, пост, огорчение и [всякая] причина, приводящая в движение соки. Если в устье его желудка изливается едкий желчный сок, он испытывает страдание из‑за своей большой чувствительности и падает в припадке падучей или судорог или лишается чувств вследствие соучастия мозга [в заболеваниях] устья желудка. С таким человеком происходит то же самое, что бывает с тем, у кого слабое устье желудка: если он переест или перейдет меру в питье вина или совокуплении, то упадет в припадке судорог или падучей; многие такие люди спасаются, если их вырвет чем‑то похожим по цвету на порей или ярь‑медянку. Нередко большое переполнение повергает их в долгую спячку, [и они спят], пока не проснутся от рвоты. А иногда это является причиной возникновения брюшной меланхолии, дурных мыслей и снов.

Знай, что болезни желудка, если они затягиваются, приводят к расслаблению волокон его ткани, и их трудно излечить и восстановить [здоровье]. К числу злокачественных расстройств строения органов [больного] принадлежит [такое расстройство], когда голова холодна и предрасположена к возникновению катаров, а желудок горяч и не переносит [лекарств], очищающих от этих катаров, каковы, [например], фалафили,  лекарство из мяты и лекарство из кумина.

 

 

Общие меры лечения

 

 

Желудок лечат лекарствами для питья, лекарственными повязками, поливаниями водой, в которой варились лекарства, мазями, втираниями масел и пластырями, изготовленными из воска, варенного в воде, в которой кипятили лекарства. Мази и лекарственные повязки [действуют] лучше поливаний: поливания оказывают слабое действие. Знай, что лечить возникшее [в желудке] расстройство натуры в отношении обоих ее действенных качеств легче, ибо нам легко добыть лекарства, противостоящие этим качествам и очень сильные, а лечить возникшее в нем расстройство натуры в отношении двух ее недейственных качеств труднее, особенно сухую натуру, ибо каждому из этих качеств противопоставляется слабо действующая сила. Время, [нужное], чтобы согреть холодный [желудок], равно времени, [потребному] для охлаждения горячего [желудка], но опасность при охлаждении больше, особенно если какой‑либо орган, соседствующий с желудком, [страдает] холодным расстройством натуры или слабостью. Опасность от увлажнения и от высушивания одинакова, но время, [потребное] для увлажнения, более продолжительно.

Знай, что когда заболевания, желудка возникают из‑за материи и материя доставляет [врачу] затруднения, то нет ничего полезней ийараджей:  они лучше всех лекарств помогают поправить желудок и сделать совершенными присущие ему действия. Не следует полагаться на. ийарадж,  когда расстройство натуры имеет место без материи: он вреден горячей и сухой натуре, а для холодной натуры можно найти более сильные лекарства.

Когда опорожнишь желудок от сока, излившегося туда из другого [органа], то после этого укрепляй его, чтобы он больше не принимал такого сока; бинтование и согревание конечностей помогает удерживать изливающиеся в желудок [вещества]. Питье из снотворного мака [тоже] приносит большую пользу при излиянии горячих соков, а если сок холодный, то склеивающие вещества, нужные после этого, – мастике, маленькие лепешечки из розы, сухая мята, сырое алойное дерево, гвоздика и тому подобное. Если сок горячий, то лечат густосваренными соками [плодов], холодными лепешечками, приготовленными из розы и конкреций бамбука, и тому подобными [средствами]. Если в области между желудком и печенью наблюдается затвердение и утончение, о котором мы упоминали выше, то назначают для питания и в качестве лекарства ячменную воду, которую пьют постепенно, день за днем, увеличивая ее количество от десяти до двадцати и [даже] до ста дирхамов  и [даже] до одного ритла  в течение дня, пока [больной] не окрепнет настолько, чтобы выпить это количество за один или два раза. Никак не следует приближать [к таким больным] опорожняющие средства или отворять им кровь.

Лепешечки, прописываемые при этом заболевании. Берут мастикса и лепешечек из розы – того и другого по три дирхама,  янтаря, сухой мяты, мармахура  и сырого алойного дерева – каждого по два дирхама,  и дают пить со старым вином или с майбихом.

Чтобы очистить желудок и [вывести соки], которые скопились, прилипли или впитались в полость желудка, тебе надлежит употреблять лекарства, проходящие не дальше желудка и близких к нему протоков и не достигающие отдаленных от него сосудов. Если они не действуют сразу, то дай их вторично – это лучше, нежели опорожнение, когда в опорожнении нет нужды. При болезнях желудка следует учитывать, каковы испражнения и моча. Если ты видишь, что они становятся хороши и исправляются, значит, желудок идет к исправлению. Не следует при лечении желудка, даже если он разгорячен, вводить очень холодные вещества, например, очень холодную воду, особенно если [больной] к ней не привык. [При применении] растворяющих лекарств, которые [порождают много] излишков, не обходятся, как ты знаешь, без вяжущих и сохраняющих силу веществ.

 

 

Вещи, подходящие для желудка

 

 

Что касается пищи, то больше всего подходит для желудка та, в которой есть вяжущее свойство и горечь при отсутствии остроты и жгучести. Здоровым людям полезны для укрепления желудка вяжущие вещества, но тем, кого лихорадит, не следует переходить меру в этом отношении и употреблять очень вяжущие вещества, ибо они создают у них в устье желудка вредную сухость; а если уже без этого нельзя обойтись, то им следует давать такую пищу с осторожностью. К числу яств, пригодных для желудка, плохо принимающего пищу вследствие слабости, принадлежит, как свидетельствует Гален, внутренняя кожица куриных желудков. Отказ от совокупления тоже очень способствует укреплению желудка.

Одно из мероприятий, подходящих для желудка большинства людей, – вызывать два раза в месяц рвоту, чтобы в желудке не скоплялся слизистый сок. Легче всего вызвать в этом случае рвоту, если поесть редьки с рыбой. Потом, когда очень захочется пить, ее запивают медовым или сахарным сиканджубином с  горячей водой, и [начнется] рвота. Не следует делать это чаще, ибо тогда естество привыкает выбрасывать излишки в желудок. Знай, что легкая, незначительная рвота, не сильная и не частая, когда в ней есть нужда, приносит большую пользу.

К числу мер, подходящих для желудка большинства людей, принадлежит ограничение приемов пищи одним разом [в день], без переполнения желудка при этой трапезе. Что же касается слабительных, то самое подходящее средство [для здоровых людей] – сабур и горькая полынь, [но] в  виде травы, а не выжатого сока, ибо выжатый сок расстается с терпким веществом, содержащимся в траве. Из закусок иногда подходит для желудка сладкий изюм вследствие своего умеренного очищающего действия. Очищая, он успокаивает легкое жжение, возникающее иногда в желудке, но при сильном жжении требуется более мощное средство. Плоды мирта с уксусом полезны для желудка и сдобренные каперсы тоже. Из овощей латук [полезен] для несколько горячего желудка, так же как и дымянка, а сельдерей вообще полезен [для всякого желудка], так же как мята и девясил, маринованный в уксусе. К числу вещей, подходящих для желудка в силу своего особого свойства, а также подходящих для пищевода, принадлежит камень, называемый яшмой; [он полезен], если его повесить на шею так, чтобы он доходил до [области] желудка, или сделать из него ожерелье и тем более, если ввести его в [состав] лекарственных кашек или выпить его полдирхама.

 

 

Вещи, употребление которых приносит вред желудку и кишкам

 

 

Знай, что большинство желудочных болезней является следствием несварения. Избегай же несварения и избегай его причин, то есть яств, [вредящих] своим количеством, качеством или тем, что они необычны, а также [дурного] воздуха, препятствующего хорошему пищеварению. Один из врагов желудка – переполнение, ибо оно не утучняет тела обжоры, поскольку пища в нем не переваривается и тело не питается ею. Если же человек перестанет есть, когда еще сохранился остаток аппетита, он полнеет, так как его желудок лучше переваривает пищу.

Знай, что если яство не подходит для желудка само по себе, а не вследствие смешения с другими яствами, то оно не подходит либо по количеству, либо по качеству. И в том и в другом случае пища, если она скорее легка, всплывает и требует выведения рвотой, а если она скорее тяжела, то осаждается и требует выведения посредством послабления. Случается и так, что часть пищи всплывает, а часть – оседает вследствие различия [в степени] легкости и тяжести и различия в движении ветров, возникающих [в желудке]; тогда она требует одновременно и рвоты, и послабления. Знай, что задерживать ветры и кал очень вредно, ибо кал иногда из‑за этого возвращается обратно и переходит из одного изгиба [кишок] в другой, направляясь вверх, пока не вернется в желудок, и это причиняет великие страдания. Иногда от этого [даже] происходит нечто вроде непроходимости кишок, возникает тошнота и падает аппетит. Ветры тоже иногда возвращаются в желудок. Пары поднимаются тогда из желудка к мозгу, причиняя великие страдания, и портят то, что находится в желудке.

Знай, что вещества, у которых нет вяжущего свойства, – выжатые соки в особенности и все прочие [вещества] вообще, – вредны для желудка. Все масла расслабляют желудок и не подходят для него; наиболее безвредны оливковое масло, ореховое масло и масло фисташки. К числу лекарств и питательных веществ, которые в большинстве случаев вредны для желудка, принадлежат орешки пинии, свекла, горный базилик, репа, если только она не распадается от усиленной варки, щавель, лебеда, марь, если [ее не есть] с уксусом, с мурри  и с оливковым маслом. Сюда же относятся пажитник и кунжут, ибо они ослабляют желудок; молоко вредно для желудка, так же как костный мозг и головной мозг [различных животных]. Вина [вредны], если они густые и молодые; из лекарств вредны для желудка ягоды можжевельника и семена Авраамова дерева. Знай, что все слабительные лекарства и все, что вызывает отвращение, дурно для желудка; совокупление – одно из вреднейших для желудка вещей, а отказ от него – одна из вещей для него полезнейших. Сильная рвота, если она полезна в отношении очищения, приносит огромный вред, ослабляя желудок.

 

 

Лечебный режим при болях в желудке, при слабости желудка и при различных состояниях аппетита

 

Боли в желудке

 

 

Боли в желудке возникают либо от расстройства натуры без материи, особенно – горячей, жгучей, либо от [расстройства] при наличии материи, особенно – горячей и жгучей, либо от нарушения непрерывности, причиной которого являются [либо] ветры, распирающие или жгучие, либо нечто объединяющее в себе оба эти качества, как бывает при горячих опухолях; иногда [нарушение непрерывности] происходит от разъедающих язв. У некоторых людей боли в желудке начинаются во время еды и успокаиваются после усвоения пищи; большинство таких людей страдает [разлитием] черной желчи и «брюшной меланхолией». А у некоторых людей появляются боли, когда заканчивается поступление пищи в желудок и на десятом часу [после еды] или около того; у иных из них боль не успокаивается, пока их не вырвет каким‑то кислым веществом, от которого кипит земля, после этого боль у них проходит. А у некоторых людей боль проходит, когда пища спускается [в кишки], и их не рвет. Среди тех и других есть люди, которые живут при всех этих [недомоганиях] долгое время.

Причиной первого заболевания является излияние черной желчи в желудок из селезенки, а причиной второго – излияние туда желтой Желчи из печени. Это сначала не причиняет боли, потому что и та и другая желчь попадает на дно желудка, а когда желчь смешивается с пищей, и пища разбухает, она поднимается к устью желудка. У некоторых людей вследствие обильной еды и привычки есть, не испытывая настоящего голода, а также от переполнения тела из‑за несварения бывает невыносимое жжение в желудке. Боли в желудке из‑за ветров бывают либо сильные, [постоянные], либо это боли в виде схваток. У некоторых людей бывают боли и сильное жжение в желудке, а когда они поедят, это проходит. Причиной этого является излияние жгучих соков, которые поступают в желудок, когда он пуст и в нем нет пищи; соки бывают либо кислые, черножелчные, либо острые, желтожелчные – это имеет место чаще.

Есть люди, у которых чувствительность желудка и пребывание в желудке излившихся туда желчных соков, о которых мы упоминали, оказывается причиной возникновения в желудке страшных, нестерпимых болей; иногда такие боли вызывают обморок. Нередко от питья холодной воды начинаются боли в желудке, вызывающие беспокойство и доводящие до крика. Иногда человек внезапно умирает, так как боли доходят до сердца, а иногда они спускаются [в кишки] и вызывают куландж.  Если у человека долгое время продолжаются боли в желудке, то можно опасаться, что это повлечет за собой образование в желудке опухоли. У беременных боль в желудке предвещает «удушение матки», однако боль в устье желудка часто бывает у беременных [и без этого].

В «Книге о скорой смерти» говорится, что если при болях в желудке появится на правой ноге нечто твердое, похожее на волдырь, значит, больной умрет на двадцать седьмой день, и что человеку, которого поразило такое заболевание, хочется сладкого. А если у человека болит живот и у него появляются на нижней части лба похожие на бобы черные пятна и прыщи, которые превращаются в язвы и остаются до второго дня или дольше, значит, этот человек [скоро] умрет. На такого человека нападает спячка, и он много спит.

 

 

Признаки.

 

Признаками [болей] от простых [расстройств] натуры являются признаки этих расстройств, упомянутые выше, а признаки [болей] от расстройства натуры с наличием материи это признаки, о которых мы тоже уже упоминали. Жжение и пылание указывают, что материя остра по качеству [и что она] горячая, горькая и соленая. Если жжение [чувствуется] не постоянно, но возобновляется [по временам], это указывает на излияние желто‑желчной материи из печени; [такое] жжение [чувствуется] не постоянно, но возобновляется [по временам], это указывает на излияние желтожелчной материи из печени; [такое] жжение в желудке иногда вызывает однодневную лихорадку, а постоянное жжение в желудке иногда вызывает трехдневную неотвязную лихорадку, а также вызывает боли в правом боку; это указывает на соучастие оболочки, окутывающей печень. Если же лихорадка успокаивается, а жжение остается, то [причина этого] – излияние в желудок материи излишков в печени или горячее расстройство натуры, или [излияние] вязкого сока. [Жжение] без пылания указывает на [излияние] кислой материи.

Признаком того, что [заболевание], при котором боли возникают через несколько часов после еды, происходит от черной желчи, служит появление кислой, уксусоподобной рвоты, после которой боль проходит, а также то, что селезенка повреждена и пищеварение плохое. Признаком [болей], происходящих от желтой желчи, является отсутствие уксусоподобной рвоты; если рвота [вообще] есть, то рвет желчью. Пищеварение не бывает при этом недостаточным и признаки [разлития] желтой желчи очевидны, а печень горяча и воспалена. Если [боли] происходят от ветров, признаком этого является отрыжка, икота, урчание и натяжение в [области] ложных ребер и живота.

 

 

Лечение .

 

При лечении [болей], происходящих от горячего расстройства натуры, поят простоквашей из коровьего молока, кислым дугам  и холодной водой и кормят цыплятами, куропатками и турачом с машем, а также тыквой, огородным портулаком и мелкой рыбой, сваренной с уксусом. Из напитков [дают] сиканджубин  и густосваренный сок незрелого винограда, а из лекарств применяют лепешечки из конкреций бамбука и употребляют охлаждающие лекарственные повязки. Если ты видишь [признаки] похудания и истощения, то применяй ванны и пои больного жидким разбавленным вином; приготовляй для него также утучняющие, мягкие, уравновешенные [по натуре] похлебки. Если боль происходит от горячего желтого сока, ты производишь опорожнение и назначаешь сиканджубин,  приготовленный с уксусом, в котором размачивали горькую полынь.

Что же касается [средств] от холодных ветровых болей, то когда боли легкие, их успокаивают компрессы с просом и кровососные банки с огнем, особенно если поставить большую банку на место посередине стенок живота, чтобы она со всех сторон охватывала пупок, и оставить на некоторое время, не делая надреза; [такая банка] немедленно успокаивает боль удивительным образом. [Больного] также поят чистым вином и втирают ему [в стенки живота] горячительные масла; это тоже рассеивает тяжелые боли. Длинная аристолохия очень способствует рассеянию сильных ветровых болей, так же как и бобровая струя, если выпить ее с разбавленным винным уксусом или наложить из нее компресс со старым оливковым маслом на живот снаружи. Ветры рассеивает прием чистого вина, отход ко сну, физические упражнения на пустой желудок, а также употребление [средств], упомянутых в главе о пучении живота, если есть большая необходимость в сильных лекарствах. Если боль происходит от ветров, запертых в желудке и в прилежащих местах, то помогают костянки лавра и поджаренный кумин, а если [причина] в раздувающей черной желчи, то нужно наложить компресс с небольшим количеством квасцов и купороса, растертого с кислым уксусом; надлежит также применять компрессы из тертых стеблей укропа.

Если же боль вызвана опухолью, то ее лечат способом, упоминаемым в параграфе о лечении опухоли желудка; если боль не дает отсрочки, то [старайся] размягчить [опухоль] жиром и поливаниями, приготовленными из укропа и подобных ему лекарств. Боль, поднимающаяся спустя долгое время [после еды] и вызывающая извержение уксусоподобной материи, лечат, укрепляя желудок путем согревания его горячими лекарственными повязками, чистым вином и большими лекарственными кашками; больного кормят яствами жареными и [яствами], имеющими свойство порождать дым в горячем желудке, каковы, например, вареные яйца и мед. Лечение того, у которого боли продолжаются, пока он не поест, состоит в выведении или угашении желтой желчи, если боли происходят от желтой желчи, или в выведении черной желчи, если боль происходит от черной желчи; оба сока при этом отклоняют в сторону от желудка средствами, о которых мы упоминаем в [соответствующем] параграфе «Канона», и укрепляют устье желудка. Затем надлежит разделять приемы пищи и давать и тем и другим больным еду, скудную по количеству, но очень питательную; им следует запивать еду лишь глотками и откладывать питье до времени [прекращения] болей, а когда боли пройдут, то [можно] пить.

Если боли появляются после еды и успокаиваются только от рвоты, а это боли злокачественные, то хорошо давать пить каждый день перед едой немного меду; причину этого [недуга] следует изучать по параграфу о рвоте. То, что подлежит выведению, выводят настоем сабура и подобными ему [лекарствами] и затем употребляют «звездные» лепешечки. Вот одно из средств, полезных при этом [заболевании]: берут ладана, мастикса, чернушки, ажгона, скорлупок зеленых фисташек и сырого алойного дерева в равных частях, толкут, просеивают и замешивают на миробалановом меду; принимают это лекарство перед едой в количестве от двух дирхамов  до двух мискалов.  Помогает такому [больному] употребление кориандра, гранатовое питье с мятой и прочие лекарства, упомянутые в параграфе о рвоте. К числу средств, полезных при болях в желудке вследствие его особого свойства, принадлежит, как свидетельствует Гален, внутренняя кожица куриных желудков. Часто жжение в желудке успокаивают холодные вещи, как, например, простокваша и тому подобное.

 

 

Слабость желудка

 

 

Слабость желудка есть наименование такого состояния желудка, когда он не варит как следует и пища вызывает в нем сильную тошноту, не зависящую от причин, связанных с пищей и упоминаемых в параграфе о расстройстве пищеварения. [Слабость желудка] часто сопровождается расстройством и малостью аппетита, но имеет место не всегда. Наоборот, аппетит иногда бывает большим и пищеварение легким, но это не указывает на силу желудка. Когда причина слабости усиливается, то появляется урчание, переменная отрыжка и тошнота, особенно после еды, так что больной всякий раз, как примет пищу, старается не двигаться, либо ее извергнуть; при этом ощущается жжение и боль между лопатками. А если причина очень усиливается, то не бывает отрыжки, и кал выходит не легко, или [наоборот], не держится [в кишках] и быстро извергается. У такого больного падает пульс, и он быстро [доходит] до обморока. Он требует пищи, но когда к нему приближают еду, испытывает к ней отвращение или ест немного. Его поражает лихорадка от малейшей причины и у него появляются признаки «брюшной меланхолии».

Знай, что слабость желудка едва ли не является причиной всех телесных недугов. Такая слабость иногда бывает в верхних частях желудка, иногда в нижних частях, а иногда и там и там одновременно. Когда она бывает в верхних частях желудка, то страдания от съеденной пищи появляются, как только ее начинают есть, пока она находится в верхних частях желудка; когда же слабость бывает в нижних частях желудка, то страдания начинаются после того, как пища утвердится в желудке, и слабость видна по испражнениям. Причиною слабости желудка являются упомянутые заболевания, которые возникают в нем, а также постоянное несварение; иногда ее вызывает частое употребление рвотных. Эмпирики ограничиваются при лечении этой [болезни] осушением и высушиванием, а также теми мерами, на которые мы указывали в параграфе об исправлении возникающей в желудке холодности и влажности натуры. Однако истина заключается в том, что слабость желудка следует за всяким расстройством натуры, поэтому надлежит распознать [состояние] натуры и затем противопоставить [ее расстройству] лечение. Иногда слабость бывает от сухости желудка, но если лечить ее упомянутыми мерами, которыми ограничиваются приверженцы опытного пути, это оказывается причиной гибели. Нередко [больному] приносит исцеление питье холодных лекарств или напитка из коровьей простокваши, остуженной на льду, а также употребление холодных плодов.

Иногда человека со слабым желудком лечат согревающими и его одолевает жажда; он не слушается врачей и наполняет [желудок] холодной водой и тотчас же выздоравливает. А иногда вредоносный сок, если это сок, устремляется вниз вследствие переполнения [желудка] водой и выходит при послаблении, и больной избавляется от того, что с ним было. Послабление – одно из мероприятий, которые ослабляют желудок. Иногда при послаблении бывают головные боли. Знай, что устойчивая сила желудка – это сила всех четырех его сил и ослабление любой из них есть слабость желудка, но люди привыкли переносить это [понятие] на переваривающую силу. Любая из этих сил слабеет от всякого расстройства натуры, но привлекающая сила чаще всего слабеет от холода и влажности; поэтому ее следует оберегать, применяя горячие и сухие лекарства, если только ее слабость не зависит от другой причины. Удерживающую силу в большинстве случаев следует оберегать лекарствами сухими и несколько холодными, изгоняющую – влажными и притом холодными, а переваривающую – горячими и притом влажными.

Знай, что худшая слабость желудка – это слабость, возникающая вследствие редкости сплетения волокон его ткани; на это указывает то обстоятельство, что ты не обнаруживаешь тут признаков расстройства натуры или [признаков] опухоли, и не приносит пользы улучшение питания. Знай же, что желудок [у такого больного] износился. Повреждение удерживающей силы состоит в том, что желудок вследствие нарушения ее [действия] совершенно не охватывает пищу, либо охватывает ее слегка, либо охватывает плохо, содрогаясь и подергиваясь, либо [охватывает] судорожно. Некоторые из этих расстройств больной ощущает отчётливо, как, например, спазмы или подергивания; что же касается дрожи, то он нередко чувствует ее не ясно, но признаком этого иногда служит ощущение усталости желудка и желание, чтобы пища спустилась, хотя на это не указывает [ни] урчание, [ни] распирание или вздутие [живота]. Когда же содрогание переходит меру, оно становится [ясно] ощутимым, [в такой же степени], как содрогание других органов.

[Повреждение силы] привлекающей состоит в том, что она совершенно не привлекает [пищевые вещества], – некоторые называют это «расслабленностью желудка», – или привлекает их с трудом, как бывает в начале заболевания, называемого «расслабленностью желудка», или же ее привлекающее действие становится беспокойным, судорожным, дрожащим. А слабость изменяющей силы ведет к «водянке мяса». Знай, что если желудок ослаб до того, что совершенно не может изменять питательные вещества, и этому нет другой причины, кроме слабости желудка, то дело доходит до скользкости кишок. Но преобладающее [значение] при слабости желудка имеет та причина, которую эмпирики стремятся устранить, не понимая [в чем дело]. Поэтому и не помогают в большинстве случаев мероприятия, передаваемые на основании их слов. Упомянутые лекарственные повязки и втирания, когда ими желают [лечить] устье желудка, следует сильно нагреть, ибо теплые [втирания и повязки] расслабляют устье желудка.

Гален употреблял в этом случае восковую мазь такого рода: берут воска восемь мискалов,  превосходного нардового масла – одну укийю  и смешивают. Если желудок очень слаб и не удерживает пищи, то добавляют сверх того сабура и мастикса – каждого по полтора мискала  или по одному мискалу,  и выжатого незрелого винограда – один мискал  и кладут на [область] желудка. Гален ручается также, что все заболевания желудка, при которых [в желудке] нет сильного жара или сильной сухости, излечиваются лекарством из айвы, пропись которого такова: берут выжатого сока айвы два ритла,  крепкого уксуса – ритл,  меду – достаточное количество и варят, пока [состав] не станет густым, как мед, посыпают его имбирем [в количестве] от одной укийи  с третью до двух укий  и употребляют. Другое лекарство: берут печеной айвы три ритла,  меду – три ритла  и бросают туда перца три укийи  и семян горной петрушки одну укийю.  Полезно, между прочим, при слабом желудке [много] кричать и делать все, что приводит в движение стенки живота. К хорошим лекарствам для слабого, расслабленного желудка принадлежат атрифулы  и лекарство персов такого рода: берут черных миробаланов, поджаренных на коровьем масле, десять дирхамов  поджаренного кресса – пять когда эти змеи кого‑нибудь ужалят, ужаленный все время пьет, не будучи в состоянии утолить жажду, пока не умрет. То же самое бывает от питья вина, в котором издохли змеи, или от принятия [такой же] пищи.

Порой жажда появляется при опорожнении слабительными или при чрезмерном поносе. У того, кто пьет слабительное лекарство, в большинстве случаев возникает при [окончании] действия лекарства жажда, отсутствие которой чаще всего указывает, что лекарство все еще продолжает свою работу. Бывает иногда, что  жажда запаздывает против положенного времени, но бывает также, что она наступает и скорее, раньше, чем лекарство произведет свое действие. Преждевременное [появление] жажды происходит либо вследствие теплоты лекарства, либо вследствие теплоты и сухости желудка, а запаздывает она из‑за противоположных причин. Поэтому жажда у человека с горячим и сухим желудком, выпившего горячее [по натуре] лекарство, не указывает, что лекарство произвело свое действие, а [жажда] с противоположными [свойствами] доказывает, что лекарство произвело свое действие уже некоторое время тому назад. К числу возбуждающих жажду причин принадлежат [необходимость] много говорить, [долгие] физические упражнения, усталость и сон после горячих [по натуре] яств; если же яства были не горячие, то сон успокаивает жажду. Когда при острых заболеваниях одновременно [имеются] признаки сильной жажды и сильной сухости, это один из самых дурных признаков.

Признаки. Что касается признаков жажды, возникающей по причине [различных состояний] натуры, то они уже известны из того, что сказано в общих разделах, [причем натура может] быть с материей или без [какой‑либо] материи, горькой или соленой, со свойствами баврака,  или сладкой, или причиняющей вред своим брожением. Что же до признаков жажды, возникающей от закупорок, то иногда на нее указывает мягкость естества. Признак жажды вследствие диабитиса  состоит в том, что жажда не успокаивается от питья воды; наоборот, когда больной выпьет воды, это заставляет вывести мочу, и жажда возвращается. Таким образом, жажда и мочеотделение взаимно равны и следуют друг за другом, совершая кругооборот. Признаком, что жажда возникла от упомянутых причин, ее возбуждающих, служит предшествующее наличие этих причин.

 

 

Признаки жажды, возникающей вследствие соучастия [других органов].

 

 

Что касается жажды вследствие соучастия легких или сердца, то ее успокаивает прохладный ветерок; бессонница помогает от такой [жажды], а сон усиливает ее. Нередко втягивание воды понемногу более действенно успокаивает такую [жажду], чем питье ее залпом в большом количестве. Наоборот, питье залпом иногда заставляет застыть излишки, затем согревает их и усиливает жажду во много раз. [Попытки] подавить жажду [только] усиливают ее, и больному [больше] не помогает то, что помогало ему сначала. Жажда, возникающая от сухости пищевода, бывает слабой и легкой; от нее помогает сон, увлажняющий внутренность [тела], а также покой и воздержание от разговора. От жажды, возникшей вследствие разгоряченности желудка, помогает пребывание без сна. Если жажда происходит вследствие соучастия печени, то на это указывает обследование состояния печени [и обнаружение] у нее горячей сухой натуры или [наличие] опухоли, горячей или негорячей.

 

 

Лечение.

 

Все разновидности причин [жажды], зависящих от натуры, лечат тем, что противоположно [такой натуре]. Жажду, [возникшую] из‑за легких, лечат прохладным ветерком; жажду часто успокаивает смачивание языка холодной водой. Кто боится жажды во время поста, пусть употребляет вместо отвара конских бобов и нута уксус с оливковым маслом и избегает бобов и нута, ибо они возбуждают жажду. [Больной], подвергающийся опорожнению, пусть терпит жажду, вызываемую опорожнением, пока пищеварение у него не окрепнет. Жаждущий не должен пить разом много вина или очень холодной воды; тогда умирает слабая теплота [его желудка], ослабленная жаждой. Рвота иногда вызывает жажду, которую успокаивает яблочное вино с розовой водой. Холодная вода успокаивает жажду горячего и сухого желудка, а также желудка с соленым соком, а горячая вода часто успокаивает его жажду. Если жажда сильна и нет лихорадки, то к воде следует подмешать немного джулаба,  который доводит воду до отдаленнейших органов. Что же касается удара, толчка и падения на [область] желудка, [то вот] лекарственная повязка, полезная от этого: берут сирийских яблок с приятным запахом, сваренных в вине до полного размягчения, и мелко толкут; [этих яблок] берут пятьдесят дирхамов  и смешивают с десятью дирхамами  ладана, восемью дирхамами  роз и шестью дирхамами  сабура; все это связывают выжатым соком подорожника большого и листьев кипариса, добавляют масла касатика, подогревают и на несколько дней привязывают повязку на живот в том месте, где находится желудок.

 

 

 

Язвы в желудке

 

 

Язвы и прыщи в желудке иногда возникают вследствие остроты соков, которые впитываются в его вещество и приходят с ним в соприкосновение, но часто образуются и вследствие [истечений], поступающих [в желудок] из других [органов]. Так, [желудок] часто изъязвляется из‑за горячих, жгучих истечений, спускающихся из головы и способных к загниванию, и желудок подвергается гниению и разъеданию, если нисхождение [соков] длится долго.

Признаки и различия. Язвы в желудке, особенно в его нижней части, нередко вызывают малое дыхание, обильное отделение пота, обморок и похолодание конечностей. Иногда на язвы в желудке указывают зловонная отрыжка и подъем паров, которые порождают сухость и высыхание языка; часто [при этом] наблюдается рвота. Когда в желудке имеются прыщи, то отрыжка очень учащается. Различие между язвой в пищеводе и язвой в устье желудка состоит в том, что при язве, образовавшейся в пищеводе, боль ощущается сзади, между лопатками, и в шее до начала груди; положение [язвы] устанавливается по прохождению проглатываемой пищи; она указывает, в каком месте болит, проходя мимо этого места, а когда она минует его, боль немного успокаивается. Что же касается язвы в устье желудка, то признаком ее является то, что боль ощущается в нижней части груди и верхней части живота и бывает сильнее. Проглоченная пища указывает на нее, проходя в груди, и боль чаще всего отклоняется в сторону стенок живота. При такой язве становится малым дыхание и холодеет тело, и она чаще доводит до обморока. Если язва находится на дне желудка, то на это указывает выход чешуек язвы в испражнениях при отсутствии ссадин в кишках и ощущение боли после того, как принятая пища утвердится в нижней части желудка; боль [при этом] бывает легкая.

Язву желудка и язву в кишках различают по месту, где [чувствуется] боль, когда пища поступает в тело. Выход чешуек язв, которые выделяются при испражнении, имеет место редко, и эти чешуйки – тонкие, вроде тех, что выходят из верхних кишок. О том, что язва находится в желудке, заключают из того, что боль [ощущается] не в области кишок, а выше, однако [дело] часто является тут неясным, и [это заболевание] смешивают с высокой дизентерией, то есть [с дизентерией в высоко] расположенных кишках. В этом следует хорошо разбираться.

Что же касается рвоты, то когда с [ней] выходят чешуйки, они бывают только из‑за язвы, в пищеводе и в желудке. Если ты захочешь это проверить, тебе следует накормить больного чем‑нибудь, в чем есть уксус или горчица.

 

 

Лечение.

 

Свежую рану, образовавшуюся в [желудке], должно лечить вяжущими лекарствами, назначать быстро переваривающиеся яства и избегать лекарств от язв, в которые входят ярь‑медянка, свинцовые белила, свинцовый глет, тутия и тому подобное. Наоборот, язвы в желудке и разъедание его надлежит лечить сначала очищением с помощью, например, подслащенной медом воды и джулаба,  причем очищающее средство не должно обладать [столь] сильным чистящим действием, чтобы причинять страдания, изъязвлять больше, чем оно очищает, и приносить пользу, сотрясая [желудок]; наоборот, его очищающее и омывающее действие должно [устремлять соки] книзу. Если имеется налицо разъедание и омертвевшее мясо, то следует пользовать [больного] лекарством, очищающим от омертвевшего мяса, заживляющим и наращивающим мясо. Прекрасно подходит при этом горький ийарадж.

Когда [язва] очистится, [больного] следует поить коровьим кислым молоком с водой, с которого сняты сливки, питьем из айвы и граната и тому подобным. Таких больных поят также ячменной водой с гранатом и сгущенными соками вяжущих плодов; иногда приходится кормить их телячьими и козьими желудками в уксусе. Знай, что пока ты не очистил [желудок] от всех нечистот, нет пользы в каком‑либо другом лечении и в употреблении заживляющих [лекарств]; если же ты применяешь средства, наращивающие мясо, то, [если] болезнь находится в области пищевода или устья желудка, клади в [эти лекарства] порядочное количество склеивающих, например, камеди и трагаканта. Иногда от язв в желудке помогает филунийа;  полезны также янтарные лепешечки, особенно если есть кровавая рвота. Приносят пользу все густосваренные соки вяжущих плодов; иногда помогает густосваренный сок посконника и густосваренный сок горькой полыни. Если в желудке имеются язвы и нет возможности по какой‑либо причине избежать послабления, то надлежит послаблять слабительной кассией; если же вследствие язв наступает [чрезмерное] послабление, его следует лечить лепешечками из конкреций бамбука и густосваренными вяжущими соками с соком вареного ячменя. Когда имеется налицо разъедание, его лечат средствами, упомянутыми в [параграфе] о лечении кровохаркания.

 

 

 

 

 

Приемы, помогающие судить о состоянии печени

 

Общее рассуждение

 

 

О состояниях печени иногда судят путем прикосновения: и ощупывания; так заключают порой о [наличии] в ней опухоли. Заключение выводят и по болям, особо свойственным печени, или по присущим ей действиям, или по соучастию [в заболевании] близких к ней органов, например, желудка, грудобрюшной преграды, кишок, почек, желчного пузыря. Судят [о состоянии печени] также и по соучастию органов, расположенных от нее подальше, например, [по состоянию] области головы или области селезенки, или по общему состоянию всего тела, [то есть] по цвету лица, облику и [путем] ощупывания. Иногда заключение выводят по волосам, растущим [на теле] в области печени, по венам, растущим из печени, по форме других органов, по [сокам], которые зарождаются в печени и распространяются из нее, по соответствию или несоответствию различных вещей, по возрасту и привычкам [больного] и по тому, что с этим связано.

 

 

Подробное изложение этих признаков.

 

 

Что касается примера, относящегося к ощупыванию, то разгоряченность области печени на ощупь свидетельствует о горячей натуре, а холодность – о холодной натуре. Жесткость указывает на затвердение печени или на твердую опухоль в ней, вздутие – на опухоль или вздутие в печени. Серповидная форма ощущаемого вздутия есть признак вздутия в самой печени, а продолговатость или какая‑либо другая форма указывает, что вздутие находится вне печени и образовалось в мышцах живота. Примером заключения по болям [может служить следующее]: если [ощущается] натяжение и тяжесть, значит имеются налицо закупорка или опухоль; если тяжести нет, значит налицо ветры. Если эта тяжесть без покалывания, значит материя в теле печени образовала опухоль или закупорку, если же [тяг] сопровождается покалыванием, то материя [скопилась] возле покрывающей печень оболочки.

Что же касается заключений по производимым печенью действиям, то эти действия суть: переваривание [хилуса], привлечение [питательных веществ], устремление крови в тело, водянистой влаги – в почки, желтой желчи – в желчный пузырь и черной желчи – в селезенку, сюда же относится и состояние жажды. Когда нарушается какое‑либо из этих [действий], и нет причины, зависящей от органа, соучаствующего с печенью, то значит [нарушение] исходит от печени. Заключения, почерпнутые из [проявлений] соучастия, это, например, жажда – если она [зависит] от желудка, то часто указывает на состояние печени, а также икота или, например, аппетит и пищеварение. Расстройство дыхания, хотя оно [обычно] бывает по причине, [связанной с] легкими и грудобрюшной преградой, иногда зависит также от печени. Различные качества кала и разновидности мочи указывают на состояние печени. Разные виды головной боли, заболевания головы, различные заболевания селезенки тоже указывают на состояние печени, или, например, состояние языка в отношении гладкости, шершавости и цвета, а также цвет губ позволяют судить о состоянии печени. Между печенью и сердцем иногда возникает несоответствие, противоположность и борьба качеств [их натур], о которой мы упомянем в параграфе о натурах печени.

Что же касается заключения по общему состоянию тела, то цвет лица, например, указывает, какова печень: когда он румяный и белый, значит печень здорова, а [если] он желтый, это указывает на разгоряченность печени. Свинцовый [цвет лица] – признак холодности [печени], а если он бледно‑серый, это указывает на ее холодность и сухость; таково же указание, даваемое желтухой. Или еще: признаки мясистой полноты указывают на разгоряченность и влажность печени, тогда как полнота от жира указывает на то, что печень холодная и влажная; худощавость есть признак сухости печени. Общая разгоряченность тела, если причиной ее не является сильная разгоряченность сердца, указывает на разгоряченность печени; при этом распознаются также признаки разгоряченности печени, упомянутые [выше]. Что же касается заключений по форме других органов, то таковы, например, заключения по большой величине вен и их ширине от обширных размеров печени и ширины ее протоков; короткость или [значительная] длина пальцев свидетельствует о малой или большой величине печени. Заключение по волосам, растущим на [теле] в области печени, таково же, как заключение по волосам на других органах, и мы уже упоминали О них. Заключения по тому, что растет из печени, то есть, по венам, таковы: если вены толсты, велики и очень [отчетливо] прощупываются, значит, основная натура [печени] горячая; если же они тонкие, незаметные, то основная натура холодная. А теплота, холодность, мягкость и твердость вен иногда зависят от основной натуры [печени], а иногда – от побочной.

