На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Продолжение

Заболевания головы, вредящие главным образом способности ощущать и мыслить

 

Спячка и сон

 

 

Спячкой называют чрезмерный и тяжелый сон, но не всякий чрезмерный и тяжелый сон, а такой, который является тяжелым и по длительности и по качеству. Он продолжается дольше [обычного] и по качеству крепче, так что от него трудно пробудиться, даже если [человека] будят. Сон бывает естественным по продолжительности и по качеству или тяжелым или [переходящим] в глубокую спячку. Говоря вообще, сон есть возвращение душевной пневмы от органов‑орудий ощущения и движения к [своему] источнику, вследствие этого органы на деле лишаются пневмы, за исключением тех, которые необходимы для поддержания естественной жизни, то есть, например, органов дыхания.

Естественный сон, в общем смысле, это такой, который возникает при удалении животной пневмы внутрь для переваривания пищи. За ней следует душевная пневма, как это [всегда] бывает при движении разреженных и смешивающихся одно с другим тел, понуждаемых к тому пустотой. [Естествен] также сон для отдыха и ради того, чтобы пневма могла сосредоточиться, воспринимать питание, расти и увеличиваться в отношении вещества, заменяя то, что расходуется при бодрствовании. К этому близок сон [больного], приближающегося к выздоровлению от недуга; такому человеку случается глубоко заснуть, и это указывает, что его болезнь успокоилась, но у здоровых людей подобный сон не является хорошим признаком. Нечто сходное с этим иногда бывает у людей, которым неоднократно производили опорожнения лекарствами. Такой сон полезен и возвращает им силы.

Иногда возникает сон, который не является абсолютно естественным. Это бывает в том случае, когда пневма возвращается к своему источнику вследствие чрезмерного рассеяния и вещество [пневмы] не может распространяться, ибо теряет [способность] увеличиваться сверх того, что достаточно для основных органов, рассеиваясь вследствие движения, и уходит в глубь [тела]. Это бывает при утомлении и усиленной физической работе и происходит вследствие чрезмерного выведения душевной пневмы, когда естество силится удержать всю оставшуюся в его веществе [пневму], пока не подоспеет помощь в виде пищи. Различие между таким [сном] и тем, что [описан] раньше, подобно различию между потребностью здорового тела в пище для замены того, что [разошлось] при естественном усвоении, и потребностью в питании тела, изнуренного поносом или кровотечением. В первом случае сон нужен для замены того, что рассосалось при бодрствовании, и это дело естественное, а во втором случае требуется заменить то, что рассосалось вследствие утомления, и это [уже] неестественно. А иногда возникает и сон абсолютно неестественный; это бывает в том случае, когда душевная пневма возвращается от органов‑орудий по причине охлаждающих воздействий, противоположных веществу пневмы и исходящих либо извне, либо от охлаждающих лекарств. В таком случае орудия приобретают холодность, препятствующую прохождению по ним жизненной пневмы надлежащим образом или вызывающую застывание той части пневмы, которая оказалась в этих органах; при этом портится натура [пневмы], позволяющая воспринимать душевную силу из ее источника. А остальная часть пневмы уходит вглубь под влиянием противоположного [ей начала], становится неподвижной и не может распространяться вследствие холодности натуры; в этом и заключается онемение.

Иногда [такой сон] возникает и вследствие причин, увлажняющих органы‑орудия, вызывающих помутнение вещества пневмы, запирающих ее пути и расслабляющих вещество нервов и мышц. [Расслабление] вызывает закупорку и закрытие [проходов] и также препятствует прохождению пневмы, ибо самое вещество пневмы густеет и мутнеет и органы‑орудия портятся как от влажности; так и от расслабления. Таков, [например], сон от опьянения. К этому близок [сон] вследствие несварения и продолжительного пребывания пищи в желудке. Спячка у таких людей проходит от рвоты. Именно эти две причины, если они упрочатся, чаще всего и вызывают спячку.

Иногда причиной возникновения сна являются одновременно холод и влага, но предшествующей причиной бывает тогда холод, а влага ему способствует. Также и при бессоннице сочетаются жар и сухость, но истинной причиной служит жар, а сухость ему способствует. Спячку вызывают и другие причины, например, усиление приступов лихорадки, обращение всего естества, до самых его глубин, против болезни, сжатие естества под давлением материи. Как уже сказано, душевная пневма при этом следует за естеством, особенно если материя лихорадки слизистая и холодная и нагревается только вследствие гниения. Иногда [спячка] возникает от дурного качества соков и паров, поднимающихся в переднюю часть мозга из желудка, легких и других органов при их заболеваниях, или из‑за обилия [кишечных] червей и «тыквенных семечек», а иногда она появляется вследствие давления костей черепа на самый мозг или [вследствие] удара [по голове] или [поверхностного] ранения при ушибе мозга. Самая глубокая спячка возникает при ранении тех желудочков мозга, которые вызывают столь же глубокую спячку при давлении на них. Спячка иногда начинается вследствие сильной боли от удара по мышцам виска или вследствие соучастия [мозга] в страданиях устья желудка или матки, от которых мозг сжимается, закрываются проходы ощущающей пневмы и затрудняется движение пневмы кнаружи. Бывает она также и от чрезмерной слабости и рассеяния пневмы, из‑за которого затрудняется ее распространение [по телу].

Поскольку первые ощущения, прекращающиеся во время сна и спячки, это зрение и слух, то повреждение при спячке должно иметь место в передней части мозга с одновременным расстройством воображения. Ведь если бы передняя часть мозга оставалась неповрежденной и повреждение возникло бы лишь в задней его части, то зрение и слух не должны были бы исчезнуть, и это был бы не сон, а только прекращение движений или [утрата] осязания, тогда как прочие ощущения сохранились бы как это бывает при окоченении и застывании. В таком случае спячка повредила бы ощущению не больше, чем движению, а [на самом деле] она полностью устраняет способность ощущать и не полностью прекращает движение, ибо дыхательные движения остаются при ней невредимыми. Далее, закупорка, возникающая при спячке, должна быть не полной и не очень плотной, ибо иначе она повредила бы дыханию. Всякая спячка, связанная с [расстройством] натуры, наступает прежде всего от холодности, а во‑вторых, от влажности. Иногда [больные] впадают в спячку после плеврита, воспаления легких и тому подобного.

У некоторых людей, пока они сидят, соки рассеяны [по телу] и не причиняют страдания. Когда же на них нападает дремота, и они ложатся, то прирожденная теплота уходит вглубь, и пары поднимаются и устремляются,в мозг, и сон не проходит, особенно [у людей] с сухой натурой. Если же сон нападет на них часто, то это предвещает заболевание. Говорят, что гранатовый сок долго остается в желудке и задерживает там пары, и избавляет от бессонницы. Мы уже говорили, в каком положении следует лежать после еды, теперь же скажем, что если часто лежать навзничь после еды, это расслабляет и обессиливает спину. Чтобы излечиться от этого, нужно много сидеть прямо. Спать на солнце опасно для головы; сон при луне порождает кровохарканье, так как луна приводит соки в движение. Причиной храпа является закрытие устья легочной трубки, из‑за чего выход дыхания неизменно сопровождается шумом жидкости.

Лечение спячки и тяжелого сна, возникающего при лихорадках. Что касается спячки, являющейся признаком заболевания в том или ином органе, то способ ее лечения состоит в применении к данному органу [соответствующих] мер, чтобы его очистить и устранить [недуг], а также в укреплении мозга, дабы он не принимал материи.

Это [достигается] с помощью, например, розового масла с большим количеством уксуса, [который добавляют], чтобы розовое масло, принятое само по себе, не усыпляло [больного], а также соков укрепляющих плодов. После этого [применяют] охлаждающие поливания, а затем переходят к рассасывающим средствам, если в мозгу задержалась какая‑либо [материя]. Ты уже все это узнал из «Канона».

При [спячке] во время лихорадок и в начале приступов следует поспешно перевязать конечности, постоянно вызывать чиханье, давать нюхать уксус и его пары и обильно смазывать голову розовым маслом с большим количеством уксуса или с соком незрелого винограда с соком граната и другими вяжущими средствами. [Спячку] от питья лекарств, вызывающих онемение, лечат в соответствии с каждым данным лекарством и дают пить его терьяк, как мы скажем об этом в Книге четвертой.

Что касается спячки от холода, приходящего извне, то для лечения ее дают пить терьяк, митридат и «мускусное лекарство», поливают голову водой, в которой варили руту, бобровую струю и слюногон, смазывают голову маслом бана и маслом нарда с бобровой струей, маслом с мускусом и маслом куста с  бобровой струей, а также употребляют лекарственную повязку, приготовленную с бобровой струей, морским луком и мускусом; бобровой струи берут две части, морского лука – одну часть, мускуса – небольшое количество. [Больному] постоянно дают нюхать мускус и применяют [средства] для согревания натуры мозга, о которых уже было сказано, но делают это резко, а не мягко.

При [спячке] от преобладания крови необходимо поспешить с кровопусканием из кифаля,  поставить банку на голень, пустить кровь из лядвейной вены. Применяют также уравновешенные клизмы, назначают легкую пищу и дают отвар нута. Если [спячка] вызвана преобладанием чистой влаги без материи, то ее следует лечить с помощью лекарственных повязок, приготовленных с бобровой струей, цветками ситника ароматного, кустом,  шишками кипариса, ягодами можжевельника, фурбийуном  и слюногоном. Пищу следует давать легкую и избегать масел и поливаний; [их можно употреблять] только с осторожностью, ибо увлажнение, происходящее от масел, нередко одолевает силу лекарств, если она не очень велика. Необходимо применять втирания в голову и укутывать ее, также давать нюхать мускус. Если влага [сочетается] со слизистой материей, то сначала нужно произвести опорожнение сильными клизмами, а затем постараться, чтобы [больного] вырвало.

Часто [спячка] возникает также и от слизи в желудке. Тогда нужно вывести ее с помощью отрывающих слизь средств, о которых мы упомянем в своем месте; применяют [при этом] также сильные поливания, способствующие созреванию слизи, лекарства, вводимые в нос, полоскания и прочее, что ты узнал из общих правил лечения и что уже было тебе сказано. К числу способов лечения [спячки] относится и такой: больного заставляют слышать и видеть что‑либо, повергающее его в печаль, ибо при подобных заболеваниях, когда слабеет и застывает мысль, огорчение является одним из способов привести душу в волнение и вернуть ее к здравому состоянию. К известным средствам [против спячки] относится смазывание ноздрей калкандом,  обтирание лица уксусом, перевязывание нижних конечностей и употребление средств, вызывающих чиханье.

 

 

Умопомешательство

 

 

Разновидности повреждений, постигающих способности мозга, выясняются и познаются трояким образом. Если ощущения человека остаются неповрежденными и очертания предметов представляются ему наяву и во сне правильно, а затем вещи и обстоятельства, которые он видит наяву или во сне и о которых можно рассказать, исчезают и не остаются [в памяти], когда он слышит о них или их наблюдает, значит, у него повреждена память и задняя часть мозга. Если же такого расстройства нет, но человек говорит то, чего не следует говорить, остерегается того, чего не следует остерегаться, одобряет то, чего не следует одобрять, надеется на то, на что не следует надеяться, требует того, чего не следует требовать, делает то, чего не следует делать, и не может обдумывать того, что требует размышления, значит, повреждена способность мыслить и средняя часть мозга.