Что же касается заключения по тому, что рождается в печени, то [слишком обильное] зарождение желтой желчи [указывает] на разгоряченность ее, или на сухую холодность, как ты это узнаешь в своем месте. Зарождение хорошей крови указывает на здоровое состояние печени. Печень, из которой распространяется достохвальная кровь, хорошо уподобляющаяся телу, здорова; [если же] кровь желтожелчная или черножелчная, или жидкая, а это видно по [крови], расходящейся в теле, или [если] кровь водянистая, неспособная соединиться с телом, как при «водянке мяса», значит, печень больна в соответствии с тем, на что указывает [состояние] распространяющегося из нее [вещества]. Что же касается соответствия и несоответствия, то это узнается из того, что соответствующиё [органы] сходны по естественной натуре и противоположны по побочной натуре. Относительно возраста, привычек и тому подобных [обстоятельств], то о заключении по ним ты уже узнал из Книги об общих [вопросах медицины].

Несоответствие между сердцем и печенью в отношении [основных] качеств. Знай, что теплота сердца сильно подавляет теплоту печени, влажность его не подавляет ее сухости, а сухость его иногда несколько подавляет ее влажность. Теплота печени в слабой степени подавляет холодность сердца, влажность ее в слабой степени подавляет его сухость, а холодность ее [еще] меньше подавляет теплоту сердца. Сухость печени всегда подавляет влажность сердца, а холодность сердца больше подавляет теплоту печени, чем сухость его подавляет ее влажность. Теплота сердца больше подавляет влажность печени, чем сухость его подавляет ее влажность и она также полностью подавляет холодность печени.

 

 

Общее рассуждение о лечении печени

 

 

При сохранении здоровья печени [чем‑либо] подобным и при устранении болезни противоположным, при лечении опухолей, язв и нарушений размера, а также при открытии закупорок и при прочих [заболеваниях] обязательно то, что обязательно [при лечении] других органов. Лучшее время, чтобы поить лекарствами при заболеваниях печени, особенно вследствие закупорок в печени и тому подобных [повреждений], это то время когда, как предполагают, [вещества], проникшие из желудка в печень и находящиеся там, уже переварились и выделилось то, что должно было выделиться; между этим [состоянием] и приемом пищи [проходит] порядочное время. Обычно у людей это время между пробуждением от ночного сна и баней. При [лечении] печени не следует также исключать вяжущих и укрепляющих средств, если только, конечно, не предполагается, что [печень] чрезмерно суха, а также растворяющих и раскрывающих, лекарств, к которым прибегают при печеночных заболеваниях, происходящих от материи, как [например], от закупорок или от опухолей. Не следует, по возможности, сильно охлаждать печень, чтобы это не привело к водянке, или [сильно] согревать ее, ибо это приводит к высыханию [печени]. Поэтому тебе надлежит знать, какова степень [теплоты] естественной натуры печени, которую ты лечишь, чтобы, вернув ее к этой степени, [вовремя] остановиться.

Знай, что если ты ошибаешься при [лечении] печени, твоя ошибка перейдет на сосуды и затем на [все] тело. Одна из ошибок – применять мочегонное, когда следует давать слабительное, – это бывает в том случае, когда материя находится в вогнутой части [печени], – или давать слабительное, когда следует давать мочегонное, – это бывает, когда материя находится в выпуклой части. Печеночные лекарства следует мелко толочь, и вещество их должно быть редкое, чтобы они достигали печени, будь то лекарства горячие, холодные или вяжущие. Разрежающим лекарствам подобает делать кровь острой; если такие лекарства открывают, то это [свойство] следует иметь в виду.

Соки [различных] корней принадлежат к числу лекарств, открывающих [закупорки] в печени, но они иногда порождают в печени различные неподходящие соки; если ими поят два или три дня подряд, то после них дается что‑либо смягчающее естество. Что же касается усиления выхода мочи, то соки корней сами по себе действуют таким образом; все виды цикория и особенно горький цикорий, который несколько горяч, помогают при болях в печени. [Больным] с горячей натурой [его дают] с сиканджубином,  а обладающим холодной натурой – с подслащенной медом водой. Печень волка полезна [при болезнях печени] по своему свойству; мясо улиток тоже [приносит пользу].

 

 

Вещи, вредные для печени

 

 

Знай, что принятие одной пищи [сейчас же] после другой пищи и неправильная последовательность [ее видов] – одна из вреднейших вещей для печени; питье холодной воды натощак одним духом, после бани, после совокупления или после физических упражнений нередко приводит к сильному охлаждению печени, ибо разгоряченная печень быстро и в изобилии усваивает ее; иногда это приводит к водянке. При таких обстоятельствах следует смешивать [воду] с вином, не охлаждать ее сильно и не пить залпом, а, наоборот, тянуть мало‑помалу. Все вязкие вещества вредят печени в том отношении, что они вызывают закупорки. Пшеница – одно из веществ, являющееся вязким в сравнении с печенью, тогда как у нее нет этого свойства в сравнении с органами, в которые [она попадает] после печени, вслед за тем как переварится в печени. Такова не всякая пшеница, а только клейкая.

Сладкое вино порождает закупорки в печени, тогда как то же самое [вино] удаляет [соки], находящиеся в груди. Причина этого в том, что сладкое вино втягивается в печень не постепенно, [а сразу], ибо [такое вино] любезно печени, поскольку оно сладкое, и [быстро] проникает [в тело], поскольку оно вино. Оно не задерживается [в желудке] настолько, чтобы от него отделился осадок, как [задерживаются] прочие густые вещи, а поступает в печень, [сохранив] свою густоту, и находит проход в нее уготованным [для себя], ибо пути между желудком и печенью широки в сравнении с [кровеносными] сосудами, направляющимися к печени и рассеянными в ней. Оказавшись в печени, [вино] не задерживается там настолько, чтобы разложиться [на составные вещества] и перевариться; наоборот, его жидкая часть устремляется по узким [печеночным] сосудам, так как она быстро проникает в них, а осадок остается [в печени] вследствие узости прохода. А в легких дело происходит наоборот. Сладкое вино поступает туда после того, как оно уже очистилось, либо через проходы пищевода, просачиваясь из узких проходов в широкие, либо через полую [вену], оставив осадок в прилегающем к ней [пространстве], и является чистым; изливаясь по узким проходам в [более] широкие, оно очищается еще раз. То же относится и к другим качествам [печени], которых у нее нет в сравнении с легкими.

 

 

То, что подходит для печени

 

 

Из лекарств [ей] полезны все те, в которых есть горечь, открывающая [закупорки], или другая открывающая их сила в сочетании с вяжущим и укрепляющим [печень] свойством, а также благовония, соответствующие субстанций пневмы и препятствующие гниению, как например, [благовоние] китайской корицы, соцветий ситника ароматного, мирры и тому подобного. [Подходит для печени] также все то, что омывает, очищает и удаляет злокачественный гной, если только степень расслабления [вещества печени] не достигает при этом степени очищения, а также [вещества], вызывающие созревание и смягчающие, особенно [если они] при этом связывают и укрепляют, как шафран, являются сладкими, как изюм, и быстро проникают [в тело], как душистое вино. [Все это подходит] для печени [большинства] людей, если в ней нет сильного жара. Когда лекарство соединяет с упомянутыми свойствами сладость, то оно тем более должно быть другом печени, любезным для нее, вроде изюма, инжира, орехов и приносить большую пользу. Если оно не подвергается порче и гниению, то действует еще сильней. Одуванчик и цикорий, садовый и дикий, очень подходят [для печени] и приносят пользу при горячем заболевании в печени одновременно и своим особым свойством и противоположным [теплоте] качеством. Однако некоторые люди считают, что очень горький цикорий [действует] лучше: он помогает, открывая закупорки своей горечью и укрепляя своим вяжущим свойством. А от холодной болезни помогает своим особым свойством и способностью открывать [закупорки] и укреплять. Когда холод в печени становится чрезмерным, то любое из этих] двух лекарств смешивают с медом или подслащенной медом водой:] мед противостоит некоторому охлаждающему свойству, если можно] его опасаться, и способствует прочим их действиям. Нередко высушивают и дают пить с медом, или с подслащенной медом водой, или варят с медом; тогда это очень помогает и выводит с мочой холодный сок.

Из яств открывают закупорки и подходят для печени те, что дают хороший химус. Сласти подходят для печени, которая становится от них жирнее, больше и крепче, но они быстро создают закупорки, так как печень с силой втягивает их вместе с другими соками. Поэтому сласти следует избегать людям, у которых в печени опухоль, ибо они быстро превращаются в желчь и к тому же вызывают закупорки. Вреднее всех сластей – густые, так как они вызывают закупорки, и острые, так как они переходят в желчь. Фисташки полезны, ибо хорошо пахнут, связывают, открывают [закупорки] и очищают пути для питательных веществ, но они сильно согревают; орехи подходят для всякой печени: они не очень горячие и [к тому же] открывают [закупорки] и дают хороший химус. Печень волка и мясо улиток подходят для печени в силу своего особого свойства.

 

 

Слабость печени,закупорки в ней и все, что связано с болями в печени

 

Слабость печени

 

 

Говорит Гален: «Печеночник – это человек, в действиях печени которого наблюдается слабость при отсутствии внешней причины – опухоли или гнойника». В действительности же слабость печени сопровождает заболевание печени и [происходит] либо от расстройства простой натуры без материи, либо от [расстройства] с материей. Источник [расстройства] – это либо сама печень, либо другие органы, которые с печенью соседствуют. Таков, например, желчный пузырь, если он перестает привлекать желтую желчь, или селезенка, если она перестает привлекать черную желчь, или почки и мочевой пузырь, если они не привлекают водянистую влагу, или матка, когда она сильно кровоточит и печень охлаждается, или когда месячные прочно заперты и кровь в печени от этого портится, или Желудок, когда он не посылает в печень хорошо переваренный хилус, и то, что он посылает, есть, наоборот, хилус, слабо переваренный или испорченный. Причиной [слабости печени бывают] также кишки, если они болят или в них оказывается много вязкого сока, который образует закупорку между кишками и желчным пузырем, так что желчь не отходит из печени и печень остается переполненной и не принимает выделяющуюся в нее кровь; это часто случается при куландже.  [Слабость печени возникает] также по причине соучастия грудных органов или всего тела, как бывает при лихорадках. Иногда же она имеет место не вследствие одного лишь расстройства натуры, а по причине кровяной опухоли, рожистой опухоли, затвердения, рака, разрыхления, язвы, разрыва или гниения, которое возникает в печени. При полной слабости печени ослабевают все ее силы, но нередко слабость бывает неполной и имеет место лишь в отношении одной из четырех сил. Привлекающая и переваривающая сила чаще всего ослабевает вследствие] холода и влажности, удерживающая – от влажности, а изгоняющая – от сухости.

 

 

Признаки.

 

Цвет лица есть одна из тех вещей, которые в большинстве случаев указывают на состояние печени. У печеночника цвет лица чаще всего имеет оттенок желтоватый или бледный, а иногда отливает зеленым или коричневым, как мы упоминали в [параграфе] о признаках состояния натуры печени. Если ты видишь, что цвет лица у человека предельно здоровый, значит нет изъяна в его печени. Опытный врач [сразу] узнает печеночника и желудочника по цвету лица, и ему, например, не требуется других признаков; у такого цвета лица нет особого подходящего названия, которое бы на него указывало. Испражнения и моча, похожие на мясные помои, в большинстве случаев указывают, что печень не обладает великой силой при зарождении крови, не выделяет ее вещество из хилуса и ее чистую часть из водянистой влаги, а это чаще всего является признаком слабости печени. Подобные испражнения в виде помоев в конце [заболевания] принимают другой вид. При горячей натуре они становятся гнойными, потом делаются подобны винной гуще и перегоревшей крови, причем перед этим часто бывает послабление чистой желчью, а при холодной натуре [печени] испражнения становятся подобны гниющей крови. И то и другое приводит к выходу [испражнений], различных по качеству и по составу, особенно если [печень] холодная, и дело обстоит так, как бывает при слабости пищеварительной [силы] желудка. Большинство тех, у кого [наблюдается] слабость печени постоянно и, в особенности, при прохождении пищи, испытывает мягкую боль, распространяющуюся до короткого ребра. О [свойствах] натуры [печени] выводят заключение по основным [признакам], указанным [в параграфе] о распознавании расстройства натуры печени. Горячая [натура] вызывает пригорание соков, холодная делает соки густыми, медленными в движении, сухая делает их скудными и густыми, влажная делает их водянистыми.

На [слабость печени], зависящую от желчного пузыря, иногда указывает желтушный цвет лица. Нередко при этом [выделяются] белые испражнения, если закупорка образовалась между желчным пузырем и кишками. Что же касается [слабости печени] вследствие соучастия селезенки, то об этом выводят заключение по заболеваниям селезенки и по окраске лица, в которой преобладает темный цвет, а о слабости желудочного [происхождения] – по повреждениям желудка и расстройству пищеварения. На слабость, [зависящую] от кишок, указывают кишечные рези, ветры, урчание, куланджа  и сходные с этим [признаки]; о слабости из‑за почек и мочевого пузыря свидетельствуют изменение цвета мочи в сравнении с подобающим естественным [цветом] и проявление в облике «расстройства усвоения» и водянки. На слабость, возникающую из‑за грудных органов, указывает расстройство дыхания и сухой кашель; иногда больной ощущает в области подвешивающих связок тяжесть и натяжение. Что же касается признаков опухолей, затвердения, язвы, разрыва и прочего, то мы упомянем их всё в своем месте и нам необходимо [будет] вернуться к этому.

Указания на слабость переваривающей силы печени состоят в том, что питательное вещество, проходящее к органам, оказывается не переваренным, мало переваренным или дурно переваренным и изменяется, [приобретая] дурное качество. Часто из‑за этого отекают глаза и лицо и кровь, выходящая при кровопускании, становится несколько водянистой и слизистой, если только, конечно, это не происходит от слабости удерживающей силы, которая не удерживает [пищу] до [полного] переваривания. Хуже всего, если [пища совсем] не переваривается, затем –: если она переваривается лишь немного, и затем – если она переваривается дурно. Сказал один из врачей: «В первых двух [случаях] это сопровождается жидкими испражнениями, [состоящими] из неоднородных частей, а в третьем случае – испражнениями, подобными густой крови», но это слова, не основанные на исследовании. Испражнения в виде мясных помоев указывают на слабость пищеварения при наличии незначительного переваривания, тогда как сплошь белые указывают, что привлекающая [сила] очень слаба, а  переваривающая совсем не варит, особенно если [пища] выходит такою же, как вошла. Если же выходит нечто неоднородное, это свидетельствует о расстройстве пищеварения. Моча в этих отношениях скорее указывает на [слабость] переваривающей [силы], а кал – на [слабость] привлекающей [силы]. Что касается признаков слабости привлекающей силы, то это обилие кала, его мягкость и бесцветность. Если моча имеет при этом [какую‑либо] окраску, это признак того, что повреждение [затронуло] только привлекающую силу, особенно если нет повреждения в желудке, а слабость привлекающей силы порождает исхудание тела. Признаками слабости удерживающей силы служат признаки слабости переваривающей силы, зависящие от недостаточного задержания [пищи], вследствие чего до органов доходит пища, не достохвально зрелая; [в отношении прочих признаков рассуждают] таким же образом, но зависимость от переваривающей силы здесь больше, а от удерживающей – меньше. Особым признаком [слабости] удерживающей силы является то, что после прохождения пищи быстро исчезает чувство переполнения печени, ощущаемое по небольшой тяжести. Что же касается признаков слабости изгоняющей [силы], то при этом уменьшается выделение трех [видов] излишков и уменьшается [количество] мочи; вместе с тем уменьшается ее окрашенность, как и окрашенность кала. Уменьшается также необходимость вставать [для испражнения], черная желчь не устремляется в селезенку, и аппетит к еде из‑за этого уменьшается. В [облике и] цвете лица наблюдается дряблость и вместе с тем желтизна и темнота, смешанные с бледностью. [Такая слабость] часто приводит к водянке, а иногда приводит также к слизистому куланджу.

 

 

Лечение слабости печени.

 

Надлежит [точно] распознать причину слабости – зависит ли она от натуры, от болезни орудия или от другой причины, [судя] по признакам, которые мы упомянули, – и лечить каждое [заболевание] средствами, упомянутыми в связи с ним. Чаще всего слабость печени бывает вследствие некоторой холодности или влажности или сухости [натуры], а также вследствие [наличия] запертых в ней злокачественных соков; поэтому ее чаще всего лечат легким согреванием, способствуя [вместе с тем] раскрытию [сосудов], созреванию соков и размягчению [тела] в сочетании с укрепляющим связыванием и предотвращением загнивания. Чаще всего [применяются] при этом благовонные лекарства, обладающие [способностью] открывать, вызывать созревание и связывать, например, шафран; помогают иногда также кисло‑сладкие вещи, обладающие несколько вяжущим свойством: своей кислотой они укрепляют [печень] и отрывают [соки], а вследствие сладости очищают и открывают [сосуды; так действуют], например, гранатовые зернышки. При этом ты должен иметь в виду степень теплоты или холодности [печени], смотря по тому, чего требует [состояние] натуры, и сочетать [с такими лекарствами] что‑либо согревающее или охлаждающее; к этому разряду относится изюм с косточками, если его хорошо прожевать. Если какое‑либо побуждение заставляет тебя [прибегать] к растворению [соков], то не применяй его при опухолях, закупорках и других заболеваниях без [одновременного] связывания, если только [натура] не очень суха. Иногда нам приходится, вследствие задержания [в печени] v соков, пускать кровь и вызывать послабление, соразмеряемое с [качеством] материи. Если она холодная, вязкая, то [мы послабляем], например, агариком, а если она скорее жидкая по составу и несколько горячая и имеются налицо закупорки, то [послабляют] выжатым соком посконника и горькой полыни, к которым подмешано [еще] что‑либо, способствующее [выведению соков].

Нередко [при этом] бывает частое послабление желудка и понос, и врач спешит применить вяжущие лекарства и приносит этим великий вред. В таком случае нам, наоборот, следует применять открывающие и укрепляющие [средства], которые связывают умеренно, но открывают изрядно, и, в частности, благовонные лекарства, особенно сваренные в душистом вине с [некоторым] вяжущим свойством. К числу средств, общих при различных видах слабости печени и действующих вследствие своего особого свойства, принадлежит печень волка, тертая и высушенная; ее принимают одну мил'аку с вином. Когда [хотят] лечить печень подобающими ей средствами, надлежит обращаться к молоку аравийских жеребых верблюдиц. К числу хороших лекарств от слабости печени принадлежит лекарство такого рода: берут промытого лакка  и корня китайского ревеня – по три [части], выжатого сока посконника, семян фенхеля, семян лебеды – по пяти, румской горькой полыни – шесть дирхамов,  семян цикория – десять дирхамов,  семян повилики – восемь дирхамов,  семян сельдерея – четыре дирхама;  из этого приготовляют лепешечки или порошки. Вот [еще] одно достохвальное лекарство, поставляемое впереди других. Пропись: берут изюма, очищенного от косточек, двадцать пять дирхамов – а говорят: мискалов,  шафрана мискал, в  некоторых прописях – полмискала,  душистого трости – два мискала,  иудейского бделлия – два с половиной мискала  китайской корицы – мискал,  цейлонской корицы – полмискала  сумбула – три мискала,  ситника ароматного – два с половиной мискала,  мирры – четыре мискала,  дрока – два мискала,  меда шестнадцать мискалов,  вина – достаточное количество; иногда кладут [в состав также] опия и семян белены.

Гален утверждает, что это лекарство составлено из веществ, подходящих для печени по своим особым свойствам. Некоторые из них умеренно связывают и способствуют созреванию, другие – высушивают гнилостность и очищают от злокачественного гноя, некоторые исправляют дурную натуру, а некоторые противятся гниению. Большинство их – благовонные пряности, как например, китайская корица и цейлонская корица; они противятся гниению, исправляют натуру, изгоняют причину, вызывающую порчу, впитывают и изгоняют злокачественный сок и противостоят смертельно опасным лекарствам и ядам. При этом китайская корица [действует] сильнее цейлонской, а оба эти лекарства в этом отношении сильней всех прочих благовонных лекарств, как например, сумбула и других. Дрок и шафран объединяют в себе способность связывать, вызывать созревание, смягчать и исправлять гнилостность; что же касается изюма, то его кладут по весу [относительно] меньше, чтобы ослабить его сладость и чтобы он больше подходил [в этом случае. Изюм] – одно из лекарств, дружественных печени и соответствующих ей, а такая дружественность принадлежит к лучшим свойствам лекарства, приносящего пользу; к тому же он способствует созреванию, смягчает, уравновешивает [состояние] соков и не быстро разлагается [в желудке].

Вино – [тоже] подходящее лекарство, если к употреблению его нет препятствия, упомянутого прежде; ему присуща способность противиться гниению.

[Свойства] меда тебе известны. Бделлий размягчает, способствует созреванию и растворяет так же, как и смола терпентинового дерева, у которой [к тому же] есть способность открывать [закупорки] и очищать. [Лекарство], в которое входят опий и семена белены, также приносит большую пользу, если слабость печени сочетается с жаром; поэтому филунийа  соучаствует в полезности при разных видах слабости печени и [применяется в различных] прописях. Вот полезное лекарство, которое не сильно горячит: взять нарда – три части и румской горькой полыни – две части, растереть, связать медом и давать пить. В припарках [применяются] известные благовонные лекарства, варенные с вяжущим душистым вином; иногда к ним добавляют ка к,  а иногда – масло нарда. [Все это] кладут на шерстяную [тряпицу] и делают припарку. [Применяют также] лекарственную повязку, упоминаемую в Фармакопее, в которую входит сок незрелого винограда, [сок] свежих виноградных стеблей и розы, и все лекарственные повязки и припарки, о которых говорится в параграфе о слабости желудка, а также сложные повязки из сыти, мастикса, ладана, сумбула, сукка,  мускуса, шишек кипариса, соцветий ситника ароматного и известных семян, в смеси с майсусаном  и подобными ему [веществами], и лекарственные повязки, которые за ней следуют, а также повязку, состоящую из сабура и мастикса.

Когда слабость печени имеет место вследствие теплоты – а это бывает редко, не в подавляющем [большинстве случаев], – следует предписывать [больным] есть айву, сирийские яблоки, китайские груши, гранаты, кисло‑сладкие и кислые, если нет [в печени] множества закупорок, и [пить] сок цикория и сок паслена. Им [также] приказывают принимать приготовленный с кориандром бульон от сикбаджа, с  которого отцедили жир; если жар не силен, то [бульон] приправляют китайской корицей, сумбулом и мастиксом. Подходят для подобных больных также мясные маринады, обильно приправленные свежим кориандром с небольшим количеством мяты. Если жар не силен, то в них кладут упомянутые пряности. Если ты видишь, что влияние слабости печени направлено на переваривающую силу, то укрепляешь [печень] лекарствами, которым присущи до некоторой степени вяжущее свойство и благовонный запах, а также способность вызвать созревание; таковы лекарства, в которые входят сумбул, мускатный цвет, мускатный орех, ладан, мастикс душистый тростник, сыть и тому подобное. Если же слабость направлена на удерживающую силу, ты усиливаешь укрепляющее и вяжущее свойство и уменьшаешь согревание или же сочетаешь с такими лекарствами лекарства, противостоящие им [и вызывающие] охлаждение, например, цвет гранатника, розу, тарасис.  Если слабость [проявляется] в привлекающей [силе], ты укрепляешь [печень] веществами, вяжущее свойство которых много меньше, и даже таким, которые вяжут лишь настолько, чтобы сохранить силу печени, но, однако, имеют благовонный запах и согревают. Старайся лечить [таких больных] лекарственными повязками, затем мазями и втираниями: они больше подходят для такого места. Прилагай также усилия, чтобы открыть закупорки. Если слабость [проявляется] в изгоняющей силе, то укрепляй ее и согревай [соответствующее] место, я разумею почки и внутренности, способами, которые ты узнаешь в соответствующем параграфе, а также открывай поры.

Знай, что всякая слабость [печени] иногда возникает от любого расстройства натуры. Нередко бывает необходимо охладить [печень], чтобы она переваривала [хилус] и привлекала [питательные вещества]; рассмотри же, [каково] преобладающее расстройство натуры, прежде чем рассматривать слабость [печени]. Однако причиной того, что переваривание становится недостаточным, чаще всего является холодность; то же [относится] и к привлечению [питательных веществ]. Самая подходящая [для таких больных] пища такая, в которой нет грубости и вязкости, каковы, например, легкие сорта мяса, неклейкая пшеница, ячменная вода – для человека с горячей натурой, как она есть, а для обладающего холодной натурой – с медом, а также желтки яиц всмятку и тому подобное. К числу очень полезных для них похлебок принадлежит похлебка с гранатовыми зернышками и изюмом, если ее приправить китайской корицей и перцем. Жирный изюм [тоже] очень им полезен; он даже задерживает послабление [испражнениями], похожими на мясные помои.

 

 

Закупорка в печени

 

 

Закупорки иногда возникают в промежутках [между частицами] мясистого вещества печени вследствие густоты питающей ее крови или слабости изгоняющей силы, или мощи привлекающей силы, а иногда они возникают в сосудах из‑за того, что проходит в них. Чаще всего закупорки этого разряда происходят в ответвлениях «ворот», ибо закупоривающая материя сначала достигает этих [ответвлений], потом просачивается из них в устья сосудов, ответвляющихся от восходящего сосуда, оставив в них осадок. Поэтому большинство закупорок бывает в вогнутой стороне [печени], но иногда дело доходит до того, что [материя] создает закупорки в выпуклой части. Если закупорок много и время их пребывания в печени длительно, это приводит к загниванию, порождающему лихорадки, к опухолям, вызывающим водянку, и к зарождению ветров, причиняющих тяжелые боли; закупорки являются как бы «матерями» заболеваний печени.

Вещество, порождающее закупорки, это либо сок, который закупоривает вследствие своей густоты, вязкости, обилия или из‑за переполнения, либо опухоль, либо ветры, или же [закупорку вызывает] стягивающее качество [какого‑либо лекарства]. Что же касается [случаев] наращения [в печени] мяса или бородавок или задержки [в печени] чего‑либо, кроме густого сока, о которых упоминают [врачи], то это далеко [от истины] или бывает редко. Дело в том что устья вен [богаты] нервами и на них ничего не вырастает, и [кроме того] их много, и если бы [мясо] выросло [на одном из них], оно бы не распространилось на все [другие] единым образом. Что касается действующей [причины, создающей] закупорку, то это слабость переваривания и отделения или слабость изгнания вследствие горячего или холодного расстройства натуры или других причин, [возникающих] в печени или приходящих,извне, как [например], воздух или что‑либо другое, а то, что подвергается воздействию, то есть самое вещество, [образующее] закупорку, это принятые [яства] из грубого мяса, особенно мяса птиц, или то, [что едят] при извращении аппетита – глина, уголь, гипс, ушнан,  или грибы, а также некоторые сорта груш, боярышник и тому подобное. Корень здесь в густоте [вещества]: иногда оно бывает холодное, разреженное и жидкое и не вызывает закупорки, а иногда – горячее, густое, причем теплота его соответствует густоте; [в этом случае] она порождает закупорку.

Мы уже говорили в предшествующем, что иногда вещество может быть густым по отношению к печени и не густым по отношению к тому, что [лежит] после нее, когда оно переварится в печени, как например, клейкая пшеница. Часто [само] естество бывает достаточно сильным, чтобы изгнать закупоривающие соки или ему способствует в этом лечение, и [материя] выходит либо в испражнениях, если закупорка была на вогнутой стороне, либо в моче, если закупорка была на выпуклой стороне; [при этом] появляются неоднородные по составу густые соки.

 

Признаки.

 

Совокупность признаков закупорок [сводится к тому], что печень не привлекает [в себя] хилуса, так как [хилус] не находит в нее прохода, или привлекающая сила повреждена. Это обязательно [влечет за собой] два явления: одно из них [связано] с тем, что изгоняется, а другое – с тем, что задерживается. В отношении изгоняемого вещества [это выражается] в том, что оно оказывается жидким, хилусоподобным и обильным. Жидкость его [зависит от того], что водянистая влага и чистая [часть крови] не находят пути в печень, а сходство с хилусом [объясняется тем], что печень не может оказать на него действия и перевести его из состояния хилуса в состояние крови. А обилие его происходит от того, что к веществу, которому надлежало выйти в испражнениях в виде кала, прибавилось то, что должно было проникнуть в печень, где значительная его часть обратилась бы в кровь, значительная часть отделилась бы в виде водянистой влаги, некоторая часть отделилась бы в виде желчи, а некоторая часть – в виде черной желчи. Все это присоединилось к тому, что должно выйти в виде испражнений, и они, по необходимости, сделались обильными. Что же касается. [явления], обязательно связанного с тем, что задерживается [в печени], то это тяжесть, ощущаемая в области печени. Дело в том, что если [хилус], устремляющийся в печень, окажется в ней раньше, чем из нее выйдет другой [хилус], хотя бы в испражнениях, даже если он совершенно не переходит из печени в другие [органы], то количество [хилуса] умножается и он наполняет [пространство], по которому переходит [в другие органы], вплоть до преграды, препятствующей проходу, и обременяет печень. Это тем более [неизбежно], если хилус совсем не выходит [из печени, даже в испражнениях]. Тяжесть бывает также и при опухоли, но если в печени имеется опухоль, тяжесть чувствуется только в области опухоли и не очень велика и значительна. Однако боль [при опухоли].сильней, чем при чистых закупорках, когда нет другой причины; тогда сильной боли не бывает, хотя незначительная боль чувствуется, и лихорадка отсутствует. На опухоль иногда указывают признаки опухоли и [качество того], что выходит в виде мочи и кала, а также другие [симптомы], о которых говорится в параграфе об опухолях; страдающий закупорками малокровен и цвет лица у него дурной, Если имеются ветры, признаком этого служит, вместе с тяжестью, обременяющее натяжение. При [закупорках] вследствие стяжения на это указывает наличие в предшествующем причин сильного стяжения, признаком этого является также явная сухость тела. Закупорки [в печени] иногда сопровождаются также затруднением дыхания вследствие соучастия органов дыхания с печенью.

 

 

Лечение закупорок.

 

 

Лекарства, нужные при закупорках печени, происходящих от соков, это лекарства очищающие и имеющие свойство умеренно послаблять или гнать мочу, смотря по тому, что необходимо. Если закупорка на вогнутой стороне, то употребляют послабляющие, а если она на выпуклой стороне, применяют мочегонные; лучше всего предварительно [назначать] вещества, открывающие, отрывающие и очищающие.

Если закупорки становятся хроническими, то приходится пускать кровь из басилика  и применять послабляющее; что же касается времени дачи [лекарств] и обстоятельств, которые следует иметь в виду после дачи, например, соков корней [растений] и подобных им [веществ], то об этом уже упомянуто [выше] в общих вопросах. Такими очищающими лекарствами иногда поят в [отваре] корней цикория и в его соке или, например, в молоке аравийских жеребых верблюдиц, которых кормят фенхелем, цикорием, цитварной полынью, ромашкой лекарственной, ромашкой [обыкновенной], ситником, повиликой, дымянкой, или в вине, или в отваре семян, или в отваре горькой полыни. Если в моче не видно осадка и признаков зрелости, то не следует поить сильными [лекарствами]. Если причиной закупорки является опухоль или ветры, то следует лечить [от этой] причины средствами, упоминаемыми в своем месте. Полезно при подобном заболевании поить молоком жеребых верблюдиц и вслед затем произвести послабление с помощью овощей, слабительной кассии и тому подобного, а также слегка гнать мочу с помощью [лекарств], не вызывающих опухание и [лишенных] теплоты из числа упомянутых в своем месте. Если же причиной закупорки является узость [проходов]от природы и неправильное положение сосудов, то [больного] пользуют так же, как тех, у кого маленькая печень. Если закупорка образовалась вследствие наступившего сжатия или сухости, то пользуют мягчительными и открывающими средствами – молоком [различных животных] и другими [лекарствами], упоминаемыми в параграфе об увлажнении печени.

К числу открывающих лекарств принадлежат [лекарства] холодные или близкие к уравновешенности или горячие, которые бывают нужны при хронических закупорках. Холодные лекарства это, например, цикорий, садовый и дикий, одуванчик, сок подорожника большого с его листьями и корнями и все, что гонит мочу и при этом охлаждает. Повилика – отличное открывающее, не слишком горячее, ревень – также и горькая полынь – тоже; если в ней и имеется некоторая теплота, то [все же] неплохо употреблять ее при закупорках, сочетающихся одновременно с теплотой и холодностью. Ее следует давать на ночь или [употреблять] ее отвар, особенно в соке повилики, в соке цикория или его корней, в [отваре] посконника или горького миндаля: все эти [лекарства] близки [по действию]. Близок к этому также выжатый сок свежего фенхеля и выжатый сок сельдерея с крепким сиканджубином  с Семенами; если же требуется большая теплота, то его пьют с медом, подслащенной медом водой и медовым сиканджубином.  Что же касается [лекарств], близких к уравновешенности, то таковы люпин и папоротник; это лучшее средство, когда хотят больше открыть закупорки в печени и в других [органах] без согревания и охлаждения. Дубровник близок к [люпину], хотя он немного горячей, но если пить его с соком цикория, его [естество] уравновешивается.

Уксус из морского лука, сиканджубин  на морском луке, спаржа и корневище касатика относятся к этому разряду и лакк  – тоже. Этими лекарствами поят, смотря по необходимости, либо, например, с соком цикория или соком повилики, если натура [печени] несколько горячая, либо с вином, с соком каперсов, с соком люпина, с отваром горькой полыни и тому подобных [растений], а также с различного рода сиканджубинами  с семенами, чесночным уксусом, на феруле вонючей, уксусом на гадючьем луке и уксусом на каперсах. Несколько горячие лекарства – это сильно мочегонные вещества, например, копытень, цейлонская корица, горная петрушка, круглая аристолохия, марена красильная, «фиалковый корень», фисташки, агарик, повилика, морской лук, дубровник полиум, золототысячник тонкий и его выжатый сок, горечавка, люпин, медовый сиканджубин  из морского лука, который приготовляют с мареной и тому подобными [веществами], инжир, размоченный в миндальном масле. Из сильных сложных лекарств сюда относится множество лепешечек, упомянутых нами в Фармакопее, например, лепешечки из лакка  и горькой полыни, лепешечки ускулуфандрийун,  лекарство из лакка,  лекарство с куркумой, амрусийа, атанасийа,  терьяк из четырех лекарств, шаджазанийа, аристун,  кашка из горечавки, кашка из ревеня со смолой скаммония или без смолы скаммония, кашка фанхаритуса,  черная кашка из ферулы вонючей, [кашка] шахрийарани,  кашка с перцем и, особенно – с мятой, филунийа,  горькое лекарство из мускуса, кашка, о которой мы упоминаем в Фармакопее, изготовленная из мускуса, а также упоминаемые там порошки и пилюли, и лекарства, о которых мы говорим в параграфе о затвердении печени и селезенки.

Вот [кашка], сильно открывающая закупорки в печени и селезенке.

Пропись. Ушшака– одна укийа,  мастикса и ладана – каждого по пять карам, куста,  посконника – каждого по четыре карамы,  перца и перца длинного – каждого по шесть карам, сададжа – восемь карам,  сумбула ароматного, заячьего кала [по] девять карам.  [Все это] замешивают на меду, с которого сняли пену, и дают на каждый раз пить одну мил'аку с  вином, в котором размачивали какие‑нибудь лекарства от закупорок, или с соком корней [растений. Вот] одно из более легких средств такого рода:берут румского сумбула – три части, горькой полыни – одну часть,] толкут, замешивают на меду и дают. Еще: агарик с выжатым соком1 посконника очень полезен. Сюда же относится [такое средство]: поят корнями пиона лекарственного с сиканджубином.

Отвар, полезный при закупорках печени и селезенки:  берут морского лука, адиантума, горького миндаля, пажитника, концов [стеблей] горькой полыни поровну, отваривают и принимают этот отвар с медом. Кашка, полезная при недавних закупорках в печени: взять перца – укийю,  сумбула ароматного – три караны  или шесть, соответственно расхождению в прописях, пажитника, куста, ушшака  и копытня – [по] шесть карам  и полтора ритла  меда, на котором [все это] замешивают. Дают на один раз мил'аку  с какими‑нибудь напитками, подходящими для такого случая. К [подобным] напиткам принадлежит сахарный сиканджубин  с семенами; крепче его – медовый с семенами и [сиканджубин]  из морского лука. [Полезна] также подслащенная медом, вода, в которой сильно разварили благовонные пряности с вяжущим свойством, отвар из горького люпина, в который добавили выжатого сока посконника, отвар, в который положили корня каперсов, корня фенхеля, корня сельдерея, ситника, лакка,  красильной марены и пажитника. [Сюда же относится] отвар из пажитника, вино из горькой полыни, ее настой и настой, приготовленный из сабура, аниса и горького миндаля.

Что же касается слабительных, подходящих в этом случае, если требуется послабление, то не следует употреблять сильные [слабительные] иначе как при большой необходимости. Наоборот, они должны быть легкие, ибо материя находится поблизости от лекарства, и [больному] органу, если в нем [еще] есть сила, достаточно самой незначительной помощи при изгнании. Хорошие лекарства для такого случая – Горький ийарадж,  полиподиум, агарик, горькая полынь. Горького ийараджа  дают пить сильному [больному] до полутора мискалов,  а слабому – до мискала;  с маслом клещевины он [действует] сильнее и лучше. Порошки из турбита с дубровником полиум, упоминаемые в Фармакопее, – полезное и хорошее [лекарство]; оно одновременно открывает [закупорки] и послабляет. Когда же требуется слабительное более сильное, то не обойтись без пилюль устумахикун  и пилюль из сагапена, а иногда приходится прибегать к тийадаритусу  и к лугазийи.