А если речь остается такою, как была, и во всем, что человек делает и говорит, не обнаруживается ничего противоречащего здравому рассудку, и ему представляются [всякие] ощутимые вещи, [но в то же время он] снимает пушинки [со своей одежды], видит несуществующих людей, огонь, воду и другие мнимые [явления] или плохо представляет себе очертания предметов во сне и наяву, значит, у него повреждено воображение и передний желудочек мозга. Когда сочетаются два таких расстройства или три, это указывает на повреждение двух или трех желудочков. Если расстраивается мышление и в нем обнаруживается недостаток, причем этому сопутствует предшествующее повреждение памяти, это, воистину, много легче, чем [такое заболевание], когда [сначала] расстраиваются мыслительные способности, а за ними – память. Если [память] становится недостаточной, это происходит от холода, а спутанность и неустойчивость [памяти] происходит от теплоты; некоторые полагают, что [память] становится недостаточной вследствие недостаточности вещества мозга, и это недалеко [от истины]. Причина всех этих [повреждений] может корениться либо в самом мозгу, либо в другом органе; иногда она [исходит] извне, как например, при ударе или падении.

Что же касается мер лечения, то в этом следует полагаться на основы, упомянутые в правилах [лечения], подбирая по рубрикам заболеваний органов головы из Книги второй лекарства, полезные от всех этих болезней, и применяя их. Надлежит тщательно сообразить, какие [лекарства] и какая пища вредны при этих заболеваниях и воздерживаться от них.

 

 

Расстройство памяти

 

 

[Расстройство памяти] есть подобие слабоумия, но это [расстройство] задней части мозга, ибо оно представляет собой недостачу одной из способностей задней части мозга или полную утрату всех [его способностей]. Первая ее причина, по мнению Галена, это холод. [Холод может быть] либо простой, либо в сочетании с сухостью, – тогда образы не запечатлеваются [в мозгу], – либо в сочетании с влажностью, – тогда запечатлевшиеся образы в нем не сохраняются [надолго]. Если холод сочетается с сухостью, на это указывает бессонница, и то, что [такой больной] помнит давно минувшие дела, но не может помнить события, относящиеся к настоящему времени. Если же [холод] сочетается с влажностью, то на это указывает спячка и то, что [больной] совершенно не помнит прошлого, но, возможно, в состоянии удержать в памяти настоящее дольше, чем минувшее. А если налицо [только] простой холод, то наблюдается онемение и головокружение.

Нередко расстройство возникает от сухости и теплоты, и тогда имеет место помрачение сознания. [Расстройство] происходит либо в той же части самого мозга, либо в одном из его желудочков, либо в его сосудах. А иногда [расстройство памяти] наступает из‑за соков или расстройства натуры в висках, переходящего на мозг. Об этом упоминают некоторые из древних [врачей], и такое явление подтверждается опытом и засвидетельствовано. Потеря памяти и ее расстройство чаще всего возникают от холода и влаги, а иногда и от опухолей мозга, особенно холодных. Знай, что если потеря памяти наступает среди [полного] здоровья, это предвещает тяжелые заболевания мозга вроде падучей, сакты  и литаргуса.

Признаки различных причин и видов расстройства памяти. Их следует узнать из вышеприведенных общих правил, и мы не станем повторять этого для каждого заболевания.

 

 

Лечение.

 

Если [расстройство памяти] связано с теплотой и сухостью, то лечить ее легче, и о способах лечения уже неоднократно говорилось. Что же касается [расстройства памяти] от чистой сухости, то при этом [заболевании] больного следует кормить влажной уравновешенной пищей, упражнять область головы путем растирания и сдавливания грубой тряпицей, а также двигать [больному] руки и ноги. Вообще упражнения отнюдь не должны быть сильными, а только возбуждающими голод и потребность в увеличении пищи, в покое, в сне и в купании. [Нужно также] согревать [голову] известными согревающими лекарственными повязками, которые мы не станем снова перечислять, а также кровососными банками на голову, без надреза, и лекарствами, вызывающими покраснение. Иногда возникает необходимость прижечь [больному] затылок в двух местах и употребить отвары ромашки, донника лекарственного или козьих ножек, а из масел – масло касатика, нарцисса и желтофиоля.

Если [расстройство памяти] возникает от холодной и влажной материи, то выведи ее, предварительно доведя до созревания с помощью известных тебе [средств]. [Больного] следует поместить в светлую комнату. Начинать нужно с самых легких опорожнений, например, [обычным] ийараджем,  мякотью колоквинта и бобровой струей, а затем постепенно переходить к сильнодействующим ийараджам.  Потом, если ты не опасаешься горячего расстройства натуры, употреби кашицу из балазура,  ибо это сильнейшее средство для укрепления рассудка и улучшения памяти. Употребляй также и другие согревающие из числа веществ, вызывающих покраснение, полосканий и нюхательных [лекарств], которые ты знаешь.

Не торопись высушивать [влагу] и делай это постепенно, остерегаясь, чтобы высушивание не привело к полному уничтожению основных влаг, за которым последует охлаждение натуры, увеличивающее ослабление памяти. [Таким больным] надлежит избегать опьянения, мест, где дует ветер, и переполнения желудка. Им также следует полностью воздерживаться от омовения водой, ибо горячая вода расслабляет, а холодная вызывает онемение и вредит ощущающей пневме. Если таким больным случится переполнить себе желудок, то после этого нужно назначить им легкий режим. Следует избегать пищи, вызывающей сакту,  тяжесть [в голове] и онемение и образующей пары.

Что касается вина, то переполнение им очень вредно, а небольшое количество его ободряет душу, укрепляет и оживляет пневму, избавляет от необходимости в обильном употреблении воды; обильное употребление воды очень вредно для таких бальных. Долгий сон днем и вообще длительный сон им также вреден, особенно после значительного переполнения. Чрезмерная бессонница тоже ослабляет пневму и рассеивает ее и вместе с тем наполняет мозг парами.

Подобным больным пробовали давать варенье из аира и варенье из длинного перца, и оказалось, что оба они явно увеличивают память. Испытывали и такое лекарство: [берут] равными частями ладан, клубни сыти, белый перец, шафран и мирру; все это замешивают на меду и каждый день употребляют по одному дирхаму.  Еще испытывали и такой состав: аира – две части, клубней сыти – две части, черных миробаланов – две [части] и меда с балазуром – одну [часть]. Проверено на опыте и следующее лекарство: [берут] по две части перца и кумина и три части сахара‑леденца. Пробовали пить каждый день натощак по мискалу  [лекарство] из трех четвертей [части] ладана и одной четверти [части] перца. Или [берут] кумина пять частей, перца – одну часть, меда с балазуром – одну [часть], пчелиного меда – вдвое больше всего остального. Необходимо также обращаться к простым лекарствам, записанным в Книге второй [«Канона»], а место их в рубриках болезней головы. Жилищем подобных [больных] должно быть хорошо освещенное помещение.

Что же касается [расстройства памяти] из‑за опухолей в мозгу, то о лечении этого уже сказано в [параграфах о] фаранитусе, литаргусе  и «спячке с бессонницей».

 

 

Меланхолия

 

 

Меланхолией называют уклонение мнений и мыслей от естественного пути в сторону расстройства, страха и порчи вследствие черножелчной натуры, которая угнетает пневму мозга своей темнотой и беспокоит ее, как угнетает и устрашает внешняя темнота; к тому же, холодная и сухая натура неприятна пневме и ослабляет ее, тогда как горячая и влажная натура, как например, натура вина, ей приятна и ее укрепляет. Когда меланхолия сочетается с раздражением, нападением [на людей] и злобностью, то она называется манией, а меланхолией [в собственном смысле] называют только [болезнь], возникающую от несгоревшей черной желчи. Причина меланхолии кроется либо в самом мозгу, либо вне мозга. Если причина кроется в самом мозгу, то [меланхолия] происходит либо от холодного и сухого расстройства натуры без материи, погружающего вещество мозга и светлую натуру пневмы во тьму, либо [от расстройства натуры] с материей. При наличии материи [черножелчная] материя пребывает либо в сосудах [мозга], куда она переходит из другого места, либо превращается в черную желчь в [самих] сосудах вследствие сгорания или помутнения их содержимого; это бывает в большинстве случаев. Материя либо впитывается в вещество мозга, либо вредит мозгу своим качеством и веществом, изливаясь в желудочки [мозга. Такая меланхолия] нередко возникает после падучей.

Если причина меланхолии пребывает вне мозга [и действует] при соучастии какой‑либо другой вещи, от которой поднимается темный сок или пар, то такой вещью может оказаться все тело, когда в нем берет верх черножелчная натура, или же селезенка, если там заперта черная желчь и селезенка не может от нее очиститься или не в состоянии по своей слабости извлекать черную желчь из крови. Или же [в селезенке] появляется опухоль, а иногда опухоль не появляется, но возникает другое повреждение. [Меланхолия может также начаться] по причине сильной разгоряченности печени. Такой [соучаствующей] вещью могут быть и стенки живота, когда в них собираются излишки от пищи и паров из кишок и их соки сгорают и превращаются в вид черной желчи, которая либо образует, либо не образует опухоли. [В этом случае] от нее поднимаются в голову затемняющие пары, и это называется пученьем мягких оболочек, а такая меланхолия [именуется] пучащей [меланхолией], или меланхолией, зависящей от стенок живота. Подобная меланхолия чаще всего возникает от опухоли в воротах печени, из‑за которой перегорает кровь в стенках живота, это‑то и считает Гален причиной меланхолии, зависящей от стенок живота. А Диокил видит причину этого в сильной разгоряченности печени и кишок, тогда как другие врачи считают причиной такой меланхолии закупорку, возникающую в сосудах, известных под названием масарика,  при наличии опухоли. Некоторые, однако, полагают, что причиной ее является закупорка, возникающая в [сосудах] масарика,  даже если опухоли нет. [Врачи], которые полагают причиной [такой меланхолии] закупорку в [сосудах масарика,  основываются на том, что пища [у таких больных] не проходит в сосуды и подвергается порче, а люди, утверждающие, что она возникает от опухоли, исходят из того, что пища в большинстве случаев подолгу задерживается [в желудке] таких [больных] в сыром виде, как она есть. Такая опухоль не горяча, ибо при этом не бывает лихорадки, жажды и рвоты желчью.

Иногда причина, порождающая [меланхолию], пребывает вне мозга, но место начала ее зарождения находится в мозгу. Так, [например], когда в желудке образуется горячая опухоль, то пар ее сжигает жидкости мозга; [то же самое происходит] при опухоли в матке или в других органах, соучаствующих с головой. Причиной [меланхолии], происходящей от холода и сухости без материи, является черножелчное расстройство натуры сердца с материей или без материи. Мозг при этом соучаствует с сердцем, ибо душевная пневма связана с животной пневмой и тождественна ей по веществу, так что дурная черножелчная натура [сердца] расстраивает натуру мозга, и она становится черножелчной. Иногда [меланхолия] возникает вследствие других охлаждающих и сушащих причин, исходящих не от одного только сердца. Однако возникновение [такой меланхолии] невозможно без соучастия сердца, наоборот, главная причина ее, вероятно, исходит от сердца. Поэтому при данном заболевании, наряду с лечением мозга, непременно следует лечить также сердце;

Знай, что если кровь сердца блестящая, жидкая, прозрачная и бодрящая, то она противостоит порче мозга и исправляет ее. Не удивительно, что чаще всего местом начала такой меланхолии является сердце, хотя подобные недуги и утверждаются в мозгу, ибо вполне вероятно, что сначала расстраивается натура сердца, а за сердцем следует мозг. Или же [сначала] расстраивается натура мозга, а за ним следует сердце; тогда натура пневмы в сердце расстраивается и прячется, а та часть ее, которая проникает в мозг, подвергается порче; этой порче способствует и сам мозг.

Иногда в конце заболеваний, происходящих от материи, особенно острых, возникает меланхолия, и это есть признак скорой смерти. Тогда человеку часто приходят на память смерть и покойника [Итак], говоря вообще, черная желчь умножается и порождается либо вследствие [болезни] органа, действующего на пищу, то есть [болезни] печени, если она сжигает кровь или не может изгнать черножелчные излишки, – это бывает реже, либо вследствие [заболевания] органа, из которого изливается черная желчь, то есть селезенки, – если она не может осуществлять двух действий: во‑первых, оттягивать осадок и золу крови от печени и, во‑вторых, гнать излишки того, что устремляется к ней из [печени] к месту их изгнания.

Иногда черная желчь зарождается и в каком‑нибудь другом органе либо вследствие усиления сжигания поступающих в него питательных веществ, либо из‑за неспособности изгонять [образуемые] пищей излишки; при этом разреженная часть [излишков] рассасывается, а плотная осаждается в виде черной желчи; причиной этого [может быть] также сильное охлаждение и высушивание того, что поступает в данный орган. Иногда источником зарождения черной желчи может быть также пища, порождающая черную желчь. Некоторые врачи полагают, что меланхолия возникает из‑за злых духов, но тот, кто изучает медицину, не интересуется, возникает ли она из‑за духов или нет; к тому же мы утверждаем, что даже если она возникает из‑за духов, это все‑таки происходит вследствие превращения натуры в черножелчную, так, что ближайшей причиной является черная желчь, а дальше пусть будут источником этой желчи духи или не духи. К сильно действующим причинам, порождающим меланхолию, относится чрезмерная печаль или страх.

Тебе должно знать, что черная желчь, вызывающая меланхолию, это либо естественная черная желчь, либо слизь, когда она превращается в черную желчь вследствие сгущения или незначительного сгорания; так бывает, однако, редко, время от времени. Или же это оказывается кровь, если она переходит [в черную желчь], свариваясь или сгущаясь без значительного сгорания. Что же касается желтожелчного сока, то, подвергнувшись полному сгоранию, он порождает манию и не ограничивается меланхолией. Итак, если каждый из этих видов черной желчи попадет в упомянутое место мозга, она порождает меланхолию, но некоторые виды наряду с меланхолией порождают манию. Наиболее благополучна меланхолия, когда она возникает от осадка крови и сопровождается весельем. Меланхолия часто разрешается почечуем и расширением вен. Это заболевание редко случается у белотелых и полных, а у смуглых, волосатых и сухощавых бывает часто. Оно нередко возникает у людей с очень горячим сердцем и влажным мозгом. Теплота сердца порождает в нем черную желчь, а влажность мозга воспринимает действие того, что зарождается в сердце.

К числу лиц, расположенных [к этой болезни], относятся косноязычные, люди резкие, говорящие быстро, часто мигающие, краснолицые или смуглые, волосатые, особенно с волосатой грудью и грубыми черными волосами, а также [люди] с широкими сосудами и толстыми губами: ведь некоторые из этих [качеств] являются признаком горячности сердца, а некоторые указывают на влажность мозга. По внешности они часто походят [на людей] со слизистой натурой. Это заболевание у мужчин встречается чаще, а у женщин протекает резче. Оно часто возникает у людей среднего возраста и у стариков, зимою бывает редко, а летом и осенью учащается. Нередко оно возбуждается также и весной, ибо весна поднимает соки, смешивая их с кровью. Порой [меланхолия] усиливается периодически, когда возбуждается и поднимается черная желчь. Предрасположенный к меланхолии человек быстро впадает в нее, если испытывает страх или горе, или страдает бессонницей, или же задерживается обычное для него кровотечение из почечуйных шишек или других мест, или же истечение черной желчи и других [соков].

 

 

Лечение.

 

Следует поспешить с лечением [меланхолии], пока она не упрочилась, ибо в начале ее лечить легко, а когда она упрочится – трудно. При любых обстоятельствах больного нужно развлекать и веселить, отвести ему помещение умеренно теплое; увлажнять в его комнате воздух и придавать ему приятный запах, устилая комнату пахучими растениями. Вообще ему следует давать нюхать благовония и приятно пахнущие масла, кормить его пищей с превосходным химусом, сильно увлажняющей. Нужно принять меры для утучнения тела [больного] с помощью соответствующей пищи, купанья перед едой и поливания головы теплой, но не очень горячей водой; если по выходе из бани он чувствует небольшую жажду, то не вредно дать ему выпить немного воды. Следует применять утучняющие растирания, упомянутые в параграфах о сохранении здоровья. Заботься об увлажнении [натуры больного] больше, нежели об ее согревании, насколько это [вообще] возможно.

Больной должен воздерживаться от совокупления и не очень сильно потеть. Ему следует избегать [употреблять] бобов, вяленого мяса, чечевицы, капусты, густого и молодого вина, а также всего соленого и посоленного, острого и кислого; напротив, он должен употреблять жирное и сладкое. Когда желательно усыпить таких [больных], можешь поливать им голову настоем лекарственной ромашки и [обыкновенной] ромашки. Поистине, сон является наиболее подходящим для них лечением. Польза от него исправляет вред, причиняемый маком.

Если меланхолия возникла от холодного и сухого расстройства простой натуры без материи, то достаточно согревания сердца с помощью бодрящих средств, лекарств из мускуса, терьяка, митридата и тому подобного. Голову лечат средствами, уже упомянутыми в главе о слабоумии; сильная [меланхолия] такого рода появляется после какого‑либо другого горячего заболевания. Лечить ее легко, и она даже проходит от [простых] поливаний.

Если меланхолия возникла от черножелчной материи, закрепившейся в мозгу, то основу ее лечения составляют три вещи. Первая из них – это опорожнение от материи. Иногда его производят клизмами, а также посредством рвоты, но если желудок у больного слабый, то при этом заболевании совершенно не следует вызывать рвоту, даже когда [меланхолия] зависит от стенок живота. Второе: наряду с опорожнением следует постоянно применять увлажнение поливаниями и горячими маслами. Из лекарств к ним добавляют ромашку, укроп, донник лекарственный и корне вит касатика, чтобы соки не сгущались от одного только рассасывания без смягчения. Можешь также наряду с увлажняющими, не опасаясь, добавлять еще и полыни, лаврового листа и пулегиевой мяты; следует назначать пищу, порождающую достохвальную кровь, например, рыбу из каменистых рек, уже упомянутое легкое мясо и по временам белое разбавленное вино, но не старое и не крепкое. Третье – это применение укрепляющих сердце средств. Если чувствуется, что натура холодная, это делают с помощью горячих бодрящих [средств], если она склоняется к теплоте, то с помощью уравновешенных бодрящих [лекарств], а если она очень горячая, то употребляй холодные бодрящие [вещества], но не чрезмерно холодные. Все эти [качества натуры] определяются по пульсу. Приступим теперь к подробному изложению этого способа лечения.

Мы говорим: что касается опорожнения, то если ты видишь, что сосуды переполнены, каково бы ни было переполнение, и если черная желчь кровяного происхождения, то пусти кровь из «черной» вены. Начинать с кровопускания следует даже при всех обстоятельствах, если только ты не опасаешься сильного ослабления [больного] или не знаешь, что материи немного и она находится в мозгу и что натурой овладела сухость. Далее, если при кровопускании ты видишь, что выходит жидкая кровь, то не останавливай кровь из‑за этого, ибо в большинстве случаев сначала выходит жидкая [кровь]. Поэтому надрез надо делать широким, чтобы не выливалась только жидкая кровь, а густая не задерживалась бы и не ухудшала дела. Затем посмотри, в какой стороне головы тяжесть больше, и пусти кровь из прилегающей к ней [части] басилика.  Иногда тебе придется пускать кровь из обеих [частей] басилика,  если данный признак окажется общим [для всей головы]. Перед кровопусканием из лобных вен [больного] следует заставлять побольше двигаться.

Если сок действительно окажется черножелчным и склонным к холодности, то производи опорожнение пилюлями, приготовленными из повилики, сабура и харбака.  Начинай с доведения [сока] до зрелости, потом сначала произведи опорожнение легкими лекарствами, в состав которых входят повилика, мякоть колоквинта и немного смолы скаммония, а после этого [опорожняй] отваром повилики и агарика. Затем, если это не подействует, применяй сильные ийараджи,  а если и после этого возникнет необходимость в опорожнении, то осторожно и с опаской дай харбака  и без всякого опасения назначай ляпис‑лазурь и «армянский камень», а также пилюли, приготовленные из обоих этих средств. Нередко больным приносит пользу длительное употребление указанных веществ с сырной сывороткой и уменьшение количества лекарства. Если же это не поможет, то начинай все сначала. Каждую неделю нужно производить опорожнение пилюлями, средними по мягкости [действия], а в промежутках употреблять артифул  с повиликой. Больных пробовали поить атрифулом  с повиликой по следующей прописи: берут атрифула  три дирхама,  повилики – один дирхам  и ийараджа – полдирхама.  Раз в месяц производят сильное опорожнение с помощью сильных ийараджей  и «больших пилюль», пока не увидят, что болезнь прошла. Прибегают также и к рвоте, особенно если в желудке оказывается что‑либо усиливающее болезнь и желудок не очень слаб. Следует также вызывать рвоту с помощью отваров, в которых кипятили пулегиевую мяту, камедь артишока и семена редьки. [Больной] принимает с сиканджубином  выжатый сок редьки, в которую воткнули харбак  и оставили на несколько дней, чтобы сила харбака  перешла в [редьку], или принимает самую редьку, моченую в сиканджубине.  При этом сиканджубина  должно быть три истара, а  выжатого сока редьки – один истар.  Это количество можно увеличивать или уменьшать в соответствии с силами [больного], а если ты опасаешься, что силы его слабы, воздерживайся от употребления харбака.

Когда ты очистишь голову, то обратись [к лечению] сердца с помощью уже неоднократно упоминавшихся нами средств. Этот самый атрифул  с повиликой – испытанное полезное средство при таком [заболевании]. Если болезнь затягивается, то вызывай рвоту с помощью харбака.  Употребляй также известные жевательные средства, полоскания, благовонные нюхательные лекарства, мускус, амбру, пряности и алойное дерево. Когда материя скорее желто‑желчная, опорожняй отваром повилики, умеренного действия ч пилюлями устумахикун  и лекарствами, выводящими сгоревшую желтую желчь, о которых говорится в своем месте. Усиливай увлажнение и уменьшай согревание, хотя при назначении поливаний тебе не избежать ромашки и [других лекарств], обладающих ее силой. Не следует применять к голове чисто охлаждающие вещества.

Некоторые древние [врачи] советуют в подобном случае, чтобы больной каждый день принимал немного сабура или ежедневно пил воду, в которой варили три укийи  горькой полыни, или десять киратов  выжатого сока горькой полыни, размоченной в воде. Считается также достохвальным пить каждый вечер крепкий уксус, особенно из морского лука, но я [лично] опасаюсь вредного действия уксуса при этом заболевании, если только нет уверенности, что материя зарождается от сгоревшей желтой желчи и что она горячая; в таком случае уксус – полезнейшая вещь при [меланхолии]; особенно уксус из морского лука и сиканджубин,  приготовленный с уксусом из морского лука, а также уксус, в который положили дубровника полиум или аристолохии. Уксус также иногда полезен, если заболевание обусловлено соучастием селезенки и содержащейся в ней материей. Следует услаждать обоняние [таких больных] благовонными, уравновешенными сложными лекарствами, в которые входят камфора, мускус и значительное количество фиалкового масла, преодолевающего своим запахом сухость камфоры и мускуса. [Употребляют] также и другие холодные благовония, главным образом кувшинку.