Что же касается полезных лекарственных повязок, то это, например, повязка, приготовленная из дубровника полиум, муки люцина и мочегонных семян, или повязка, приготовленная из асафетиды, ушшака,  горькой полыни, дубровника, мастикса и шафрана и с маслом нарда и воском. В отношении пищевого режима [больному] следует избегать всякого грубого мяса, пресного хлеба, хлеба, приготовленного из вязкой, клейкой белой муки, густого и сладкого вина, риса, проса, бараньих ножек и голов, сушащих жарких и сушащих жареных яств; вареное подходит для него больше. [Пусть воздерживается также] от фиников и от всяких сладостей, особенно от тех, в которых есть вязкость и грубость, каковы, [например], хабиса, бахат, фалудадж  и рисовая каша с молоком. Он должен избегать всех упомянутых нами веществ, которые порождают закупорки, и не подобает, чтобы за едой следовала у него баня, ибо тогда естество стремилось бы привлечь [питательные вещества] взамен тех, которые растворились, но не переварились. Не следует также делать после еды движений и физических упражнений и пить много [воды]; надлежит отдалять еду от питья, особенно – от питья вина: [вино] вводит пищу в печень непереваренной. В тесто хлеба для таких больных следует [класть] много закваски и соли и оно [должно] хорошо подойти. Ячмень, полба, нут, конские бобы и легкая на вес пшеница – все это хорошо для подобного больного; нет ничего дурного и; в вине старом, жидком и чистом. К пище [больного] следует примешивать порей и тому подобное; спаржа полезна для него, а также каперсы.

 

 

 

Боль в печени

 

 

Боль в печени возникает либо вследствие расстройства инородной натуры в области оболочек печени, либо от распирающих ветров, либо от закупорки, либо от опухолей, горячих или твердых, ибо опухоли холодные и слизистые редко вызывают боли. А иногда боль бывает вследствие движения соков при кризисах; направление [болезни] узнается по признакам, известным из [Книги] Предсказаний.[1] Иногда боль возникает вследствие слабости [печени], В этом случае она не выдерживает [присутствия] питательных веществ, которые в нее направляются, и оболочка ее из‑за них страдает. Иногда [слабость печени] возникает при кризисных движениях соков и вызывает тяжесть и боль в области печени. Сильная боль бывает только от очень горячих опухолей или от ветров; поэтому если нет лихорадки, но есть сильная боль, значит причина ее – ветры. Поэтому же неожиданно возникающая лихорадка рассеивает боль, как говорит Гиппократ.

[Тот же] Гиппократ говорит в одной из приписываемых ему книг, которую, как утверждают, нашли в его могиле, что если есть боль в печени, [сопровождаемая] сильным зудом в затылочном выступе, в задней части головы и в больших пальцах ног, и на затылке появляются черные прыщи вроде бобов, больной умирает на пятый день до восхода солнца. У того, с кем случилось такое заболевание, внезапно появляется затруднение мочеиспускания с истечением мочи по каплям вследствие повреждения органа. Я говорю: похоже, что если злокачественная водянистая влага не устремляется вон в моче, она проникает тем или иным путем в конечности и вызывает сильный зуд своей горечью и присущими ей свойствами баврака.

 

 

Признаки.

 

Ты уже узнал признаки всякой [боли] из того, что упоминается в своем месте.

 

 

Лечение.

 

[О лечении] тоже все сказано в своем месте, но древние врачи, упоминая о лекарствах против боли в печени, говорят, что эти лекарства помогают от них безусловно, тогда как они наиболее полезны при разновидности боли от слабости. Мы приведем некоторые из этих [лекарств], и следует основываться на том, что мы [только что] сказали. Говорят: от этого помогают лепешечки из ревеня в различных прописях, лекарственная кашка из ревеня, лекарство из куркумы, слабительная кашка из руты, кашка из дикого тмина, кашка Фудиана,  кашка кесаря, атанасийа,  малая и большая, джуваришн  из фиников, куфи,  кашка Асклепиада, лепешечки из десяти [лекарств], кашка Галена, приписываемые Кумафису.  Говорят [также] одно из приносящих пользу [лекарств] –две укийи  выжатого сока свежих листьев пинии[2] с сиканджубином  или отвар его с ревенем в количестве полудирхама,  с шафраном в количестве трех дирхамов  и небольшим количеством семян сельдерея и фенхеля. Берут также розы – четыре дирхама,  сумбула и мастикса – по два дирхама,  выжатого сока посконника, выжатого сока горькой полыни, лакка,  ревеня, шафрана, соцветий ситника ароматного, марены красильной, копытня, семян трех видов, сырого алойного дерева – каждого по дирхаму,  бальзамного дерева – полдирхама.  Если имеют место боли с поносом, то иногда прописывают такое лекарство.

 

Пропись.

 

Берут гущи вареного уксуса, лакка,  ревеня, сумбула – каждого по мискалу,  железной окалины – семь дирхамов  и запивают [этим лекарством] две укийи  сока кориандра. При всем этом следует избегать грубой пищи, [в частности – грубого] мяса, и ограничиваться легким, разреженным [мясом] птиц и других [животных], как ты [уже] знаешь, особенно если есть жар. Из лекарственных повязок [употребляют] повязку с диким тмином и повязку с фурбийуном,  а также повязку с донником лекарственным и другие повязки, относящиеся к этому [заболеванию].

 

 

Об опухолях в печени и нарушении непрерывности в ней

 

Общее рассуждение об опухолях в печени и прилежащих к ней областях

 

 

Опухоли, возникающие в области печени, образуются либо в самой печени, либо в лежащих на ней мышцах, либо в брыжейке: опухоли, возникающие в самой печени, образуются либо в ее верхних частях и [ближе] к выпуклой стороне, либо в нижних частях, [ближе] к вогнутой стороне, или же они образуются в ее оболочках, перепонках и сосудах – это [встречается] всего реже, а иногда опухоль распространяется на несколько разных частей печени. Далее, самая опухоль не может не быть либо флегмонной, в виде гнойника или не в виде гнойника, либо желтожелчной, либо слизистой, либо твердой, в виде рака или не в виде рака, либо ветровой, в виде вздутия. Причиной [всего] этого является горячая натура, с изнурительными лихорадками или без лихорадок, или холодная натура, препятствующая перевариванию и изгнанию излишков, или слабость в желудке, или закупорка, которая собирает соки и затем направляет их в различные части печени по неестественному направлению. [Причиной закупорок] может быть также малая величина печени и тому подобные обстоятельства, вызывающие закупорку. Когда такая закупорка имеет место в области желчного пузыря, она заставляет кровь кипеть и впитываться в частицы печени неестественным образом вследствие обилия желчи; вообще обилие желчи является одной из причин горячей опухоли в печени. Иногда опухоль образуется вследствие повреждения и соучастия желудка и портит пищеварение. Согревающая и грубая пища и [пища], которая нехорошо переваривается, способствуют образованию опухоли в печени. Если печень сильно привлекает [питательные вещества] и втягивает их больше, чем подобает, так что за ними следует изрядное количество [излишков], которым надлежало бы устремиться вон, это тоже подготовляет опухоль. Случается она иногда и вследствие удара или ушиба.

Всякая опухоль в печени разрешается кризисом. Если она образовалась на выпуклой стороне, то кризис [выражается] в испарине, в усиленном мочеиспускании или в кровотечении или носа, а если она находится на вогнутой стороне, то [признаком] кризиса служит испарина или рвота, или понос; опухоль в выпуклой части более злокачественна, нежели опухоль возле впадины. Всякая опухоль, возникающая в печени, горячая или холодная, производят закупорку, допускает в печень только водянистую кровь. При этом печень оказывается [слишком] слабой, чтобы отделять водянистую» влагу, и вследствие этого много водянистой влаги задерживается в брыжейке; в этом и заключается причина «водянки мяса» и «бурдючной водянки». Если горячая опухоль переходит из печени в селезенку, то она безопасна, а если она переходит из селезенки в печень, то злокачественна.

Общие признаки опухоли печени вследствие соучастия. Что касается общих признаков, то они [таковы]: больной ощущает под ложными ребрами постоянную тяжесть и чувствует в этом месте время от времени сильную боль, [однако] не так, как при закупорках, ибо закупорки лишены сильной боли. [При опухолях] изменяется облик, [и дело обстоит] не так, как при вздутии, когда облик не меняется, а также имеет место [ощущение] потягивания ключиц книзу, ощущаемое часто, но не постоянно; такое потягивание происходит лишь вследствие натяжения полой вены и подвешивающих связок. При опухолях печени, горячих и других, не возникает биения, ибо артерии [мелко] разветвляются в ее оболочке, и тяжесть имеет место только в неощутимой степени.

Задние ребра иногда соучаствуют при болях в печени и ее опухолях, высоких и поднимающихся, хотя и не соучаствуют при этом постоянно. Страдающие опухолями в печени, в особенности горячими и большими, не могут спать на правом боку; спать на левом боку им тоже тяжело, так как опухоль тянет книзу, и они более всего склонны спать лежа навзничь. Если опухоль находится на выпуклой стороне, то тяжесть ощущается в этом месте; чувствуется также натяжение возле подреберья и подвешивающих связок, и опухоль при ощупывании улавливается чаще и явственней, особенно у худощавого [больного]. Бывает [при этом] также сухой кашель и стеснение дыхания, особенно если [больной] вдохнет с силой, потому что грудобрюшная преграда и легкие соучаствуют [с печенью] в страдании. Мочи становится мало, а иногда она совсем задерживается, если опухоль велика, так как [опухоль] вызывает закупорку на выпуклой стороне [печени] и ослабление изгоняющей силы. Тяжесть при такой опухоли больше, чем при опухоли, образующейся возле впадины, ибо вогнутая сторона опирается на желудок и тяжесть бывает [тогда] меньше. Потягивание ключицы книзу с правой стороны меньше, особенно у [людей], у которых печень по своему строению не [очень] крепко примыкает и соприкасается с ребрами; что же касается потягивания ключицы книзу и соучастия ключицы в боли печени у [людей], которых печень плотно примыкает к ребрам, то оно более сильно и более явно. Икота незначительна при опухоли в выпуклой части и значительна при опухоли во впадине, ибо выпуклая часть [печени] отстоит дальше от устья желудка.

Если же опухоль находится на вогнутой части и в нижней стороне, то тяжесть бывает меньше, так как эта сторона опирается на желудок. При этом не бывает кашля и стеснения дыхания, с которым следовало бы считаться, и при ощупывании [опухоль] не улавливается сколько‑нибудь [отчетливо]. Боль, однако, бывает сильней вследствие тесноты в этом месте, особенно если [опухоль] тянет брюшные стенки. Когда опухоли в печени велики, то естество [больше] тянет к лежанию навзничь, чем на боку; если же они становятся чрезмерными, то лежать навзничь тоже делается трудно. Опухоли на вогнутой стороне часто сопутствуют опухолям в сосудах брыжейки. Вообще, если опухоль находится на вогнутой стороне [печени], то желудок больше соучаствует [в заболевании] и появляется икота, тошнота и жажда, когда опухоль горячая. Один из врачей утверждает, будто соучастие между ними осуществляется благодаря тоненькому нерву, который соединяет печень с устьем желудка, и из‑за этого возникает икота, тогда как другой говорит, что икота возникает только при большой опухоли, которая давит на устье желудка; по мнению Галена, причиной икоты является излияние из опухоли в желудок через устье острого сока. А вообще [говоря], икота, по мнению некоторых [врачей], появляется только при большой опухоли, ибо расстояние между печенью и устьем желудка отдаленно, и если существует нерв, общий для них обоих и соединяющий их, то он очень тонок. В общем, когда нет большой опухоли, нет, в большинстве случаев, и соучастия между печенью и желудком. Опухоль печени, которая образуется вблизи перепонок и сосудов, больше болит и дает более слабую лихорадку, если она горячая.

Если опухоль имеется на обеих сторонах, одновременно, то признаки, присущие [опухоли], появляются на обеих сторонах одновременно же. Иногда одна сторона соучаствует в заболевании с другой в незначительных пределах; нередко опухоли в печени, и горячие и холодные, ведут к водянке. Знай, что если с опухолью в печени сочетается понос, она губительна.

Различия между опухолью в печени и опухолью лежащих над печенью мышц в брюшных стенках

Различие между ними распознается по положению, по форме и по признакам. В отношении положения [различие определяется] тем, что опухоль в мышцах всегда явственна, тогда как опухоль в печени иногда не явственна, особенно во впадине и у тучных людей, если только, конечно, случай нестрашный. Мышечная опухоль расположена либо поперек, либо вдоль, либо наискось и идет по ходу мышцы; мы уже указывали на это в анатомии. В отношении формы [различие определяется] тем, что явственная часть опухоли в печени – полулунная, в соответствии с положением печени, и очертания ее ощущаются по общей [с печенью] границе [брюшных стенок], тогда как мышечная опухоль – продолговатая и один конец у нее толстый, а другой – тонкий, и похож на мышиный хвост. Потому [мышечная опухоль] не ощущается по общей [с брюшными стенками] границе, и ты, наоборот, наблюдаешь, что она мало‑помалу утончается в продольном направлении; нередко можно нащупать только часть ее, лежащую в глубине и продолговатую, если она находится в мышцах, расположенных глубоко и наискось; [такая опухоль] больше похожа на опухоли в печени. Что же касается [распознавания] по признакам, то при мышечных опухолях не наблюдаются в сколько‑нибудь значительной степени особые и общие признаки, присущие опухолям, которые находятся в печени. Если видишь, что брюшные стенки быстро худеют и сохнут, считай, что опухоль печеночная.

 

 

Лечение горячей кровяной опухоли

 

 

Прежде всего тебе надлежит посмотреть, какова степень переполнения, каковы состояние сил и возраст больного, время [года] и прочие обстоятельства, [сущность] которых ты знаешь, и [решить], позволяют ли они сделать кровопускание. Ты пускаешь кровь, если это можно, из басилика,  если нельзя, то из черной вены, а если нет – из кифаля;  если силы значительны, ты берешь сколько нужно крови за один раз, а если нет – делишь и дробишь ее на несколько раз. Знай, что если ты не пустишь кровь, но оставишь материю в печени и станешь употреблять вяжущие и отвлекающие, то опухоль едва ли не затвердеет, а если применишь растворяющие, то едва ли не поднимется боль в опухоли. Пускай же кровь прежде всего,не ограничивая себя в этом, если нет сильного препятствия, и выводи ее в обильном количестве. Знай, что в начале [заболевания] тебе необходимо вызвать отвлечение [соков] и охлаждение, как это полагается по правилам в подобных случаях, однако твой долг – остерегаться при этом затвердения опухоли: сколь быстро она поддается затвердению. Поэтому [отвлекающие лекарства] должны быть смешаны с разрежающими и открывающими [веществами]; чрезмерное употребление холодных мазей нередко приводит к затвердению. Иногда, чтобы [вскрылась опухоль], бывает достаточно пойти в баню, но иногда она вскрывается в почки. Знай, что многие лекарства, которым присущи несколько вяжущее свойство и холодность, а так же питательные вещества с подобным же качеством, например, гранаты, груши, яблоки нередко приносят вред в другом отношении: а именно, они суживают проход, ведущий в желчный пузырь, так что желтая желчь не сочится, и это увеличивает опухоль и [причиняет] большое зло. При связывании, хотя его и не избежать, в начале заболевания, а также и в конце его, когда необходимо растворять, Чтобы сохранить силы, можно опасаться двух вещей: образования затвердений и задержки в ней желтой желчи. Поэтому тебе надлежит больше спешить с применением рассасывающих средств при этом заболевании, чем ты спешишь при прочих опухолях. [Это необходимо] из опасения, что образуется окаменение и затвердение» а также, чтобы изгнать возможно просочившийся злокачественный гной, просачивание которого неизбежно при горячих опухолях.

Однако растворение и раскрытие иногда расслабляет силы и приближает смерть, как рассказывает Гален, [говоря] про одного врача. [Этот врач] лечил опухоли печени расслабляющими лекарствами, применяемыми против других опухолей, например, повязками, приготовленными из оливкового масла и пшеницы с водой, и кормил [больного] полбой, тогда как следовало кормить его [веществами] с очищающим свойством при [отсутствии] вязкости и густоты и примешивать к растворяющим [лекарствам вещества] вяжущие, укрепляющие и благовонные, [например], сыть, душистый тростник и горькую полынь. Эти вещества надлежало применять в таком количестве, чтобы сохранить силы, но не злоупотреблять ими. В начале [болезни] упор следовало делать на сильное отвлечение, в середине – на сочетание [отвлекающих с вяжущими] и в конце – на растворение в присутствии вяжущих указанного разряда, хотя необходимость усилить растворение и приблизить его время и была настоятельной. Однако [тот врач] не внял Галену. Гален предупреждал его также и относительно [другого] больного, [пользуя] которого они сошлись на том, что больной умрет от рассеяния [естественной] силы и что на нем появится незначительная липкая испарина. Больной [действительно] умер, и дело было так, как думал Гален. С таким растворением следует поспешить в то время, когда нужно отвлечь [соки]; при этом [лекарство] должно быть не лишено вяжущих и склеивающих свойств, [даже] если необходимо чистое растворение. Соблюдение всех этих правил – дело тонкое!

Знай, что этот орган, который быстро поддается окаменению, столь же быстро поддается и разрыхлению; иногда открывание [закупорок] и разрыхление бывают причиной вскрытия опухоли. Если ты употребляешь растворяющие, то не применяй [лекарств] из рода жгучих – это возбуждает опухоль. Подслащенная медом вода, хотя она и очищает без жжения, – сладкая, а сладкое вызывает закупорки. Поэтому ячменная вода достаточно избавляет [от других лекарств], ибо она очищает без жжения и не вызывает закупорок; к тому же ее очищающее и открывающее свойство можно усилить, примешав к ней чего‑нибудь, если требуется увеличить ее силу. Жгучие и вяжущие [лекарства] больше вредят [опухолям] во впадине, чем [опухолям] на выпуклой стороне, ибо они действуют [всей] своей силой сразу и вызывают закупорки в начале проходов. А в выпуклости их сила ослаблена, и они действуют на конечные устья [сосудов].

Далее следует [правильно] распознать больную сторону. Берегись гнать гнать мочу, если заболевание [случилось] на вогнутой стороне, или послаблять, если заболевание [возникло] на выпуклой стороне: в обоих случаях ты этим [загонишь] материю глубже. Наоборот, следует производить опорожнение через ближайшее к [опухоли] место; если опухоль находится на вогнутой стороне, опоражнивают путем послабления, а [если она] на выпуклой стороне – посредством усиленного изгнания мочи. Берегись также оставлять естество запертым, ибо в этом заключается большой вред и грозная опасность, но не допускай также чрезмерного смягчения естества, чтобы силы не упали и естество не ослабло. Наоборот, тебе следует умеренно разрешать запертое и умеренно запирать отпущенное.

Что же касается лекарств, хороших при опухолях в печени в начале заболевания, когда имеется налицо чрезмерная теплота, то это сок цикория, сок паслена с сахарным сиканджубином,  ячменная, вода, сок «посоха пастуха», сок подорожника большого, сок пузырной вишни, сок свежего кориандра, тыквы и киссы,  а также сок повилики; к этим сокам надлежит примешивать что‑нибудь вроде горькой полыни и душистого тростника. [Полезны] лепешечки такого рода: [берут] мякоти барбариса – десять дирхамов,  розы, конкреций бамбука – каждого по пять дирхамов,  семян огурца, сердцевины семян тыквы, семян портулака огородного или семян цикория – каждого по три дирхама,  семян фенхеля – дирхам.  [Все это] превращают в лепешечки и дают выпить в количестве двух мискалов.  Если же требуется усилить угашение [теплоты], то в эти [лепешечки] кладут немного камфоры, а если желают больше укрепить печень, прибавляют лакка  и аристолохии. Если есть кашель, в них кладут густосваренного сока солодки и немного трагаканта и таранджубина.  Что же касается лекарств, которые [действуют] сильней и более подходят при [опухолях], если нет жара, доходящего до крайней степени, то это сок фенхеля, воловик, ситник ароматный, петрушка горная, вьюнок; все это [пьют] с сиканджубином.  Эти лекарства и им подобные помогают при [опухолях] в первом периоде, когда они начинают слегка созревать. Розовые лепешечки [тоже полезны], особенно от опухолей, прилегающих к впадине.

Нередко причиной опухоли и ее начала является ушиб [печени] и удар по ней. К числу средств, препятствующих образованию опухоли в обоих этих случаях, принадлежит после кровопускания такое [средство]: пить марены красильной и китайского ревеня каждый день по дирхаму,  три дня [подряд]. Если ты знаешь, что опухоль находится на вогнутой стороне, то лучше всего употреблять сок вьюнка, смешанный с вышеупомянутыми охлаждающими лекарствами, которые надлежит к нему прибавлять, а также свекольный сок и все [вещества], вызывающие созревание, отвлекающие и смягчающие естество. Полезно при появлении [признаков] созревания [давать] слабительную кассию с соком фенхеля, соком паслена и соком вьюнка, а также прибавлять к пище немного семян сафлора и чуточку крапивы и полиподиума. Когда же? [опухоль] опадет, применяй сильные [лекарства], сабур, агарик турбит; некоторые люди употребляют желтые миробаланы, но я этого не одобряю, ибо им присуще свойство постоянно связывать, и я опасаюсь, что они выведут жидкое [вещество] и превратят в камень густое. Нередко в этом периоде, не смущаясь, употребляют в пище, например, семя сафлора, крапиву, полиподиум, а также повилику; иногда мы даже дерзали [назначать] харбак,  в зависимости от необходимости.

Что же касается клизм в начале [заболевания] и в тех случаях, когда окажется, что естество заперто, то [употребляют], например, выжатый сок листьев свеклы с медом, солью и бавраком,  или же с красным сахаром, а при спаде [опухоли клизмы] усиливают и кладут в них полиподиум, золототысячник, иссоп, са тар;  иногда в них кладут также колоквинт. Если [опухоль] находится на выпуклой стороне, то следует начинать с холодных мочегонных, потом [применять] уравновешенные лекарства, а затем, когда станет явным созревание, употребляют хорошие, сильные средства; подобное отлагательство необходимо лишь из боязни окаменения. Такие лекарства это, например, марена красильная, сельдерей, копытень, ситник ароматный, большие лепешечки из крупного барбариса, лепешечки из сильно [действующего] посконника и прочие сильные мочегонные, упомянутые в рубрике об извержении относительно изгнания мочи.

Что же касается лекарственных повязок, то их следует применять не холодными, как при других опухолях, а теплыми. [Лекарства], с которыми надлежит поспешить, когда предполагают, что начинается опухоль, это холодные, вяжущие выжатые соки, а также выжатый сок портулака огородного, тыква, живучка, розовая вода, сандал, камфора и повязки, приготовленные из молодых побегов винограда, сухой розы и толокна. Подобные этим [средства] не следует применять повторно; наоборот, когда станет ясно, что образуется опухоль, то лучшая лекарственная повязка – это повязка, приготовленная из айвы, которую варят в воде с уксусом, пока она не сварится, смешивают с сандалом, добавляют немного розового масла и употребляют. Сюда же относится айва, которую варят с несколько вяжущим душистым вином, прибавляют «посоха пастуха» и усиливают, например, небольшим количеством сумбула, горькой полынью, сытью, сгущают ячменным толокном и употребляют [в виде повязки]. Иногда кладут еще масла айвы или мастичного масла или масла хны, а из соков – сок мирта, сок яблоневых листьев, сок айвы и тому подобное; приготовляют также лекарственную повязку из айвы, вареной в отваре горькой полыни. Если желательно усилить [действие] до некоторой степени растворения, то в [повязку] добавляют [немного] мастикса, ромашки лекарственной, донника лекарственного, ячменной муки и пажитника с терпкими веществами и льняным семенем. Из масел [туда кладут] масло укропа, масло ромашки и масло пажитника. Употребляют также повязку Билибуса,[3] повязку Филагрия, повязку с лекарственным донником, повязку Каритуна и [другие] повязки, о которых мы упоминаем в Фармакопее.

Пропись повязки, успокаивающей пылание. Берут молодых фиников и выжатого сока крушины – каждого по одной части, шафрана, мастикса – каждого по полчасти, розового масла четыре части, воска – в нужном количестве. В конце [заболевания] употребляют повязки, открывающие и растворяющие, к которым примешивают вяжущие вещества, чтобы сохранить [естественную] силу. [Таковы], например, повязки, изготовленные из «фиалкового корня», копытня, ушны,  дубровника полиум, са тара,  цитварной полыни, семян капусты, бделлия и тому подобного – иногда в них добавляют укрепляющих веществ – и повязки, приготовленные из мирта, красильной марены, костянок лавра, шафрана, мирр, мастикса, воска и масла белой лилии. Масла, которые иногда к ним примешивают, это масло нарцисса и масло касатика.

Пропись повязки, способствующей рассасыванию опухолей в печени, приписываемой Кабусу, достохвальной, испытанной. Берут май и  и воска – каждого по десять дарахми,  мастикса, шафрана, амома – каждого по четыре дарахми,  масла мастикового дерева и розового масла – каждого в количестве двух дарахми,  вина – два с половиной кутули.  Воск и масло растапливают и связывают ими все [лекарства].

Другая повязка, очень полезная. Касатика, амома, сададжа – каждого по два дирхама, май и  и воска – каждого по двадцать дарахми,  ладана, шафрана, копытня, – каждого по дарахми,  масла мастикового дерева – сколько нужно. Другая хорошая [повязка]: сабура – три укийи,  мастикса – укийи,  ромашки лекарственной и донника лекарственного – каждого по Четыре укийи,  шафрана, марены, душистого тростника и копытня – каждого по две укийи,  воска и ушшака  каждого по шесть укий,  масла касатика – достаточное количество. Другая сильная растворяющая [повязка] : шафрана – две укийи,  бделлия – семь укий,  грязи из пчелиных ульев – четыре укийи,  мастикса – три укийи, май и, зифта  и носка – каждого по три укийи, ушшака – столько же, амома, румского сумбула и зерен бальзамного дерева каждого по шесть укий,  масла касатика – достаточное количество. Все это смешивают и употребляют. Если при опухоли наблюдается ослабляющий понос и осторожность требует его прекращения, то следует поить лепешечками из барбариса и крепительными лепешечками из ревеня.

В отношении питания лучше всего [подходит] ячменная кашица, ибо она охлаждает, очищает и не вызывает закупорок и [к тому же] быстро проходит [в органы]. Что же касается полбы и еще более крепкой [обыкновенной] пшеницы, то в них обязательно имеется густота и они давят на опухоль. Если нет возможности обойтись без хлеба, то [дают] кислый хлеб из белой муки, но не из клейкой пшеницы, испеченный в хлебной печи. О питании [таких больных] следует проявлять особую заботу. Из овощей [им Дают] латук и лебеду, а из плодов – сладкий гранат, [но лишь] тем [больным], у которых сладость не переходит в желудке в желтую желчь. Следует [вообще] избегать сладкого, насколько это возможно.

 

Лечение рожистой опухоли.

 

Лечение рожистой опухоли близко к лечению флегмоны, но послаблять и гнать мочу следует осторожней с помощью [веществ], более склонных к холодности. Лекарства накладываются остуженные снегом и непрерывно обновляются в таком же [виде], пока больной не почувствует, что холод углубился внутрь. Применяются повязки из кувшинки, сока пузырной вишни, сока айвы, сандала, камфоры и тому подобного; согревающих по возможности не употребляют.

 

Лечение гнойника.

 

[При лечении] гнойника вначале, а также если он начинается с горячей опухоли и предполагается, что она набирает гной, следует употреблять умеренно отвлекающие лекарственные повязки и мази и поить ячменной водой и сиканджубином.  Если обстоятельства требуют кровопускания, то пускают кровь из басилика  или ставят банки на [часть печени], прилегающую к спине. Иногда приходится вызывать послабление. Если опухоль обязательно должна набрать гноя, то необходимо ускорить ее созревание и вскрытие и неизбежно приходится способствовать этому путем отрывания и разрежения соков, ибо в такого рода опухолях непременно должны быть густые соки, которые [больной] орган впитал в себя. Не избежать также и мягчительных [средств], чтобы сделать сок подготовленным к растворению.

Когда созревание становится явным, но [опухоль] не вскрывается, ей помогают сильными отрывающими средствами, [применяемыми] в виде питья или повязок, а потом помогают естеству изгонять материю, если оно нуждается в помощи. При этом смотрят, в какую сторону [нужно] отклонить [материю]. Если необходимо вывести ее путем послабления или изгнать с мочой, то так и делают, причем мочу не гонят каким‑либо сильным или острым [веществом], которое бы вызвало повреждение мочевого пузыря, ибо при этом заболевании беречь мочевой пузырь, когда гной прорвется туда – сам по себе или благодаря мочегонному лекарству, – обязательно. Когда же опухоль полностью прорвется и гной [бурно] устремится из нее и понадобится вымыть остатки гноя, то [употребляют], например, подслащенную медом воду или что‑либо подобное, а после этого требуется какое‑нибудь [лекарство], заживляющее язву. Коль скоро силы [больного] допускают послабление, то это сильно помогает заживлению, если только не переходить меру. Послабление нужно по двум [причинам]. Во‑первых, [к нему прибегают] до вскрытия [опухоли], чтобы уменьшить количество материи и облегчить [дело] естества, и, во‑вторых, после вскрытия или когда вскрытие близко и созревание завершилось, если известно, что материя более склонна [уйти] в сторону кишок и что гнойник находится в вогнутой части [печени].

К числу [средств], которыми вызывают в этом случае послабление ради помощи естеству, и притом средств легких, принадлежит таранджубин, ширхушк,  слабительная кассия и тому подобное. Иногда [в лекарство] кладут сабура и горькой полыни. Из клизм [применяются] известные легкие клизмы. Что же касается слабительных, [которые назначают] после созревания, а также чтобы помочь созреванию и вскрытию, то дают пить в отваре корней и посконника масло якорцев в количестве четырех дирхамов  и масло жасмина в количестве двух дирхамов  с полукийей  сахара и полукийи  слабительной кассии. Если же материя [уклоняется] в сторону выпуклой части [печени], то не следует употреблять слабительных, разве только ради помощи и для облегчения [естества] в начале болезни и раньше, чем [опухоль] созреет. А после созревания надлежит применять упомянутые выше мочегонные в определенном порядке: чем больше созрела [опухоль], тем сильнее употребляют [мочегонные].

Лекарства для питья, способствующие созреванию, это, например молоко ослицы с красным сахаром или с сахаром асклепиады, или соки [различных] корней с изюмом и инжиром, адиантум и пажитник с маслом сладкого и горького миндаля, масло пажитника или масло якорцев. Если желательно нечто более сильное, то [в лекарство] кладут фиников. Дают также пить натощак отвар дубровника полиум с крепким иссоповым вином, кормят мёдом, очищенным от пены посредством варки, и инжиром и [поят] подслащенной медом водой с ячменным соком. Или берут дирхам  сухого одуванчика и поят им в трех укийах  молока ослицы с сахаром. Употребляют также лекарства, имеющие способность открывать и разрежать и вместе с тем укрепляющие, то есть, например, горькую полынь, шафран, сумбул, корни пиона лекарственного, корень тимьяна, корень марены красильной, мастике, сумбул обоих видов, семена прутняка, выжатый сок посконника, корни золототысячника, а из масел – масло нарда, масло мастикового дерева и масло касатика. Что же касается лекарственных повязок, способствующих [вскрытию опухоли], то это, например, повязки, в которые входит мука, донник лекарственный, ромашка лекарственная, корневище касатика, мята, корни алтея, инжир, изюм, дрожжи, печеный лук и масло [льняного] семени. Если требуется нечто более сильное, то употребляют повязку с ячменной мукой, бавраком,  голубиным калом, мятой, смолой терпентинового дерева, толченым ладаном и тому подобными [веществами].

Когда чувствуется, что [опухоль] созрела, [больному] следует лежать на печени и постоянно купаться в горячей воде. Иногда бывает нужно делать физические упражнения и ходить, если это возможно. А после того как [опухоль] вскроется, [больной] должен принимать [лекарства], омывающие и очищающие, например, горячую воду, подслащенную медом; за этим следуют [средства], очищающие [печень] с той стороны, куда направляется [материя, то есть], либо путем послабления, либо путем изгнания мочи, если» есть в этом надобность, или же небольшое количество этих [средств] прибавляют к подслащенной медом воде. Не следует поить такого больного очень сильными мочегонными: от них страдают мочевые пути и пузырь. Если окажется, что гной изъязвил и повредил мочевые пути и пузырь, то лучше всего питать больного веществами, имеющими свойство очищать не обжигая, а, наоборот, несколько склеивая, как например, подслащенной медом водой, которую умеренно кипятили, предварительно подмешав к ней немного крахмала, яичного белка и розового масла, или, например, садовой мальвой с полбой. Вообще же следует лечить это [заболевание] теми же средствами, что и язвы во внутренних органах, и вести дело так, как это подобает при язвах почек.

Когда [печень] хорошо очистится, следует поить [больного] по утрам ячменной водой с сиканджубином.  По прошествии двух часов ты берешь ладана и драконовой крови – по мискалу,  семян цикория, семян сельдерея, мастикса – каждого по мискалу  и поишь [больного] этим [составом] с сиканджубином, джулабом  или подслащенной медом водой. После этого укрепляй силы [больного] питанием и лечи его язву [средствами], о которых мы упомянем, [когда будем говорить] о язвах почек. Если же окажется, что гной излился в брюшную полость, то в таком случае неизбежно приходится разрезать кожу возле пахов и отодвигать мышцы, пока не станет видна внутренняя оболочка, называемая баритаун.  Затем ты протыкаешь в ней отверстие возле пахов и вставляешь в него трубочку, через которую из нее вытекает гной; после этого ты залечиваешь ранку пластырями.

Что касается пищи, то сначала следует назначать облегченное питание, ограничиваясь ячменной кашицей с сиканджубином;  потом назначают открывающую пищу, о которой мы упоминали: желток яиц всмятку и мягчительные похлебки, а когда опухоль вскроется и очистится, нужно [что‑либо] укрепляющее, например, мясной сок, нежное мясо козлят, баранов и птиц, бульон из него, подкисленный пряностями, желток яиц всмятку и тому подобное, а также немного вина. Затем употребляют укрепляющие благовонные [вещества].

 

 

Лечение холодных опухолей.

 

 

Надлежит применять против них разрежающие и очищающие средства; лечение их близко к лечению закупорок и к лечению гнойников, которые готовы к созреванию. Ты уже знаешь, [какие] лекарства способствуют созреванию, гонят мочу, открывают и разрежают; в них должна быть вяжущая и укрепляющая сила и благовонные. Из масел в [эти лекарства] входят масло клещевины, масло жасмина и масло занбака,  так же как и в лекарственные повязки, употребляемые при таких [опухолях]. Лучшие лекарственные повязки для них – это повязки Фулархийуна,  пластырь Филагрия, пластырь устумахикун  и пластырь из семян; помогает также повязка с лекарством из куркумы, с лекарством из лакка  и тому подобные. Фисташки приносят великую пользу при таких [опухолях], так же как и лепешечки из обоих сумбулов, а из напитков – вино из [известных] семян с дубровником обыкновенным и дубровником полиум, которые варили в таком вине.

Одним из средств, полезных при этих опухолях, особенно при опухолях, склонных к затвердению, – оно же помогает от болей в почках и в селезенке – является лекарство, приготовленное с морским луком согласно такой прописи: берут печеного морского лука, голубого касатика, копытня, корней дикого укропа, валерианы, семян сельдерея, аниса, сумбула ароматного, цейлонской корицы, бобровой струи, горной мяты, кумина, речной мяты, аира, слюногона, перца длинного, дикой моркови, амома, фурбийуна,  семян алтея, лаванды греческой, дубровника полиум, жабрицы извилистой, семян руты, семян фенхеля, коры корней каперсов, круглой аристолохии, кирфы,  имбиря, костянок лавра, опия, семян белены, куста,  ажгона, семян белого дикого тмина – каждого по одной части, замешивают на меду, с которого сняли пену, и употребляют.

Лекарство, приготовленное с диким чесноком, оказывает точь в точь такое же действие, как и упомянутое [выше]. Берут чеснока, белой горечавки, посконника, куста,  аристолохии, любистока, жабрицы извилистой, перца длинного – каждого по тридцать дарахми,  семян сельдерея, валерианы, корней дикого укропа, копытня, дикой моркови, ажгона, ферулы черной – каждого по пятнадцать дарахми,  листьев сухой руты, мяты горной, кумина, мяты речной, са тара  дикого – каждого по десять дарахми,  бобровой струи, мирры, расторопши пятнистой – каждого по двенадцать дарахми.  Последние два [лекарства] распускают в вине, а остальные растирают, смешивают их так, что они становятся чем‑то единым, и связывают медом, с которого сняли пену.

 

 

Лечение твердой опухоли в печени.

 

 

От твердой опухоли, установившейся и упрочившейся, не исцелился ни один человек, а тех, которые исцелились, [имея такую опухоль], лечили с самого начала [болезни], и было основным правилом их лечения: по очищении тела от густых соков [применение] лекарств, составленных из растений, которым присуще умеренное мягчительное свойство, умеренное растворяющее разрежающее и согревающее свойство, способность открывать закупорки, более сильная, нежели размягчение, а также укрепляющее, вяжущее действие и благовоние. Все [должно иметь место] в меру необходимости, не в такой степени, чтобы помешать достижению обеих других целей. В большинстве этих лекарств преобладает горечь и [имеется] легкое вяжущее свойство; употребляют их в виде питья, употребляют в виде повязок, а также употребляют и в виде поливания.

Надлежит смягчать естество, если оно заперто, легкими лекарствами и особенно клизмами. Иногда так действуют орешки большой пинии, льняное семя и смола терпентинового дерева, которая помогает также и против опухоли. Не следует отваживаться на послабление желудка очень горячими [по натуре] вещами: они причинят боль и увеличат страдания. Больной должен спать на правом боку: это одно из [средств] значительно помочь рассасыванию [опухоли]. Что же касается простых лекарств, полезных при подобном [заболевании], то это орешки пинии, костный мозг, жир [различных животных], уравновешенный [по натуре] или несколько горячий, а также мука из пажитника: она немного смягчает и притом способствует созреванию. Куст  очень помогает [в этом случае], если давать его пить от половины дирхама  до мискала  в виноградном сусле, смешанном с вином, он приносит явную пользу. Иногда помогает от этого поить маслом нарда, бальзамовым маслом или маслом куста  или же водой, в которой варили руту и укроп. На один раз дают пить масла нарда четыре дирхама  и употребляют его неделю, это приносит великую пользу.