Если причиной меланхолии является опухоль в желудке и во внутренностях или горячая сжигающая натура желудка, то ты лечишь от этого путем охлаждения и увлажнения головы, а также укрепляешь голову, чтобы она не принимала [соков] переходящих в нее из других [органов]. Когда причина гнездится в стенках живота и ты обнаруживаешь наличие ветров и урчание, то если в стенках живота имеется горячая опухоль – лечи ее и заставляй рассосаться, применяя надлежащие средства, упоминаемые в параграфах об опухолях; при этом укрепляй также голову, обильно поливая ее укрепляющими и увлажняющими маслами, и применяй кровососные банки с надрезом для выведения крови, но не согревай в подобных случаях печень, а наоборот, охлаждай ее, если оказывается, что она горяча и сжигает кровь своей теплотой. Укрепляй селезенку, ставь на стенки живота банки, [прикладывай] лекарство с горчицей и тому подобное; это делается для того, чтобы селезенка не посылала материи в мозг. Если же натура стенок живота холодная и они раздуты, но там нет опухоли и отсутствует пылание, то пои [больного] водой отвара горькой полыни и ее выжатым соком, в соответствии с тем, что упоминалось выше. [Область] желудка надлежит орошать с помощью упомянутых горячих поливаний и прикладывать к ней лекарственные повязки, в которые входят семена прутняка, семена руты, корневище касатика и «древо Марии»; повязку нужно держать на желудке в течение долгого времени, а когда снимаешь ее, положи на это место хлопок, смоченный горячей водой, или расчесанную шерсть, или губку. Полезно также прикладывать к этому месту повязки с горчицей, а между лопатками – повязки Дорофея, упомянутые в Фармакопее. Помогает и применение банок без надреза, но если имеется опухоль или чувствуется боль, то это запрещается. Часто при меланхолии приходится давать [больным] в питье семена сельдерея, кумина и аниса; пои их отваром из этих семян, а также [отваром] руты и укропа. Иногда бывает даже необходимость назначать семена руты и прутняка.

При хронической [меланхолии], зависящей от стенок живота, нередко приходится вызывать рвоту с помощью белой чемерицы; в случае такой меланхолии часто бывает необходимо исправить состояние печени, чтобы в ней не зарождалась черная желчь. Нередко люди, болеющие такой меланхолией, получают пользу от охлаждающих веществ, поскольку последние обладают увлажняющим свойством, противостоящим сухости черной желчи; они также препятствуют образованию ветров и паров, которые причиняют вред, поднимаясь в голову. Однако полезность охлаждающих средств не является полезностью, легко пресекающей заболевание; от холодного [вещества], если оно влажно, не зарождается черная желчь и материя ее подавляется, а уже образовавшаяся материя не поднимается в виде пара; поэтому есть надежда, что естество возобладает над нею и исправит [материю]. Знай, что грубый пищевой режим, порождающий слизь, иногда противостоит черной желчи, а мягкий режим, при котором [пища] легко сгорает, порой способствует образованию [черной желчи]. Пусть не вводит тебя в обман то обстоятельство, что некоторые [больные] получают пользу от выведения слизи при рвоте или в испражнениях: [облегчение] происходит не потому, что опорожнение от слизи приносит пользу, а вследствие того, что при этом устраняется обилие [соков] и давление их друг на друга. Полезным по существу является [только] опорожнение от черной желчи.

Основное правило при лечении меланхолии – это усиленное увлажнение; наряду с ним не следует упускать чего‑либо в отношении опорожнения от черной желчи. Всякий раз, когда пища портится в желудке страдающих меланхолией, заставляй их извергать ее рвотой, особенно если они ощущают во рту кислый вкус. В таком случае нужно, чтобы их обязательно вырвало, а после рвоты им запрещают снова принимать пищу. [В таких случаях] употребляют лекарства для возбуждения аппетита, укрепляющие устье желудка, и воздерживаются от введения [в желудок] пищи, если пища, принятая раньше, там испортилась. Страдающий меланхолией должен чем‑нибудь заниматься, чем бы то ни было, и пусть подле него находится человек, которого он стесняется и который ему приятен. Пусть пьет в умеренном количестве слегка разбавленное белое вино, а также развлекается музыкой и пением певиц; для него нет ничего вредней праздности и уединения. [Таких больных] часто огорчают события, которые происходят с ними, или они чего‑нибудь боятся; [если] отвлекают их от [тяжелых] мыслей, они выздоравливают; самое отвлечение от [тяжелых] дум является для них основным лечением. Если причиной [меланхолии] служит задержание истечений при месячных, из заднего прохода и из других мест, то следует вызвать это истечение. Когда при этом появляется упадок аппетита, значит, заболевание злокачественно и сухость возобладала [во всем теле]. А если на теле больного появляются язвы, то это служит признаком близкой смерти. [Больной], в теле которого черная желчь находится в движении, лучше поддается лечению, чем тот, у кого черная желчь не такова. Человек, у которого черная желчь находится в движении, это тот, у кого черная желчь появляется при рвоте, в кале и в моче, а также заметна в цвете кожи, при бахаке,  в веснушках, язвах, при джарабе,  расширении вен, слоновости, в истечениях из заднего прохода и тому подобном, ибо все это указывает, что черная желчь способна выделяться у них из крови. Если у больных появляется какое‑либо из [перечисленных заболеваний], то это хороший признак. Если у [больного меланхолией] начинаются спазмы после послабления и опорожнения, – а такие люди вследствие своей сухости легче поддаются спазмам, чем другие, то их надлежит посадить в теплую воду, кормить хлебом, размоченным в джулабе,  с небольшим количеством вина, и non n, подии, смешанной [с вином]. Затем следует уложить их спать и после сна выкупать в бане, а как только они выйдут [из бани], покормить их.

 

 

Страстная любовь

 

 

[Любовь] – заболевание вроде наваждения, похожее на меланхолию. Нередко человек навлекает ее на себя, подчиняя свои мысли восхищению образом и чертами, присущими [возлюбленной]; иногда этому способствует похоть, а иногда и не способствует. Признаки [этого заболевания] таковы: глаза [у больного] ввалившиеся, сухие, слезы появляются только при плаче, веки непрерывно двигаются, [больной] часто смеется, как будто видит что‑то приятное или слышит радостную весть или шутит. Дыхание у него часто прерывается и возвращается снова, так что он постоянно вздыхает; слушая любовные стихи, он радуется и смеется или горюет и плачет, особенно при упоминании о разлуке и расставании. Все его органы, кроме век, худеют, а веки, хотя глазные яблоки и вваливаются, становятся большими и толстыми вследствие бессонницы и вздохов, [направляющих] пары в голову. В поведении его нет порядка, пульс – неровный, совершенно беспорядочный, словно пульс удрученных горем. Пульс и состояние его изменяются при упоминании о возлюбленной и особенно при внезапной встрече с нею; так что по пульсу можно определить, что это именно его возлюбленная, если [влюбленный] в этом не признается. Определение предмета любви есть одно из средств лечения. Это делается так: называют много имен, повторяя их неоднократно, а [руку] держат на пульсе. Если пульс очень изменяется и становится как бы прерывистым, то, повторяя и проверяя это несколько раз, ты узнаешь имя возлюбленной. Затем таким же образом называют улицы, дома, ремесла, роды работы, родословия и города, сочетая каждое с именем возлюбленной и следя за пульсом; если он изменяется при повторном упоминании какой‑либо из этих [примет], ты собираешь из них сведения о возлюбленной, ее имени, уборах и занятиях и узнаешь, кто она. Мы испытывали такой способ и получали [сведения], помогающие установить [личность возлюбленной]. Затем, если ты не находишь другого лечения, кроме сближения между ними, дозволяемого верой и законом, – осуществи его.

Мы видели одного человека, кому это возвратило здоровье, и [на костях у него] снова появилось мясо после того, как он дошел до [полного] исхудания, перешел в этом [все пределы] и подвергся тяжким, длительным заболеваниям и продолжительным лихорадкам из‑за ослабления сил от страстной любви. Когда же он почувствовал, что [скоро] встретится с возлюбленной после повторных отсрочек, то [выздоровел] в самое короткое время. И удивились мы этому и сделали вывод, что естество послушно внушениям души.

 

 

Лечение.

 

По известным тебе признакам следует посмотреть, дошло ли дело до перегорания сока, и [если это так], произвести опорожнение. Затем займись увлажнением [натуры больных], их усыплением, корми их достохвальной [пищей], купай [таких больных] в увлажняющей [натуру] бане, соблюдая [уже] известные условия. Их следует вызывать на пререкания, занимать всякими делами и спорами и вообще вещами, отвлекающими [от любви], – это иногда заставляет [влюбленных] забыть то, что их [так] изнуряет. Или же нужно влюбить их в другую [женщину], доступную им, согласно закону и вероисповеданию, и затем отвлечь их мысли от второй возлюбленной, прежде чем [любовь] упрочится, но только после того, как они забудут первую. Если влюбленный принадлежит к числу разумных людей, то очень помогают советы, увещания, насмешки, брань и представление любви как наваждения и разновидности безумия; ведь слово в подобных случаях весьма действенно. К [влюбленному] подсылают старух, которые внушают ему отвращение к возлюбленной, рассказывают о грязных делах и отвратительных поступках любимой и сообщают о многих проявлениях ее жестокости; это нередко успокаивает [влюбленных]. Полезно также, когда старухи описывают внешность возлюбленной, прибегая к мерзким сравнениям и изображают части ее лица в отвратительном виде, углубляясь и входя в большие подробности. Поистине это дело старух, и они в нем искуснее, нежели [все], кроме двуполых, ибо двуполые также владеют этим искусством, не уступающим искусству старух. Старухи также могут постараться постепенно перенести любовь влюбленного на другую женщину, а затем, прежде чем вторая любовь упрочится, они прекращают свои проделки.

К числу отвлекающих [влюбленного] занятий относится покупка невольниц, частое совокупление с ними, приобретение новых [рабынь] и увеселения с ними. Некоторых людей утешают пение и музыка, а у других это лишь усиливает любовь. Это [легко] Можно распознать. Что же касается охоты, различных игр, новых милостей султана, а также всевозможных горестей, то все это также отвлекает [влюбленных]. Иногда приходится поступать с ними [так], как [поступают] со страдающими меланхолией, манией и кутрубом;  производить опорожнение сильными ийараджами  и увлажнять [их натуру] вышеупомянутыми увлажняющими средствами. Это делается в том случае, если поведение и внешний облик [влюбленных] таковы же, как у этих людей.

 

 

 

Падучая

 

Общее рассуждение

 

 

Падучая есть заболевание, мешающее душевным органам осуществлять действия ощущения и движения и [не позволяющее] стоять прямо, но препятствующее этому не полностью. [Падучая] происходит вследствие закупорки и чаще всего от общего спазма, обусловленного повреждением переднего желудочка мозга. При таком [повреждении] образуется неполная закупорка, которая не позволяет ощущающей и движущей силе полностью проникать в мозг и в [другие] органы, но не прерывает этого целиком; она также не дает возможности стоять, так что человек не может сохранять стоячего положения. Всякий спазм, как мы это разъясним [далее], возникает либо от переполнения, либо от сухости, либо от сжатия, вызванного каким‑либо раздражением. Такова же и падучая, но только она не возникает от сухости, ибо падучая начинается внезапно, а сухой спазм не наступает внезапно; к тому же при сухости мозга дело не доходит до появления в нем сильных спазмов без предшествующего гибельного [заболевания] тела.

Таким образом, причиной [падучей] остается либо сжатие мозга с целью вытолкнуть нечто раздражающее, а таковым может быть или пар, или жгучее качество, или жидкость с дурной субстанцией, либо сок, образующий неполную закупорку в желудочках мозга или в корнях нервов на месте их выхода; иногда же закупорка возникает от сока вследствие происходящего в соке волнообразного движения или кипения из‑за чрезмерной теплоты. В том случае, если образуется закупорка, ощущающая и движущая силы не могут проникать [в органы] естественным образом, но иногда закупорка не бывает полной и некоторая часть их все же проходит в органы, так что [последние] не лишаются полностью ощущающей и движущей сил. [Или же причиной падучей бывает] густой ветер, задерживающийся в ходах пневмы, как думает первый философ Аристотель, который считает это одной из причин падучей. Если имеется налицо закупоривающий сок, то мозг от этого также сжимается, чтобы вытолкнуть раздражающее [начало] подобно тому, как [сжатие] желудка вызывает икоту и тошноту или как бывает при подергиваниях, ибо сокращение и сжатие есть основное средство, [помогающее] органам вытолкнуть то, что они должны изгнать. Когда же мозг сжимается, то изменяются его движения, а за этим следует сжатие нервов лица и других [органов] и изменяются их движения.

Что же касается возвращения сознания, то оно наступает либо в результате изгнания сока, либо вследствие рассеивания ветров, либо после удаления [из мозга] раздражающего [начала]. Спазм, нисходящий в органы при падучей, обусловливается тем, что покрывающая мозг материя или поражающее его раздражение поражает также и нервы, и состояние их становится таким же, как и состояние [мозга]. Это обусловлено тремя причинами: принадлежностью [нервов] к веществу мозга, раздражением их всем тем, что раздражает [мозг], и переполнением соком, направляемым к нервам из мест, откуда они начинаются; поэтому ширина их увеличивается, а длина уменьшается.

Падучая протекает как спазм, а не как расслабление, и заставляет мозг сокращаться и сжиматься, а не расслабляться или расширяться, ибо мозг стремится при этом что‑то оттолкнуть от себя, а отталкивание осуществляется путем сокращения и сжатия. При всяком спазме, зависящем от материи, помогает лихорадка; падучая является спазмом, происходящим от материи, поэтому при ней помогает лихорадка. Если при падучей появляются опухоли, то они иногда разрешают заболевание, и материя, вызывающая [падучую], уменьшается. Часто меланхолия переходит в падучую; падучая тоже нередко переходит в меланхолию. Некоторые люди полагают, что падучая иногда возникает не от материи. Если это означает, что причиной ее является пар или качество, раздражающее мозг и вызывающее в нем упомянутое сжатие, то в их словах есть смысл, а если они хотят сказать, что причина [падучей] – это простая натура сама по себе, которая, пребывая в мозгу, обусловливает падучую, то это не имеет никакого основания. Ведь, тогда это качество натуры, поскольку оно присуще мозгу, постоянно должно было бы вызывать падучую, и она не проходила бы так внезапно. Наоборот, причина падучей относится к числу тех, которые возникают сразу и [столь же] внезапно исчезают или же, осилив окончательно, убивают, а такого рода [причиной] может быть не качество, возникающее в самом мозгу, а только материя или качество, которое переходит [в мозг], но потом это прекращается; оно непременно должно исходить из какого‑либо другого органа. Пена при падучей появляется вследствие беспокойного движения дыхания, а не от удушья; это беспокойство есть беспокойство от спазма. А при сакте  [пена] образуется вследствие удушья и нежелания [больного] дышать.

Падучая – это как бы спазм, поражающий прежде всего мозг, а спазм – это падучая, поражающая прежде всего какой‑либо [другой] орган. Так же движение при чихании – это как бы движение при слабой и легкой падучей, а падучая – это как бы сильное, огромное чиханье. Но при чихании выталкивание [соков] направлено больше всего вперед из‑за значительности силы и слабости материи, а при падучей – в любую сторону, куда способней и легче оттолкнуть. Из сказанного следует сделать вывод, что поскольку падучая возникает в самом мозгу, то причиной ее обязательно должна являться материя, которая образует ветры, запертые в ходах ощущающей и движущей силы, или частично наполняет оба передних желудочка [мозга]. Такой материей может быть либо преобладающая и обильная кровь, либо слизь, либо черная желчь, либо желтая желчь, однако последнее бывает очень редко, а за желтой желчью по степени редкости стоит чистая кровь. Что же касается крови, натура которой склоняется к натуре черной желчи или слизи, то она чаще служит причиной [падучей], но [все же] наиболее частой причиной ее является чистая влага или влага, несколько склоняющаяся к черной желчи, ибо падучая возникает главным образом от слизи. Говорит Гиппократ: «У большинства овец, погибших от падучей, если вскрыть их мозги, найдешь там дурную, зловонную жидкость». Любая причина мозговой падучей происходит от слабости усвоения мозгом [питательных веществ]. Эта [слабость] коренится либо в мозговом веществе, и это хуже, либо в его оболочках, и это легче.

Хотя чаще всего встречается слизистая падучая, но черножелчная [разновидность ее] – самая тяжелая, ибо черножелчная падучая сильнее закупоривает проходы пневмы; весьма убийственна [разновидность падучей], известная у некоторых [врачей] под названием умм ас‑сибйан.  Если приступы падучей происходят непрерывно, она убивает.

Что же касается падучей, причина которой кроется в каком‑либо другом органе, то при этом из данного [органа] поднимаются в мозг пары и ветры, причиняющие страдание своим количеством; вздымаясь, они собираются в мозгу и затем уплотняются в материи определенной густоты, которая оказывает воздействие своим составом или тем, что образует ветры. Или же в мозг поднимаются пары или ветры, причиняющие страдание не количеством, а качеством, либо замораживая, либо сжигая, либо действуя своей ядовитостью и злокачественным веществом, или же к мозгу поднимается одно лишь чистое качество, или к нему поднимается [начало], причиняющее страдание двояким образом. В отношении органа, из которого поднимаются к мозгу пары, вызывающие падучую своим обилием, [следует сказать, что] таковым может быть либо все тело, либо желудок, либо селезенка, либо стенки живота. Бывает это также и в других органах. Пар, причиняющий страдание своим дурным веществом и качеством, также пребывает во всем теле, даже в пальцах ноги или руки. Причиной этого является задержание крови или [другого] сока в проходе, где образовалась закупорка; вследствие этого к ним прекращается [доступ] прирожденной теплоты, и сок там умирает, гниет и приобретает дурное качество; затем от него периодически поднимается парообразная материя или какое‑либо ядовитое качество. Или же в эти [органы] попадаются яды, которые влияют на нервы, – так влияет, например, на нервы укус скорпиона, – и затем ядовитость через посредство нервов устремляется в мозг и раздражает его, и мозг сжимается и сокращается, и движения его становятся беспокойными. Это подобно тому, как желудок поражает икота при употреблении натощак чего‑либо жгучего, если устье желудка обладает большой чувствительностью; икота, ведь, есть одна из разновидностей спазма. Когда от такого рода причины в мозгу происходит спазм и сжатие, то за этим следует сокращение и спазм всех нервов.

Гален рассказывает про себя, что у него появлялась икота, когда он принимал фалафили  и запивал его вином, так как устье желудка страдало от его остроты. Мы наблюдали похожее на это [явление] у другого человека. Гален и другие рассказывают, это и мы тоже наблюдали после него, что страдающий падучей часто чувствует, как у него поднимается от большого пальца ноги нечто вроде холодного ветра, который направляется к мозгу, и когда он достигает сердца и мозга, начинается припадок. Говорит Гален: «А когда такому больному сильно перетягивали перед приступом ноги, это предотвращало [приступ] или облегчало его». Мы тоже наблюдали удивительные случаи такого рода. Некоторые [врачи] прижигали у больного большой палец [ноги], а другие – другой палец, от которого поднимался [к мозгу] пар, и он выздоравливал. Сюда же относится и падучая, возникающая из‑за червей или «тыквенных семечек». Есть разновидность падучей, сочетающаяся с обмороком; некоторые врачи чуть ли не исключают ее из категории падучей, тогда как она относится к ней и является одной из ее разновидностей.

К этому же разряду принадлежит [заболевание,], называемое «удушением матки». Оно состоит в том, что у женщины несвоевременно задерживаются и скопляются [в матке] месячные или там задерживается [женское] семя из‑за прекращения совокуплений; потом все это превращается в матке [в вещество] с ядовитым качеством, которое движется и образует пары либо периодически, либо непериодически; случается, что эти пары поднимаются к сердцу и к мозгу, и у женщины возникает падучая. Иногда то же самое может случиться и у мужчины, если в семенных сосудах собирается, накапливается и застывает много семени, и оно приобретает потом ядовитое качество. Падучая также может возникнуть и у беременной женщины, но после родов и опорожнения от дурной материи месячных это проходит. Нам рассказывали о падучей, начавшейся с затылка, а также о других случаях, когда падучая началась из‑за плеча или иных [мест].

Что касается [падучей], возникающей из‑за желудка или стенок живота или по причине несварения, то она образует закупорки в сосудах, вследствие которых сосуды не принимают достохвальной пищи и в них портится сок, или же достохвальная пища остается в них запертой по причине закупорок и портится там.

Часто она возвращается в желудок в испорченном виде и портит в нем хорошую пищу с достохвальным химусом. По этой причине часто происходит рвота из‑за непереваренной пищи. При всех обстоятельствах; возникает ли падучая от соучастия [другого органа] или нет, ближайшим источником ее является мозг или его передний желудочек вместе с другими желудочками. Ведь первое более или менее значительное повреждение обнаруживается [при падучей] в чувстве зрения или обоняния, а также в движениях мышц лица и век, хотя в данном повреждении соучаствуют также и другие чувства и органы движения. Если в повреждении не участвовали бы все желудочки, то не терялось бы сознание и не расстраивалось бы дыхание. В большинстве случаев падучей предшествует спазм и уже после него начинается припадок падучей. Это [объясняется] тем, что если спазм упрочится, происходит припадок падучей, а если раздражающее начало изгоняется или рассеиваются ветры, то восстанавливаются действия ощущения и движения; изгнанный сок иногда явно виден в ноздрях и в горле. Нередко падучая возникает без ощутимого спазма. Это происходит потому, что возбуждающая ее материя оказывается жидкой и действует вследствие переполнения, а не из‑за большой злокачественности.

Падучая у детей часто возникает от [испорченности] их жидкостей. Нередко она появляется у них сразу после рождения, иногда возникает в отрочестве. Если их правильно лечат, [болезнь] проходит, если нет – остается. Нужно постараться уничтожить [болезнь] до того, как дети вырастут. Наиболее далек от падучей тот ребенок, у которого в области головы появляются язвы и опухоли и течет из носа. Мозг с самого своего создания содержит влагу, от которой он должен очиститься. Иногда она выводится в матке, а иногда после рождения. Если эта влага не выводится, то падучей не избежать. В большинстве случаев падучая у детей легко излечивается; с наступлением зрелости она исчезает, если ей не способствует дурной режим и пренебрежение лечением. Падучая, иногда поражает молодых людей. Если она начинается после двадцати пяти лет от какого‑либо изъяна в мозгу, в особенности в его веществе, то становится постоянной и неотвязной. Крайний предел в лечении таких больных – облегчить и оттянуть припадок. Гиппократ говорит, что у таких людей падучая остается до смерти. Что же касается стариков, то их редко поражает падучая от закупорок.

Иногда причинам, возбуждающим падучую, способствуют внешние причины. Так, например, чрезмерность в еде и питье, несварение желудка, длительное пребывание на солнце привлекают материю к мозгу, ибо [все это] препятствует распространению соков в [другие] стороны тела, и они подвигаются кверху. Частое совокупление – одна из причин [падучей]. К таким причинам относятся также изнеженность, неподвижность, недостаточные физические упражнения. Причиной ее могут быть также физические упражнения на полный [желудок], ибо соки от них движутся, но растворяются не целиком и заполняют полости. К причинам [падучей] принадлежат и такие ослабляющие сердце воздействия, как страх, внезапный обвал дома или неожиданный громкий крик. Сюда же относится соблюдение поста человеком со слабым желудком, а также питье чистого вина, ибо оно раздражает желудок. Все это – отдаленные причины, обусловливающие близкие причины; мы выделим для этих причин особый параграф.