К числу [средств], полезных от этого, принадлежит выжатый сок свежей цитварной полыни, если употреблять его несколько дней. Помогают также семена прутняка, в количестве дирхама,  с каким‑нибудь вином, посконник, в количестве дирхама,  с соком сельдерея, фенхель, цикорий, сушеный подорожник, в количестве одного мискала,  и отвар люпина, в который положили до полудирхама  сумбула и перца – в меньшем количестве. [Полезен] также горький миндаль в вине. Корень дерева драконовой крови тоже помогает, как луб лаврового дерева, костянки лавра, корень марены красильной, корень аронника, черный нут, дубровник полиум, дубровник обыкновенный и порей. К числу полезных сложных лекарств от этого принадлежат лепешечки с бделлием по такой прописи: молотой розы–десять дирхамов,  сумбула ароматного – два дирхама,  шафрана – дирхам,  мирры – дирхам,  бделлия – три дирхама, куста – полтора дирхама,  мастикса – дирхам,  горького миндаля – полтора дирхама;  эти вещества толкут, а бделлий распускают в вине и замешивают на нем [прочие] лекарства. [Состав] превращают в лепешечки и дают на раз пить по три дирхама с  подслащенной медом водой и настоем корней, а если есть жар, то с соком вьюнка или цикория. Сюда же относится лекарство Асклепиада, приготовленное с медвежьей желчью; оно испытано и полезно, так как в него входят различные вещества, при соблюдении условий, о которых мы упоминали.

Пропись его такова: берут дубровника, шандры, семян горной петрушки, горечавки, семян прутняка, медвежьей желчи, горчицы, семян киссы,  сколопендры, корней опопанакса, глины из Бухейры, марены.красильной, семян капусты, аристолохии, перца, индийского сумбула, куста,  семян садовой петрушки, семян индау, синеголовника, дубровника полиум, опия, посконника, ягод можжевельника – [всего этого] в равных частях – и смешивают с подслащенной медом водой. На каждый раз дают пить одну бундуку  с вином, подслащенным медом, в количестве кийафа.  Одно из полезных при этом [средств] –лекарство с куркумой; атанасийя,  терьяк из четырех лекарств и шаджазанийа  [тоже] помогают от этого.

К числу легких сложных лекарств принадлежат лекарство с одуванчиком, упоминаемое в отношении гнойника, а также вообще [все] лекарства, о которых мы упоминаем, говоря о холодных опухолях. Если употреблять каждый день в течение недели лепешечки из барбариса в воде, начиная с полутора дирхамов  и до двух дирхамов с  половиной, это помогает. Если опухоль набрала немного воды, то употребляют лепешечки с са'таром  и смолистым молочаем, постепенно переходя от трети дирхама  к половине и к дирхаму;  [необходимо] стараться, чтобы это не вызвало [у больного] поноса, и [стремиться] открыть закупорки. К числу лекарств для питья, которые дают пить [при этом заболевании], принадлежит отвар куста,  веток посконника, пажитника и изюма в количестве четырех укий с  одной укийей  миндального масла и свежего орехового масла или отвар, приготовленный из горечавки, горькой полыни, донника лекарственного, изюма и инжира, или отвар ревеня, горькой полыни, руты, соцветий, ситника, изюма и пажитника, или отвар люпина, куста  и горькой полыни с маслом клещевины. Хорошие лекарственные повязки в подобном [случае] – это повязки с амомом, свежим или сухим, варенным в терпком вине, или с сумбулом, с фисташковым маслом и шандрой, или с шандрой и вареным укропом, а также повязка, приготовленная с мукой из пажитника, козьим калом, диким тмином, мятой, капустой, ушной  и рутой.

Если причина опухоли – удар и опухоль уже начала образовываться и твердеть, то самой подходящей повязкой является пластырь из иглицы. Один из хороших способов лечения [таков]: когда употребляют [лекарства для) питья и повязки, следует поставить на [больной] орган нагретую кровососную банку; при этом не делают надреза, но подвешивают к [больному] месту пиявки. Затем употребляют лекарства более сильные, разрежающие и растворяющие, и постоянно прикладывают к [больному] месту, например, соду или желтую серу, которые [снова] кладут на это место через каждые пять дней или неделю. Употребляют также виноградное сусло с горчицей, [сменяя повязку] каждые десять дней, и вызывают у больного рвоту при помощи, редьки. Если опухоль трудно поддается [лечению], то употребляют [в качестве рвотного] белую чемерицу. Если опухоль стала раковой, то надежды мало. Если что‑нибудь тут и помогает, так это [только] лекарство Асклепиада, [упоминаемое] в Фармакопее, но без медвежьей желчи. Что же касается питания, то дают пищу, которая быстро переваривается, например, желтки яиц всмятку и ячменную кашицу и питают так же, как тех, у кого закупорки в печени. Дают вина, жидкого и очень немного, и [предписывают] воздерживаться от мяса.

Лечение опухолей в брюшных стенках и в мышцах. В отношении лекарств оно близко к лечению опухолей в печени, но смелость, сначала при отвлечении, потом при растворении материи, должна быть больше, и не следует бояться [последствий] связывания и растворения, которых боятся при опухолях в печени.

 

Лечение опухоли в сосудах брыжейки – такое же, как лечение опухолей в вогнутой части печени, и этого достаточно.

 

 

 

 

 

 

Водянка

 

Общее рассуждение

 

 

Водянка есть болезнь, происходящая от [изобилия] материи. Причиной ее является посторонняя [телу] холодная материя, которая проникает в промежутки [между частицами] органов и разбухает там. [Она проникает] либо во все внешние органы, либо в полые места в тех областях, где [происходит] воздействие на пищу и соки. Разновидностей водянки [существует] три: «водянка мяса», причиной которой является водянистая, слизистая материя, расходящаяся вместе с кровью по органам, «бурдючная водянка», причиной которой является водянистая материя, изливающаяся в пространство нижней полости и в прилежащие к ней места, и «барабанная водянка», причиной которой является ветровая материя, распространяющаяся в тех же областях.

В отношении водянки существуют причины и законы общие, а также причина и закон особый для каждого вида водянки. Водянки не бывает, если нет заболевания печени – особого или по соучастию, хотя случается и так, что печень заболевает, но водянка не возникает. Причины водянки, в общем, бывают либо особые, [связанные] с печенью, либо [обусловленные] соучастием. Из особых причин ближайшей и самой общей является слабость печеночного пищеварения; это как будто и есть связующая причина [данного заболевания]. Что же касается причин предшествующих, то таковы все болезни печени, связанные с натурой, и [болезни] орудия, как например, малая величина, закупорки, опухоли горячие, холодные, влажные и рыхлые, которые запирают устье сосуда, привлекающего [питательные вещества], а также затвердение оболочки, окружающей печень. Причины, связанные с натурой, – это либо [причины] горячащие – большинство их вызывает водянку через посредство сухости, либо [причины], охлаждающие, и все они оказывают свое действие, рассеивая прирожденную теплоту постепенно, либо угашая ее разом. Под «рассеиванием» я разумею здесь [явление], хорошо известное среди врачей, а именно то, что прирожденная теплота иногда рассеивается мало‑помалу или же угасает [сразу]; и то и другое бывает от горячего или от холодного, например, от питья холодной воды натощак или после бани, физических упражнений и совокупления. Бывает это и от причин увлажняющих или иссушающих – после [приема] лекарств, расплавляющих [соки], или вследствие чрезмерных опорожнений посредством испарины, [выведения] мочи, послабления, а также при изъязвлении [кишок], месячных очищениях и кровотечениях от почечуя. Вреднейшее из этих опорожнений есть выведение крови.

Что же касается болезней орудия, то в параграфе, посвященном каждой из них, говорилось, каким образом они приводят к водянке.

В отношении причин водянки по соучастию, то она бывает либо при соучастии печени со всем телом, когда кровь в нем очень разогревается или очень охлаждается вследствие какого‑нибудь обстоятельства, либо по причине холодности желудка и расстройства его натуры, особенно если [расстройство натуры] вызывает понос. Или же это бывает по причине, [связанной] с сосудами брыжейки, или по соучастию с селезенкой из‑за ее большой величины или вследствие имеющихся в ней опухолей твердых, мягких или горячих. Возникает водянка и вследствие значительного выведения черной желчи. Чрезмерность его вызывает изнурение и охлаждение печени, распространяя силу движущейся к печени черной желчи, и доводит [до печени] ее вредоносное действие, так же как оно доводит черную желчь до мозга и вызывает наваждения. Большая величина селезенки приводит к водянке и к ослаблению печени по двум причинам, во‑первых, потому, что она извлекает из печени много [соков] и отнимает у нее силу, и, во‑вторых, она истощает силы печени путем противоборства и мешает ей порождать хорошую кровь. Иногда [водянка возникает] из‑за соучастия почек вследствие холодности почек и особенно вследствие их теплоты, а также при закупорках или затвердении в дочках, из‑за которого они не вовлекают водянистую влагу, хотя в [самих] почках нет никакого заболевания. Иногда [водянка] бывает по причине, [зависящей] от кишок и их заболеваний, особенно от тощей кишки вследствие ее близости к печени; бывает она также из‑за [болезни] мочевого пузыря, матки, легких и грудобрюшной преграды. Не всякий раз, как [водянка] возникает по соучастию с почками, причиной является их натура. Нет, это иногда бывает вследствие закупорок или опухолей в них, когда почки не привлекают [водянистую влагу]. Таково же положение, когда [водянка] случается из‑за соучастия кишок: это не всегда бывает только вследствие изменения состояния кишок.в отношении основных качеств; нет, причиной этого иногда являются боли в кишках, рези и ссадины, а также куландж  с сильными болями и прочее, ибо это ослабляет печень. [Водянка] при соучастии матки тоже [зависит] не от ее качеств, а имеет место вследствие болей [в матке] и задержании в ней очищений. Нередко водянка возникает из‑за соучастия с задним проходом вследствие задержания крови в почечуйных шишках; то же самое относится и к другим упомянутым органам. Органы извержения кала чаще всего соучаствуют [в заболевании] вогнутой части [печени], а органы мочеотделения и дыхания – [в заболевании] выпуклой части. Соучастие, чаще всего приводящее к водянке, – это соучастие [печени] с почками, тощей кишкой, селезенкой, брыжейкой и желудком. Говорит один из [врачей]: «Водянка иногда возникает из‑за опухолей, образующихся в пустых местах, в особенности из‑за холодных опухолей вследствие расстройства натуры, распространяющегося на печень и приносящего вред, или из‑за черножелчной крови, которая часто задерживается в этих [местах] и образует закупорки в соседней с [печенью области], проникая туда и вызывая кровавый понос; в первом [случае] это приводит к водянке после устойчивых болей в области поясницы, почти не рассеивающихся от лекарства или опорожнения». Однако это рассуждение не безупречно.

Худшая водянка – та, что бывает при горячей болезни. Некоторые считают, будто «водянка мяса» хуже других, ибо порча охватывает [при этом] всю печень, все сосуды тела и мяса, так что третье переваривание полностью прекращается, но есть и такие [врачи], по мнению которых она легче других и даже легче, чем барабанная. Однако вернее, что бурдючная [водянка] – самая тяжелая из всех. К тому же [есть разновидность] «водянки мяса», которая легче всех [других видов водянки], а есть и очень злокачественная; об этом [судят], учитывая причины, ввергающие [больного] в водянку.

Из явного положения вещей и из того, что чаще всего показывает опыт, следует, что все разновидности «водянки мяса» легче [других], и не обязательно следует, что печень при этом так же слаба, как при прочих видах [данной болезни]. В наибольшей опасности при поражении водянкой находится человек, у которого естественная натура горячая, и сухая; [люди] с натурой, этому противоположной, болеют [водянкой] лишь при великих [недугах]. Водянка, возникающая вследствие затвердения селезенки, много безопасней той, что бывает от затвердения печени; такое [заболевание] можно даже надеяться вылечить. Нередко материя водянки так поднимается, что вызывает астму, стеснение дыхания и кашель; это указывает на близость смерти, [которая наступает] в течение трех дней. Иногда дыхание изменяется из‑за давления [материи], а не из‑за влажности; это более безопасно. Порой у таких [больных] образуются, с приближением смерти, язвы во рту и на деснах вследствие злокачественных паров, а в конце болезни язвы порой возникают на [всем] теле из‑за расстройства натуры крови. Говорят, что если у водяночного выходит [в испражнениях] нечто подобное, это предвещает его гибель. Если [с человеком] случилась водянка, а он [уже страдает] меланхолией, то меланхолия рассеивается, так как водянка увлажняет его [натуру].

Знай, что послабление при водянке губительно. [Когда] у человека водянка, то прежде всего следует распознать, что [именно] у него раздуто: лобок, ноги, спина, область почек, поясница, или некоторые кишки; должно быть также известно [состояние] его естества в отношении мягкости или сухости: [если] естество сухое, это лучше, чем если оно мягкое, особенно при [водянке], начинающейся от поясницы и почек; если [водянка] начинается от поясницы, то естество зачастую бывает мягким, так как жидкие части питательных веществ возвращаются в кишки. Сухость [естества] при [водянке], начинающейся спереди, [наблюдается] чаще. Следует также распознать, каково состояние нижней части живота и лобка: высохшие ли они или мясистые: мясистость указывает на силу и на способность выносить послабление.

 

 

Общие признаки.

 

Все виды водянки сопровождаются порчей цвета лица; при селезеночной водянке он бывает зеленоватый и черноватый. При всякой водянке бывает отек ног вследствие слабости прирожденной теплоты и жидкости или парообразности крови,[4] а также отек глаз[5] и отек прочих конечностей. Водянка всех [видов] не бывает без мучительной жажды и стеснения дыхания; чаще всего она сопровождается падением позыва к еде вследствие большого позыва к питью; исключение составляют некоторые [случаи водянки] вследствие холодности печени и особенно от питья холодной воды не во время. При всякой водянке, а в особенности при бурдючной, и затем при «водянке мяса», моча становится скудной и чаще всего краснеет, так как ее мало и в ней собирается [вся] краска, которая расходится в обильной [моче. Бывает это] также и вследствие малого отделения от мочи кровянистой [влаги] и красной желчи; поэтому из‑за красноты и окрашенности мочи не следует считать, что водянка горячая. У [водяночных] часто бывают теплые лихорадки, и у них зачастую появляются прыщи, которые, лопаясь, выпускают желтую жидкость. При «водянке мяса» и барабанной водянке часто бывает понос.

Когда водянка начинается из‑за опухоли в печени, то естество связывается, опухают ступни и бывает кашель без мокроты; образуются опухоли в правом и левом боку, которые исчезают и [снова] появляются; чаще всего это бывает при бурдючной водянке. А если [водянка] начинается с пахов и с поясницы, то опухание начинается ее ступней и бывает длительный понос, но [отек] от этого не рассасывается и вода не выводится. При водянке, причина которой горячая, наблюдаются признаки жара: пылание, жажда, желтый цвет лица, горечь во рту, сильная сухость тела, падение позыва к еде, а также рвота, желтая и зеленая. Жгучесть мочи усиливается в конце [заболевания], так как она очень горячая. Если водянка такого рода, что [соки] при ней сильно тают и устремляются вон не по обоим естественным путям, то на это указывает обилие желтой желчи и признаки таяния [соков]; этому предшествует появление кала и мочи в виде помоев и гнойных; она начинается в области пахов и поясницы. Такова же и всякая водянка, возникающая из‑за острых болезней. Что же касается водянки, причина которой холодная, то [ее признаки] противоположны этому. Иногда позыв к еде при этом очень усиливается, как [бывает] и при холодном желудке; потом, когда [холодность] натуры становится чрезмерной, он падает.

Водянка, причиной которой является твердая опухоль, распознается по признакам [такой опухоли] и сопровождающему ее поносу, а также по слабости позыва к еде. Если причина водянки – горячая опухоль, то она начинается со стороны печени; естество при ней запирается и имеются все признаки, присущие горячей опухоли. На селезеночную [водянку] указывает зеленоватый цвет лица и предшествующие заболевания селезенки; аппетит иногда при этом не падает. Если причина [коренится] в почках, то аппетит тоже падает не сразу и не в такой степени, как он падает при печеночной водянке. [Такой водянке] предшествуют заболевания почек, опухоли и язвы в них.

 

 

Признаки бурдючной водянки.

 

 

Бурдючная водянка сопровождается ощущением тяжести в животе; при ударе по животу шума не бывает, но если пошевелить [больного], в животе слышится шум взбалтываемой воды; то же самое происходит, когда больной переворачивается с боку на бок. Щупая [живот], кажется, что щупаешь бурдюк, наполненный [жидкостью], а не бурдюк надутый. Члены [тела] при этой [болезни] не полнеют и объем их не увеличивается, как при «водянке мяса»; наоборот, они [как бы] тают, и на поверхности живота виден блеск влажной натянутой кожи. Иногда при этом опухает половой член и бывает водянка яичка. Пульс у такого человека малый, частый, склоняющийся к твердости при некоторой напряженности из‑за напряженности оболочек; иногда, в конце [заболевания], он склоняется к мягкости вследствие обилия влаги. Если бурдючная водянка возникает внезапно, после того, как [из печени] вышел камень при отсутствии явных причин [заболевания печени], то знай, что один из протоков мочеточников в почках разорвался.

 

 

Признаки «водянки мяса».

 

 

При ней наблюдается отек всего тела, как бывает с телом умершего; [все] члены, в особенности лицо, склонны к полноте, но не к похудению. Если нажать пальцем на тело в любом месте, палец оставляет впадину. В животе нет такого отека и плеска или отека с выпячиванием пупка и барабанным звуком, какое бывает в животе при бурдючной и при барабанной [водянке]. В большинстве случаев [«водянка мяса»] сопровождается поносом при мягкости и белизне естества,[6] пульс бывает при этом волнообразный, широкий, мягкий. Говорят, что если в лице или в теле, или в левой руке человека наблюдается дряблость и возникает при начале этого явления зуд в носу, то он умирает на второй или третий день.

 

 

Признаки барабанной водянки.

 

 

При барабанной [водянке] пупок сильно выпячивается наружу и нет такой тяжести, какая  бывает при бурдючной водянке. Наоборот, иногда наблюдается такое напряжение живота, какого нет при бурдючной [водянке], и он даже становится подобен натянутой струне. При [барабанной водянке] не бывает такого утолщения членов, как при «водянке мяса», напротив члены начинают высыхать. Если ударить [больного] рукой по животу, то слышится звук, подобный звуку надутого [воздухом] бурдюка, но не бурдюка, наполненного водой. Больному постоянно хочется отрыгнуть, и он чувствует облегчение после отрыжки и выхода ветров. Пульс у него более долгий, чем у других водяночных, и не слабый, ибо [барабанная  водянка] не так изнуряет силы из‑за какого‑либо качества [натуры] или тяжестью [воды], как бурдючная. В большинстве случаев пульс при этом быстрый, частый, склонный к напряженности и твердости. При [барабанной водянке] не бывает такого отека ног, как при других [видах водянки].

 

Лечение «расстройства усвоения».

 

[Врач] смотрит, есть ли в теле таких [больных] различные желчные соки, и [если есть], то вызывает послабление, например, горьким ийараджем:  он выводит излишки, не [выводя] прирожденных жидкостей; если известно, что соки у них густые, вязкие, то им дают слабительные из ийараджа с  колоквинтом или [слабительное], в которое входит сабур, колоквинт, полиподиум, агарик и смола скаммония. Количество [составных частей] при этом определяется предполагаемой степенью жидкости или густоты соков, а также силы или слабости тела. Иногда бывают даже вынуждены прибегать к таким средствам, как харбак,  если другие [лекарства] не помогают очистить [тело] и вывести вязкий излишек. При всем этом надлежит послаблять осторожно и давать пить [лекарство] в несколько приемов. Всякий раз, как покажется, что материя накопилась, не давай ей утвердиться и повторяй опорожнение. При этом следует учитывать, каково состояние желудка [больного], чтобы он не пострадал от слабительных.

Слабительным для таких [больных] придают благовоние сырым алойным деревом и тому подобными веществами, но если их силы велики, то не думай об этом слишком много и очищай [ийараджем]  в достаточном количестве. Вообще же необходимо, чтобы лечебный режим препятствовал зарождению излишков, [что достигается] мягким частым опорожнением, и надлежит, насколько возможно, воздерживаться от кровопускания. Если же кровопускания нельзя избежать вследствие переполнения [тела] кровью, то дерзай на него с осторожностью, [выводя кровь] частями в течение трех или четырех дней. Больше всего нужно кровопускание, если причиной [болезни] является задержание крови при почечуе или месячных. Тогда лучше всего сначала произвести опорожнение [средствами], очищающими кровь, например, ийараджем  или чем‑нибудь подобным, а потом, если уже это неизбежно, достаточно взять немного крови. В большинстве случаев подобным [больным] требуется опорожнение такими средствами, которые выводят соки низом и открывают закупорки, а затем – [лекарствами] мочегонными и [тоже] открывающими закупорки. Разрежающие клизмы, которые растворяют жидкости и выводят их низом, очень полезны.

После того, как таким больным произвели опорожнение, лучшее лечение для них это умеренные физические упражнения, уменьшение приема воды и купание в воде со свойствами баврака,  в серной воде и в квасцовой воде; им следует пребывать вблизи от моря и от горячих источников. Что же касается бани с пресной водой, то она им вредит, если только они не пользуются сухой [баней] и не потеют от ее горячего воздуха. Если [такие больные] прибегают к рвоте перед едой, то это превосходный для них способ лечения; в начале [болезни] следует [вызывать рвоту] редькой, моченной в сиканджубине, а  в конце – харбаком.  [Врачи] должны взяться за высушивание [воды], насколько возможно, и за открытие [закупорок] в лекарственных повязках и в питьевых лекарствах следует употреблять вещества сушащие, разрежающие и благовонные, вроде сумбула, китайской корицы и цейлонской корицы; разрежающие лекарства – это горькая полынь, любисток, посконник, крапивное семя, дубровник, круглая аристолохия и выжатый сок посконника, золототысячник, листья волчьего лыка; опопанакс и пузырная вишня [помогают] по своему особому свойству.

В лекарственные повязки [таких больных] входят сера, выжатый сок бешеного огурца, корень и листья волчьего лыка, сода, зола касатика, морская пена; эти [лекарства] и подобные им подходят при растирании в бане. Полезен для них майбих, хандикун.  жидкое душистое вино в небольшом количестве, а также вино из касатика; к числу [средств], которые им очень помогают, принадлежит вино из горькой полыни, [даваемое] натощак. Из [разновидностей] лекарственной кашки, особенно после очищения, [помогает] терьяк, митридат, лекарство из куркумы, из лакка, калкаланадж  из семян; нередко им дают пить молоко и мочу верблюдиц, главным образом, когда тело у [больного] жесткое, крепкое, особенно, если «расстройство усвоения» становится хроническим и почти превращается в водянку. Иногда дают выпить две укийи  верблюжьей мочи с сиканджубином  в количестве до полумискала  или больше, а также [сиканджубин]  в козьей моче. Иногда лучше бывает смешать [с мочой] желтые миробаланы, если соки [у больного] жидкие, желтожелчные. Из припарок помогает припарка на желудок и на печень из сумбула, цейлонской корицы и [лекарств], подобных этим двум, а также употребление повязки из [таких лекарств] с майсусаном  и сходными веществами. Больным постоянно втирают в живот что‑нибудь вроде баврака  или серы с известными горячими маслами. Из повязок им помогает пластырь с ка ком  и айвой, а если [заболевание] упорно, то [больного] мажут коровьим калом и калом козы.

Что же касается питания страдающего «расстройством усвоения», то [его кормят пищей] вкусной и укрепляющей естество, как например, турачем, куропатками и бульоном из них, зирбаджем,  сильно приправленным гвоздикой, цейлонской корицей, шафраном и мастиксом, а также кислыми подливками. Из плодов [им подходит] сладкий гранат; айва в небольшом количестве тоже не вредит. К их пище следует также примешивать, например, горчицу, порей, чеснок и то, что идет их путем, но не класть [всего этого] очень много.

 

 

Лечение бурдючной водянки

 

 

Общей целью лечения таких [больных] является высушивание и выведение излишков; [больных] заставляют сидеть на солнце, [в месте], где совершенно нет ветра, или у огня, зажженного из сухих дров, а также есть с весами и [совсем] отказаться от воды. [Лечат их] также, раскрывая поры, часто выгоняя мочу, осторожно и часто выводя низом водянистую влагу и [заставляя больных] терпеть жажду, укутывая их и запрещая даже смотреть на воду, а не то, что пить ее, насколько это возможно. Если же нельзя избежать питья воды, то ее [следует] пить через некоторое время после еды и притом разбавленную вином или чем‑нибудь другим. Уменьшение [количества] и употребление очень нежной пищи –i лучший способ лечения, так же как и физические упражнения, о которых мы упоминали в [параграфе] о «водянке мяса». [Полезно] беречь силы, укреплять их благовонными духами и приятно пахнущими [веществами], а также запахом питательных яств, и увеличивать их благовонным вином. Пить много сиканджубина  при этой [болезни] не похвально.

Одно из полезных таким [больным средств] – рвота, особенно до еды, а также и после нее, с промежутками в один, два или три дня; это им очень помогает. Чиханье, вызванное лекарствами, вдуваемыми в нос, и другими средствами, приносит им пользу, так как устремляет водянистую влагу вниз и движет ее к выводящим протокам. Что же касается кровопускания, то его должен, по возможности, избегать всякий страдающий водянкой, кроме тех, которые стали водяночными вследствие задержания крови, ибо кровопускание не позволяет органам таких людей питаться, когда они [и без того] мало питаются; к тому же, охлаждение из печени вследствие кровопускания вредно в преобладающем большинстве случаев. Если имеется налицо опухоль, [врач] первым делом занимается ею. Если водяночный жалуется на левый бок, где много артерий, то жалобы его вызваны не натяжением, которое он там чувствует, так как оба бока одинаково [затронуты] этим, и они [объясняются) обилием крови. Пусть же ему сначала отворят кровь, а затем его лечат так, как лечат от водянки. А если опухоль твердая, то нечего и желать излечить бурдючную водянку, которая за ней следует. Даже если выводить воду любым способом хоть сто раз, она вернется и [снова] наполнит [тело].

Знай, что опоражнивать лекарствами лучше, нежели [делать] прокол или заставлять жидкость сочиться, так как [ранки] в обоих случаях трудно заживают; опорожнение должно падать на такое время, когда нет лихорадки. Если меры лечения иногда и высушивают водянку, то опухоль [в печени] заставляет ее начаться снова. [Больному] следует давать поменьше вяжущих лепешечек, хотя они и укрепляют, как [например], лепешечки из барбариса, в особенности когда естество заперто. Высушивание при холодной водянке должно производить всеми очищающими, разрежающими и открывающими средствами, а горячую водянку [лечат] другим способом, о котором мы еще будем говорить особо.

Знай, что масло фисташек и миндальное [масло] оба помогают при всех видах водянки. Что же касается простых лекарств, подходящих для данного рода водянки, когда она холодная, то это, например, отвар клевера, который долго кипятили; его дают пить каждый день по две укийи.  Или варят в чистом глиняном горшке ритл  морского лука в четырех кистах  вина, пока не уйдет одна треть вина, и дают его пить сначала одну большую ложку, затем количество увеличивают, пока оно не дойдет до пяти ложек, а потом его [снова] уменьшают, пока оно не вернется к одной ложке. Дают также пить выжатого сока мяты одну укийю.  Один из [врачей] говорит, что следует взять шпанских мушек, оторвать у них головки и крылья и бросить их тело в подслащенную медом воду, потом больного водят в баню и дают ему выпить это [лекарство], или он принимает его с хлебом. Однако по‑моему это [средство] очень опасное, и самое большее сколько я осмеливаюсь давать его пить – один кират  с [глотком] питья из известных выжатых соков.

Говорят, что если [больному] очистят тело и он будет ежедневно, двадцать один день подряд, пить одну химмусу  терьяка в отваре мяты, ограничиваясь однократным за сутки приемом легкой пищи, то он выздоровеет. Один из [врачей] утверждает также, будто полезно поить [таких больных] козьим калом с медом или [поить их] мочой овец или ослиной мочой с сумбулом и медом или круглой аристолохией в количестве трех дирхамов  в вине. А один врач хвалил [такое средство] для них: [давать] каждый день или каждые два дня одну бакиллу  процеженного [отвара] свежего укропа с водой. К числу полезных [при водянке] лекарств принадлежит калкаланадж  и лекарство с лакком  – особенно при бурдючной водянке, а также и при всякой [другой] водянке, лекарство с куркумой и особенно кашка Абуритуса, а также джуваришн  из касатика, лекарство из морского лука и питье из морского лука с терьяком. Знай, что терьяк, лекарство с куркумой и калкаланадж  очень помогают в конце холодной водянки.

К числу замечательно полезных лекарств принадлежат лепешечки из смолистого молочая такого состава: берут смолистого молочая и желтых миробаланов поровну. [Количество] при однократном питье постепенно увеличивается от полутора данаков  почти до дирхама;  поят ими один раз каждые четыре дня; в промежутках между приемами дают пить лепешечки из барбариса. Иногда составляют также лекарство из ревеня, куста,  костянок лавра, пажитника, люпина, девясила, горечавки, камеди миндаля и гальбана; это лекарства полезные. К числу средств, выводящих водянистую влагу низом, принадлежат слабительные [лекарства], свечки и главным образом клизмы: они ближе всего [подходят] к воде, легче всего [переносятся] естеством и дальше всего [отстоят] от главенствующих органов. Полезны различные способы купания: в [воде] из горячих источников, в паровых ваннах, воде, в которой варили разрежающие [лекарства], например, ромашку лекарственную и ситник ароматный, а также различные втирания, повязки и припарки. Сюда же входит отпаивание козьим молоком и молоком жеребых верблюдиц; к этому же разряду относится также и моча. Молоко жеребых верблюдиц подходит при бурдючной водянке, если принимать его неделю с желтыми лепешечками – сначала в количестве полудирхама с полудирхамом  конкреций бамбука, [а потом все больше], пока не дойдет до одного дирхама.  Через неделю воду выводят двумя дирхамами калкаланаджа, а  потом снова дают желтые лепешечки в течение недели; так делают постоянно, и [больной] иногда выздоравливает. А слабому [больному] дают желтых лепешечек сначала всего один данак.  Пропись желтых лепешечек упоминается в Фармакопее, так же как и калкаланадж.  [Больному], у которого сильный жар, молоко жеребых верблюдиц неприятно. [Ему] начинают давать верблюжье молоко с сорока дирхамов  и прибавляют каждый день по десяти [дирхамов].

Что же касается слабительных, то в них не должно быть чего‑либо вредного для печени, а если уже [врач] вынужден [прибегнуть] к тому средству, то его следует исправить. Не подобает также принимать [все слабительное] разом и лучше [давать его] в несколько раз, ибо [такое лекарство], принятое сразу, убивает. Наименьший вред от него – ослабление печени. Сабур сам по себе – очень плохое для печени [лекарство]; его следует отдалять от печени [и давать] только при необходимости или ухитрившись его исправить. За послабляющими лекарствами должен следовать пост; [больному], принявшему слабительное, если возможно, не следует есть после этого один день и одну ночь.

После [слабительных] надлежит также [принимать] что‑либо укрепляющее и слегка вяжущее, например, лепешечки из барбариса или соки плодов, в которых есть сладость и вяжущее свойство, чтобы укрепить печень, особенно после [приема] фурбийуна,  волчьего лыка, ушшака  и тому подобного. Затем употребляются [средства] исправляющие натуру [печени], например, терьяк, лекарство с куркумой при холодной [натуре] и сок цикория при горячей [натуре]. Когда есть жар, не следует выводить низом желтую желчь: она некоторым образом противоборствует водянистой влаге, и водянистую влагу тоже требуется вывести, так что [получается] двойное послабление, и силе [печени] наносится ущерб. Напротив, наиболее подобает желтую желчь угашать, а влагу выводить низом, если только желчь не переходит предел в отношении обилия; тогда ограничивайся [при ее выведении] чем‑нибудь вроде миробаланов: это превосходное слабительное в подобном случае, так же как сагапен – превосходное слабительное в случае холодности [печени]. Всякая чрезмерность при послаблении в отношении количества и в отношении продолжительности нехороша; при горячей [натуре] это более безопасно. К хорошим мягчительным средствам принадлежит бульон из жаворонков и из старого петуха, особенно с полиподиумом, укропом и тому подобными [приправами].

После того как [водянистую влагу] выводили около десяти дней какими‑нибудь мягко опорожняющими средствами: верблюжьим молоком, сырной сывороткой и другими, так что количество воды убавилось и опухание стало легче, хорошо бывает прижечь живот, чтобы он больше не принимал воды. Прижигание производят после двух или трехдневного воздержания от пищи и отказа от послабляющих, и состоит оно из шести прижогов – трех вдоль, начиная от грудной кости и до лобка, и трех поперек живота. И пусть больной после этого терпит голод и жажду. Правильно будет между двумя [приемами] слабительного давать пить что‑либо открывающее закупорки, например, лепешечки с горьким миндалем. Что не касается отпаивания молоком верблюдиц и коз, главным образом аравийских [верблюдиц] и особенно тех, которых кормят чем‑либо выводящим водянистую влагу, разрежающим и мочегонным, например, цитварной полынью, тысячелистником сантолиновым, фалафили  и прочими такими [травами], а если натура горячая – веществами, которые вместе с тем подходят для печени, вроде повилики, цикория и других, то не обращай внимания на [слова тех], кто говорит, что все это наущения софистов, и на разговоры, будто естество молока противоборствует [излечению] водянки. Наоборот, знай, что это полезное лекарство, ибо ему присущи способность мягко очищать и особое [целительное] свойство. [Ведь] иногда послабляющее лекарство противоположно тому, что требуется для исправления данного качества [натуры], но пригодно вследствие своего особого свойства или какой‑либо другой причины, например, способности к опорожнению и тому подобному; так, например, цикорий входит в лекарства при лечении печени, [пораженной] холодными болезнями, а к смоле скаммония прибегают при желтожелчных заболеваниях. Например, знай, что такое молоко приносит большую пользу, и если бы человек оставался [на одном] молоке вместо воды и [другой] пищи, он бы наверное вылечился. Это испытывали на людях, которых [случай] забросил в земли арабов, и необходимость привела их к такому [режиму], и они выздоровели. Молоко жеребых верблюдиц иногда употребляют само по себе, а иногда в смеси с другими лекарствами. Некоторые из них применяют с целью лечения без сильного согревания, как например, миробаланы с семенами цикория, семенами повилики и нефтяной солью, тогда как другие употребляют ради лечения согревающего и разрежающего, как например, сагапен и его семена. А некоторыми [лекарствами] желают задержать чрезмерное послабление; такова, например акация камеденосная и ей подобные [вещества]. Нередко [молоко] смешивают с верблюжьей мочой; иногда ограничиваются им одним в качестве еды и питья, а иногда добавляют другую пищу. В обоих случаях следует проверить, как действует молоко: усваивается ли оно телом без послабления или послабляет немного или выводит больше, чем его принято, но в терпимой степени, или же послабляет чрезмерно, больше терпимой степени, или оно створаживается в желудке или в проходах, или приводит к охлаждению [печени] или же оставляет после себя сок, [либо] слизистый, либо перегоревший вследствие гниения, если [молоко] подверглось гниению.

Знай, что лучшее время, чтобы поить молоком, это весна, до начала лета. Вот хороший способ поить им, который мы много раз испытывали, и он помогал. Молоко жеребой верблюдицы пьют, предварительно голодая несколько дней и ночей, в течение которых принимают лишь очень мало  пищи. Если голодать [все] это время возможно, то так и делают, но обязательно терпеть голод с предшествующего вечера. Молоко пьют парным, сразу после доения тут же на месте, в количестве двух укий,  причем лучше всего [выпить] две укийи  [молока] с одной укийей  верблюжьей мочи. [Больной] воздерживается от воды несколько дней – до трех, и количество [мочи], выходящей при мочеотделении, оказывается близким к тому, что он выпивает. После этого желудок иногда извергает молоко, которое [больной] пьет, а иногда он извергает лишь небольшое количество кала; желудок не извергает [молока] только потому, что тело его уже усвоило. А если желудок извергает больше того, что пьет [больной], то от молока воздерживаются один день или примешивают к нему что‑либо вяжущее. Если же не извергается вообще [ничего], то пьющему следует опасаться, что [молоко] створожится, и избегать его. То же самое [делают], если извергается меньше того, что выпито. В таком случае надлежит принять лекарство, которое заставит [молоко], находящееся в желудке, спуститься, и снова выпить [молока] с сагапеном или чем‑нибудь вроде этого. Из предосторожности надлежит даже принимать каждые три дня в небольшом количестве пилюли из сагапена и тому подобное: они выводят остатки молока, которое может быть створожилось, или то, что от него зарождается. Это особенно [полезно], если у больного кислая отрыжка, и он чувствует [в желудке] тяжесть.

Одна из полезных мер в подобном случае – тотчас же поставить клизму. При таких обстоятельствах следует также перестать поить молоком на день или два и прибегнуть к припаркам и повязкам, которые кладут на живот, и они растворяют [створожившееся] молоко. Если же поение молоком ничего такого не причиняет и выводит каждый день [испражнения] не чрезмерно, а, [скажем], в количестве двух маленьких кувшинов, то ограничиваются [молоком] в чистом виде или с сагапеном и слабительными пилюлями, сагапеновыми или другими. А если послабление чрезмерно, то молоко перестают [давать] на день или на два и затем постепенно начинают поить им [снова]; поят молоком верблюдицы благородной породы, которую кормят вяжущими травами. Когда его надоят, то тотчас же прибавляют к нему окалины басрийского железа, дробленой, промытой винным уксусом и прокаленной в количестве двадцати дирхамов,  а также камеденосной акации и тарасиса – каждого по пяти, сельдерея. – три дирхама и по пучку са тара,  сельдерея и руты. [Эти средства] оставляют [в молоке] на некоторое время, потом [молоко] отцеживают и пьют, а затем постепенно переходят на чистое [молоко] или на [молоко], смешанное с послабляющими [лекарствами], если в этом есть надобность.

Что же касается мочегонных [средств], помогающих в этом случае, то не следует постоянно употреблять какое‑нибудь одно из них [и лучше] переходить от одного к другому. Такие лекарства – это, например, горная петрушка, ажгон, мята, копытень, фенхель, семена сельдерея, жабрица извилистая, ферула вонючая, дубровник, аир, оба сумбула, семена дикой моркови, валериана, корни дикого укропа, спаржа и ее семена, корень дикой моркови и пузырная вишня; их следует мелко растирать, чтобы они скорее достигали выпуклости [печени].

Применяя сильные мочегонные, надлежит употреблять после них какие‑нибудь жирные бульоны, например, бульон из откормленной курицы.