Говорят, что если страдающий падучей наденет только что снятую шкуру козы и станет пить воду прямо губами, у него начнется припадок; то же будет, если окуривать его рогом козла, миррой и тимьяном.

Нередко падучая разрешается лихорадками, которыми страдает больной, особенно если лихорадки длительные. В частности, [так действует] четырехдневная лихорадка; она тянется очень долго и доводит до созревания черножелчную материю, которая даже рассасывается. Столь же [полезен] сильный озноб, ибо дрожь отрывает приставшие к мозгу излишки, а наступающий вслед за ознобом пот выводит их. Подобно тому, как сакта  разрешается параличом, многие виды падучей тоже разрешаются параличом. Некоторые полагают, что слизистая [падучая] сопровождается трясением и дрожью, поскольку слизь вследствие своей плотности не может полностью закупорить проходы. Но при черножелчной [падучей] происходит совершенное закупоривание, и от нее дрожь бывает незначительна. Некоторые думают, что если падучая сопровождается сильной дрожью, причиной ее, вероятней всего, является сок, меньший по количеству или хуже проникающий. в проходы, и тем самым утверждают противоположное [сказанному выше]. Однако в обоих этих утверждениях нет ничего непреложного.

Руф говорит, что если у страдающего падучей появляется барас  в области головы, то это указывает на рассасывание материи падучей и на [скорое] выздоровление. Часто падучая разрешается параличом и меланхолией.

 

 

Предрасположение к падучей.

 

 

Падучая возникает у людей с влажной натурой, либо по возрасту, как например, у детей и младенцев, либо вследствие режима, как например, у страдающих несварением желудка, а также у тех, кто живет в странах с южными ветрами, ибо все это наполняет голову влагой. Женщины, дети и все те, у кого мало крови и узкие сосуды, легче поддаются падучей.

 

 

Причины, возбуждающие падучую.

 

 

К причинам, возбуждающим падучую, относится переезд [в местность], где воздух способствует падучей, так же как к причинам, устраняющим падучую, относится переезд в [местность, где] воздух способствует этому. [Сюда же относится] всякий чрезмерный жар от солнца или от огня, всякий холод и частое совокупление. Падучую возбуждают также частые дожди, ветер, как северный, так и южный. Северный [ветер] и [климат] северных стран [способствуют падучей], так как запирают соки и препятствуют их рассасыванию, а южный [ветер] и [климат] южных стран – потому, что приводят соки в движение, наполняют ими мозг, разжижают и возбуждают их. [Падучая] часто поднимается зимой, так же как она поднимается от северного ветра, и осенью – вследствие порчи соков. Она реже встречается в северных странах, но тогда бывает смертельной, ибо если бы не было сильно действующей причины, она бы [вообще] не возникла. Приятные и неприятные запахи также иногда возбуждают падучую. [Припадок может случиться], если [много] двигаться, смотреть на быстро движущиеся и крутящиеся предметы, глядеть с высокого места вниз, долго находиться в бане, ходить в баню раньше, чем переварится пища, поливать голову горячей водой, принимать внутрь то, что порождает кровь мутную, образующую пар или темную, например, мутное вино. Старое вино тоже вредно [в этом отношении], как и молодое вино, непроцеженное и неотстоявшееся, или чистое вино, вредящее мозгу.

Так же [вредны]: сельдерей – вследствие своего особого свойства, чечевица, так как она порождает черножелчную кровь, если только не смешивать ее с ячменной кашицей, и конские бобы – по той же причине. [Далее, вреден] чеснок, наполняющий голову парами, лук – по той же причине и из‑за того, что его вещество превращается в дурную влагу, молоко, сладости, обилие жира в  яствах, все грубое, пучащее, вяжущее и холодное, а также все острое и едкое. Хайда  тоже возбуждает падучую, так как она поднимает и приводит в движение соки; [так же действует] несварение желудка, расстройство пищеварения, бессонница, сильные душевные страдания, как [например], горе, гнев, страх, а также сильные воздействия на чувство [слуха], например, громкие звуки – гром, барабанный бой, рев льва; звонкие звуки – звон колокольчиков; или скрипучие звуки, вроде скрежета зубов; [нехорошо смотреть] на яркий свет, например, на слепящую глаза молнию и на солнечные лучи, и соприкасаться с сильным движением, например, с движением бурных ветров. Падучая возбуждается еще от физических упражнений на полный [желудок], все равно, имеется ли при этом в виду растворение соков или нет, и от совокупления [в таком состоянии].

 

 

Лекарства, вызывающие падучую.

 

 

В рубриках заболеваний головы мы уже упомянули и отметили лекарства, которые вызывают припадок у страдающих падучей и обличают [больного]. Таково, например, окуривание гальбаном, миррой, козлиным рогом, употребление в пищу печени козла и обоняние ее запаха, а также введение мирры [больному] в нос.

Лечение. Что касается падучей у детей, то ее следует лечить, улучшая пищу кормилицы и придавая ей нежную теплоту при хорошем химусе. Кормилица должна воздерживаться от всего того, что порождает водянистую, испорченную или густую кровь; ей возбраняется совокупление и зачатие. [Больного] ребенка нужно оберегать от всего того, что внезапно пугает и тревожит, например, от громких звуков и шума вроде грохота барабана или грома, [звука] трубы или колокольчиков, а также звука цимбал. Им следует избегать бессонницы, гнева, страха, сильного холода, сильной жары и расстройства пищеварения. Надлежит заставлять таких детей делать перед едой легкие физические упражнения, а после еды запрещать им двигаться. Если ребенок переносит опорожнение с помощью жидких лекарств, предназначенных для выведения слизи, то ему производят такое [опорожнение]. Полезно также время от времени вызывать у них рвоту медовой водой, поить их сахарным и медовым джуланджубином,  давать им нюхать руту и другие разрежающие вещества; иногда для излечения достаточно давать детям нюхать упомянутые нами лекарства.

Далее, общим для всех страдающих падучей [правилом] является прием достохвальной пищи, обладающей свойством хорошо, но не чрезмерно, увлажнять. Они должны остерегаться переполнения и избегать расстройства пищеварения, что [достигается] удовлетворением [голода], не доходя до полного насыщения. Кто не привык есть раз в день, пусть делит количество пищи, не доводящее его до Насыщения, на три части и одну треть употребляет утром, а две трети вечером после легких физических упражнений. Им не следует злоупотреблять вином, ибо вино слишком наполняет мозг. Если употребление вина неизбежно, то пусть употребляют немного старого, процеженного и слегка терпкого вина. Нет для них ничего вреднее, чем питье после опорожнения, [вредно им] также и внезапное охлаждение; им следует оберегать голову от чрезмерного жара или чрезмерного холода и не задерживаться долго в бане. Страдающие падучей должны избегать всякого грубого и очень питательного мяса, всякой рыбы и даже мяса крупных четвероногих и ограничиваться [мясом] цыплят, куропаток, домашних и горных воробьев, жаворонков, горлиц, козлят, молодых газелей и кроликов.

Говорят, что мясо дикого кабана очень для них полезно, хвалят также и козлятину, ибо она обладает сушащим и слегка увлажняющим свойством. [С другой стороны], им не показаны сладости, жирное и тому подобное.

Страдающим падучей людям следует воздерживаться от всех плодов и овощей, даже от садовой лебеды и мари, не говоря уже о других, и особенно от сельдерея, ибо ему присуще особое свойство возбуждать падучую. А если употребления [овощей] уже не избежать, то пусть употребляют дымянку и цикорий. Им разрешается латук, но я особенно не хвалю его. Дозволено им также [употребление] кориандра, так как он не допускает пары к голове, однако я не одобряю этого и [не советую] употреблять его в большом количестве, разве только при кровяной и желтожелчной [падучей]. Что же касается свеклы, сваренной в воде и затем заправленной оливковым маслом, мурри  и тому подобными [приправами], то если употреблять свеклу перед едой ради смягчения естества, это позволительно. Рута относится к числу полезных своим запахом овощей. Класть укроп и руту в пищу [больных падучей] полезно.

Следует воздерживаться также от грубых свежих плодов, за исключением некоторых плодов с вяжущими свойствами, которые употребляют в очень небольшом количестве после еды, чтобы укрепить устье желудка, спустить пищу, смягчить естество и подавить пары. Страдающий падучей должен также воздерживаться от всех тяжелых яств, [действующих] как репа, редька, капуста и морковь.

Надлежит ему воздерживаться и от всего острого и образующего пары. Горчица – одно из [веществ], причиняющих страдание [таким больным], ибо она образует пары и направляет и посылает в [мозг] излишки и поражает его. [Страдающему падучей] следует избегать опьянения, мест, где дуют ветры, и переполнения; ему необходимо полностью воздерживаться от омовения водой: горячей – потому, что она вызывает расслабление, и холодной, ибо она уплотняет и вызывает онемение ощущающей пневмы. Если у страдающего падучей случится переполнение пищей, ее нужно извергать и затем [соблюдать] облегченный режим. Следует воздерживаться от пищи, вызывающей спячку, тяжесть [в голове], онемение и образующей пары. Что касается вина, то переполнение им очень вредно, но небольшое количество его ободряет душу, укрепляет пневму и делает ее проникающей, а также избавляет от употребления большого количества воды. А употребление воды в большом количестве [при падучей] вреднее всего. Долго спать днем и вообще долго спать вредно [при падучей], особенно после чрезмерного переполнения [пищей]. Чрезмерная бессонница также ослабляет и рассеивает пневму и притом наполняет мозг парами.

Первое [правило] режима при падучей – это воздержание от вещей, возбуждающих падучую, о которых мы уже упомянули. Покой и неподвижность для [больного] всего лучше, но если возникнет необходимость проделать физические упражнения после опорожнения и очищения тела, о котором мы скажем ниже, то следует применять упражнения, не доводящие до изнурения, и притом не сразу после наполнения [желудка], и затем дать [больному] отдохнуть. Ему надо стараться держать голову прямо и по мере возможности не наклонять ее и не часто двигать ею, чтобы не привлекать к ней материи. Нижними [конечностями] следует двигать больше, чем верхними. К числу [способов] отвлекать материю книзу относится медленное растирание тела сверху вниз, начиная с груди и прилегающих к ней мест. Обтирают [тело] грубыми тряпицами, пока оно не покраснеет, затем постепенно спускаются к ногам. Каждое последующее обтирание должно быть сильнее предыдущего; голову при этом нужно держать прямо. Затем больного заставляют походить. Отдыхать ему следует там же, где он делает упражнения, чтобы к нему вернулось обычное дыхание и успокоилось его волнение; покидать это место [можно] лишь после отдыха. Когда вся материя будет оттянута вниз, ему разрешается растереть голову и причесать ее, чтобы она согрелась и изменилась ее натура. К числу полезных [от падучей] вещей относятся банки на голову и прижигание ее, чтобы согреть этим мозг.

После очищения [тела], послабления и отдыха в течение нескольких дней неплохо, если больной сходит в баню и если ему поставят банки под ребра и согреют голову с помощью средств, которые ты уже знаешь. Иногда во время припадка в рот больному между зубов кладут шарик, лучше всего из Мягкого волоса, чтобы рот у него оставался открытым. Следует начинать с опорожнения от материи, в соответствии с [ее качеством], а затем приняться за очищение головы с помощью полосканий, обладающих свойством притягивать [материю]. Если припадки бывают периодически [и учащаются] с увеличением количества соков, то нужно делать опорожнение весной из предосторожности и для того, чтобы вывести преобладающий сок, как мы [вскоре] скажем. Когда нет препятствий к кровопусканию, то [больному] пускают кровь, ибо кровопускание весной, особенно из обеих ног, приносит пользу при условии, если оно не доводит до охлаждения мозга, как мы тоже скажем в дальнейшем. Если при приближении времени припадка ты можешь вызвать у больного рвоту, введя ему в рот перышко, обмакнутое в масло лилового касатика, чтобы он изверг жидкость, особенно когда [к заболеванию] причастен желудок, то это сразу же приносит пользу, хотя часто прибегать к рвоте при мозговой падучей вредно.