Что же касается повязок, то правило [требует] не вводить в них много сушащих и растворяющих [лекарств], которые вместе с тем сильно стягивают и закупоривают поры, способствующие дыханию и рассеиванию [излишков]; их следует класть лишь немного – столько, чтобы сберечь [естественную] силу. Если такие лекарства понадобятся, то это сумбул, ладан и сыть в очень небольшом количестве; они также сберегают силу брюшных стенок и того, что между ними находится, и делают их не восприимчивыми для влаги. Что касается лекарств для простых повязок и для сложных повязок, полезных при этом заболевании, то мы упоминаем о многих из них в Фармакопее. А те, которые мы упомянем здесь, это [только повязки] испытанные, сильнодействующие. [Туда входит] кал коров и кал коз, вскормленных сухой, а не свежей травой. Вот пропись повязки из них: берут немного кала этих животных и кипятят его в воде с солью; потом его посыпают тертой серой и кладут [больному] на живот. Еще: кал овцы с мочой ребенка; еще: голубиный кал, костянки лавра и «фиалковый корень». Одна из сильных повязок этого рода: кал коровы и кал козы, в который кладут немного харбака  и смолистого молочая, связывают мочой жеребой верблюдицы и накладывают в виде повязки. К числу повязок принадлежит и такая: расколотую раковину каури налепляют на живот водяночному и оставляют ее как она есть или предварительно толкут [мясо] вместе с раковиной и ожидают, пока она сама высохнет [и отпадет]. Одна из хороших повязок такова: приготовляют повязку из ратийанаджа,  соды, девясила и толченого ладана с коровьим жиром.

Подходящая повязка при водянке: варят мясистый инжир в воде и примешивают к нему тертого волчьего лыка – одну часть, соды – две части, дубровника – полторы части. Другая [повязка] очень действенная: берут смолы пинии, воска, ланолина, зифта,  камеди терпентинового дерева – каждого по три дарахми, май и,  то есть стиракса, мастикса, сабура, шафрана, дарахми,  бобровой струи, серы, амома и раковины рыбы, называемой сифа – каждого по полдарахми,  голубиного кала, кресса вавилонского и пены, которая [прилипает] к тростнику в прудах, – каждого по три дарахми,  голубого касатика – четыре дарахми  красного баврака – одну дарахми;  [все это] смешивают с маслом лекарственной ромашки. Если в печени имеется опухоль, то помогает повязка, ловленная из травы сумбула, шафрана, семян бана, мастикса, донника лекарственного, молодых побегов винограда, лекарственной ромашки и душистых масел, а из пластырей – пластырь такого рода: берут марказита, желтой серы, соды и ушшака – каждого по одной части, кумина – две части с двумя третями, связывают [все это] воском, смолой терпентинового дерева и вином и кладут [больному] на живот. [Полезен также] пластырь с бобровой струей, пластырь с горькой полынью, наш пластырь из «фиалкового корня», – пластырь с фурбийуном,  пластырь с мякотью колоквинта, пластырь, приготовленный с ивой египетской, пластырь с костянками лавра, пластырь из семян и пластырь с чернобыльником.

Из присыпок [употребляют] соду и соль в прокаленном виде, которыми посыпают живот, особенно после [смазывания] горячим [по натуре] маслом, например, маслом бешеного огурца и маслом нарда. Иногда таким [больным] назначают лекарства, вызывающие покраснение, а иногда их бьют по конечностям тонкими прутьями, но это по‑моему не похвально. Нередко им подвешивают к подвздошью и прилежащим местам надутые пузыри, но я не вижу в этом большой пользы. Что же касается прокола брюшных стенок, то знай, что он редко оказывает полезное действие, разве только на [больного] с очень крепким телом, если он способен после этого делать умеренные физические упражнения и терпеть жажду и уменьшение питания; перед этим не следует, по возможности, применять никакого другого лечения. Правильно будет [выпускать жидкость] не в один раз, а понемногу, чтобы пневма не вышла сразу и не упали силы, и не производить [прокола] истощенному [больному]. В отношении процедуры [прокола] Антилл предписывает поставить [больного] прямо, если он может [стоять], или посадить его в прямом положении, [после чего] слуги давят ему на ребра и отводят их книзу от пупка, а затем [врач] производит прокол. Если же больной не в состоянии [все] это [вынести], то ему не делают прокола. А если ты хочешь произвести прокол, то необходимо прокалывать ниже пупка на [ширину] трех сдвинутых пальцев, если водянка началась с кишок. Если же она началась с печени, то разрез делают с левой стороны от пупка, а если причина исходит от селезенки, то делай разрез с правой стороны от пупка и будь осторожен, чтобы не рассечь брюшину. Наоборот, отдели верхнюю оболочку брюшной стенки от брюшины немного ниже места разреза верхней оболочки и сделай в брюшине небольшое отверстие, так чтобы отверстие в брюшине было ниже отверстия в верхней оболочке и чтобы отверстие [в брюшине] после извлечения трубочки закрылось и вода оказалась бы запертой вследствие различного расположения отверстий. Затем введи [в отверстие брюшины] медную трубочку, и когда извлечешь [изрядное] количество воды, заставь [больного] лечь на спину. Тебе следует также следить за пульсом: если он начнет немного ослабевать, задерживай воду.

Когда ты извлечешь воду до последней возможности, в изрядном количестве, [и все же] останется сколько‑нибудь, то чтобы справиться с этим, достаточно [одних] послабляющих лекарств. Иногда после прокола делают прижигание, о котором мы упоминали выше, иногда прижигают тонкими прижигалами [в области] желудка, печени, селезенки и ниже пупка, а нередко ухитряются заставить воду течь в мошонку и мало‑помалу выводят ее из поясницы с помощью прокола. Этот способ удачный и полезный, и достигают этого, вызывая чиханье и [применяя] все средства, отвлекающие воду книзу. При этом следует остерегаться, как бы не образовалась грыжа, и применять средства, от которых нет какого‑либо другого вреда. А иногда при водянке яичка [опухоль] накалывают многими иголками, чтобы для сочащейся воды оказалось много выходов. Нередко после прокола бывают рези и боли. Тогда применяют поливание того места, где режет, и проколотого места маслом укропа, маслом ромашки лекарственной и [другими] мягчительными маслами и накладывают лекарственные повязки, приготовленные с пажитником, льняным семенем, семенем алтея и тому подобными [лекарствами]; иногда ограничиваются горячей водой и маслом, которым поливают место прокола. А когда рези успокаиваются, [повязку] снимают.

Что же касается частичных опорожнений для таких [больных] с помощью лекарств, то мы еще назовем некоторые из них; мы уже перечисляли эти лекарства, выводящие низом водянистую влагу, в рубриках [Книги о простых лекарствах]. Сильные из них – это млечный сок и стебли йатту;  лучше всего ослабляют вред от них уксус, яблоки, айва и гранатовые зернышки, особенно уксус, в котором мариновали или варили айву и тому подобное, или оставили [айву] на несколько дней, или [уксус], в который накапали ее выжатого сока. Что же касается [вещества], на котором замешивают йатту,  например, млечный сок смолистого молочая и тому подобное, то это майбухтадж; [йатту]  замешивают на нем и превращают в пилюли. Сиканджубин  лучше [майбухтаджа],  если развести в одной укийе сиканджубина  один данак  молочая смолистого и особенно того растения, из которого приготовляют фаравийский и фушенджский терьяк – я полагаю, что это лагийа. Фурбийун – лекарство, которое дают [при этом] пить в количестве дирхама с  желтком яиц всмятку: оно неоднократно помогало сильным [больным], хотя в нем [таится] великая опасность. [Полезны] жженая медь и медная окалина, особенно смешанная с хлебным мякишем и превращенная в пилюли, а также трава, называемая мандаранийей,  выжатый сок бешеного огурца и вино, в котором размачивали мякоть колоквинта. Волчье лыко, – [а это] одно из йатту – сильное лекарство на такой случай. Его исправляют, размачивая в  уксусе; иногда из такого уксуса приготовляют сиканджубин. Ушшака  иногда дают пить до двух дирхамов с  подслащенной медом водой. К числу [лекарств], более близких к уравновешенности, принадлежит сагапен, «фиалковый корень», семена крапивы, очищенные от шелухи и смешанные с медом, и сок листьев редьки. Более безопасные и слабые [средства] – это сок крестовника – полритла  с сахаром асклепиады, сок пузырной вишни, сок паслена с сиканджубином из  волчьего лыка, а также молоко жеребой верблюдицы, [особо] приготовленное, сырная сыворотка, подкрепленная силой «фиалкового корня», медная окалина, волчье лыко и тому подобное.

Пропись сырной сыворотки. На один ритл  [сыворотки] кладут дирхам  андаранийской соли и пять дирхамов  тертого турбита. [Все это] осторожно кипятят, снимают пену, процеживают и дают пить, начиная с трети ритла  и мало‑помалу увеличивают до ритла;  это [лекарство] выводит воду, не разгорячая [натуру]. Лучшая сырная сыворотка – та, что получается из молока жеребой верблюдицы, но самая холодная [по натуре] и наиболее подходящая для [больных] с горячей натурой – это [сыворотка], полученная из молока козы и молока ослицы.

[Вот] одно из лекарств, близких к этому и полезных при горячей водянке: айву, [нарезанную] кусками, три дня размачивают в уксусе, потом толкут с таким же количеством свежего волчьего лыка, [причем] толкут сильно, пока они не смешаются, и процеживают. К этому добавляют сахару, в половинном количестве против уксуса, варят [уксус], пока он не станет густой, как мед, и все смешивают. Близкое к этому [действие] оказывают иногда и пилюли, приготовленные из семян волчьего лыка с сахаром асклепиады; это одно из [лекарств], которое не опасно также и при горячей [водянке]. Из [разновидностей] лекарственной кашки [полезен] калкаланадж  и наша кашка с железной окалиной и волчьим лыком, [упоминаемая] в Фармакопее, а также такая кашка кого‑то [из врачей]: берут семян цикория и семян повилики – по десяти [дирхамов]  выжатого сока одуванчика в сушеном виде – двадцать дирхамов;  выжатого сока барбариса – пятнадцать дирхамов,  промытого лакка  и китайского ревеня – каждого по пяти дирхамов,  выжатого сока горькой полыни – семь дирхамов,  выжатого сока бешеного огурца и мякоти колоквинта – по пяти, агарика – семь дирхамов.  Все это замешивают на джулабе  и дают пить с соком овощей. Это хорошее лекарство, о котором [впервые] упоминает один из древних медиков и которое присвоил себе один позднейший [врач]. Оно более безопасно, нежели калкаланадж,  и ему присуща укрепляющая [сила] и резко слабительное свойство.

Из напитков [полезно] наше вино из «фиалкового корня», – а также вино такого рода: берут жженой меди, которую хорошо толкут и растирают, голубиного кала – мискал,  стеблей руты – треть этого количества и немного соли для теста я  пьют все это с вином. Из пилюль [назначают] пилюли Филагрия такого рода: медной окалины, листьев волчьего лыка, семян аниса – каждого по одной части; из этого приготовляют пилюли и дают пить сильному больному – мискал,  а слабому – дирхам.  [Дают] также пилюли Исайи, пилюли Бахрама, пилюли из пяти [лекарств], пилюли из сагапена, пилюли из волчьего лыка – они превосходны при бурдючной водянке, так же как пилюли из ревеня превосходны при «водянке мяса», пилюли с бделлием, пилюли со смолистым молочаем, [различные] пилюли, о которых мы упоминаем в Фармакопее, и пилюли такого рода: сока смолистого молочая, выжатого сока горькой полыни, сумбула, турбита – каждого по одному данаку,  агарика, розы – каждого по полдирхама;  [все это] превращают в пилюли при помощи сока паслена и пьют. Еще хорошие пилюли: [берут] медную окалину, дубровник, анис в равных частях, превращают в пилюли и [пьют], начиная с одной дарахми  и [постепенно] поднимаясь выше. Из лепешечек [употребляют] лепешечки из большого слабительного ревеня, лепешечки из волчьего лыка с семенами, а также лепешечки из волчьего лыка по другой известной прописи.

Что же касается бани, то влажная баня для [водяночных] не желательна и лучшая баня для них – сухая; а лучшая из сухих – баня в печи, нагретой настолько, чтобы больной мог туда войти, особенно больной «водянкой мяса». Когда он войдет в печь, голову оставляет снаружи на холодном воздухе, чтобы холодный воздух доходил до области сердца и легких и охлаждал сердце и чтобы жажда не стала [слишком] сильной, а тело его источает обильную целительную испарину. Если же [баня] влажная, то от известных горячих вод со свойствами баврака,  или серных, или квасцовых, высушивающих соки, [водяночный] получает большую пользу в конце заболевания, особенно больной «водянкой мяса». Его купают в [этих] водах повторно, несколько раз в день, и если силы у него не падают и он в состоянии пробыть там весь день, то пусть так и делает. К этому же разряду относится морская [вода], если она подогрета или горяча. Что же касается холодной воды и плавания в ней, то это очень подходит в конце заболевания. Одно из достоинств воды горячих источников то, что, [купаясь в них], можно обеспечить дыхание холодным [наружным] воздухом, которого не хватает в бане. А когда нет под рукой воды горячих источников, стараются [улучшить] пресную воду, примешивая к ней лекарства или варя в ней, например, баврак,  серу, ушнан,  горчицу, известь и другие известные вещества, сходные с ними; [тогда] беда [от нее] невелика. Такая вода должна касаться у больного бурдючной или барабанной водянкой [только] живота, а у [больного] «водянкой мяса» – всего тела.

Что же касается горячей водянки, то она либо следует за горячей опухолью, либо является следствием горячей натуры, без опухоли, [когда такая натура] ослабляет изменяющую силу. Краснота мочи не обязательно является признаком такого рода водянки: иногда [такая] окраска происходит от скудости мочи. Поэтому полагайся лучше на прочие признаки и потом уже лечи [больного]. В обоих [этих случаях] следует полностью воздерживаться от горячих лекарств: они бы усилили причину [болезни], а это усилило бы [самую] болезнь, и тут даже была бы большая опасность. Не должно обращать внимание на тех, кто говорит, будто водянка излечивается только горячими лекарствами: она часто излечивалась, как мы это видели сами и как было испытано раньше нас, когда мы и наши предшественники лечили от опухоли [обычным] способом, а от горячей – охлаждением. Я видел одну женщину, которую совершенно изнурила водянка [и болезнь ее] стала великой. И стала [эта женщина] налегать на гранаты, и так много [их ела], что [прямо] страшно сказать, и выздоровела, и она сама придумала для себя и для своего аппетита такой режим.

Вместе с тем, следует также иметь в виду и скопившуюся воду. Ведь если ты станешь обращать внимание на одну только лихорадку, это будет опасно, а если бы ты стал обращать внимание [только] на воду, это было бы ошибкой. Поэтому следует осторожно объединить оба лечебных режима, прибегая к уравновешенным лекарствам и противоборствуя преобладающему [болезненному явлению]. Знай, что если ты будешь стараться излечить водянку и опухоль, пока лихорадка еще продолжается, это тебе не удастся. Способ лечения в подобных случаях состоит в применении сока паслена, сока пузырной вишни, сока сельдерея, сока крестовника и сока одуванчика, то есть «горького цикория»; к этим [лекарствам] следует примешивать немного лакка,  шафрана и ревеня с желтыми миробаланами. При необходимости употребляют также слабительные из волчьего лыка и другие, которые мы поместили в предыдущем разделе.

Надлежит вдуматься в то, что говорит Гален о лечении водяночного с горячей водянкой; мы записали это его собственными словами. Говорит Гален: «Вот как я лечил [одного] старика, нашего друга, от бурдючной водянки с жаром и ослаблением силы. Я питал его мясом козленка в жареном виде, горными и степными куропатками и другими подобными птицами, а также хлебом из грубой муки, карисом с  кислыми приправами, студнем, чечевицей с уксусом в виде желтой чечевичной похлебки и широко разрешал ему это, чтобы сохранить силы, но совершенно не дозволял бульона за исключением того дня, когда я намеревался поить его лекарством. В такой день я дозволял ему [есть] зирбадж  перед лекарством и после него; это не усиливало у него жажду, и я приказывал есть [зирбадж]  с уксусом средней крепости. Я вызывал [у больного] послабление таким отваром: желтых миробаланов – семь дирхамов,  дымянки – четыре дирхама,  травы горькой полыни – два дирхама,  травы посконника конопляновидного – два дирхама,  цикория свежего – пучок, сумбула ароматного – два дирхама,  семян цикория – два дирхама,  розы – два дирхама.  Все это варится в трех ритлах  воды, пока не останется один ритл,  в отваре разводят десять дирхамов  сахара и пьют. И еще [я поил его] такими пилюлями: брал сока молочая смолистого и такое же количество сахара, которым сгущают сок, – и давал их перед едой. Иногда [сок молочая смолистого] сгущают мякотью инжира, и я давал его две или три химусы,  после чего поил [больного] густосваренным соком незрелого винограда и ревенем и накладывал ему на печень холодные повязки, а также повязки из орешек пинии и волчьего лыка, размоченного в уксусе. Из мазей на живот я [применял] армянскую глину с уксусом и водой, [мазь] с ячменной мукой и просом, коровий кал и козий кал, золу дуба и виноградных лоз, а по временам – баврак  и серу, все это – с уксусом. Я даже накладывал ему на печень повязку из сандала, а иногда я клал сандаловую повязку на область печени, а растворяющую повязку – на пупок и на живот. Иногда я вызывал у него послабление розовым вином, размочив в нем сначала волчье лыко, а один раз [даже] развел в [вине] сок смолистого молочая; из плодов я разрешал сухой инжир и миндаль с сахаром. Я приказывал ему терпеть жажду, а если жажда становилась чрезмерной, я смешивал уксус с водой и поил его. Я также толок листья волчьего лыка, просеивал их сквозь сито, замешивал на меду инжир и давал их [больному] перед едой и после еды. А вообще я ни на один день не оставлял его без опорожнения». Вот [каковы] слова [Галена].

Что же касается питания больных водянкой, то оно должно быть скудным, раз в сутки. Если [больной] может воздерживаться от пшеничного хлеба, ибо он склеивает и производит закупорки, то пусть так и делает и ограничивается ячменным хлебом с семенами, а если нельзя обойтись без [пшеничного хлеба], то это должен быть хлеб, испеченный в печи, из грубой муки, хорошо выпеченный и сушеный, чтобы он не зацвел. [Печь его] нужно из пшеницы не клейкой, и некоторые люди кладут в него муки нута, а сдабривать его [надо], например, маслом незрелых маслин. Питать [таких больных] следует также уксусом с оливковым маслом, пряностями и приправами – он [хорошо] для них подходит. Бульон из курицы им полезен: мочегонное действие соединяется в нем со способностью исправлять [натуру] печени, а также яство, которое готовят христиане из маслин, моркови и чеснока. Пищей для них служит отвар нута, а [также] бульон из жаворонков, из старого петуха и из курицы, особенно с травой масличного молочая. Мясо, которое они иногда употребляют, должно быть легким мясом птиц, например, турачей, горных куропаток, горлиц, вяхирей и жаворонков,а также мясом куропаток ката,  мясом газелей, козлят и мясом маленьких рыбок, приправленных разрежающими, едкими и отрывающими [веществами], Змеиный рассол очень хорош для них, но он иногда возбуждает чрезмерную жажду. Овощи, [полезные] для таких больных, это, например, сельдерей, свекла, синеголовник, цикорий, дымянка, немного лебеды, порей, рута, листья тмина, мята, чеснок, каперсы, горчица; все зерна им вредны, в особенности больным барабанной водянкой; что же касается [различных] косточек, фисташек, орехов и горького миндаля, то они им полезны.

Иногда им разрешают, в дни ослабления строгости [режима], немного фиников и изюма, но нет им совсем разрешения на свежие] плоды, кроме сладкого граната. Что же касается вина, то пусть не; приближается к нему больной горячей водянкой, а страдающие холодной водянкой должны пить вино только жидкое, старое, и притом не натощак или не сразу после еды, а через некоторое время, когда станет известно, что пища уже опустилась из желудка. Что касается клизм и свечек, то [употребляют] клизмы из соков, выводящих водянистую влагу, [добавляя], например, сагапен, «фиалковый корень» и тому подобное. Свечки, хорошо выводящие воду. Берут семян крапивы – пятьдесят штук, семян молочая масличного – тридцать штук, агарика – семь киратов,  медной окалины – две трети дарахми.  [Все это] смешивают с хлебным мякишем, превращают в свечки и употребляют в количестве шести или девяти каратов.

Из мочегонных [водяночным] помогают все мочегонные средства. Хорошо для них такое лекарство, выгоняющее мочу: берут крапивного семени – девять киратов,  морозника черного – столько же, пузырной вишни – одну дарахми,  сумбула индийского – две дарахми.  [Все это] смешивают и принимают; на один раз дают пить мискал  в вине с пряностями. Другое [лекарство], выгоняющее мочу: [берут] веток бальзамного дерева, сумбула, цейлонской корицы, кумина, корневища касатика, зверобоя, соцветий ситника, аронника, куста,  амома, симирнийуна,  а это род дикой петрушки, футрасалийуна,  то есть семян горной петрушки, душистого тростника, перца, пузырной вишни, сисалийуса,  то есть румской ферулы вонючей, – каждого по дарахми.  Все это смешивают и пьют за один раз две дарахми.

 

 

Лечение «водянки мяса»

 

 

Общие основы [лечения водянки] полезно [применять] и при «водянке мяса». К тому же, в параграфе о бурдючной водянке мы уже дали указания, как лечить «водянку мяса». Иногда при «водянке мяса» возникает нужда в кровопускании, если причиной [болезни] является задержание крови месячных или [крови из] почечуйных шишек и имеются признаки переполнения; в таком случае кровопускание устраняет удушающие и угашающие [теплоту соки]. Кровопускание больше подходит при «водянке мяса», нежели при бурдючной водянке; если при «водянке мяса» есть лихорадка, то недопустимо выводить [жидкость] лекарством или кровопусканием, пока лихорадка не пройдет. Лепешечки из смолистого молочая, [если] принимать их так, как мы описали в параграфе о бурдючной водянке, больше подходят при «водянке мяса», нежели при всех прочих разновидностях водянки. Смягчение естества очень благоприятно для таких [больных]; его не следует поэтому запирать, но надлежит постоянно отпускать, хотя бы при помощи какого‑либо уравновешенного лекарства. Рвота тоже полезна [им], так же как и полоскания горла, очищающие мозг; приносит пользу и послабление, лучше всего – [послабление] пилюлями из ревеня.

[Предписывают] при водянке, особенно при «водянке мяса», также и движения, сначала – лежа, потом – крепко сидя на спине верхового животного и затем – мало‑помалу в виде ходьбы по мягкой, песчаной земле; при этом [больных] кто‑нибудь сопровождает и стирает с них пот, чтобы струйки пота, [выделяющиеся] одна за другой, не вызвали закупорок. После физических упражнений их подвергают прогреванию, особенно на солнце, так как [теплота солнца] глубоко проникает [в тело]; если жар солнца силен, то [больному] защищают голову, чтобы его не поразила мозговая болезнь, а остальные члены обнажают. Лежать ему должно на песке, если песок имеется, [смешанным] с упомянутыми выше присыпками. Когда с больного льет пот, [больного] обтирают и смазывают маслом, например, маслом бешеного огурца и ему подобным, и он должен остерегаться дуновения холодных ветров. [Больному] надлежит пить лекарство из лакка,  лекарство с куркумой, а также калкаланадж  и употреблять упомянутые [выше] мочегонные и слабительные с разрежающим и высушивающим свойством; к числу их принадлежат лепешечки из посконника с ягодами можжевельника, [которые принимают] в соке [различных] корней и в сиканджубине  из семян, если есть жар.

Все простые лекарства от бурдючной водянки помогают и при [«водянке мяса»] – даже сагапен, куст,  волчье лыко и фурбийун.  Отвар ягод можжевельника очень полезен, даже если варить их в одиночку, в таком количестве, чтобы от них покраснела вода; потом берут три дирхама  [сырых] ягод можжевельника и запивают их этой водой. Поят также ажгоном, кумином и каменной солью. При [«водянке мяса»] от горячей причины надлежит пустить кровь, чтобы вывести злокачественный гной, и давать мочегонные. Когда же сосуды очистятся, исправляй натуру печени [средствами], которые вернут печень от пылания к ее естественной натуре. Питать при холодной и горячей «водянке мяса» и заставлять [больного] терпеть жажду следует точно так же, как при холодной и горячей бурдючной водянке.

 

 

Лечение барабанной водянки

 

 

Правилом при ее лечении является выведение жидкого сока, если этот [сок], будучи заперт, служит причиной вздутия. Иногда приходится выводить водянистую влагу и делать прокол, как при бурдючной [водянке], а также укреплять желудок, если причиной [заболевания] является его слабость, или уравновешивать [натуру] печени с помощью мазей и других [средств], чтобы не стало чрезмерным образование паров. Кровопускание не входит в этот разряд [средств], разве только в редких случаях, и лучше осторожно послаблять естество, но не следует давать слишком много слабительных. Надлежит также употреблять мочегонные, не переходя, однако, при этом меру, ибо чрезмерное применение [мочегонных] приводят к обильному зарождению паров; применяют также средства, вызывающие отрыжку и рассасывающие ветры. [Больному] несколько раз в день растирают живот и припаривают его просом и отрубями, если это ему помогает.

[Полезны также] пилюли, которые [больной] пьет, и [свечки], вводимые [в прямую кишку], а иногда приходится несколько раз прикладывать к животу пустые банки. Следует избегать зерен и овощей и воздерживаться от молока и свежих плодов. Если барабанная водянка сопровождается горячим расстройством натуры, то [больного] следует поить, например, соком фенхеля, сельдерея, донника лекарственного, ромашки лекарственной или якорцев, а если барабанная водянка происходит от холодного расстройства натуры, то подобает поить кумином, анисом, бобровой струей, ажгоном и [заставлять] постоянно жевать кумин и ладан. Помогает [такому больному] лекарственная кашка из аира с чернушкой – она упоминается в Фармакопее, а также ажгон, ягоды можжевельника, кумин и каменная соль. [Вещества], вводимые [в прямую кишку]: кумин, баврак,  листья руты; из [листьев руты] также применяются свечки. Клизмы: из масла руты, самой по себе или с семенами, изгоняющими ветры.

 

 

 

 

 

Желтая и черная желтуха

 

Общее рассуждение

 

 

Желтуха – это резкий переход цвета тела в желтый или черный вследствие прилива желтого или черного сока к коже и прилежащим местам, при отсутствии загнивания; если бы загнивание имело место, оно обязательно сопровождалось бы при желтой желтухе трехдневной лихорадкой или, при черной, – четырехдневной [лихорадкой]. Причина жёлтой [желтухи] в большинстве случаев исходит от печени и от желчного пузыря, а причина черной – от селезенки, но иногда она возникает [в зависимости] от печени; бывает, что причиной желтой и черной желтухи оказывается общая натура [всего] тела.

Поговорим же сначала о желтожелчной желтухе и скажем: желтожелчная желтуха бывает либо от обильного зарождения желтой желчи, либо от невозможности ее вывести, а обильное зарождение желчи зависит либо от порождающего органа, либо от материи, из которой рождается желчь, или же от посторонних [телу] причин.

Орган, порождающий [желчь] по естеству, это печень. Когда [печень] сильно разогревается [либо] вследствие согревающих причин, либо из‑за опухолей в печени или в желчных протоках, либо вследствие закупорок, не допускающих желчь к желчному пузырю, или вследствие горячности натуры желчного пузыря, который ее сильно согревает, то она начинает производить желтую желчь [в избытке], как ты уже узнал в своем месте. Что же касается [источника], порождающего [желчь] не естественным путем, то таковым является все тело, когда оно чрезмерно согревается и превращает всю имеющуюся в нем кровь в желчь. Материя, [образующая желчь], это питательные вещества. Если это [вещества] такого рода, из которых зарождается желчь либо вследствие теплоты натуры, либо из‑за того, что они быстро переходят к теплоте, как например, молоко в горячем желудке, то они обязательно порождают обильную желчь. Что же касается причин посторонних, то это, например, внешняя теплота, охватывающая [тело] или распространяющаяся в нем вследствие, положим, укуса скорпиона, змеи или какой‑нибудь зловредной осы или укуса ястребиной вши. Иногда так действуют и выпитые лекарства, например, желчь барса или гадюки, если они таковы, что не убивают; ядовитое же [лекарство] большей частью проявляет [свое действие] сразу.

При желтухе из‑за обилия желтой желчи [желчь] иногда распространяется сама по себе вследствие значительного преобладания ее в крови, а иногда это происходит от того, что ее гонит естество, как [бывает] при кризисной желтухе. Бывает, что такая обильная [желчь] рождается разом, а иногда она рождается мало‑помалу, в течение [ряда] дней, если зарождающаяся желчь не расходится [по телу] вследствие плотности кожи и густоты материи. По этим двум причинам умножаются [заболевания] желтухой, когда поднимаются северные ветры, а также в холодную зиму или когда задерживается привычная [для человека] испарина. Обильное зарождение желтой желчи иногда происходит в печени, а иногда во всем теле, как ты уже знаешь. Иногда [желтая желтуха] бывает также из‑за горячих опухолей, где бы они ни находились, так как [опухоли] изменяют натуру [печени], делая ее горячей, и увеличивается зарождение желчи. Таким образом, [желтая] желтуха [обычно] случается вследствие соседства [с печенью] горячих опухолей, которые изменяют ее натуру, хотя это [заболевание] иногда возникает также из‑за закупорки и задержания вывода [желчи]; холодные опухоли скорее порождают черную желчь.

Такова [желтуха], происходящая от обилия желчи. Что же касается [желтухи] по причине отсутствия выхода [желчи], то это может быть отсутствие выхода либо из печени, либо из желчного пузыря, либо из кишок или других органов. Если [желчь] не выводится из печени, то причина этого [зависит] либо от действующей [силы], либо от орудия. Причина, связанная с действующей силой, это слабость отделяющей силы или слабость изгоняющей силы, а причина, [заложенная в самом] орудии, это закупорка протока или промежутка между печенью и протоком. К этому же разряду относится [желтуха], зарождающаяся вследствие опухолей в печени, горячих или твердых, и к той же категории принадлежит желтуха, возникающая [в том случае], если впадину [печени] поражает холод, стягивающий ее проток, а также [желтуха], происходящая от давления [какого‑либо органа] и от иных причин закупорки.

Знай, что если образовалась закупорка и заперла желтую желчь [либо] в печени, в каком месте печени она бы ни находилась, либо в желчном пузыре, то печень обязательно становится от этого горячее, чем раньше, и желчи также рождается больше, нежели в здоровом состоянии. Что же касается [желтухи], зависящей от желчного пузыря, то [причина здесь] либо в его неспособности втягивать [желчь] из печени, особенно если [печень] при этом слаба и не может отделять [желчь от крови] и изгонять ее, либо вследствие [чрезмерности] привлекающей силы [желчного пузыря], из‑за которой желчь, втягиваясь, наполняет пузырь с одного раза, и там больше не оказывается места для чего‑либо, кроме того, что его наполнило. Желчь сильно растягивает [пузырь], его [привлекающая] сила падает и он [больше] не привлекает [желчи]. Или желтуха возникает вследствие появления закупорки в проходах из [пузыря] в кишки. Такая закупорка иногда образуется вследствие значительного скопления желчи в проходах, которая сразу протекает туда вследствие обильного зарождения или усиленного изгнания из печени, либо вследствие мощного привлечения ее в желчный пузырь, тогда устье прохода закрывается задержавшейся [желчью], и [изгоняющая] сила вследствие такого повреждения ослабевает. Бывает [желтуха] также и от прочих причин закупорок.

Желтуха, которая возникает при куландже,  происходит от того, что вязкий сок заклеивает поверхность протока и желчь не изливается в кишки; это и есть желтуха, причиной которой является куландж.  Однако бывает и такая желтуха, которая возникает при куландже,  но причиной ее является не куландж.  Напротив, оба эти [заболевания] зависят от одной общей причины, а именно от закупорки, которая образовалась в желчном пузыре раньше, нежели возник куландж,  и помешала желчи изливаться в кишки и омывать их. Когда желчь оказывается задержанной, кишки перестают омываться желчью, в них скапливается много [вредных] жидкостей и поднимается куландж.  Оказывается также, что желтая желчь вернулась обратно в тело и началась желтуха. Всякую закупорку в протоке из печени в желчный пузырь или из желчного пузыря в кишки, если она образовалась вследствие зарастания [протока] или нароста в нем, нет надежды излечить. Что же касается [желтухи], зависящей от кишок, то это, как думают некоторые, [тот случай], когда в кишках, особенно в колоне,  скопляется много желтой желчи, которая излилась туда и не выходит вследствие какой‑либо препятствующей причины. Тогда желчь, находящаяся в желчном пузыре, не находит места куда бы излиться, даже если проток [в кишки] открыт. Это бывает очень редко и как будто [даже] невозможно, ибо когда желчь оказывается в кишках и умножается там, она выводит самое себя и другие [вещества], если только чувствительность кишок [почему‑либо] не исчезла и изгоняющая сила не упала.

Что же касается черной селезеночной желтухи, то приравнивай ее в отношении причин возникновения к желтухе, зависящей от желчного пузыря, поскольку она возникает вследствие закупорок в обоих проходах и поскольку возникновение ее объясняется слабостью каких‑либо сил [печени] и мощью других [ее сил]. А черная печеночная желтуха иногда возникает вследствие большой теплоты печени, которая сжигает кровь и умножает черную желчь в теле. Если этому также способствует какое‑либо [расстройство] в селезенке и в проходах, то дело завершено. Желтуха возникает также из‑за сильной холодности печени, вследствие которой кровь мутнеет и чернеет; иногда холод сопровождается сухостью, а иногда – влажностью. Нередко [такая желтуха] бывает по причине опухолей, холодных или твердых. Что же касается черной желтухи по причине, [связанной] со всем телом, то она возникает либо от сильного жара тела, который пережигает кровь в черную желчь, либо от сильного холода, от которого кровь застывает и превращается в черную желчь. Причиной всякой желтухи, желтой или черной, которая происходит из‑за всего тела, являются сосуды, рассеянные по телу. Порча крови и переход ее [в черную желчь] происходит здесь тождественно с порчей крови и переходом ее в материю «водянки мяса», когда порча проявляется не в печени, а только в сосудах. Ты можешь разделить [эти причины] и считать, что черная желтуха иногда бывает от обилия [желчи], а иногда – из‑за ее задержания, тождественно с тем, что было сказано о желтой [желтухе].

Случается, что обе желтухи возникают одновременно либо потому, что желтая желчь, расходящаяся по телу и крови, которая с нею смешана, сгорает, так что оба сока превращаются в черную желчь и сочетаются между собой, либо потому, что с обеих сторон имеется повреждение – я хочу сказать: со стороны печени и желчного пузыря и со стороны селезенки. Некоторые полагают, что желтая желтуха иногда случается внезапно, а черная не случается внезапно, и придерживаются мнения, будто причина зарождения желтой желчи сильней, чем причина зарождения черной желчи, и поэтому черная желчь зарождается мало‑помалу. Однако дело не [всегда] обстоит таким образом, хотя в большинстве случаев [все] происходит так, как они говорят. Иногда случается также, что черная желтуха [знаменует] кризис болезней селезенки и сходных с ними заболеваний, если естество не находит пути в сторону опорожнения из‑за какой‑либо препятствующей причины. У большинства больных желтой желтухой естество бывает заперто вследствие задержания жгучего, пробуждающего [желудок] сока, о котором ты знаешь. Если человек, у которого желтуха, не лечит ее и материя желтухи не растворяется, то можно бояться, [что ему будет грозить] опасность; многих таких [больных] смерть поражает внезапно.

Худший вид печеночной желтухи – желтуха, происходящая от опухоли; это та [желтуха], о которой упоминает Гиппократ и говорит, что если печень у желтушечного твердая, это дурной признак. Сказал Гиппократ в одной из [книг], которые ему приписывают, что существует злокачественная разновидность желтухи, быстро приводящая к гибели. У мочи такого больного есть сходство с [соком] чечевицеобразной вики и она красного цвета: [заболевание] сопровождается покалыванием в животе, лихорадкой и слабым познабливанием; наблюдается также слабость в речи,[7] вследствие сильного головокружения. Такая [желтуха] убивает к четырнадцатому дню.

 

 

Лечение желтой желтухи

 

 

Знай, что намерения при лечении желтух направляются на две вещи. Одна из них – это устранение самой желтухи путем отвлечения ее от кожи и от глаз с помощью потогонных и закутыва и глазных средств, а также лекарств, выводящих низом материю, которая создает желтуху. Вторая цель направлена на [основную] причину, дабы пресечь ее, и это осуществляется либо исправлением натуры, либо укреплением силы, либо пользованием опухоли, либо открытием закупорки, либо опорожнением путем кровопускания из басилика,  из малой спасительной вены или из подъязычного сосуда, как предписывают некоторые [врачи]. А если [кровопускание] невозможно, то ставят банки выше области печени над правой лопаткой, или ниже печени, на пространство под ребрами. Или [опорожняют] с помощью послабления, выводя [вещества], способствующие [образованию] материи, хотя [самая] материя и не выводится; опорожнение посредством рвоты полезно при всякой желтухе. Что же касается лечения от вредоносности яда, то поскольку важнее всего здесь начать с устранения причины, надлежит заняться этим спервоначала.

При желтухе, зависящей от горячности натуры печени, [всего] тела или желчного пузыря, обусловленной какой‑нибудь причиной, кроме питья или еды, или одной из этих двух причин, лечение, если наблюдается переполнение кровью или желчью, требует прежде всего выведения этих веществ. От крови опорожняют путем кровопускания, например, из басилика,  а желчь выводят, послабляя миробаланами, дымянкой или смолой скаммония в кислом молоке и вообще [всеми] желчегонными, а также различными сыворотками сыра, усиленными миробаланами, смолой скаммония и тому подобными веществами. К числу средств, объединяющих очищение от желтухи с выведением материи, принадлежит хорошая пропись сырной сыворотки: берут козьего молока – три ритла  и горсть сафлора, которые толкут и некоторое время размачивают в молоке. Потом молоко отцеживают и оставляют стоять, чтобы оно загустело за ночь, после чего отжимают сыр, берут сыворотку, кладут в нее немного меду или сахару и два дирхама  индийской соли; если хочешь сделать [сыворотку] крепкой, положи в нее смолы скаммония – около данака.  Пьют ее – сколько можно вынести – в течение трех дней. Вот еще одно средство, объединяющее очищение от желчи с выведением материи: берут сока листьев редьки – одну укийю,  слабительной кассии – семь дирхамов,  семян лебеды – данак,  сабура – данак,  шафрана – данак;  это изрядно [действует] при [желтухе], сопровождающейся горячей опухолью в печени или в протоках, а также лихорадкой. Питать [при желтухе] следует ячменной водой и соком овощей, как ты уже узнал из параграфа об опухолях в печени; затягивать речь об этом нет пользы.

Когда станет явным созревание, ты смело применяешь [лекарства], в которые входят смола скаммония, сабур и тому подобное, ослабив их [сначала], например, соком повилики, цикория, а также прочими [средствами], которые ты знаешь. А вообще пока опухоль не прошла и состояние ее не стало хорошим, не мечтай лечить самую желтуху. Если же лихорадки нет и силы велики, – а это признак, что нет опухоли, – и желтуха [сопровождается] пыланием, то следует [назначать] кислые приправы, карие  из рыбы, карие  из говядины и козлятины и [свежие] и выжатые соки плодов, особенно сок обоих сортов граната натощак, а также сикбадж  говяжий, сикбадж  рыбный, выжатые соки холодных овощей. Многим из таких средств, хотя это пища, присущи свойства сильнейших лекарств этого рода в отношении полезности и исправления натуры [печени]. Вот одно из средств лечения при таком состоянии: [берут] поровну выжатого сока листьев редьки и выжатого сока шелковицы и пьют их в количестве тридцати дирхамов;  это [лекарство] направлено и против самой желтухи и [приносит пользу] также тогда, когда нет пылания в желчном пузыре. Таким [больным] помогает молоко ослицы, которое варят с небольшим количеством уксуса и дают пить, или выжатый сок горькой полыни с холодной водой. Иногда бывает полезно давать больному пресный хлеб или крупную соль и большое количество цикория в течение семи дней: это промывает желчный пузырь, устраняет его гнилостность и сгущает то, что в нем находится.

[Больным желтухой] не разрешается пить вино иначе как сильно разбавленным и [дозволяется] употреблять только легкое мясо птиц и бульон из птичьего мяса. Каждый [страдающий] желтухой от горячей причины должен избегать ночного бдения, гнева, усиленного движения и бани. Когда горячность наблюдается во всем теле, ты [должен] охлаждать печень и желчный пузырь и охлаждать сосуды, особенно если применяешь купанье в теплой воде, в которой варились холодные и влажные лекарства. Что же касается воды, холодной на [самом деле] и имеющей силу вяжущих лекарств, то она иногда препятствует рассасыванию желтухи. При лечении горячей печени и [горячего] желчного пузыря иногда применяют лекарственные повязки на эти [органы], а иногда дают пить лепешечки и, между прочим, лепешечки, составленные из семян огурца, семян цикория, семян латука, тыквенных семечек, сандала, конкреций бамбука и красной розы, взятых равными частями. На каждые два дирхама  [этого состава] кладут один кират  камфоры, превращают [состав] в лепешечки и принимают.

Испытана полезность наложения на печень и прилежащие области повязок с охлажденными на снегу выжатыми соками, а также сандалом обоих видов и камфорой, [которые не снимают], пока холод не почувствуется внутри. Это устраняет желтуху и делает мочу светлой в тот же день. Если причиной [желтухи] является слабость печени и желчного пузыря, то ее лечат способами, упоминаемыми в [части p] печени, ибо лечение самого желчного пузыря – это то же лечение, [что и для печени]. На способы пользования опухоли мы уже указывали здесь и подкрепили рассуждение о них в параграфе о печени.

Что же касается желтухи, зависящей от закупорки, то на все [такие] закупорки распространяется способ лечения закупорок, упоминаемый в части о печени, [то есть] кровопускание и выведение мочи, если закупорка находится в выпуклой части, или послабление, если она в вогнутой части, смотря по тому, что нужно. [Необходимо также] воздерживаться от всех [веществ], которые связывают и сушат: если [эти вещества] горячие, они суживают проходы и усиливают закупорку. Правильно будет начать со смягчения и увлажнения и затем вызвать открытие [закупорки]. Смягчающие [средства] бывают или горячими и влажными или холодными и влажными в зависимости от обстоятельств. Когда же ты откроешь закупорки, в конце или в начале [заболевания], то правильно будет вызвать потом послабление, соответствующее тому, что [больной] может вынести, и согласное с тем, что сказано выше о послаблении.

Знай, что если ты начнешь с послабления и оно не произведет никакого действия, тебе надлежит [применить] сильные открывающие средства и затем – сильное слабительное, которое дают пить разом, [в количестве], соответствующем силам [больного]. Если закупорка произошла от чего‑нибудь, что выросло в протоке, например, от мясистого нароста, то я не могу назвать лекарства для этого. Но один из врачей упоминает такое лекарство и говорит: извлекают путем толчения выжатый сок сырого портулака огородного, выжатый сок листьев сырой редьки и сок листьев щавеля; затем все это вместе кипятят, процеживают и добавляют выжатого сока щавеля с небольшим количеством толченой вики чечевицеобразной. [Упомянутый врач] говорит: «И немного этого лекарства дают пить с семенами редьки и дынными семечками, очищенными от шелухи и смешанными с одной четвертью по количеству мирры и куста».

Если закупорка происходит от сухости и высыхания, а на это указывает состояние тела [больного], то употребляются мягчи и желчегонные средства, например, слизи [семян], кордия и тому подобные [вещества] с миндальным маслом. Если же закупорка происходит от горячей опухоли, то лечение закупорки [осуществляется] лечением опухоли. Когда [опухоль] созреет, то смело, без страха, пои мочегонными, например, анисом и фенхелем, а также выводи желчь низом. А если опухоль твердая, то это дело, тяжелое: надлежит, ведь, лечить твердую опухоль, а раньше, чем это делать, следует направить [лечение] на самую желтуху при помощи средств, о которых мы вскоре упомянем. Простые лекарства, употребляемые в данном случае, упоминаются в параграфе о закупорках в печени. К числу открывающих [лекарств] с хорошими, свойствами при этом [заболевании] принадлежат морской лук и копытень, а также лепешечки, приготовленные из горького миндаля, горькой полыни, копытня, аниса и агарика.

Вот одно из средств, которым, наряду со способностью открывать закупорки, присущи и другие свойства: берут орешков большой пинии – три дирхама,  изюма, очищенного от косточек, – пять дирхамов,  желтой серы – полмискала,  повилики, семян горной петрушки, черного нута и белого ладана – каждого по два дирхама.  [Состав] толкут, просеивают и принимают всего этого полтора дирхама  с соком фенхеля; его употребляют так несколько дней. [Это лекарство] излечивает и исцеляет, и мы его испытывали неоднократно; воловик красильный – тоже одно из лучших лекарств от желтухи. Тяжелее всего это [заболевание], когда закупорки образуются в желчных протоках, но клизмы и слабительные больше помогают в таком случае. Слабительные приготовляют тогда, например, из повилики, полиподиума, агарика, сафлора, нефтяной соли и сходных с ними [веществ]; в клизмы тоже кладут эти лекарства. Хорошая пропись при таком [заболевании] : берут сабура – дирхам,  смолы скаммония – четверть дирхама,  агарика – две трети дирхама,  выжатого сока посконника – три дирхама;  [все это] превращают в пилюли с выжатым соком цикория и пьют в количестве дирхама,  повторяя [прием] несколько раз.

Когда желтуха из‑за закупорок становится хронической, то прибегают к лекарству с куркумой, терьяку и тому подобным [средствам], чтобы с силой раскрыть закупорку, а также к лекарству с лакком.  Если при закупорках бывает лихорадка, то очень хороша лебеда – она открывает и разрежает, а также корень водяного латука; его принимают два дирхама  с медом. [Хорош] также сок повилики и горького цикория с чешуйками слабительной кассии и маслом горького или сладкого миндаля. Что же касается средств от желтухи, направленных против самой болезни с целью вызвать ее рассасывание, и вместе с тем способствующих раскрытию [закупорок] и имеющих другие полезные свойства, то это лекарства для питья, лекарства для промывания и лекарства для введения в нос, и наиболее полезны они для глаз и для лица. Сюда же относятся и общие лечебные меры, как например, частое купанье в бане; это есть основа [всего лечения], как и сходные [с баней процедуры], например, пользование ваннами из очищающих вод; если больного при этом схватит [позыв на] мочу, пусть мочится [прямо] в ванну – это [тоже] средство лечения. А когда выйдет из бани, пусть закутается, чтобы его никак не поразило холодом, и лежит закутанный.

Что же касается [других средств], кроме бани, состоящих в употреблении лекарств, то это лекарства, выводящие из кожи желтуху. Лекарства, которые выводят [желтуху], выводят ее либо путем послабления, либо путем усиленного изгнания мочи, либо в испарине, причем лучше всего, когда [пот появляется] после физических упражнений, утомления и жажды, особенно, если потогонным средством служит вино, а также после бани.

Тому, у кого хотят лечить желтуху путем растворения [материи], вреден холод и ветер, если только не хотят противоборствовать холодом [слишком] горячему лекарству и не [имеют намерения] собрать его [в одном месте]. Так, например, [больного] иногда поят перцем, а потом, после этого, сажают в холодную воду. Говорят, что страдающим желтухой полезно смотреть на желтые вещи: это побуждает естество к изгнанию всей желтожелчной материи по направлению к коже и облегчает трудность лечения. Что касается меня, то я не из тех, кто упорно отрицает такие способы врачевания, как отрицают их многие из философствующих об этом. Вот одно из известных лекарств для питья: дать [больному] выпить, когда он в ванне, две укийи  выжатого сока редьки, полдирхама баврака  и одну укийю  вареного виноградного сусла: это не замедлит вывести желтизну. Или еще: берут пучок спаржи и горсть нута и варят в каменном котелке в пяти кистах  воды; этот отвар дают пить, смешав его с вином, если нет лихорадки, а если есть лихорадка, то поят им одним. Потом больного сажают в ванну с водой, в которой варили адиантум, – это выводит желтизну. Еще [одно средство]: «цвет» соды в количестве двух дирхамов  в старом вине оставляют простоять ночь под [открытым] небом и дают пить, после чего применяют купанье, как уже сказано.

Или поят печеным морским луком с семью частями жженой соли, на один раз дают пить два фаланджара  натощак. Или поят морской капустой в количестве двух дирхамов,  посыпанной на яйца всмятку, или в виде похлебки, либо [употребляют] гранатовых корок – четыре дирхамам  мышьяка – два дирхама;  этого берут столько, сколько может удержать большой палец, и дают пить в трех укийах  молока ослицы. Или [дают выпить] два дирхама  или больше пажитника с водой и медом и сажают [больного] в ванну с холодной водой, или берут толченый адиантум, которого употребляют четыре дирхама с  водой, где варили анис, или выжатый сок щавеля с небольшим количеством вина. Или [употребляют] кал собаки, питающейся одними костями, белый без примеси черноты, в количестве четырех дирхамов с  медом, или сушеные листья свеклы в количестве шести дирхамов с  подслащенной медом водой, или кал овцы с матбухом,  или выжатый сок редьки в количестве двух укий  и полдирхама баврака,  или сушеной мяты – четыре дирхама  с разбавленным вином – это делают три дня. Или [берут] черного нута – ритл  и горсть адиантума, варят пока не уйдет треть [воды], и дают выпить этого две укийи,  или [употребляют] выжатого сока редьки – две укийи,  вина – укийю,  или черного нута – ритл,  зерен бальзамного дерева, ладана, фенхеля – каждого по горсти, варят в шести кистах  воды, пока [ее] не уйдет одна треть, и пьют по две укийи,  а если нет лихорадки, то это пьют с вином. Или [употребляют] китайской корицы – столько, сколько могут удержать три пальца, с вином и медом в половинном количестве, и [пьют] полторы укийи  с водой и вином. Или [берут] косточек магалебской вишни, очищенных от скорлупы, дают пить в количестве двух дирхамов;  или [употребляют] красильной марены – один дирхам  с яйцами всмятку.

Берут также опилок оленьего рога в количестве восемнадцати киратов  и поят им с вином фурусатикун;  или употребляют орешки пинии, ажгон и живокость, и поят ими больного, или перец с белым калом собаки, питавшейся [одними] костями, в количестве мил'аки, с  вином. Или наполняют вином и водой плод колоквинта, выбросив его содержимое, и пьют; или поят медвежьей желчью в вине, или берут оленьего рога – дирхам  с третью, серы – два данака  и пьют это, а затем пьют вино. Или берут – особенно при [желтухе] от закупорок, – ревень, хивфарикун,  адиантум, качим и марену красильную – равными частями; на раз пьют по одному дирхаму.  Простые лекарства, входящие в этот разряд – они также открывают закупорки, – это горькая полынь, анис, копытень, аир, марена красильная, горечавка, ветви бальзамного дерева, агарик, качим, кипарисовые шишки, куст  и обе аристолохии.

Одно из [средств], упоминаемых [врачами], – оно легкое – дать выпить мозгов куропатки в чистом вине. Или берут желтки двух сырых яиц, разводят в половине ускурраджи  вина и выпивают. Одно из средств, которые сильно хвалят, – дать выпить сушеных дождевых червей; это тотчас же очищает, так же как и медвежья желчь. Испытано и такое средство: [больного] поят корнями щавеля и потом заставляют стоять на солнце; после этого он некоторое время ходит, пока не разогреется и не захочет пить; ему дают выпить отвар адиантума и он тотчас же выделяет пот, обильный и желтый, особенно, если в отвар вместе с адиантумом положили красильной марены и мяты. То же самое [будет], если дать это выпить после бани.

Вот одно из особых для этого мочегонных средств: взять кипарисовых шишек – два дирхама  и дать выпить с дирхамом  очищенной цейлонской корицы в старом виноградном сусле, после чего больной усиленно бегает; это выводит с мочой всю желтуху. Иногда [больным] помогает мясо ежа из‑за его сильного мочегонного и очищающего действия и так как оно подходит для печени и является [в то же время] питательным веществом. Сок повилики, если выпить его ускурраджу  с семенами сельдерея и сахаром‑леденцом, [тоже] помогает. К числу особых слабительных средств при этой [болезни] принадлежит такое: срезать верхушку колоквинта, выбросить его содержимое, влить [внутрь] виноградное сусло, вскипятить на угольях, процедить и дать выпить. Вот одно из средств, которое мы пробовали: взять сабура – полдирхама,  смолы скаммония – данак,  нефтяной соли – четверть дирхама,  марены красильной и агарика – каждого по полдирхама;  из этого приготовляют пилюли и дают их пить в соке [различных] семян. [Употребляются] также лекарства, которые мы упоминали раньше, а клизмы на этот случай мы перечисляем в Фармакопее.

К средствам для введения в нос принадлежат [различные] выжатые соки, которые вводят в нос [больным], например, выжатый сок бешеного огурца, выжатый сок листьев кресса, выжатый сок шандры и выжатый сок артанисы,  [которую берут], как она есть, или же артанису  давят и размачивают [целую] ночь в женском молоке, а утром выжимают, подогревают и капают соком [в нос]. Или [берут] выжатый сок корня клевера, который слегка кипятят с жасмином, [добавив] немного сахару, и вводят в нос, или выжатый сок редьки, толченной вместе с листьями. Из выжатых соков, не очень горячих [по натуре, употребляют] выжатый сок свеклы, а из холодных выжатых соков – выжатый сок живучки или выжатый сок речного асфайуша.  Уксус, сам по себе, если втянуть его в нос и удерживать некоторое время, причем больной находится в водоеме бани – превосходное средство. Так же он [действует], если размачивать в уксусе чернушку один день и одну ночь, затем процедить его и вводить в нос или нюхать, как он есть или разбавленным. [Из других средств], кроме выжатых соков, берут живокости – четверть дирхама,  растирают и разводят в соке кориандра и миндальном масле, взятых поровну, в количестве десяти дирхамов.  [Состав] вводят больному в нос, когда он находится в ванне в банном водоеме, а иногда примешивают немного винного уксуса.

Что же касается самих глаз, то их постоянно промывают розовой водой, соком кориандра и соленой водой. Промывающие средства для больных желтухой – это воды, в которых варили адиантум, цитварную полынь, майоран, дубровник полиум, ромашку лекарственную и, особенно, ромашку обыкновенную, а также якорцы. Укроп – основа этих [лекарств]. Иногда, по причине горячей желтухи, в них кладут кислоты цитрона, ибо она сильно очищает, отрывая всякую краску. Из этих вещей иногда изготовляют повязки, а иногда из них делают масла и втирают их – например, масло ромашки обыкновенной, масло ромашки лекарственной, а также масло сгущенного виноградного сусла и масло касатика.

Что же касается кризисной желтухи, то когда болезнь [начнет] уменьшаться, следует направить [лечение] против самого заболевания при помощи промывающих, а также очищающих и мочегонных [средств]. Иногда не приходится [прибегать] к послаблению, а нередко бывает достаточно одной бани. Если ты видишь, что моча, и кал [больных] окрашены незначительно, то, знай, что материя в них густая и усиливай промывающие потогонные и им подобные средства» которыми ты лечишь. Желтуху [от яда] лечат терьяком и митридатом, чтобы противоборствовать яду, а затем дают пить, например, сок кислого яблока, сок граната, выжатый сок цикория и портулака огородного, слизь подорожника блошного и барбарис, а также все то, в чем есть охлаждающее и противоядное свойство, и [стараются] уравновесить натуру, а затем направляют [лечение] против самой желтухи. Пробовали, в начале этой болезни и, особенно, если яд был выпит, постоянно давать пить молоко с миндальным маслом. Что же касается лечения таких больных питанием, то мы уже осведомили о нем, говоря о горячей натуре [печени] при отсутствии явной слабости ее и закупорок; о [лечении желтухи] вследствие закупорок и слабости печени ты уже знаешь из того, что сказано в части о печени. Питанием для больных желтухой служит то, что легко и нежно и имеет свойство открывать закупорки. Бульон из рыбы приносит им пользу, особенно с веществами мочегонными и разрежающими, о которых мы еще скажем в конце параграфов.

 

 

Лечение черной желтухи и сочетания обеих желтух

 

 

При селезеночной [черной желтухе] мы смотрим, имеется ли налицо значительное кровяное переполнение и пускаем кровь из левого басилика  и затем – из спасительной вены, потом занимаемся селезенкой и устранением ее закупорок, опухолей или слабости. Если же причиной [болезни] является обилие черной желчи вследствие [действия] порождающих ее сил или пищи, как мы говорили раньше, то необходимо вывести также и [черную желчь] с помощью выводящих ее [средств]. К ним относятся, [между прочим], отвар сколопендры с харбаком,  упоминаемый в Фармакопее, которым опоражнивают несколько раз, и отвар повилики по такой прописи: берут миробаланов черных и кабульских, каждого по десять [дирхамов],  дымянки, полиподиума, сколопендры, соцветий ситника – по пяти, корня сельдерея и фенхеля – каждого по горсти, морозника черного – два дирхама.  [Все это] варят в трех ритлах  воды, пока не останется одна четверть, кладут в [отвар] повилики – пять дирхамов,  слегка кипятят и процеживают. С этим сочетают горький ийарадж  [в количестве] двух третей дирхама.  Употребляют также пилюли, приготовленные из черных миробаланов, повилики, индийской соли, агарика и коры корней каперсов. После опорожнения [больного] поят молоком жеребой верблюдицы, а если его не найдется, то сырной сывороткой, приготовленной с сиканджубином с  семенами, ситником, дубровником полиум и лекарствами для селезенки: сколопендрой, корнем каперсов и тому подобными, а также водой, в которой варили листья тамариска и его корни, соком листьев каперсов, соком листьев редьки с сиканджубином  и [соком] паслена, соком сельдерея, если есть жар, и сиканджубином,  в котором варили сколопендру, листья каперсов, плоды тамариска и дубровник полиум. Если в селезенке имеется горячая опухоль, то не следует переходить меру в отношении согревающих [лекарств], а если в ней есть закупорки, то сильные открывающие лекарства, упомянутые в части о печени, помогают также и от этого. Мы еще скажем в параграфе о закупорках в селезенке об особых лекарствах против этой [болезни].

Если [черная желтуха] возникла вследствие слабости привлекающей [силы] селезенки, то необходимо ставить на селезенку банки без надреза и предписывать физические упражнения и укрепляющие селезенку лекарственные повязки, например, [повязку], приготовленную [по такой прописи]: горькой полыни, дикого тмина, соцветий ситника, тимьяна, золототысячника и корней каперсов – каждого по одной части, розы – две части, бделлия – полторы части, ушшака  семь частей с одной десятой. Эту повязку накладывают [на селезенку]. Если же селезенку [хотят] промыть, то промывают крепким уксусом, в котором кипятили укроп, баврак,  соль, руту и мяту.

Если причина черной желтухи в горячности печени, то ты лечишь печень угашающими [теплоту] средствами, а если имеется налицо холодность, ты лечишь главным образом большим терьяком, а также известными лекарствами против этого. Если причиной [желтухи] является все тело в целом, ты сначала делаешь то, что нужно с печенью, чтобы воздействию [лечения] подверглись сосуды и затем – тело. Что же касается [черной] желтухи, как таковой, то ее лечат теми же средствами, которыми лечат желтую желтуху, как таковую, [выбирая] сильные [средства]. Когда оба [вида] желтухи возникают одновременно и имеет место переполнение, так что есть надобность в кровопускании, то пускают кровь из обеих рук, делая между кровопусканиями [перерыв] в несколько дней. При этом объединяют оба режима лечения, и в промежутках между [кровопусканиями] поят отваром из горькой полыни и повилики, а также смешивают сок листьев редьки, тамариска, ивы египетской – каждого по полторы укийи,  сок паслена – три укийи,  сок листьев каперсов – две укийи.  Их смешивают, кипятят все это с десятью дирхамами  слабительной кассии и прибавляют две трети дирхама  горького ийараджа,  два данака  шафрана и три карата  смолы скаммония, запеченной в айве. После [приема лекарства] выжидают два дня, а потом дают пить сырную сыворотку с сиканджубином.  Что же касается пищи во всех таких [случаях], то это [уже] известные легкие яства, а также рыба из каменистых водоемов и бульон из жирных цыплят, а из овощей – цикорий и сельдерей, особенно в маринованном виде, а также каперсы в уксусе.

 

 

 

Куландж и задержание кала

 

Общее рассуждение

 

 

Куландж – заболевание кишок, вследствие которого затрудняется выход того, что естественно выходит. Куландж  в подлинном смысле слова – название [боли], причина коей кроется в толстых кишках, в колоне  и в тех, что прилегают к нему, то есть боли, которая часто бывает в этих кишках из‑за их холодности и плотности. [Именно] из‑за холодности на них много жира. Если же [такая боль] имеет место в тонких кишках, то особое название ее, согласно правильному словоупотреблению, – илеус,  но иногда илеус  в некоторых книгах называется куланджем,  потому что он очень походит на куландж.  Причины куланджа  иногда кроются именно в колоне,  а иногда в других кишках и переходят они на колон  вследствие соучастия его с другими [кишками].

Причина, имеющая место в колоне,  это расстройство простой [натуры] – горячей, холодной или сухой. Горячая [натура] действует тем, что сильно сушит, направляет пищу в [сторону] печени и проталкивает ее к ней, а холодная вредит своим сгущающим действием или создает вредоносное расстройство натуры; чаще всего это случается в холодных странах или при северных ветрах. Холод иногда производит такое действие, стягивая мышцы живота, теплота которого перемещается внутрь и высушивает кал, натягивая мышцы заднего прохода, так что кал и [окружающие его] вещества поднимаются кверху. Сухая [натура] производит такое же действие, поскольку отсутствует то, что заставляет кал скользить, и наличествует, то, что его сушит, впитывая [влагу]. Что же касается расстройства влажной простой натуры, то оно по существу не является причиной куланджа,  если только не возникнут из‑за него явления, могущие вызвать холодный или влажный куландж  с материей.

При расстройстве натуры материя может быть либо горячей, пылающей, и жгучей и вызвать нарушение непрерывности, при котором рези переходят в куландж,  либо холодной, причиняющей боль, либо из‑за расстройства несогласной холодной натуры, либо вследствие нарушения непрерывности, возникающего при прохождении этой материи, хотя это и не настоящий куландж;  иногда холодная [натура] вызывает куландж,  час за часом порождая ветры в теле кишок. Иногда соком, вызывающим такую боль или что‑либо к ней близкое, является черная желчь. Нередко [боль] появляется приступами или при приеме пищи, а иногда успокаивается после рвоты кислой, черной желчью, хотя чаще всего извергаемым веществом при такого рода боли оказывается слизь, порожденная холодностью органов, расстройством пищеварения и пищей – плодами и овощами.

Особой причиной куланджа  может быть и закупорка, препятствующая прохождению кала, соков и ветров; устремляясь, они причиняют боль и вызывают сильное напряжение. Большинство подобных закупорок, если это не опухоль, возникает после переполнения слепой [кишки] и затем переходит на колон,  но такая закупорка либо представляет собой опухоль в кишке, большей частью горячую, либо возникает от вязкого слизистого сока, который наполняет полость кишки и запирает ее. Последнее бывает чаще всего, и именно от такой [закупорки] помогает лихорадка. [Причиной куланджа]  может быть также образование ветров, заворот, скручивающий кишки из‑за ветров, разрыв связок, кила,  расхождение стенок живота и опущение кишок в область паха и яичек, или расхождение [стенок] выше этого места, а также скопление червей или сухой кал. Кал высыхает либо потому, что он является отходом сухой пищи, либо из‑за того, что он долгое время задержался и высох; причиной задержки является слабость изгоняющей силы в кишках. Такая задержка часто случается после приема чего‑либо, вызывающего онемение, которое притупляет силы, воздействующие на кал и, вместе с тем, сгущает его. [Бывает это также] вследствие слабости выжимающей силы мышц живота, как случается с теми, кто учащает совокупления, или из‑за потери чувствительности кишок, или по причине слабого излияния желчи, которая гонит пищу и омывает [кишки. Кал может стать сухим] и оттого, что [сосуды] масарика  вытягивают из него много влаги, [или] от чрезмерного выделения ее, а также от вызывающих испарину физических упражнений или сильного разрыхления [кожи] при [расстройстве] натуры, когда тело не может противостоять извлечению из него [влаги] окружающим жарким воздухом; именно поэтому купание в горячей воде закрепляет естество. Причиной [сухости кала] иногда является также и воздух, который столь сильно согревает, что вытягивает влагу из [тела] даже при отсутствии разрыхления или при разрыхлении в виде свищей, а иногда – ремесло, вынуждающее постоянно терпеть жару, например, стеклодува и кузнеца или литейщика. Нередко она обусловлена очень горячей натурой самих внутренностей, высушивающей [кал] своей теплотой. В редких случаях теплоту порождает обилие горячей желчи, которая изливается во внутренности и, встречая его, сжигает кал, предрасположенный к этому вследствие малого количества и сухости его вещества; но это бывает редко, а чаще всего вызывает понос; если же в этих редких случаях возникает куландж,  то он причиняет страдания и вызывает в кишках сильную, невыносимую боль.

Иногда причиной теплоты оказывается сильная холодность наружного воздуха, который запирает теплоту внутри [тела] и вместе с тем гонит мочу и стягивает задний проход так, что кал направляется кверху. [Сухость кала] может происходить от сухости натуры кишок и внутренностей, высушивающей кал, а также от захира  или опухоли в прямой кишке, из‑за которой кал запирается. Некоторые утверждают, что иногда задержанный кал каменеет и выходит в виде камешков. Что же касается [куланджа]  возникающего по соучастию, то иногда в печени, в мочевом пузыре, в почках или в селезенке образуется опухоль, соучаствуя с которой кишка сжимает, сдавливает и стягивает [содержащееся] в ней вещество. Или, например, кишка соучаствует с почками при болях от камней и ее способность выталкивать соки ослабевает, так что они в ней задерживаются, и возникает куландж  по соучастию с камнями; однако боли от камней похожи на боли при куландже,  и причина их остается скрытой, если врач не обладает прозорливостью; мы упомянем о различии между ними, говоря о признаках [куланджа].

Куландж  и илеус  возникают как моровые, налетающие болезни и переходят из города в город и от человека к человеку. Об этом говорит один из древних врачей; он же сообщает, что у некоторых больных куландж  приводит к падучей, которая бывает смертельной, а у других – к смещению кишки колон  и к расслаблению ее при сохранении чувствительности. В последнем случае есть надежда на благополучный исход, и это чаще всего бывает при илеусе,  причем [илеус]  превращается в куландж  путем перехода, похожего на кризис. Говорит [этот врач]: «Некоторые медики лечили больных удивительным способом, а именно, кормили их латуком, цикорием, грубым рыбьим мясом, мясом всех животных с копытами, а также бараньими ножками в охлажденном виде, и поили холодной водой и кислыми [соками]. И это их вылечивало, и выздоравливали все, кроме тех, у кого появлялась падучая и упоминаемый [ниже] паралич; поправлялись некоторые больные, у которых падучая начиналась». Куландж  иногда бывает у людей, страдающих распиранием кишок и неспособных изгонять кал и соки из верхних кишок, так же как они неспособны задерживать то, что находится в нижних кишках.

Нередко холодность натуры является причиной куланджа,  но чаще всего куландж  возникает вследствие густой слизи, а затем – от ветров, которые запираются или проникают промеж слоев и волокон и вызывают нарушение непрерывности. Ветры распространяются в желудке вследствие обширности его, теплоты желудка и близости его к горячим органам, а в верхних кишках они распространяются по причине их тонкости, но задерживаются в других кишках, так как [качества их] противоположны этому: они холодны, узки и сильно извилисты и оболочки их плотны. Ветровой куландж,  хотя он и не свободен от материи, распространяющей ветры, не приписывают этой материи, поскольку она одна не преграждает путь тому, что должно выйти, и причиняет боль не сама по себе, но посредством того, что из нее образуется. А слизистый [куландж]  причиняет боль сам по себе и запирает тоже сам по себе. Что же касается остальных разновидностей, то они реже, чем эти две. Предрасполагает кишки к куланджу,  особенно к ветровому, сильно разбавленное вино, овощи, особенно тыква, свежие плоды, особенно виноград, а также запивание их водой, движение и совокупление после еды, сопротивление выходу ветров и проникновение к кишке сильного холода, который ее охлаждает и уплотняет.

К каловому куланджу  кишку предрасполагает употребление в пищу печеных яиц, груш, вяжущей айвы, хлебной тюри, толокна, проса, риса и тому подобного; также приводят к куланджу  частые совокупления, особенно после грубой пищи, и задержание выхода кала. При всяком куландже  из‑за густых соков или испражнений чаще всего наполняется их веществом сначала слепая кишка, а затем оно переходит в другие [кишки]; пока слепая кишка не опорожнится, испражнение не завершается до конца. Иногда материя куланджа  поступает сверху; всякий раз, как при этом делают клизму или припарку, материя опускается и боли вдвое усиливаются. Лихорадка помогает от всяких болей при куландже,  причиной которого являются густые ветры, слизь и расстройство холодной натуры; при ветровом куландже  это самая полезная вещь.

Куландж  часто переходит в паралич и разрешается им. Это бывает тогда, когда жидкая материя устремляется к конечностям и впитывается мышцами. Нередко он разрешается также болями в суставах, а иногда переходит в боли в спине, слизистые или кровяные, от которых помогает кровопускание, ибо теплота способствует созреванию [материи], причиняющей боль, и лекарства от куланджа – содействующие созреванию незрелой материи. Если же [куландж]  переходит в наваждение, меланхолию или падучую, то это плохо. Иногда он переходит в водянку, так как портит натуру печени. Если куландж  совпадает с болями в суставах или с подобными им, то эти боли не проявляются по трем причинам: более сильная боль отвлекает от более слабой; материя устремляется в сторону кишечной боли; страдания, голодание и бессонница способствуют рассасыванию излишков. Когда задержание кала длится долго, он раздувает живот и затем убивает. Если органы, [пораженные] куланджем,  сильны и не принимают излишков, то излишки зачастую поднимаются вверх и вызывают заболевание головы. Часто порождают куландж,  вслед за поносом, задержавшиеся густые [соки]; лечение куланджа  и резей нередко возбуждает икоту.

 

 

Признаки всякого куланджа  вообще.

 

Что касается проявлений истинного куланджа,  который еще не упрочился, то при этом уменьшается количество выделяемого кала, удлиняются промежутки между испражнениями и падает или даже полностью пропадает аппетит. Больной питает отвращение к жирному и сладкому и чувствует некоторую склонность только к кислому, острому или соленому. Он испытывает позывы на рвоту и тошноту, особенно если примет чего‑нибудь жирного или почувствует запах жирного или сладкого. Усвоение пищи у него очень слабеет и постоянно ощущаются рези; ему часто хочется выпить воды и он чувствует боль в спине и в голенях. Затем эти явления усиливаются и естество запирается так, что не выделяется почти ничего, даже ветры. Иногда задерживается также и отрыжка, и рези усиливаются; кажется, что они сверлят живот сверлом, или что в кишки воткнута стоймя иголка, и всякий раз, как больной пошевелится, она причиняет ему боль. Жажда усиливается, и человек не может напиться, даже если пьет много, так как выпитое не проходит к печени из‑за закупорок, возникших в устьях масарика,  прилегающих к животу; иногда у некоторых беспричинно возникает «гусиная кожа». Если из живота больного куланджем  удается что‑нибудь вывести, то выходят жидкости и кал, похожий на кал верблюда, в виде орешков больших и маленьких, а также [испражнения], всплывающие в воде. Часто [появляется] рвота с желчью и слизью, в большинстве случаев сначала слизистая, а затем желчная, после чего больной иногда извергает подобное порею или ярь‑медянке, а затем – нечто вроде черной желчи в виде кусочков, ибо соки уже испортились и перегорели вследствие болей, бессонницы и горячих лекарств. А рвота учащается из‑за соучастия желудка с кишками, обилия материи и утраты ею пути для выхода низом, так как путь в кишки для желчи чаще всего оказывается закрытым и она извергается верхом. Вследствие этого [при куландже]  краснеет моча, ибо большая часть желчи направляется в почки, не находя пути в желчный пузырь, переполненный вследствие образовавшейся перед ним закупорки. [Моча краснеет] также и потому, что боль вызывает покраснение ее жидкости, а почки соучаствуют, в страдании; из‑за этого моча иногда запирается. В начале [болезни] моча имеет цвет отвара нута или сырной сыворотки. Нередко начинается сильное сердцебиение, так что приходится хвататься рукой за грудь, а иногда дело доходит до холодного пота и обморока.

 

Признаки доброкачественного куланджа.  

 

Самый безопасный куландж – такой, при котором запор не силен, или боли перемещаются и иногда очень незначительны, хотя и возобновляются, после отходов ветров и кала и применения клизм больной чувствует явное облегчение. А противоположные [признаки] свидетельствуют о самом тяжелом куландже.

 

Дурные признаки при куландже.  

 

[Таковы] сильная боль, непрерывная рвота, холодный пот, холодность конечностей вследствие жестоких болей в животе, прилив к животу крови и пневмы. Если [куландж]  приводит к непрерывной икоте, помрачению сознания, кузазу  и задержанию всех выделений, так что, несмотря на все ухищрения, ничего не выделяется, то он убивает. В «Диковинных признаках» [говорится], что если у человека, страдающего болями в животе, появится возле бровей черный прыщик, похожий на конский боб, который затем изъязвляется и держится до следующего дня и дольше, то больной умирает. Такого человека поражает спячка, и он много спит в начале болезни; хорошее состояние дыхания не является тогда признаком благополучия; что же говорить о дурном дыхании!

 

Различие между куланджем  и камнями в почках.

 

При камнях в почках иногда появляются признаки куланджа,  из коих основные упомянуты выше, ибо самый колон  соучаствует с почками и в нем возникает присущая [куланджу]  боль и появляются симптомы, соответствующие такой боли. Различие между этими двумя [заболеваниями] определяется по качеству боли, по особым сопутствующим явлениям, по показанному и противопоказанному, по качеству выделений, по степени проявления [заболевания], по предшествующим причинам и признакам. Что касается качества боли, то она различается по степени, по месту, по времени и по движению.

Степень боли: при камнях боль невелика и это как бы [укол] колючкой, а при куландже  она велика.

Место боли: боль при куландже  начинается снизу и справа и распространяется вверх и влево, а когда она упрочится, то расходится направо и налево. По мнению некоторых, куландж  никогда не начинается слева, но это неверно, и мы на опыте [убедились] в противоположном. [При куландже  боль] больше распространяется кпереди и к лобку, нежели кзади, а почечная боль начинается сверху и понемногу спускается к тому месту, где упрочивается. Она больше распространяется кзади.

Время: почечная боль нередко усиливается при пустом [желудке], а боль от куланджа в  это время ослабевает и усиливается после принятия какой‑либо пищи. Боль при куландже  начинается сразу, в короткое время, а боль от камня [нарастает] мало‑помалу и усиливается под конец. При [камнях в] почках сначала возникает боль в спине и затруднение мочеиспускания, а затем уже появляются признаки, общие с куланджем,  а при куландже  сначала появляются такие признаки и затем – боль.

Движение [боли]: при куландже  боль распространяется в разные стороны, а почечная боль неподвижна.

Что же касается особых сопутствующих симптомов, то при почечной [боли] часто бывает «гусиная кожа», а к куланджу  [это] не относят. В отношении различия, определяемого по тому, какие [меры лечения] подходят, а какие не подходят, [скажу], что клизмы и выход ветров и кала облегчают боль при куландже  и не облегчают а большинстве случаев сколько‑нибудь значительно почечную боль, тогда как лекарства, дробящие камни, облегчают боль, но не облегчают куланджа.  Качество выделений [показательно тем], что при камнях в почках иногда совершенно не наблюдается запора, и кал, когда он выходит, не похож на кал верблюда, орешки или коровий кал и не всплывает в воде. Нередко при [почечных камнях] совсем не бывает запоров, урчания, или чего‑нибудь подобного, а куландж  не свободен от этого.

Что же касается силы проявлений, то боль в голенях и в спине и «гусиная кожа» при [камнях в] почках сильнее, тогда как падение аппетита, желчная и слизистая рвота, плохое усвоение [пищи] и жестокая боль, приводящая к обмороку и холодному поту, а также облегчение от рвоты проявляются при этом слабее. [Различия] в отношении предшествующих причин и признаков таковы: постоянное несварение желудка, принятие дурной пищи, упорные рези, урчание и запор предшествуют при куландже,  тогда как моча с песком или соками предшествует болям в почках, причем моча сначала [идет] жидкая, затем [появляются] густые соки и после этого – песок.