К числу средств, вливаемых в горло во время припадка падучей и в другое [время], относятся камедь ферулы вонючей и бобровая струя в медовом сиканджубине, к  вдуваемым в нос средствам против падучей принадлежат мякоть колоквинта и бешеный огурец, а также его выжатый сок, нашатырь, чернушка и тому подобное, качим, чемерица белая, перец, имбирь, мирра, фурбийун,  бобровая струя и лаванда греческая, которые [можно употреблять] сами по себе или в смеси, а также зифт  и китран.  Из средств для окуривания [полезен] пион лекарственный, а из нюхательных – рута, которую употребляют во время [припадка] падучей и [после него] во время отдыха. Одно из средств, которые предпочитает Хунейн, это тапсия. Ее замешивают с ячменной мукой и винным уксусом, приготовляют из этого шарики и постоянно нюхают их.

Из напитков [полезен] сиканджубин  из морского лука, особенно если пить его ежедневно, а также вино из горькой полыни и отвар иссопа с са'таром  или сиканджубин,  приготовляемый из этих двух [растений]. Сиканджубин  из морского лука также дают пить зимой с горячей водой, а летом – с холодной. Хорошей мазью для таких больных [является], как говорят, костный мозг из голени верблюда с розовым маслом; ею смазывают виски, швы [черепа], позвоночник и грудь. Что же касается подвешивания лекарственного пиона, то это [средство] испытано древними, и оно предотвращает падучую. Возможно, что это больше относится к свежему румскому пиону. К числу лекарств, которыми нужно постоянно поить [страдающего падучей], принадлежит агарик, жабрица извилистая, дубровник чесночный, корень круглой аристолохии и пион лекарственный. Их принимают каждый день с водой.

Считают подходящим поить [больных] тийадаритусом,  которого дают [в объеме] плода ююбы два раза в день – утром и [вечером] перед сном; от этого [средства] выздоровело много [больных]. А некоторые предпочитают поить [при падучей] морской пеной два раза в день, а также дубровником полиум из‑за его особого свойства и тимьяном. [Страдающим падучей] помогает лекарство, приготовляемое из морского лука по следующей прописи: берут морского лука и кладут его в глиняный сосуд, в котором был уксус. Горлышко сосуда затыкают пробкой и обвязывают сверху толстой кожей. Затем оставляют [сосуд] стоять на солнце сорок дней, первый из которых [начинается] за двадцать дней до восхода Сириуса. При этом сосуд ставят на солнце, обращая его на юг, и все время поворачивают, чтобы теплота одинаково достигала всех частей [содержимого сосуда. Через сорок дней] сосуд открывают, и морской лук оказывается как бы разварившимся и распавшимся. Его выжимают, берут сок, смешивают с медом и дают его пить ежедневно по ложке. А если время не терпит, то морской лук варят в воде с уксусом и приготовляют из него медовый сиканджубин.  Вот [еще] хорошее лекарство [от падучей]: берут жабрицы извилистой три мискала,  костянок лавра – три мискала круглой аристолохии – два мискала,  корня пиона лекарственного – два мискала  бобровой струи и лепешечек из морского лука – каждого по мискалу,  замешивают все это. на меду, с которого сняли пену, и ежедневно употребляют с сиканджубином.

К числу полезных [при падучей мероприятий] относится перемена места. Поистине, для страдающих падучей путешествовать по разным странам, пока не найдешь [места] с подходящим, разрежающим и сушащим воздухом, полезно, ибо [перемена места подобна] переходу из детского возраста в юношеский. Если у людей, страдающих падучей, происходит сведение нерва и спазм какого‑либо члена, его выправляют, растирая с маслом и теплой водой, а также сильно разминая. Когда падучая связана с мозгом, то лучше производить опорожнение с помощью харбака  и подобных ему [средств], мякоти колоквинта, смолы скаммония, ийараджа  или отвара агарика, вызывая послабление за послаблением в течение [целого] года.

Если требуется кровопускание, [при наличии] любого сока, то этим не следует пренебрегать и [надлежит] пустить кровь даже одновременно из обоих кифалей.  Затем пускают кровь из сосуда, расположенного под языком. Иногда для отвлечения материи от мозга неделю ставят кровососные банки на затылок, если этому не препятствует натура мозга и его слабость. Нередко приходится повторять кровопускание. Когда ты это сделаешь, то [больному] следует дать неделю отдохнуть, затем вызвать у него послабление с помощью лекарств для питья и сильных клизм из золототысячника, мякоти колоквинта, клещевины и тому подобного, потом опять дать отдых и после этого поставить банки между лопаток, на голову, на затылочную впадину и на голени. Затем [больному] опять дают отдохнуть, после чего снова вызывают послабление. Так продолжают, [чередуя] отдых и возобновление [лечения], пока [больной] не очистится, а после этого применяют полоскания, средства вызывающие чиханье, и лекарства, очищающие одну только голову, которые ты уже знаешь. Полезно также вводить в нос шалису,  девясил и настой майорана.

Припадок нужно встречать с чистым желудком. Если удается вызвать у больного рвоту перед едой, особенно такими средствами, как соленая рыба и тому подобное, то будет хорошо. После этого изменяй натуру [мозга] с помощью укрепляющих и согревающих лекарственных повязок из горчицы и подобных ей [веществ], которые тебе известны, и давай [больному] нюхать руту. При этом не следует обременять больного [всеми] согревающими и изменяющими натуру средствами сразу, а надо делать это постепенно. Если это причиняет какой‑либо вред способностям мозга, то дай [больному] передохнуть.

Что же касается [падучей], возникшей от слизи, то наилучшее средство, которым слизь выводят, это ийарадж  из мякоти колоквинта и ийарадж  Гермеса. Если употреблять ийарадж  Гермеса каждый день полдирхама  утром и полдирхама  вечером, то от этого будет большая польза. Если наряду с [избытком] слизи имеется также и общее переполнение, то полезно пустить кровь так, как описано [выше]. Столь же [полезно] опорожнение с помощью турбита, агарика, греческой лаванды и, особенно, ийараджа  Руфа.

А при черножелчной [падучей] опорожняют такими лекарствами, как отвар повилики, харбак,  ляпис‑лазурь, «армянский камень», лаванда греческая; полиподиум и миробаланы; из мазей употребляют мозг из верблюжьих ног с розовым маслом, которым [смазывают] позвоночник, виски и грудь. При желтожелчной падучей следует позаботиться об охлаждении и увлажнении, особенно с помощью клизм; если [желчь] сгоревшая, то [такая падучая] равносильна черножелчной или же стоит посередине между желтожелчной и черножелчной.

[Падучая], называемая умм ас‑сибйан,  видимо, относится к желтожелчной, как думают некоторые [врачи]. Поэтому при лечении ее мы предписываем ванны, холодные увлажняющие] лекарства для введения в нос, выдаивание молока на голову и применение сильного увлажнения. Если [больной] еще младенец, то мы предписываем поить кормилицу [лекарствами], охлаждающими [натуру] ее молока, и приказываем поселить ее в прохладном подвальном помещении. По‑видимому, [упомянутые врачи] считают, что данное заболевание является падучей [вроде] субары  или мании, однако это название не употребительно среди врачей‑исследователей. Когда в каком‑либо органе больного падучей возникает сведение и спазм, то помогает растирание его маслом и теплой водой, а также надавливание и разминание. Если падучая происходит от желудка, то наиболее подходящими лекарствами для опорожнения являются мякоть колоквинта и лаванда греческая; их употребляют несколько раз в год. После, очищения желудка следует позаботиться об его укреплении. В него следует вводить только быстро перевариваемую пищу с хорошим химусом и давать ее так, как мы указывали в своем месте; надлежит постараться добиться, чтобы [пища] хорошо переваривалась. Желудок надлежит оставлять пустым в течение продолжительного времени. Если от голода начинаются какие‑либо [болезненные явления], то их следует устранять с помощью средств, упомянутых в параграфе о головной боли и в других [местах].

При [падучей], обусловленной подъемом [материи] из какого‑либо органа, надлежит перед припадком перетягивать [тело] выше данного органа; это иногда препятствует припадку. Сок, находящийся в органе, выводят либо с помощью известных опорожняющих, если сила опорожнения доходит до данного [органа], либо вызывая в спокойное время изъязвление и нагноение изъязвляющими и вызывающими гниение средствами, либо, [наконец], путем сжигания материи, например, мазью из тапсии, фурбийуном  и другими [лекарствами]; эти лекарства тебе известны из рубрик Книги второй. Иногда возникает необходимость доводить дело Де применения шпанских мушек, лютика, соколиного кала, анакар‑диума аптечного и тому подобных средств; если требуется сделать надрез на органе, то сделай его. Что же касается [падучей], поднимающейся из всего тела, то некоторые [врачи] говорят: «Если бы не опасность от кровопускания из сонной артерии, при котором кровь можно остановить, но возникает охлаждение мозга, прерывается [движение] пневмы и наступает сакта,  то в нем было бы полное излечение больного падучей вследствие соучастия всего тела и поднятия из него [паров] в мозг». Мы же говорим, что если [такое кровопускание] невозможно, то при вскрытии одной из поднимающихся [в мозг] артерий такой опасности нет, и вполне вероятно, что прокол ее принесет большую пользу.

 

 

 

Сакта

 

 

Сакта – это утрата органами [способности] к ощущению и движению вследствие сильной закупорки, возникающей в желудочках мозга и в проходах ощущающей и движущей пневмы. Если при этом не действуют или ослабевают также и орудия движения и дыхания, то дыхание становится нелегким, [на губах] даже появляется пена и [больной дышит] с перерывами, как при «удущении матки», или появляется хрип. Это более тяжелый случай, указывающий и на ослабление силы, движущей органы дыхания. Тяжелей всего, когда не наблюдается ни дыхания, ни пены, ни хрипа. Если повреждение дыхания не [слишком] велико и то, что льют в горло [больного], проходит [внутрь] и не выходит через нос, то хотя это и больше обнадеживает, чем предыдущая [форма], но тоже не лишено большой опасности. Говорит Гиппократ: «Если сакта  сильная, то больной не выздоровеет, а если она слабая, то вылечить его нелегко». Такие закупорки происходят либо от смыкания, либо от переполнения. Смыкание – это такое [явление], когда мозг достигает что‑либо, причиняющее ему боль или раздражение, и мозг совершает сжимающие движения, [чтобы уйти] от этого. А иногда качество, доходящее до мозга, по своей природе обладает сжимающим и уплотняющим свойством, каков, например, сильный холод.

Что же касается переполнения, то это либо переполнение, образующее опухоль, либо переполнение, не образующее опухоли. Переполнение, образующее опухоль, состоит в том, что [в мозгу] появляется материя, закупоривающая вследствие переполнения или вследствие растяжения. Это относится к тяжелым видам сакты,  все равно, является ли материя горячей или холодной. А переполнение без опухоли встречается всего чаще; оно может иметь место либо в самом мозгу, либо поблизости от него – в путях [выхода] пневмы из мозга, либо в тех проходах, [по которым] пневма поступает в мозг.