 

 

Признаки отдельных видов куланджа.

 

Признаки слизистого куланджа.

 

 

На то, что куландж  слизистого происхождения, указывает наличие предшествующих причин, порождающих слизь: несварение желудка, употребление различных [вредных] кушаний, возраст, местность, время года и другие причины, которые ты уже знаешь. Свидетельствует об этом также выделение слизи с калом перед [приступом] куланджа  и в клизмах во время приступа, холодность нижних конечностей, ощущение тяжести и очень сильный запор, при котором не выделяется ничего – ни кала, ни соков, ни ветров, а если что‑нибудь и выделяется, то нечто вроде коровьего кала, как и при ветровом [куландже],  но при ветровом боль длительна. Не следует заблуждаться, [наблюдая] усиление жажды, пылание и покраснение мочи, и думать, что болезнь горячая, ибо все это обычно при всяком [куландже].

 

 

Пpизнаки ветрового [куланджа].

 

 

Признаком ветрового [куланджа]  является наличие общеизвестных предшествующих причин: например, обильного питья холодной воды, разбавленного вина, [потребления] пучащих овощей и плодов, наличия непереваренной пищи, урчания и ощущения в кишках движения ветров и сильного напряжения и терзания, как будто кишки сверлят сверлом или им причиняет боль иголка. Последнее бывает и при слизистом [куландже],  когда [слизь] запирает ветры или порождает их, но при ветровом [боль] сильнее. При ветровом нет ощущения большой тяжести; ему предшествует сильное урчание, но ветры успокаиваются и больше не урчат и не выходят. Урчание может снова начаться при применении припарок или нажатии [на живот]; боль иногда упрочивается в одном месте и не перемещается. Нередко вздутие [живота] можно почувствовать рукой, и при этом чаще всего помогает давление, а припарки иногда помогают, а иногда не помогают; последнее бывает в том случае, когда материя, порождающая ветры, неподвижна: воспринимая тепло и согревание, она всякий раз образует ветры. На [ветровой] куландж  указывают иногда также испражнения в виде кала, всплывающего в воде вследствие обилия содержащихся в нем ветров. Нередко живот при этом бывает мягким, а иногда происходит послабление и выходят соки, но это не приносит пользы, так как в оболочках кишок задерживаются густые пары. [Ветровой куландж],  при котором боль перемещается, более доброкачествен, а если живот раздувается, как барабан, это плохо.

 

 

Признаки калового куланджа.

 

 

Признаком калового [куланджа]  служат некоторые предшествующие явления, а именно: запор кала за несколько времени до появления болей и ощущение значительной тяжести, причем кажется, будто кишка разрывается сама собой. Когда больной чувствует позывы, то ничего не выделяется, но иногда выходят вязкие и густеющие выделения. При каловом куландже  желчного происхождения признаком служит цвет кала, обилие выделяющейся желчи, жжение, пылание, пощипывание, предшествующее раздражение вследствие выведения желчи и сухость языка. Что касается калового [куланджа]  из‑за разрыхления [тканей] тела, то на него указывает предшествующая скудость кала, мягкость тела и быстрое раздражение от холода и жара. Признаки калового [куланджа]  от разгоряченности или сухости живота – это наличие пылания в стенках живота, их высыхание, а также сухость и темный цвет кала, доходящий до некоторой красноты. При каловом [куландже],  обусловленном рассеивающим действием воздуха, физическими упражнениями, потением и тому подобным, указанием служит предшествующая скудость кала и наличие упомянутых причин. Признаки [куланджа],  возникшего из‑за задержания желтой желчи, излившейся в кишки: тяжесть, вздутие живота, белый цвет кала, затрудненное извержение его, распирающая боль, вызванная калом, и стеснение [в животе]; иногда этому сопутствует желтуха. Признак запора вследствие холодности печени или другого [органа] – отсутствие зловония кала, причем цвет его зеленоватый, а признаки [калового куланджа]  от черной желчи – кислая отрыжка, черный цвет кала и вздутие живота при слабой боли.

 

 

Признаки куланджа от опухоли.

 

 

Что касается признаков [куланджа]  от горячей опухоли, то таковы распирающая стойкая боль в одном месте, тяжесть, биение, пылание, острая лихорадка, сильная жажда, красный цвет лица, опухание глаз, задержание мочи–это важный признак – неприятное действие послабления. Нередко такая боль сопровождается размягчением естества, а иногда она приводит к похолоданию конечностей при сильном жаре в животе; случается, что краснеет место на животе, соответствующее месту опухоли. Если опухоль желтожелчная, то распирание, тяжесть и биение слабей, а лихорадка, пылание и жжение сильней. Признаками [куланджа],  возникшего из‑за холодной слизистой опухоли, а он [бывает] редко, служат слабая непрерывная боль, появляющаяся в одном месте; особенно когда из желудка спускается что‑нибудь вниз. Рукой ощущается мягкое вздутие и облик [больного] подобен облику обрюзглых. При этом предшествуют причины, обусловливающие данное [заболевание]: потребление молока, рыбы, грубого мяса, холодных свежих плодов и овощей. Семя у такого больного холодное и жидкое, и это признак, соответствующий в подобном случае. Кал бывает при этом слизистый.

 

 

Признаки куланджа, вызванного заворотом и разрывом.

 

 

Признак [куланджа]  от заворота кишок – внезапное возникновение его после какого‑нибудь резкого движения: сильного прыжка, падения, удара, скачки на коне, борьбы и ношения тяжестей или же вследствие разрыва или сильных ветров. Боль при этом сходна с заболеванием: она [разыгрывается сразу], а не начинается постепенно, мало‑помалу усиливаясь. На [куландж],  вызванный разрывом, иногда указывает [самый] разрыв.

 

 

Признаки прочих видов легкого куланджа, например, возникшего из‑за холодности или слабой чувствительности [кишок] или из‑за червей и разрыва.

 

 

Признаки [куланджа] из‑за холодности кишок  – слабая жажда, всплывание и раздутость кала, ощущение холода в кишках и незначительная боль. Иногда семя при этом холодное. Признаки [куланджа],  возникшего из‑за желтой желчи, это предшествующие причины, возраст, место [жительства], облик, время года и тому подобное, а также ощущение сильного пощипывания, пылания и жжения и неприятное действие острых клизм. Больной страдает от слабительных, заставляющих желчь опускаться, мучительно переносит голод и получает пользу от уравновешивающих холодных лекарств и выведения желчи, если только материя не впиталась [в кишки; сюда же относится] периодическое обострение болезни. Иногда она сопровождается лихорадкой, а иногда – нет, лихорадка при этом не такова по силе проявлений, как при опухолевом [куландже].  Нередко такому [куланджу]  сопутствуют боли в лобке, как от укола ножа, а ветров при нем не бывает.

Признаки [куланджа] от слабости изгоняющей [силы]:  это предшествующее размягчение естества, частые позывы на низ, причем [испражнений], однако, очень мало, и ослабляющие силу предшествующие причины, как например, теплота или холод, пришедшие [извне] или введенные [с пищей]. Чаще всего живот бывает при этом мягким или умеренно [вздутым]. Количество и качество кала остаются естественными, однако, чтобы вывести кал, требуется применение инструмента или свечек. Нередко [слабость изгоняющей силы] обусловливается свищом. Признаком [куланджа]  вследствие слабой чувствительности [кишок] является то, что пища, придающая качеству кала жгучесть, не возбуждает позыва на испражнение; подобная пища – это, например, порей, лук, сыр, пажитник. Когда [больному] вводят острые свечки, он не ощущает от них раздражения. Если живот вздувается от принятой пищи и она запирается, это не причиняет сколько‑нибудь значительной боли. Случается, что в кишках образуются свищи, которые и нарушают чувствительность. Признаки [куланджа],  возникшего из‑за червей, – это признаки наличия червей и предшествовавший выход их [наружу].

 

 

 

Лечение куланджа, рассуждение об илеусе и частные вопросы, касающиеся болезней и состояния кишок

 

Общие правила лечения куланджа

 

 

Не следует откладывать лечения куланджа,  и когда появятся первые его признаки, надлежит избегать переполнения и поскорее произвести соответствующее очищение. Если [куландж]  возник после пищи, которой поел, то немедленно выводи ее рвотой, а вместе с ней и все соки, которые подобает вывести, чтобы [кишки] очистились: рвота иногда отрывает влажную и желтожелчную материю, [порождающую] куландж.  При чрезмерной рвоте ее прекращают останавливающими рвоту средствами. Хорошо для этой цели положить в мятное вино, приготовленное из гранатового сока, немного кумина и сумаха. Не одобряют при куландже  поспешного применения послабляющих сверху, ибо закупорка иногда бывает очень прочной, а орешки [кала] и соки – густыми и крупными, и если к закупорке направляется сверху сок, он нередко не находит прохода, и такой способ лечения навлекает большую опасность. Необходимо сначала дать [больному] похлебать чего‑нибудь смягчающего и вызывающего скольжение, например, отвара из старого петуха, пропись которого мы еще дадим; впрочем, мы уже приводили эту пропись в рубриках простых лекарств. Затем следует сделать смягчающую клизму. При наличии лихорадки отвар петуха заменяют ячменной водой, чтобы понемногу захватить соки и орешки [кала] снизу. Когда же [больной] почувствует, что орешки [кала] и очень густые соки вышли, то при необходимости дать ему что‑нибудь сверху, это Делают; если можно очистить сверху путем частой рвоты, то вызывают рвоту. Необходимость давать [лекарства] сверху усиливается, когда источником материи является желудок или верхние кишки и когда известно, что желудок слаб и в нем много соков, и что переполнение имеет место выше пупка, где и ощущается тяжесть. Если все это так, то требуется послабление сверху, так же как и в том случае, когда куландж  является последствием ссадины; лечить его сверху тогда предпочтительнее. Такая разновидность куланджа  начинается в желудке и в верхних [кишках], причем в желудке имеется скрытая там материя, которая затем посылается раз за разом в пораженные [куланджем]  кишки; поступая туда, она всякий раз снова причиняет боль. Возникает необходимость очистить источник образования материи, и если [больной] выпьет слабительного, то оно либо выводит материю и избавляет от нее, либо заставляет материю спускаться к одному месту, и тогда можно очистить от нее кишки одной клизмой или, во всяком случае, меньшим количеством [клизм], чем было бы нужно раньше. Если же нет явной необходимости давать лекарство сверху, то, по‑моему, лучше всего совершенно ничего не давать сверху и ограничиваться клизмами. Дело в том, что причиной куланджа  чаще всего является густой, вязкий и липкий сок, который не выводится полностью посредством опорожняющих средств, и если дать лекарство сверху, то оно опорожнит не только желудок и кишки, но и другие места, которые совсем не нуждаются в опорожнении, а это неизбежно порождает слабость. Если такая слабость имеет место и затем возникает необходимость очистить кишки, требующая многочисленных клизм и частых опорожнений, то силы больного очень ослабевают. Поэтому лучше всего по возможности ограничиваться клизмами и подобными им [лечебными мерами], ибо [клизма] находит в кишке сок, не извлекая его из других мест и не выводя его из других органов в значительном количестве. Если клизму повторить несколько раз в соответствии с клейкостью сока, порождающего боль, это не столь опасно, как опорожнение сверху с помощью лекарств, извлекающих [соки] из всего тела. Если же клизма ничего не выводит и материя еще не созрела, то подожди и не ставь клизм, особенно острых, ибо их своевременно делать после созревания [материи], тем более, что острые клизмы опасны для сердца и головного мозга: зачастую клизмы не послабляют, а вызывают головную боль и возбуждают сердце. В таком случае следует прибегнуть к помощи [лекарств] сверху.

Нередко имеет место послабление сверху и закупорка его снизу. Тогда следует уплотнить [соки] сверху при помощи вяжущих лекарств, чтобы они стали однородны, а затем сделать опорожнения.

Если есть лихорадка, то надлежит делать клизмы мягкими и класть туда много масла, дабы ослабить соленость соли, которой иногда требуется до двух с половиной дирхамов.  Когда же клизма не низводит вниз ничего, то дай больному ийараджа фикра  в вине или сухого; это бывает [нужно] после приема таких [лекарств], как шахрийаран  и тамри.  Не подобает усиливать ийарадж  для таких больных агариком, ибо последний глубоко проникает в органы И остается во внутренностях. Не следует ставить клизм в то время, когда в желудке находится какая‑либо [пища], чтобы не увлечь ее книзу в сыром виде. Клизмы надо ставить не непрерывно, а делать между ними перерыв. Что же касается желтожелчного куланджа,  то припадки его пресекаются приемом «золотых лепешечек».

Нередко бывает, что лекарства, извлекающие [дурные соки] из тела, притягивают другие вредные соки в кишки; иногда они тянут [туда] соки, вызывающие ссадины, и возникают одновременно ссадины и куландж;  это один из губительных недугов. Вредней всего поить при куландже  слабительными, которые имеют большой объем и внушают отвращение, и поэтому не остаются в желудке; напротив, лепешечки, ийараджи  и все, что имеет меньший объем и более приятный запах, лучше подходит для питья.

Надлежит очень внимательно следить за головой, дабы она не восприняла испарений того, что заперто в животе, или испарений острых лекарств, применение которых необходимо при большинстве: недугов рода куланджа;  это нередко приводит к наваждению и помрачению сознания, что следует опасаться при куландже.  Одно из порождаемых этим вредных [последствий] состоит в том, что врач не может тогда узнать у больного, каково его состояние и найти верный путь к необходимому лечению. Предохранение [головы] осуществляется холодными благовониями, холодными маслами и прочими [средствами], на которые мы указывали, [говоря] об охлаждении натуры головы. Нередко необходимость в согревании кишок сочетается с надобностью охладить печень. Последнее достигается наложением на печень охлаждающих лекарственных повязок, и тому подобного, причем область печени ограждается от [действия] горячих повязок и втираний в живот. Так же обстоит дело и с сердцем. Наиболее подходят для его охлаждения холодные выжатые соки [растений] с камфорой и сандалом; [применяя их], следует поместить между областью кишок и областью сердца и печени преграду в виде куска ткани или теста и тому подобного, не дающую [лекарству], предназначенному для одного из этих органов, стекать к другому. Жажда у таких больных бывает сильна, но им ничего не остается, как пить мало и терпеть. Если прибавить к их скудному питью немного джулаба,  это полезней всего против жажды, ибо тело любит все сладкое, а [джулаб  хорошо] приводит к нему [влагу].

 

 

Лечение холодного куланджа.

 

 

Что касается лечения холодного куланджа,  то, согласно правилам, не следует поспешно обращаться к лекарствам, вызывающим онемение. Те, кто торопится успокоить боль вызывающими онемение средствами, делают очень опасное дело, ибо применение таких средств не есть истинное лечение, так как истинное лечение состоит в искоренении причины, а онемение укрепляет причину и устраняет ощущение ее. Ведь, если причиной [куланджа]  является густой сок, он становится от этого только гуще, а холодный сок или самая холодность натуры делается еще холоднее. [Когда причина куланджа] – грубый ветер, он становится еще грубей, а если большая плотность вещества кишок, через которые не проходят задержанные в них соки, то они только становятся плотней, и боль возвращается через день, два или три, еще более сильная, чем прежде. Поэтому не следует заниматься [притуплением чувствительности], пока это возможно и пока есть другой выход, и лучше обратиться к удалению и устранению причины, [то есть] растворять соки и расширять отверстия для того, что заперто, расслабляя. Зачастую этого удается достигнуть разрежающими лекарствами, которые не [должны] сильно согревать, ибо если сильно согревающее лекарство внезапно воздействует на материю, можно опасаться, как бы ветры, образующиеся при растворении материи, не оказались обильнее ветров, которые рассеивают лекарство. Наоборот, степень [согревания] должна быть такою, чтобы произвести сильное рассеивание ветров, а во влажной материи вызвать лишь разрежение и потепление, без сильного растворения. Вследствие этого иногда бывает достаточно воздерживаться несколько дней от еды и питья.

Также и припарки иногда возбуждают сильную боль, и [врач] принужден либо прекратить припарки, либо умножить и участить их, чтобы рассеялись ветры, поднятые первой припаркой. Употребляя опорожняющие клизмы, тебе следует, если кал заперт, начинать с таких клизм, в которых содержатся вещества, вызывающие скольжение кала вследствие наличия в них слизи и масел, а также каловые лекарства, то есть лекарств а, подходящие для лечения чисто калового куланджа.  Так поступают при ветровом [куландже], а  затем, если куландж  слизистый, применяют клизмы, выводящие слизь, а если ветровой – клизмы, рассеивающие и изгоняющие ветры.

Тебе должно знать, что иногда при опорожнении от всяких соков небольшое количество их остается невыведенным; они находятся возле болящего места и причиняют боль. [В таких случаях] не следует говорить, что лечение не помогает, а нужно вывести также и эти [остатки] посредством клизм. Нередко [причиной] этого являются одни ветры, на что указывают признаки наличия ветров; тогда надлежит применять клизмы, укрепляющие орган и рассеивающие ветры путем легкого согревания; иногда бывает достаточно выпить крепкой, горячей лекарственной кашки, например, терьяка или чего‑нибудь подобного, а иногда – поставить на больное место банки с огнем. Нередко довольно бывает выпить [с водой] семян, рассеивающих ветры; [в других случаях] оказывается достаточным принять подогретого вина. Случается, что [недуг проходит] от применения лекарственных повязок, причем сильнее всего действуют горчичные повязки, вызывающие покраснение: они иногда рассеивают ветры, а иногда оттягивают материю к мышцам живота. Воды горячих источников, если купаться в них при сильных болях, очень помогают. Замечательна при этом нашатырная вода, [применяемая] всеми способами, даже в питье, если она такова, что ее можно пить. Помогают также и ванны, приготовленные из воды, в которой варились лекарства, рассеивающие ветры и разрежающие. Нередко оказывается достаточным осторожное растирание живота при одновременном сильном растирании голеней.

Бывает, что сильная боль поднимается от питья холодной воды. Это вреднейшая вещь при таком заболевании, тем более, что мало помогает утолить жажду. Крепкий набиз  в небольшом количестве лучше воды, а горячий набиз  скорее успокаивает боль. Вреднее всего для таких больных холод и холодный воздух, тогда как тепло, горячая вода и воздух для них всего полезней. Если причиной [заболевания] является холодность кишок, причем стенки живота тонки и куландж  то и дело схватывает больного, то необходимо постоянно согревать ему живот, покрывая его шерстью, или повязывать живот шерстью втирания горячих масел и поливания, о которых мы вскоре скажем [также] помогают от этого. Иногда приходится делать припарки а иногда оказывается необходимым добавлять в горячие масла бобровую струю, фурбийун.  Холодный куландж,  причиной коего, является упомянутое уже нами постепенное просачивание [материи] к поврежденному месту, причиняющее боль, следует лечить частыми осторожными опорожнениями в несколько приемов, если только не установлено, что материя обильна и ее нужно вывести [сразу]. При; [одновременном] просачивании И зарождении [материи] надлежит поить больного во время приступа и ночью чем‑нибудь вроде пилюль с сабуром, пилюль с ийараджем  или пилюль, составленных из мякоти колоквинта, смолы скаммония, сагапена и сабура. Любыми из этих пилюль поят в количестве от полумискала  до двух третей мискала.  Если постоянно делать это в течение ряда дней и упорядочить питание, то больные выздоравливают и избавляются [от болезни].

Особые правила лечения ветрового куланджа  из рода холодных. Надлежит употреблять клизмы, свечки и лекарственные повязки, о которых мы вскоре упомянем, и полностью воздерживаться от пищи, хотя бы даже на три дня, причем [больной] должен как можно [больше] спать. [Врач] старается оторвать порождающую ветер материю с помощью очищающих клизм и согреть больной орган клизмами, а также снаружи упомянутыми прежде способами. Когда нет опасения, что имеется [дурной] сок, то согревай, сколько хочешь, припаривай, сколько хочешь, и усердно ставь банки без надреза. Если естество отвечает [на лечение], то прибегай к легкому растиранию больного места и втирай; например, масло жасмина, нардовое масло и масло бана в подогретом виде; [делай] также припарки с горячим просом и солью в количестве, которое сочтешь наиболее подходящим. Испытывай, в каком положении – на боку, на спине или ничком больному удобнее лежать и лучше всего отходят ветры. Из лекарств для питья дают тмин и семена руты в настоях семян, в старом вине, в воде, подслащенной медом, или с фанизом.  Иногда в  такое время поят филунией,  и [больной] избавляется от недуга.

 

 

 

Что вредно для страдающих куланджем

 

 

Вредными для них могут быть и пища, и поступки. Что касается пищи, то [вредно] всякое грубое мясо диких животных, даже мясо зайца, антилопы, лани и дикобраза, а [также] рыба, особенно крупная, и свежая, и соленая, далее – всякое жареное и тушеное мясо, каково бы оно ни было, желудки всех животных и даже все мясное, за исключением того, что мы [упоминали] выше. Вреден таким [больным] белый пресный хлеб, сикбадж, мадира,  уксус с оливковым маслом, ячменный суп, молочная рисовая каша и миндальное пирожное, тогда как блинчики менее вредны. Приносит им вред всякое сухое печенье, а также хлебная тюря, оладьи, молоко, сыр – старый и свежий, всякие пучащие яства и все овощи, кроме тех, которые мы упоминали, например, свекла и холодная рута. Мята иногда вредит таким [больным] своим пучащим действием, равно и цндау; полынь‑эстрагон тоже приносит вред, подобно маслинам и всем плодам, кроме слив и абрикосов, [которые вредны] лишь при желтожелчном, горячем и каловом [куландже],  возникшем только от теплоты, но не при других его разновидностях. Сладкая дыня перед едой не вредит большинству страдающих куланджем,  когда они здоровы, что же касается в частности тыквы, а также киссы,  огурцов, айвы, белой капусты, белой репы, цветной капусты, груш, яблок, особенно кислых и вяжущих, боярышника, плодов ююбы, рябины, табаристанского качима, сирийского тута, барбариса, сумаха, незрелого винограда, ревеня и всего, что готовится из них и сходно с ними, то это злейшие враги при куландже  и их нельзя употреблять. Так же вредны очень свежие орехи и миндаль и свежие конские бобы. Сладкие гранаты менее вредны, нежели кислые.

Что же касается поступков, которых должно остерегаться, то [нельзя], например, задерживать ветры, задерживать испражнения, спать, имея в животе кал, особенно – сухой; наоборот, следует каждый раз перед сном отправляться в нужник. Знай, что задержание ветров часто порождает куландж,  так как ветры гонят кал вверх и толкают его, и кал собирается в единый плотный комок. К тому же они вызывают слабость в кишках и это иногда приводит к водянке, а иногда порождает потемнение в глазах, головокружение и головную боль. Нередко [ветры] застревают в суставах и вызывают спазмы. Двигаться после еды вредно для таких больных, так же как пить за едой холодную воду и много вина.

 

 

 

 

 

Почечуй

 

Общее рассуждение

 

 

Знай, что часто думают, будто у человека почечуй, а на самом деле у него язвы в прямой кишке или выше. В этом надлежит разобраться. Почечуй, согласно известному способу деления, разделяется на бородавчатый – а это самый злокачественный – на виноградный и на шелковичный. При бородавчатом [почечуе шишки] похожи на маленькие бородавки; при виноградном они широкие, круглые, цвета аргувана  или с оттенком аргувана, а  при шелковичном – дряблые, кровянистые. Бывают иногда и такие шишки, которые похожи на волдыри. Нередко почечуй разделяют и по другому признаку:. на выступающий и на скрытый. Последний наиболее злокачествен, особенно если шишки прилегают к половому члену; иногда они запирают мочу, вызывая опухание. Выступающие, видимые [шишки] принадлежат к одному из трех [упомянутых видов], а скрытые бывают кровяные или некровяные. Почечуй разделяют на открывающий, текучий – иногда выделений вытекает много, так как открывается много сосудов – и на глухой, слепой, при котором не течет ничего. Чаще всего почечуй зарождается из черной желчи и черножелчной крови, и редко – из слизи; зарождаясь из слизи, он возникает сходный с волдырями или пузырем в животе рыбы. Бородавчатый [почечуй по происхождению] ближе к чистой черной желчи, шелковичный – к крови, а виноградный стоит между ними.

Почечуй не может возникнуть без того, чтобы раскрылись устья сосудов заднего прохода, согласно тому, что говорит Гален. Поэтому он часто бывает при южных ветрах и в южных странах. При открывающемся и текучем почечуе не следует задерживать льющуюся кровь, пока [кровотечение] не приведет к слабости, расслаблению колен и сильному сердцебиению и не покажется кровь не черного цвета. Лучше всего, когда кровь сочится понемногу, а не разом. Если у женщин почечуйная кровь отклоняется к матке и выходит с месячными, это им полезно. Следует даже делать это искусственно и вызывать месячные. У большинства болеющих почечуем особый, присущий им цвет лица – желтый с зеленым оттенком. Часто у больных почечуем начинается кровотечение из носа, и почечуй от этого прекращается.

 

 

Лечение.

 

Прежде всего следует улучшить [общее состояние] тела и вывести дурную кровь путем кровопускания из лядвейной вены и вены, находящейся сзади [сухожилия] пяты. [Кровопускание из] вены на сгибе колена [действует] сильнее этих двух. Банки между бедрами полезны от почечуя и выводят [порождающие] его черножелчные соки; лечат также селезенку и печень, если это необходимо, чтобы исправить зарождающуюся в них дурную кровь. Затем, при отсутствии боли, опухоли и сильного разбухания [шишек], нет большой необходимости лечить [почечуй], ибо лечение его иногда вызывает свищи и трещины; далее, следует постараться смягчить естество, дабы твердость кала не раздражала задний проход и не усугубляла недуга. Лучше всего [действуют] послабляющие и смягчающие средства из числа лекарств, полезных от почечуя, каковы, например, пилюли из бделлия, пилюли из ликия, пилюли из семян зверобоя и другие пилюли, которые мы еще упомянем.

Следует стараться открыть глухой [почечуй] и выпускать как можно [больше] крови, пока [больной] не ослабеет или не начнет выходить чистая красная кровь без черноты. Если [все это] не помогает, то средством лечения является отделение шишки, которую заставляют отпасть путем отсечения, высушивания или прижигания с помощью действующих таким образом средств.

Знай, что кровотечение из почечуйных шишек и заднего прохода предохраняет от гангрены, помешательства, меланхолии, падучей, вызванной черной желчью, рожи, кенхрия, рака, шелушения кожи, джараба,  лишаев, проказы, плеврита, воспаления легких и сарсама.  Если задержать [почечуйное истечение], ставшее привычным, можно опасаться какого‑либо из этих заболеваний или водянки, поскольку в печени появляются опасные опухоли и затвердения и портится [ее] натура, а также чахотки и болей в легких, к которым устремляется дурная кровь. Если кровотечение привело к обмороку, следует взять ячменного толокна с конкрециями бамбука и армянской глиной и понемногу поить этим в горячем виде.

К числу лекарств от почечуя принадлежат средства, открывающие шишку, заставляющие увядать [ее], останавливающие чрезмерное кровотечение, обрывающие его и успокаивающие боль. Это либо лекарства для питья, либо свечки, либо мази и лекарственные повязки, либо [целебная] грязь, либо присыпки, либо окуривания, либо воды, в которые сажают больного, либо кровоостанавливающие [вещества]. Все они бывают либо простые, либо сложные. Знай, что пилюли из бделлия помогают от периодического почечуя с видимыми [шишками], при постоянном непериодическом почечуе они не очень полезны. Если наряду [с почечуем] имеются трещины и опухоли, сначала лечат их, а затем почечуй. Абрикосовое масло, в котором распустили бделлий, помогает и от почечуя, и от трещин.

 

 

Способ срезания и прокалывания почечуйных шишек

 

 

Удаление почечуйных шишек осуществляется либо путем срезания, либо с помощью острых лекарств. Если шишек несколько, не следует срезать все сразу, а должно, внимая наставлению Гиппократа, одну из них оставить и лечить позднее. Лучше всего даже лечить, срезая их одну за другой, если [больной] может это вытерпеть, и напоследок оставить одну шишку, дабы из нее вытекала испорченная кровь, выделение которой привычно для естества. Если отрезаемая шишка видна, то удалить ее легче; скрытую шишку удалить трудней. Видимую шишку лучше всего перевязать у корня шелковой или льняной ниткой, или крепким волосом, и оставить так. Если она не отпадет, следует попробовать какие‑нибудь удаляющие [шишки] лекарства, или срезать ее.

Скрытые шишки нужно сначала вывести, а затем срезать. Выведение иногда осуществляется с помощью инструмента, например, банки с огнем или какой угодно, которую ставят на задний проход [и держат], пока шишка не выйдет наружу, после чего шишку захватывают крючком. Если опасаются, что шишка быстро уйдет обратно, банку на время оставляют, чтобы место опухло и шишка не могла возвратиться. Иногда шишку быстро перевязывают ниткой так крепко, чтобы возникла опухоль, и шишка остается из‑за этого снаружи; нередко это делают с помощью выводящих лекарств; например, берут выжатый сок золототысячника, свежий укроп и живокость, замешивают все это на меду и мажут этим задний проход или вводят его на кусочке шерсти; это вызывает позывы к испражнению, способствует выпячиванию заднего прохода и облегчает [выход шишки наружу. Применяют] также соду с бычачьей желчью или употребляют перец с содой; добавляют к этому выжатый сок МУР марйама  или живокость.. Из предосторожности перед срезанием или прокалыванием [шишек] пускают кровь из басилика.

Если [врач] хочет срезать шишку, он захватывает [ту], которую нужно срезать, – а она либо сама выступает, либо выведена крючком, тянет ее к себе и срезает у корня самым острым и пронзающим инструментом. Не следует заходить дальше корня и отсекать что‑либо кроме него – это вызывает повреждения, опухоли и сильные боли, а иногда производит задержание и запор мочи. Крови дают течь до тех пор, пока нет опасения, что больной ослабнет, а затем ее останавливают средствами, о которых мы еще упомянем. Когда кровь не течет обильно, то ее выпускают из басилика.  Если допустимо вызвать кровотечение упомянутыми средствами, открывающими сосуды, и кровь течет от них – это правильный способ, если нет опасения, что силы [больного] упадут от боли. Иногда для этого оказывается достаточным, например, выжатый сок лука.

Если же [врач] хочет проколоть шишку, то маленькую он прокалывает у корня, а большую – посредине или в какой‑либо другой ее части; при этом следует принять меры, чтобы [шишка] не опухала и не болела, и положить на нее вареного лука и порея, смешанного с топленым маслом, или лечащегося сажают в вяжущие воды, вскипяченные в кувшине, чтобы [шишка] не опухала, а также в уксус с водой, в которой варились галлы и корни граната. Затем лечат пластырями, наращивающими мясо. Цель прокалывания – подготовить шишку к проникновению в нее силы уничтожающих шишки лекарств. Если ты видишь, что от таких мер задний проход опухает и сильно болит, то следует окуривать его дымом бделлия и [жира] из горба верблюда, а также накладывать упомянутые лекарственные повязки или повязку из белого хлеба и яичного желтка с небольшим количеством опия и шафрана. Удивительно полезно для успокоения болей от вырезания [шишек] и тому подобного сидеть в набизе,  настоенном на зверобое. Столь же [полезно] сидеть в водах, в которых варились смягчающие средства, или поливать ими [задний проход], а такие воды – это отвар льняного семени, алтея и его семени, отвар капусты и тому подобное. Особо против опухолей заднего прохода от почечуя применяют, между прочим, такое средство: [берут] «каменных» оловянных белил – три укийи, сакулумуса – одну укийю,  окиси свинца – две укийи  и мастикса – три дирхама,  все это связывают выжатым соком белены. Следует также смягчить желудок и не давать калу твердеть; если случится задержание мочи, его надо лечить путем смягчения опухоли, причем [больному] один день и одну ночь не разрешается ходить в нужник, особенно после сильного кровотечения.

Если не желательно срезать шишки или прокалывать их инструментом, а [хотят удалить их] лекарствами, то шишки посыпают острым лекарством, оно разъедает шишку и обнажает здоровое мясо; если же это причиняет сильные страдания, сажают в вяжущие воды, предварительно положив на [шишку] много топленого масла. Затем следует лечить такими средствами, как например, пластырь из свинцовых белил и окиси свинца, а также пластыри, приготовленные из этих веществ с соком паслена, пузырной вишней и кориандром. Иногда боль препятствует употреблению острого лекарства в один прием; в таком случае приходится применять [то же] острое лекарство, а когда боль станет невыносимой, лечить упомянутыми способами и затем снова пользовать [острыми лекарствами]. При повторном, многократном применении острого лекарства и высушивании [шишки лечение переносится] легче, и в конце концов [шишка] чернеет и отпадает. А острые лекарства это дикбардик, фалдафийун  и тому подобные вещества. Когда шишки почернеют, то отваривают капусту с оливковым маслом, прикладывают к шишкам, и боль успокаивается; это повторяют до тех пор, пока шишки не отпадут. Что же касается тусы,  то посыпание купоросами высушивает ее и заставляет отпасть; иногда такие шишки также срезают. Кровопускание и послабление при этом более необходимо, а присыпки, окуривания и мази при этом более действенны.

 

 

Способ вскрытия «глухих» почечуйных шишек и выведения из них крови

 

 

Прежде всего следует смягчить шишки купанием в бане и прибегнуть к помощи средств, способствующих их вскрытию, [то есть] кровопускания из лядвейной вены и из сосуда, находящегося на сгибе колена, а также втираний, например, масла из ядер косточек персика и горького абрикоса, топленого жира верблюжьего горба, костного мозга оленя, бделлия и других веществ, по отдельности или в сочетании. Затем следует применить крепкий выжатый сок лука, в который иногда добавляют выжатого сока бахур марйама,  а нередко, наряду с ним, кладут каких‑нибудь йатту,  живокости и голубиного кала; тогда [шишки] обязательно вскрываются. Иногда смешивают [выжатый сок лука] с коровьей желчью.

К средствам, входящим в такие [лекарства], относится гальбан, а также листья руты и масло ромашки. Употребление в пищу самой ромашки гонит кровь и расширяет поры. Лекарство из миробаланов с семенами, помогая от почечуя, вместе с тем выгоняет из шишки кровь, так как содержит разрежающие семена. Вот одно из средств, выгоняющих запертую [в шишках] кровь: берут мякоти колоквинта – три дирхама,  горького миндаля – четыре дирхама,  делают из этого длинный фитиль и держат его в заднем проходе, меняя каждый час, так, чтобы в течение пяти часов оказалось пять фитилей. Если усилится боль, в задний проход вкладывают фитиль из розового масла и держат его так. При кровопускании из лядвейной вены шишки иногда вскрываются сами собой.

 

 

Слово о лекарствах против почечуя – куреньях и присыпках

 

 

Перед употреблением сильных присыпок лучше всего смазать [задний проход] анзарутом,  разведенным в воде. Если больной терпелив к боли, то смазывают внутренность заднего прохода банной нурой и выжидают немного, потом обмывают [его] вяжущим вином и после этого посыпают присыпкой. Шишки присыпают измельченной в порошок медной стружкой, одной или с жженым оловом. Присыпают их также мышьяком и нашатырем, обезвредив эти вещества топленым маслом и тому подобными [жирами], как говорилось выше. Эти [присыпки окажутся] сильнее, если их замесить на детской моче. Все они действуют как острые лекарства. Нежнее и мягче их такие [лекарства], как зола коры кипариса, смоченная вином, зола яичной скорлупы, зола жженых финиковых косточек и жженый горький сухой люпин. Вот одно из средств, действующих наподобие особых: берут голову соленой рыбы, сушат ее у огня, смешивают с таким же количеством старого сыра и посыпают этим задний проход; так же [действует] зола от хвоста соленой рыбы. Чернушка – хорошая и удивительно полезная присыпка.

К числу [прекрасных средств] относятся также и окуривания; из них сильно действует анакардиум, один или с другими лекарствами, особенно с мышьяком, а также мышьяк в чистом виде и капуста в чистом виде. Что же касается других лекарств, то это, например, корень ферулы вонючей, корень олеандра, уштургаз,  корневище касатика корень каперсов, корень сельдерея, корень колоквинта, корень гармалы, чистотел большой, семена порея, горчица, верблюжий кал, поташ, ушнан,  гальбан и анзарут.  Все они употребляются либо по отдельности, либо в  сочетании; к ним добавляют немного анакардиума, замешивают их на жасминном масле, превращают в лепешечки и хранят для окуривания. Полезнее из окуриваний те, в состав которых входят ушнан,  поташ, инзарут  и верблюжий кал. Иногда достаточно сделать несколько раз подряд окуривание тамариском.

Пропись сложного окуривания: берут равными частями корень каперсов, корень сельдерея, листья олеандра, корень верблюжьей колючки, корень ферулы вонючей, корневище касатика и анакардиум и приготовляют из всего этого с маслом жасмина орешки, которые и употребляют как окуривание. Говорят, что очень полезно окуривание миртовыми листьями, а также содранной черной кожей [животных] с нашатырем. Такие окуривания делают иногда с помощью воронки, которую вставляют одним концом в задний проход, а другой конец опрокидывают над жаровней и [затем] окуривают. Иногда окуривания делают в корыте с дыркой, в которое сажают [больного]. Лучшие угли для окуривания – угли от верблюжьего кала.

 

 

Средства, успокаивающие боль

 

 

Берут сагапена и бделлия – каждого по два дирхама, май и – дирхам,  опия – полдирхама  и полторы укийи  масла из абрикосовых косточек; камеди распускают в масле и добавляют полдирхама  бобровой струи. [Берут] также высушенной кувшинки – одну часть и алтея – полчасти, или смешивают донник лекарственный и лущеную чечевицу, того и другого поровну, с яичным желтком и розовым маслом. Замешивают также листья алтея и донника лекарственного на яичном желтке и розовом масле. Если положить [на шишку] пластырь дийахилун с  розовым маслом и некоторым количеством шафрана, опия и майбухтаджа,  это помогает. Очень полезен утиный жир, а также речной рак, ланолин, жир козьих почек и белый воск. Также полезно, особенно если шишки опухли, взять ромашки лекарственной, донника лекарственного и немного шафрана, растереть и смешать со слизью семян льна и уваренным на треть вином. К этому следует добавить также и то, о чем мы скажем, говоря об опухолях в заднем проходе, ибо такие средства полезны для успокоения боли после отсечения и прокалывания [шишек] и от боли при опухоли.

 

 

Питание страдающих почечуем

 

 

Им следует воздерживаться от всякого грубого мяса, молочных кушаний, а все, что сжигает кровь, то есть острые приправы и пряности, принимать лишь в количестве, приносящем пользу. Они должны есть то, что быстро переваривается и хорошо питает. Полезно кормить их мясом, яичными желтками, жирными исфидбаджами,  яствами из орехов, зирбаджами.  Помогает таким [больным] отвар нута с пресным кунжутным маслом, а также индийские орехи с фанизом.  Если имеет место послабление и чрезмерное кровотечение, то помогает рис и гранатовая похлебка с изюмом. Масла, [полезные] в таком случае, это ореховое масло, кокосовое масло, миндальное масло, масло из косточек абрикоса, а также жир верблюжьего горба и другие хорошие жиры. [Полезна] им яичница из яичных желтков с пореем и небольшим количеством лука; подходит таким больным фаниз,  а инжир для них лучше, чем финики.

 

 

 

 

 

Заболевания почек

 

Общее рассуждение

 

 

У почек возникают болезни натуры, возникают у них и болезни сочетания [частиц, выражающиеся] в малости размера и увеличении размера, а также в закупорках, к которым относятся камни и болезни [нарушения] непрерывности, то есть язвы, разъедание, разрыв сосудов и раскрытие их. Все это случается либо в самих почках, либо в каналах, расположенных между ними и другими [органами], но тай бывает редко. Когда в каналах образуется закупорка от крови, соков или камней, ее лечат так же, как [закупорку] в почках.

Если в почках часто возникают заболевания, то печень до того слабеет, что это приводит к водянке [все равно] – горячие почки или холодные [по своей натуре]. Когда видишь, что страдающий болями в почках испускает липкую и клейкую мочу, то знай, что [именно] это и усиливает боли, так как [в почки] втягиваются дурные соки; иногда это порождает камни. Разрешаются заболевания почек тоже густой мочой с пристающим [ко дну сосуда] осадком. Тугое затягивание шнурка штанов часто вызывает боль и жар в почках.

 

 

Признаки, по которым определяют состояние почек

 

 

Его определяют по моче – в отношении ее количества, степени жидкости, цвета и примесей, по степени жажды, по степени страсти к совокуплению, по состоянию спины и наличию в ней болей, по состоянию голеней, по [характеру] самой боли, а также путем ощупывания и по тому, какие [меры лечения] подходят или не подходят.

Болезни почек иногда сопровождаются скудным выделением мочи и тем отличаются от сходных с ними заболеваний печени, что страсть не падает полностью. Кто испускает мочу, поверх которой много пузырьков, у того болезнь в почках. То же самое, если у человека [моча] зрелая, с осадком в виде мясных [помоев], с волокнистым осадком и с осадком, [подобным] вике чечевицеобразной, ибо созревание происходит в почках. Однако, если зрелость очень велика и при этом имеется примесь других вещей, можно предположить, что недуг [гнездится] в мочевом пузыре, а если зрелость меньше – то в почках. Когда же ты не видишь зрелости, то считай, что начало болезни в печени, ибо зрелость [мочи] обусловлена лишь [состоянием] верхних органов; не будь они здоровы, не было бы и зрелости, не будь в них повреждения, не было бы и отсутствия зрелости.

 

 

Боли в почках и их лечение

 

 

Они возникают из‑за опухолей, ветров, камней, слабости [почек] или язв; иногда боли сопровождаются плохим усвоением [пищи], падением аппетита и тошнотой. Тебе уже известны все упомянутые разновидности [болей] и способы их лечения. Если боли усиливаются, то [применяй], например, фалунийю,  «звездные» лепешечки и тому подобные [лекарства], пока боль не успокоится, а потом лечи [самое заболевание]. Ванны очень полезны при болях в почках, особенно если в [воде] варили смягчающие и болеутоляющие лекарства, как мы уже говорили [в соответствующих] параграфах. Орешки из семян – одно из лекарств, без которых не обойтись при лечении почек и мочевого пузыря, особенно – изъязвленных, однако употребление семян при болях [несколько] опасно, ибо они привлекают и заставляют спускаться [соки]. Рассудительность требует также отказа от средств, вызывающих онемение; пусть же [врач] ограничиться при успокоении боли тепловатой водой, не слишком продолжая ее применение, ибо это может привести к низведению и привлечению соков.

 

 

Камни в почках

 

Общее рассуждение

 

 

Почки и мочевой пузырь однородны в отношении причины зарождения [в них] камня. Дело в том, что зарождение камня осуществляется благодаря подвергающейся воздействию материи и воздействующей силе: материей является вязкая, густая влага – слизь, гной или кровь, скопляющиеся в чирьевой опухоли – [последнее] случается редко, а воздействующая сила – это теплота, выходящая за пределы умеренности. [Образование материи] имеет две причины: одна из них пополняет [количество] материи, другая запирает материю. Пополняет материю грубая пища: мол око, в особенности густое, сыры, особенно свежие, и грубое мясо, например, мясо болотных птиц и птиц с крупным телом, верблюжье, коровье и козье мясо и мясо крупных зверей, а также мясо рыбы и всякое тушеное мясо. [Сюда же относится] клейкий сырой и пресный хлеб, лапша, кишки,  рисовая каша на молоке, клейкий хлеб из белой муки и из крупчатки, клейкая халва, плоды – сырые, неудобоваримые и порождающие липкий сок, как [например], незрелые яблоки и незрелые персики, а также мякоть цитрона и мякоть груши. Из напитков так действуют мутная вода, особенно вода непривычная [для больного, часто] изменяющаяся, густые черные вина, особенно при слабом пищеварении вследствие слабости переваривающей силы или обилия принимаемой пищи, которая подавляет эту силу, или же неправильной последовательности приема блюд и [усиленного] движения после еды. Нередко материей является гной из язв в почках?; или в другом месте.

Что же касается [причин], запирающих материю, то такова? слабость изгоняющей силы в почках вследствие горячей натуры, опухоли или рожистого воспаления или же вследствие язв в почках, из‑за которых там запираются излишки и осадки от всей поступающей туда водянистой [части крови. Причиной этого является] и сильная теплота, образующая в излишках песок и превращающая их в камень, прежде чем они устремятся [в мочевой пузырь]; теплота также притягивает излишки в почки, раньше чем они полностью переварятся в верхних [органах] тела. Подобная теплота является либо постоянной, либо возникает случайно вследствие утомления или приема чего‑либо горячительного. [Запирается материя] также из‑за закупорки вследствие скопления излишков, стягивающего холода или горячей закупоривающей опухоли, а это бывает часто, или же от холодной, твердой опухоли или вследствие соучастия близлежащих органов, например, кишок или других органов, если они сдавливают почку и вызывают в ней закупорку. Все эти явления бывают [также и] при камнях в мочевом пузыре, а если оба камня различаются, то : камень в почках немного мягче, мельче и с более красным отливом, а камень в пузыре тверже, значительно крупнее и больше отливает темным, пепельным или белым. Однако в [пузыре] иногда зарождаются и раскрошенные камни. [Скажу] еще, что почечные камни чаще всего образуются еще до того, как они появились в моче, и представляют собой [как бы] гущу крови, которая не сопутствовала моче и осталась позади, а камни в пузыре большей частью выделяются после отхода мочи, и это осадок в моче, запертый вместе с нею. Большинство людей, которых поражают камни в почках, жирные, тогда как люди, страдающие от камней в пузыре, в большинстве случаев тощие. Стариков камни в почках поражают чаще, нежели камни в пузыре, а у детей и у тех, кто к ним близок по возрасту, дело обстоит наоборот. Чаще всего [камни в пузыре] бывают в период от окончания детства и до начала совершеннолетия; дело в том, что у детей и юношей изгоняющая сила больше и она гонит [соки] из более высоких органов в более низкие, а что касается стариков, то силы из почек очень ослабевают. К тому же у детей и юношей соки жиже и потому легче проходят в почках, а у стариков соки гуще и не проходят в почках. У Детей камни чаще всего образуются из‑за их прожорливости и потому, что они двигаются на полный желудок и пьют молоко, а также вследствие узости каналов в мочевом пузыре, а у стариков [это бывает] вследствие слабого пищеварения. Гиппократ, кроме того, считает, что камни у стариков неизлечимы.

Всякая моча, в которой больше примесей, более способна порождать камни; в такой моче, если оставить ее стоять, [пока] в ней не образуется соль, оказывается больше соли, ибо соль зарождается из водянистой [части крови] с большой примесью землистости, которую сожгла теплота. В моче детей больше соли, чем в моче стариков, не потому, что она более землиста, а вследствие ее большой теплоты и большего проникновения землистости [в пузырь] при сгорании. Поэтому моча у них мутная из‑за обилия примесей и пористости их тела, вследствие которой большая часть водянистой [части крови] просачивается у них [через поры] незаметным образом. Наиболее предрасположены к образованию камней дети, у которых сухое естество, и, чаще всего, горячий желудок; естество у них высыхает в большинстве случаев от того, что жидкости втягиваются в печень, а затем – в мочевые органы, и если там имеется [чрезмерная] теплота, то действующая причина [образования камней] налицо. Вообще говоря, сухость естества делает мочу гуще и обильнее. У кого в моче много мочевого осадка, у того камни [в моче] не собираются, так как [образующая камни] материя не задерживается и к тому же, возможно, не обильна, ибо если бы она была обильна, из нее прежде всего образовался бы камень, большой и твердый. Конечно, она может быть и обильной, но рыхлой и способной крошиться, в противном случае она бы не выходила в большом количестве в моче. Когда дело обстоит таким образом, то мы знаем, что материя образовалась не от причины, заложенной в самой [почке], и не вследствие большой теплоты, которая вызвала бы окаменение, не позволяющее крошиться; это указывает также и на [большую] изгоняющую силу. Однако таково суждение на основании большинства случаев, а не обязательное.

Знай, что у девушек и женщин редко бывают камни в мочевом пузыре, так как канал их пузыря, [обращенный] кнаружи, короче, шире и не так извилист, а короткость больше облегчает прохождение, нежели длина. У некоторых людей с камнями в почках зарождение камней и выход их с мочой бывает периодически; после того, как камень соберется, перед самым его выходом с мочой, больного поражает нечто вроде куланджа.  Промежутки между этими [приступами] различны – от месяца до года. Кто привык терпеть [боль] от большого камня, считает за пустяк всякие другие боли в мочевом пузыре. Это указывает, что его орган не подвержен быстрому воспалению, поскольку он не воспаляется из‑за таких камней и от мучительной боли, и больной переносит боль от камня несмотря на его большую величину. А ведь каждое из обоих этих явлений по отдельности наверное вызвало бы воспаление. Знай также, что камни в почках и в мочевом пузыре – одно из заболеваний, передающихся по наследству.

 

 

Признаки камня в почках

 

 

Первые признаки этого [видны] по моче и состоят в следующем: если моча сначала густая, а потом начинает переходить в жидкую и светлеть вследствие задержания мути в почках, это наводит на мысль зарождении [камня]; однако [больной] нередко выделяет сначала и жидкую мочу; то, что моча в начале заболевания густая, скорее указывает на здоровое состояние силы [почек] и ширину канала. Иногда при этом имеется обильный осадок, похожий на осадок, наблюдаемый при заболеваниях верхних частей печени. Чем моча светлей, тем дольше она остается светлой и чем меньше в ней осадка, тем определенней указание на большую твердость камня. Говорят, что если; здоровый человек, особенно старик, мочится черной мочой, с болью или без боли, это возвещает об образовании у него камня в мочевом пузыре; во всех эти [случаях] заключение становится совершенным, если ты обнаруживаешь осадок в виде песка и этот песок красноватый или желтоватый.

Оно подкрепляется, если больной чувствует в области поясницы тяжесть и боль, как будто там что‑то заперто и при движении дает себя чувствовать возле поясницы. Такое [ощущение] скорее указывает на значительную силу почек и ширину проходов. Сильнее всего боль из за камня в почках бывает в начале его зарождения, когда он разрывает [ткани], чтобы утвердиться там, а также при движении камня и проходе по каналам, особенно по каналу в мочевой – пузырь; иногда он причиняет боль, двигаясь [в пузыре] А когда камень уже сформировался и находится в покое, и больной тоже неподвижен, то при отсутствии большого переполнения, давящего и Движущего камень, ощущается только чувство тяжести. При переполнении пищей камень больше возбуждает боль, особенно; когда пледа опускается в кишки; когда же [тело] освобождается и излишки устремляются из кишок, боли становятся тише. Что же; касается признаков движения камня, то при этом боли перемещаются книзу и усиливаются. Они спускаются от поясницы к пахам и мочеточникам, и тут камень доводит мучение до предела. А когда, боли успокоятся, [это значит], что камень утвердился в мочевом пузыре.

 

 

Лечение

 

Сейчас мы упомянем здесь меры лечения, применяемые особо для почек, а также общие у них с камнем в мочевом пузыре, а затем отведем для камня в мочевом пузыре самостоятельный параграф и [перечислим] отдельные и особые меры лечения.

Цели к которым стремятся врачи при лечении от камней: прекращение [образования] их материи, предотвращение зарожден камней путем устранения причины и исправления ее, а затем крошение и дробление камней, срыв их и удаление с того места, где они повисли, при помощи лекарств, производящих такое действие, после него их изгоняют мягко и постепенно. Это осуществляется мочегонными, лекарствами или посредством помощи извне. Затем принимаются меры к успокоению сопровождающих такие [воздействия] болей и устранению образующихся при этом язв.

Некоторые люди пытаются извлекать камни через разрез в боку или в спине, но это дело страшно опасное, совершаемое [лишь] человеком, лишенным разума.

Что касается прекращения [образования] материи камня, то оно подготовляется сначала путем опорожнения – либо послаблением, либо рвотой, затем путем воздержания от грубой пищи и мутных напитков, после чего уравновешивают [натуру] принимаемой пищи, укрепляют желудок, улучшают пищеварение, назначают умеренные физические упражнения на тощий желудок и растирания при [туго] перетянутом стане, а также смягчают естество, чтобы отклонить густые соки в сторону [движения] кала и чтобы кал не производил давления на почку и не закупоривал ее. Одно из полезных при этом средств – постоянное изгнание мочи мочегонными семенами, омывающими пузырь; отлично [действует] в этом случае отвар нута, сок артишока, настой листьев редьки и самая редька, особенно тонкая и свежая; когда пройдет несколько дней, применяется какое‑нибудь сильное мочегонное средство.

Что же касается детей, то образованию у них камня иногда препятствуют, давая пить жидкое белое разбавленное вино, а иногда они получают пользу от умеренно [действующих] клизм, которые выводят кал и смягчают естество. [Они помогают также действием] входящих в них лекарств от камней и посылают их силу в почки с близкого расстояния. Одно из средств, препятствующих образованию камней, – рвота после еды, к которой следует прибегать почаще. Это гонит излишки по пути, противоположному тому, по которому они двигаются к почкам, и делает область почек чистой. При помощи бани и ванн иногда удается заставить камни соскользнуть [со своего места], а иногда это тянет соки к наружным покровам тела и отклоняет их от почек, но частое пользование [ваннами] ослабляет силу почки так же, как назначение их в такое время, когда нет надобности смягчить [естество] или успокоить боль, ибо [ванны], расслабляя почки, делают их восприимчивыми к изливающимся в них сокам. Лежать на спине – одно из средств, полезных при камнях в почках.

 

Лекарства, дробящие камни

 

Что касается дробящих камни лекарств, то это большинство горьких лекарств, которые не столь значительно горячи, чтобы усилить причину [образования камней]; чем сильнее их отрывающее свойство и меньше их теплота, тем лучше. При этом необходимо, чтобы [лекарства] для пузыря были горячее, нежели для почек. Имеются также и лекарства другого рода, действие которых не возводится к теплу или холоду; они делают то, что делают, в силу своего особого свойства. Среди дробящих камни лекарств есть такие, которые не столь уж чрезмерно сильны, и им свойственно дробить лишь маленькие камни, а есть и такие, сила которых велика по отношению к камням в почках, но они мало сильны или совсем бессильны по отношению к камням в пузыре; таков, например, «иудейский камень». Некоторые из них сильны по отношению к почкам и действуют иногда на камни в пузыре, а есть и такие, у которых сила велика по отношению к тем и к другим камням сразу. Таково [мясо] воробья, называемого итрагулидитус,  а также зола скорпионов. Составляя [сложные] лекарства из лекарств от камней, надлежит сочетать с ними также различные лекарства, способствующие их действию; некоторые из них должны сильно гнать мочу и выводить густую мочу, чтобы удалить и раскрошить оторвавшиеся камни, а другие несколько ослабляют движения прочих лекарств и заставляют их задерживаться на одном месте, чтобы они, задержавшись, осуществили свое действие полностью. Таковы лекарства, которые [сами] не быстро проходят [в тело] вследствие своей маслянистости и вязкости и вместе с тем способствуют созреванию [соков], как например, камедь полиподиума. Но есть среди них и лекарства, которые быстро проходят сами и проводят [другие лекарства] – таковы, например, перец и ему подобные, а также лекарства, укрепляющие орган, подвергающийся различным воздействиям при движении по нему [соков]; таковы лекарства со свойствами бадзахра,  а также сумбул, цейлонская корица и другие. Некоторым лекарствам, например, густосваренным сокам плодов, присуще легкое вяжущее свойство, сохраняющее силы [больного] органа. Иногда ко всем таким лекарствам примешивают вещества, успокаивающие боль в силу своего особого свойства, или вызывающие онемение. И вот, когда мы сочетаем лекарства таким образом, естественная сила распоряжается ими и использует противокаменные [лекарства] возле камня, уничтожая действие мочегонных и проводящих веществ, когда они достигают противокаменных лекарств, причем она предварительно использует эти мочегонные, чтобы привести противокаменные лекарства к месту, где находится камень. А затем она использует в этом месте задерживающие и останавливающие вещества с целью задержать и остановить противокаменное лекарство, дабы оно могло оказать своё действие, не будучи сдвинуто проводящими и мочегонными веществами с того места, где ему нужно пробыть некоторое время, чтобы выполнить свое назначение. Для этого использующая сила лишает такие вещества [способности действовать], хотя перед тем она использовала проводящие лекарства, чтобы ускорить [доставление] к камню противокаменных лекарств прежде, чем они подвергнутся влиянию естества, ослабляющего силу, которой они действуют на камень. Когда крошащие и срывающие камень вещества оказываются использованными и осуществляют свое действие, то [использующая сила] уничтожает способность задерживающих лекарств и [снова] приводит в действие мочегонные и проводящие лекарства.

Если [боль] очень усиливается, то применяют вещества, вызывающие онемение, согласно известному закону сочетания карст. Иногда в одном простом лекарстве соединяется множество упомянутых нами свойств.

А теперь перечислим лекарства, дробящие камень и выводящие его. Это, например, корень куста,  корень ежевики, бделлий, корень ратбы,  кора корня лавра, черный нут, и особенно его настой, семя алтея, плод карасий,  камедь боярышника – в боярышнике тоже есть такая сила, якорцы – корень их отлично [действует] против этого, корень хны, морской лук, уксус из него, сиканджубин  из него, горная петрушка, пулегиевая мята, горькая полынь, цейлонская корица, корень дикого огурца, древесина бальзамного дерева, зерна бальзамного дерева, бальзамовое масло – тоже очень сильное [средство], семена дикого огурца, артишок, настой его корня, сколопендра аптечная, адиантум – два дирхама  его в соке редьки или горной петрушки, корень пырея, семена сададжа,  «посох пастуха», особенно румский, дикий кумин, корень лапчатки ползучей и настой его, дубровник обыкновенный, дубровник полиум, корень спаржи, семена египетской сыти, кора корня лавра, семена редьки, дубровник чесночный, концы [ветвей] переступня, дикая рута, а также армянский баврак – берут его пять дирхамов,  замешивают с медом и дают пить в соке редьки в течение трех дней, и полынь‑чернобыльник в количестве одного мискала  в теплой воде.

Некоторые [врачи] говорят, что если взять семьдесят зернышек перца, мелко истолочь, сделать из них семь лепешечек и давать пить по лепешечке в день, то [больной] выделит камень в моче; у фисташек [также] есть сила, дробящая камни в почках. К сильным [лекарствам] по отношению к почкам принадлежит «иудейский камень», диктамн и дубровник обыкновенный, а сильные средства вообще, – это, между прочим, зола скорпионов и скорпионовое масло, то есть масло, в котором выставляют на солнце скорпионов, [применяемое] в виде мази или путем впрыскивания спринцовкой при камне в мочевом пузыре. Что касается золы скорпионов, то лучший способ ее приготовления таков: толстую банку обмазывают «глиной мудрости», кладут в нее скорпионов и оставляют в горячей хлебопекарной печи на ночь или на меньшее время, не особенно усердствуя при сжигании, а утром вынимают. Стекло [в этом случае] лучше, чем обожженная глина, которая впитывает и отнимает силу [золы]. Зола прирезанного зайца, получаемая таким образом, [тоже] сильное [средство]; ее пьют на прием два дирхама  и настой ее сильно растворяет камни. [Так же действуют] светлячки с отнятой головой и конечностями, если высушить их на солнце в медном сосуде, или сушеные черви, или стекло, превращенное толчением в пыль, или зола стекла. Лучше всего нагреть стекло на железной ложке в виде ситечка, потом положить его в настой крестовника, куда осыплется сгоревшая часть стекла, и затем снова нагревать остальное, пока все стекло не превратится в порошок, после чего порошок растирают в [мельчайшую] пыль. Его иногда дают пить один мискал  в двенадцати мискалах  горячей воды, и лучшее стекло для этого – белое, прозрачное.

Одно из очень сильных средств – это камешки, находимые в губке, а также высушенная кровь козла; лучшая [кровь] та, которую берут в то время, когда виноград начинает окрашиваться. Поищи тогда новые котелки и кипяти в них воду, пока не исчезнет присущее [новым котлам] свойство золистости и. солености; если [котелки] каменные, то это лучше. Затем зарежь над котелками козла, которому четыре года, и дай стечь [на сторону] его первой и последней крови, беря только среднюю. Оставь кровь, пока она не застынет, потом порежь ее на мелкие части и приготовь из них лепешечки, положи их на решето или на чистую тряпку и поставь на солнце под открытым небом, прикрыв их куском шелка для защиты от пыли. Оставь [эти лепешечки] в месте, куда совершенно не проникает влажность, а потом храни их, и когда захочешь напоить ими больного, дай выпить их в ложке сладкого вина в то время, когда боль успокоилась, или [давай их] в соке горной петрушки и увидишь нечто удивительное. Еще одно сильное средство – зола скорлупы куриных яиц, [взятых] после того, как они раскроются и [выйдут] цыплята. Другое средство, с большой силой, лучше всех – воробей, называемый по‑гречески тирагулидитус.  Это воробей вроде снегиря, меньше всех других воробьев, кроме «царского воробья». Цвет его тела – между пепельным, желтым и зеленым, на крыльях у него – золотистые перышки, а на туловище – белые крапинки. Появляется он чаще всего зимой на засоленных землях и под стенами; в полете у него нет большого размаха, наоборот, – пролетит немного и сядет, и все время свистит и шевелит хвостом. Его едят сырым, как он есть, и это лучше всего, но едят также вареным и жареным, засаливают и вялят. Иногда его сжигают в хлебной печи, не стать горячей, чтобы сжигание одолело и уничтожило [целебную] силу, и [ставят в печь] в стеклянной банке так, как было сказано относительно скорпионов и других вещей. А иногда его жгут в каменном котелке или кастрюльке, которую сверху завязывают, а когда [дело] перейдет от жаренья к некоторому горению, птицу вынимают. Соленую и жареную [ее] приправляют перцем, сададжем  и тому подобными веществами, а вяленую и жженую употребляют в теплом виде с чистым вином, медом, подслащенной медом водой или хандикуном.  Так же [принимают] и каждое из [упомянутых выше] лекарств. Некоторые утверждают, будто эта птичка – «кустарниковый воробей», есть еще птица, называемая по‑франкски сафарагун:  не знаю, та ли это птичка, или другая, [но] утверждают, что если высушить ее кишки и понемногу принимать их, они изгоняют камни из всякого места. Некоторые [врачи] говорят, будто камень сам по себе изгоняет камень.

[Полезен при этом] также голубиный кал и кал петуха. Хунейн и ал‑Кинди утверждают, что если дать его выпить взрослому два дирхама,  а маленькому полдирхама  с таким же количеством сахара‑леденца, он изгоняет всякий камень. Иногда к нему добавляют перцу и соли, особенно – в отваре диктамна. Сушеные] навозные жуки тоже [изгоняют камни]; некоторые говорят, что окуривание области под членом дымом игл ежа выводит камни с мочой, но это одно из утверждений, которые я не считаю за истину.

Что же касается лекарств, которые подмешивают к этим лекарствам, чтобы они [лучше] проходили, то таковы, например, перец, пулегиевая мята, китайская корица; они к тому же придают силу, дабы сдвинуть камень с места. А лекарства, добавляемые, чтобы с силою гнать мочу и выводить густые излишки, это известные семена, особенно семена горных [растений], а также дикая морковь, корни дикого укропа, валериана, копытень, аир, ажгон, качим, жабрица извилистая, семена прутняка, ситник ароматный, дикий тмин; некоторые люди иногда отваживались употреблять шпанские мушки. [Все] эти лекарства при сильных мочегонных свойствах не лишены также действия на камень.

Вещества, подмешиваемые ради некоторого задержания [лекарств], это, например, камеди, которые иногда сами по себе действуют на камень, как камедь полиподиума и камедь лесного ореха. Лекарства, успокаивающие боль, это, например, льняное семя и его слизь, орешки пинии, лесные орехи, семена алтея. Эти [вещества] задерживают противокаменные лекарства и подходят для [лечения] тела почки. Лекарства, вызывающие онемение, тебе известны; что же касается укрепляющих лекарств, то это бахман, зурунбад,  сухой касатик, семена прутняка, а также семена якорцев или, например, розы, цветки гранатника, ситник ароматный, сандал.

 

 

Сложные лекарства

 

 

Что же касается сложных лекарств от камней, то таков, например, митридат – это сильное, хорошее средство от камней в почках, а также шаджазанийа,  или известная лекарственная кашка из скорпионов – для почек и мочевого пузыря, или лекарство, приготовляемое с кровью козла, именуемое «рукой Аллаха» вследствие его достоинств, а также лекарство, именуемое «драгоценным» и приготовляемое с бальзамовым маслом – оно замечательно. Или сильное лекарство, которое испытывали мы сами: берут золы стекла, золы скорпионов, золы корней набатейской капусты, золы зайца, камня губки, крови козла, высушенной и тертой, золы скорлупы от яиц, давших цыпленка, «иудейского камня», камеди грецкого ореха и аира, – в равных количествах, и еще горной петрушки, дикой моркови, диктамаа, аравийской камеди, семян алтея, перца – каждого по полторы части, замешивают на меду и сохраняют; на один прием дают до двух мискалов  и [даже] больше, с соком якорцев, который варили с черным нутом. Это хорошо также для мочевого пузыря. Еще: золу корней набатейской капусты, золу яиц, давших цыпленка, опилки «иудейского камня» – мужского и женского – связывают и дают выпить около одной ложки в вине или в соке якорцев; это [лекарство] помогает также и от камня в мочевом пузыре и выводит его, как и белая глина. Вот одно из сильных общих средств: берут дынных семечек, жженого стекла и фасоли дваждыцветущей – в равных частях [и пьют] с отваром нута. И еще берут голубиного кала и кала петуха и дают их немного с соком редьки, с вином или с горячей водой – это имеет общую полезность [при камнях в почках и в пузыре].

[Еще] берут качима – дирхам,  голубиного кала – дирхам,  навозных жуков – полданака  и дают с вином. Еще [берут] камня губки, сколопендры аптечной, адиантума, семян алтея, горной петрушки – в равных частях и дают на прием сколько нужно в соке сельдерея, в настое корней, в соке якорцев, или в соке редьки. Еще одно [лекарство] с общей полезностью: [берут] семян плодов бальзамного дерева, сушеной дикой мяты, камня губки, семян мальвы и сухого горного базилика в равных частях, толкут и дают этого каждый день по ложке с разбавленным вином в количестве около четырех укий.  Одно из лекарств, полезных больше для почек: майсусана – два дирхама,  дикой петрушки – два дирхама,  перца – четыре дирхама;  на прием дают сколько покажется нужным в сиканджубине  из морского лука. Еще берут дикой руты, дикой мальвы, корней сельдерея в равных количествах, [отливают] этого ложку или две, варят в вине, отцеживают и пьют. [Полезна] также лапчатка с медовым сиканджубином  или подслащенной медом водой или семена редьки и фасоли дваждыцветущей – в равных частях, которых дают с орешек с маслом жасмина. Вот еще одно испытанное лекарство: берут семена дыни, сафлор, шафран и фасоли дваждыцветущей и поят этим раз за разом. Еще берут ягод магалебской вишни, очищенных и толченых – два мискала,  шафрана – мискал,  аристолохии – полмискала  и замешивают на меду; на прием пьют четыре дирхама.  Еще [берут] дикого тмина – две дарахми  и такое же количество коры корня лаврового дерева. Или еще: из семян гармалы и бделлия делают пилюли и пьют каждый день по дирхаму  с соком листьев редьки и свежего девясила или с соком маслины.

Превосходное лекарство, успокаивающее страдание и выводящее [камень]. Берут симирнийуна,  а это дикая петрушка, которую называют персидской петрушкой, – одну укийю,  египетской сыти, ароматного сумбула, семян белого мака, китайской корицы, цейлонской корицы, белого перца, семян моркови, мандрагоры – каждого по полторы укийи,  «иудейского камня» – полукийи,  камня, привозимого из страны Македонии, – полукийи,  замешивают на меду и пьют на прием одну бундуку с  вином. А вот лекарство, предотвращающее образование камня: берут семян гелиотропа, диктамна и семян алтея – каждого по дирхаму,  семян киссы  садовой, семян дыни и трагаканта – каждого по полдирхама,  смешивают все это и принимают. За один раз пьют одну дарахми  с нежным разбавленном вином.

Другое [лекарство]. Берут камней, находимых в губке, корней якорцев, семян моркови – каждого по две дарахми,  семян киссы,  семян алтея, крахмала – каждого по две дарахми,  семян фенхеля, аниса, дубровника полиума – каждого по три дарахми.  Иногда дают пить соки, в которых варились лекарства, [выводящие] и крошащие камни, например, соки, в которых, варился дубровник обыкновенный, дубровник полиум, пулегиевая мята, корень якорцев или их плод, жабрица извилистая, сколопендра аптечная, корень мальвы, адиантум, «посох пастуха», корень пырея, корень посконника конопляновидного, семя алтея, гелиотропа, полынь‑чернобыльник, взятые в равных количествах, диктамн и другие [лекарства] вместе с мочегонными. Если эти [лекарства] употребляют в дни здоровья, они препятствуют также и образованию камней.

 

 

Отвары

 

 

К числу отваров, препятствующих образованию камней, если постоянно употреблять их во время приступов болей, [принадлежит такое]: варят листья дикой мальвы, кладут в отвар топленое масло с медом и поят им в большом количестве. Оно заставляет камень скользить, гонит мочу и с легкостью выводит его. Говорит Руф: «Частое купание в горячих сернистых водах крошит камень». Это указание на то, что если в некоторые острые воды, которые иногда изъязвляют кожу, положить лекарство от камней, погрузить в них тряпицу, когда они горячие, и приложить к тому месту, где камень, они его раскрошат; мы сами пробовали нечто вроде этого. Что же касается способов подготовки камня к отрыву и отделению под действием лекарств и легкому выскальзыванию и выходу, то [для этого] надлежит употреблять, в виде втираний, расслабляющие мочевые пути масла, а также расслабляющие поливания, лекарственные повязки и восковые мази. Баня и ванны [полезны] в той мере, когда они не слишком расслабляют, уменьшая изгоняющую силу. Иногда по причине этого к [больному] органу притекает еще больше материи; в таком случае следует пить лекарство, отрывающее камень, чтобы облегчить отрыв и выведение. Надлежит также примешивать к расслабляющим [мочевые пути] лекарствам вещества, укрепляющие силы, согласно известному закону [лечения], особенно такие вещества, которые при укрепляющих свойствах не очень противоборствуют цели, заключающейся в растворении [камня]. Таковы, например, масло касатика, масло сумбула, масло хны и масло желтофиоля, а также тела этих растений; масло желтофиоля объединяет в себе много [полезных] свойств. Затем [больному] перетягивают середину тела, бока и лобок, чтобы расширить каналы сверху, или растирают [эти места] рукой и после этого поят лекарствами, дробящими камень, а если эти лекарства уже были даны, то им вслед назначают мочегонные. Не худо также выпить, например, слабительной кассии с миндальным маслом или какого‑нибудь клейкого выжатого сока из [известных] выжатых соков мочегонных, обладающих клейкостью и способствующих скольжению; [его тоже принимают] с миндальным маслом. После расслабления [мочевых путей] или когда расслабление не требуется и ты знаешь, что камень оторвался и стал подвижным, помогают между прочим припарки губкой или чем‑нибудь вроде губки, смоченной водой с оливковым маслом, или припарки из мелегетского перца и отрубей; [полезны также] согревающие лекарственные повязки и втирания горячих согревающих масел, например, масла руты или оливкового масла и бобровой струи. Теплоту лекарственных повязок следует сохранить.

Если требуется более сильное средство, то ставишь чуть пониже того места, где камень и где болит, пустую кровососную банку, чтобы она тянула камень, а затем спускаешь банку с этого места еще ниже и прилепляешь ее. Так ты постепенно опускаешь банку вниз от области почек наискось [по ходу] мочеточников, и когда спустишься до мочевого пузыря, боль успокоится. Иногда, [чтобы спустить камень], бывает достаточно проделать физические упражнения или движения, проехаться на коне мерной поступью или спуститься по ступенькам [лестницы], особенно если перед этим применялись втирания. Иногда [камень], спускаясь из мочевого пузыря в канал члена, причиняет боль; в таком случае следует пользовать это место так, как мы скажем [ниже]. Что же касается средств от боли, когда она возбуждается, особенно боли в мочевом пузыре из‑за большой величины камня, наличия у него зубцов, царапающего излома или жесткости, вызывающей ссадины, то иногда ее успокаивает баня или ванна, но если [ванна] слишком длительна и расслабляет ткани, то через некоторое время вновь возвращается сильная боль. Хороши и полезны [при этом] поливания ромашкой, донником лекарственным, алтеем и отрубями. Если имеется некоторый запор естества, то хорошо выводить кал с помощью свечки или клизмы. Если клизма большая, то она давит и причиняет боль, поэтому свечка, по‑моему, даже предпочтительней. Смягчение естества приносит большое облегчение и успокаивает боль. Применение слабительного недопустимо – оно причиняет боль и раздражает, вызывая скольжение [соков] и низводя их сверху. Что же касается клизмы, то если положить в нее жиров и маслянистых веществ, а также лекарств, значительно расслабляющих и сильно мочегонных, она производит, наряду с послаблением, также смягчение, ослабляет боль и способствует выведению камня. Если боль сильна и успокаивается после упомянутого нами лечения, но потом, при лечении лекарствами от камней, поднимается снова, то лучше всего воздерживаться от лекарств, сильно движущих камень, и обратиться к мягким, смягчающим клизмам, втираниям и восковым мазям, которые расслабляют ткани, смягчают и способствуют скольжению. В такое время иногда бывает полезно вызвать рвоту и это потому, что она уменьшает количество давящих на камень соков; однако рвота нередко приносит вред, так как тянет камень кверху. Когда боль такова, что совершенно не ослабевает, то не избежать применения чего‑нибудь, вызывающего онемение. Лучшее [из подобных средств] – филунийа,  а также лекарство из мандрагоры или терьяк, но не старый, а довольно свежий, в котором еще сохранилась сила опия. Он помогает по многим причинам – в силу свойств терьяка как мочегонное и дробящее камень средство, а также потому, что притупляет боль.

Иногда способствуют возникновению боли ветры в почках, которые также давят на камень, – они распознаются по признакам ветров в почках, или же давящие ветры в кишках, на которые указывают их признаки. В таких случаях надлежит прибегать к [лекарствам], ослабляющим ветры, например, к руте и ее семенам, к семенам горной петрушки, анису, ажгону, тмину и чернушке в виде питья, например, с подслащенной медом водой, или в виде лекарственных повязок; употребляют их также в составе восковой мази или в клизмах.

Если камень образовался вследствие горячей опухоли, его сначала Лечат так, как лечат опухоль в почках, угашая [жар] известными тебе поливаниями, лекарственными повязками и восковыми мазями, о которых тебе уже было сказано раньше во многих параграфах; их обрызгивают уксусом, чтобы [они] проходили. Применяют также клизмы с теми же выжатыми соками и розовым маслом, добавляемым к ним; при необходимости в кровопускании – его делают. Если камень возник от твердой опухоли, то лечат, например, горячими слизями: слизью льняного семени, пажитника, алтея и семян шандры с примесью какого‑нибудь охлаждающего сока, а также ромашкой, донником лекарственным, якорцами, укропом. Эти лекарства употребляются в виде питья, применяются в клизмах и назначаются в виде мазей; при употреблении их в мазях надлежит добавлять туда, например, ратийанаджа,  сагапена, ушшака, май и  и бобровой струи или, скажем, мирры, а также горячих масел с несколько укрепляющими свойствами.

 

 

Пластыри

 

 

Из пластырей [применяют] пластырь диахилун,  пластырь из жиров и другие. Когда увидишь [признаки] зрелости мочи – то гони мочу.

 

 

Питание таких больных

 

 

Еда для больных с камнем в почках должна быть противоположна еде для них вредной. Воробьи, печенные в золе, домашние воробьи и цыплята, разлезшиеся от варки, не приносят им вреда, как и всякое нежное мясо. Жареное мясо раков для них полезно; в их пищу должны входить артишок, спаржа, особенно дикая, отвар нута с оливковым маслом и маслом сафлора.



[1] 67Имеется в виду, вероятно, «Прогностика» или «Предсказания» Гиппократа.

 

[2] 68T. е. хвои пинии.

 

[3] 69Имя этого врача в подлиннике искажено и воспроизводится предположительно.

 

[4] 70T. е. вследствие того, что кровь переходит в пары.

 

[5] 71T. е. отек век.

 

[6] 72T. е. кала.

 

[7] 73T. е. больному трудно говорить.

 


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.