При [переполнении], возникающем в проходах пневмы в мозгу, [их наполняет] либо кровяной сок, который внезапно изливается в желудочки мозга, или слизистый сок; это преобладает и встречается всего чаще. [Переполнение], имеющее место в проходах пневмы в мозгу, происходит в том случае, когда артерии и вены закупориваются от обилия крови и сильно переполняются ею, так что для пневмы не остается прохода. Тогда больной немедленно начинает задыхаться и [способность] ощущения и движения падает так же, как при перевязывании сонных артерий; если нечто [подобное] случается по какой‑либо телесной причине, это производит такое же действие. Вот каковы разновидности и причины сакты.

Иногда, говоря сакта,  разумеют паралич, распространяющийся на обе половины тела, хотя части лица остаются [при этом] здоровыми, а иногда расслабление какой‑либо [одной] половины [тела] называют сактой  данной половины. Это встречается в высказываниях Гиппократа. Бывает и так, что человека поражает сакта,  и его нельзя отличить от мертвого. У него не наблюдается ни дыхания, ни какого‑либо другого [признака жизни], но потом он оживает и выздоравливает. Мы видели многих людей в таком состоянии: у них не замечалось дыхания и пульс полностью падал. По‑видимому, у таких людей прирожденная теплота не особенно нуждается для освежения и для изгнания дымного пара в усиленном дыхании, ибо в них возникает охлаждение. Поэтому предпочтительно откладывать погребение недостоверно мертвых, пока их состояние не станет ясным, [то есть] не меньше, чем на семьдесят два часа. В большинстве случаев сакта  разрешается параличом. Это объясняется тем, что если естество бессильно изгнать материю из обеих половин [тела], оно изгоняет ее в более слабую и более поддающуюся недугу половину и посылает в полости проходов, удаляя ее от мозга и его желудочков. Свидетельством того, что при сакте  закупорка охватывает [все] желудочки мозга, служит [следующее]: если бы [закупорка] имела место только в заднем желудочке, то передняя часть головы и лицо не должны были бы лишиться чувствительности.

Говорит Гиппократ: «Человек, который среди [полного] здоровья внезапно чувствует боль в голове и затем его на месте поражает сакта  и появляется хрип, он умрет до [истечения] седьмого дня, если только не будет у него лихорадки. [При лихорадке] есть надежда [на выздоровление], ибо лихорадка растворяет излишки». Знай, что по большей части сакта  поражает людей, возраст которых, телосложение и режим [предрасполагают] к влажности [натуры], особенно если наряду с влажностью наблюдается также и холодность. Если сакта  случается у лиц с горячей и сухой натурой, то это тяжелый случай, ибо заболевание, противоположное натуре, возникает лишь от важной причины. Иногда натура тела [настолько] далека от нее, что не переносит [болезни]. Сакта  редко случается от теплоты. Если материя паралича распространяется в обе половины [тела], то она вызывает сакту,  так же как материя сакты,  когда вытесняется в одну половину [тела], причиняет паралич. Причины сакты  большей частью коренятся в обоих задних желудочках. Если при сакте  появляется лихорадка, то в большинстве случаев имеется налицо опухоль. Люди, нуждающиеся в обильном кровопускании вследствие черножелчности крови и получающие пользу от такого кровопускания, в конечном итоге страдают от этого и заболевают сактой  и тому подобными [недугами].

Предрасположение к припадкам сакты.  Употребление острых лекарств ускоряет припадок, приводя в быстрое [движение] неподвижные соки. Мы уже говорили о предвестниках сакты;  читай же о них там, [где это сказано].

 

 

Признаки.

 

Различие между сактой  и спячкой состоит в том, что пораженный сактой  хрипит, и дыхание у него повреждено, а при спячке этого не бывает, в спячку переходят постепенно из глубокого сна, а при сакте  все происходит внезапно. Сакте  в большинстве случаев предшествует головная боль, набухание шейных вен, головокружение, садар,  потемнение в глазах, подергивания во всем теле, [больной] скрипит зубами во сне, [чувствует] вялость, тяжесть [в голове]. Моча у него часто цвета ярь‑медянки или черная и содержит осадок в виде пленок или отрубей.

Что же касается [сакты]  вследствие повреждения [мозга], а также от удара или падения или же соучастия какого‑либо органа, то об этом ты узнаешь из основ, которые мы неоднократно тебе повторяли. Если же сакта  возникает от опухоли, то она не обходится без некоторой лихорадки, и ей предшествуют признаки опухолей, о которых мы [тоже] говорили.

При [сакте]  от [переполнения] кровью на это указывают многократно упоминавшиеся признаки [обилия] крови. Лицо при этом краснеет, глаза [тоже] очень красные, шейные вены и [другие] сосуды на шее переполнены и напряжены. [Признаком] служит и то, что [больному] давно не отворяли кровь, и он раньше принимал [пищу], порождающую [много] крови. Если [сакта]  возникает от слизи, то признаком этого служит весь облик [больного], цвет глаз, влажность ноздрей и другое, о чем уже было сказано. Если у старика появляется постоянное или [часто] повторяющееся головокружение, то это предвещает сакту.

 

 

Лечение.

 

Что касается лечения [сакты], возникающей от повреждения извне, то оно состоит в принятии мер против этой внешней причины. Если же сакта  вызвана соучастием [какого‑либо органа], то лечат соучаствующий орган [средствами], о которых тебе уже сказано в основных правилах, а также в других параграфах. При [сакте]  от крови ее лечат, немедленно отворяя кровь и выпуская много крови; тогда больной сразу же приходит в себя. После кровопускания делают клизму с помощью известных тебе [средств], чтобы материя опустилась из головы. Больному назначают облегченный режим и ограничивают [питание] розовой водой, жидким отваром ячменя и соком [размоченного] хлеба, а также дают ему нюхать [вещества], укрепляющие мозг, но не согревающие его, которые тебе [тоже] уже известны.

Что же касается [сакты],  возникающей от слизи, то если при этом имеются также признаки полнокровия, нужно пустить кровь, затем сделать сильную клизму и вводить [в задний проход] сильнодействующие свечки, в состав которых входят [различные] камеди и бычачья желчь. Затем [больному] дают пить что‑нибудь, легко проходящее в горло; из надежно [действующих] пилюль дают пилюли из фурбийуна.  После этого на голову и на [другие] части тела [больного] усиленно прикладывают согревающие компрессы, а также поливают их водой, в которой варили такие согревающие травы, как укроп, полынь, майоран, листья цитрона, пулегиевую мяту, тимьян, иссоп, донник лекарственный, са тар  и тысячелистник сантолиновый, или маслами, имеющими свойства этих трав, и маслом руты; иногда [поливают] маслом, в котором настаивали слюногон, бобровую струю, опопанакс и гальбан, и смазывают все тело оливковым маслом с серой. Если в компрессы входит гвоздика, мелегетский перец, мускатник, мускатный орех и аир – это хорошо. Ноги больного растирают горячим согревающим маслом и горячей водой с солью, а в [область] позвоночника втирают [смолу] май'а  и масло белой лилии. К основанию спинного мозга прикладывают горчицу, сагапен, бобровую струю и фурбийун.

К числу хороших масел для таких больных относится масло бешеного огурца, масло руты и масло морского лука, приготовляемого со старым оливковым маслом либо путем размачивания в нем свежего [морского лука] в течение сорока дней, либо путем варки; при этом берут старого оливкового масла около куста  и морского лука – две укийи  и кипятят его в масле до тех пор, пока он не разварится. Также [хорошо] действует и масло слюногона, [приготовляемое] этими двумя способами. Какое бы масло ни употреблять, его лучше загустить воском, чтобы оно держалось [на одном месте] и не растекалось. Следует начинать с наиболее слабых втираний, а если они не действуют, их усиливают или переходят к более сильным. Неплохо, после опорожнения клизмами и другими [способами] подносить к носу [больного] качим, [средства], вызывающие сильное чиханье, сильные масла, или раскалить железо и держать его близ головы [больного], а также прикладывать известные тебе рассасывающие лекарственные повязки.

Если удастся вызвать у больного рвоту, вводя в горло птичье перо, обмакнутое в масло касатика или оливковое масло, особенно, если предполагается переполнение желудка и раньше имело место несварение желудка, то это приносит большую пользу. От рвоты есть и другая полезность: когда [больные] силятся и стараются, чтобы их вырвало, это согревает натуру головы тех, у кого сакта  холодная и влажная. Следует облегчить [выход] ветров с помощью того, что их выводит; от этого [больные] испытывают облегчение; надлежит также поскорее положить [больному] в рот волосяной [шарик], упомянутый выше, чтобы не испортились зубы [от трения] друг об друга. Когда больного немного вырвет, нужно поить его маслом клещевины, сваренным с соком руты, сначала каждый день по два дирхама с  настоем [известных] корней, затем постепенно увеличивают количество до пяти дирхамов  в день. Если возможно, то после опорожнения нужно ввести в горло [больного] около одной бундуки  терьяка, митридата, шалисы, анакардийи, шаджазанийи  и тому подобных [средств], а из простых лекарств – мискал  бобровой струи с подслащенной медом водой и медовым сиканджубином,  или дают выпить сагапена в количестве одной бакиллы.  Напитком для них служит подслащенная медом вода, чистая или с пряностями, [которой дают] сколько потребуется.

Когда увидишь, что [больному] легче, [назначай] полоскания, средства, вызывающие чиханье, и ставь банки на затылок и на затылочную ямку, с надрезом или без надреза в зависимости от материи. Затем [больного] качают на качелях. Через три недели выкупай его в бане, и в день купанья натри согревающими маслами. К полезным полосканиям, которые [следует применять] после общего очищения, относятся отвар тимьяна, пулегиевой мяты, са'тара,  иссопа и тому подобных [лекарств] в уксусе с добавлением меда, а также свекольный сок, в котором варили слюногон, живокость, тимьян и сумах. Сильней этого [действует такое средство]: берут перца, длинного перца, имбиря, живокости, баврака,  розы и сумаха, толкут их и замешивают на майбухтадже.  Из этого [теста] приготовляют свечки и жуют их, или полощут им горло, [разведя его] в отваре иссопа с мастиксом. Близко к этому будет действие, если взять перца, майорана и горчицы, каждого в отдельности или вместе. К ним примешивают такие [лекарства], как роза и сумах, – это обязательно. Аир – одно из полезных в этом случае средств; он оказывает сильное действие.

[Страдающим сактой]  помогает натирание горячими маслами, способными укреплять находящуюся в нервах пневму и вещество нервов и растворять излишки и действующими нерезко. Таковы, например,масло касатика, далее – масло майорана, ромашки, укропа и ситника ароматного; особенно [полезно] смазывать им голову, ибо в отношении головы следует полагаться на это. Лучше всего, если масло впитало силу иссипа, са'тара,  пулегиевой мяты, тимьяна и тому подобных [веществ].

Пища страдающих сактой  должна быть легче пищи страдающих падучей. Лучше всего ограничиваться по утрам одним только хлебом; [есть] хлеб с сушеным инжиром хорошо для них. Пить после еды вреднее всего. Когда им захочется поужинать, то неплохо сначала проделать легкие физические упражнения и немного подвигать расслабленными органами. После ужина нехорошо скоро ложиться спать; лучше подождать, пока [пища] спустится и несколько переварится.

[Страдающим сактой]  не следует также проводить много времени без сна, так как [бодрствование] волнует мозг и поднимает от пищи непереваренные пары, ибо препятствует пищеварению. Некоторые считают полезным для таких больных ячмень с чечевицей, подходящей для них закуской служит изюм, миндаль и инжир. Молодое вино им не подходит, ибо в нем много излишков, а старое – потому, что оно быстро проникает в мозг и наполняет его; самое подходящее для них вино – среднее. Если пораженного сактой  начинает лихорадить, то следует подождать, пока [дело] не выяснится: иногда это [признак] кризиса; ждать надлежит до семидесяти двух часов. Если это не так и лихорадка вызвана опухолью и загниванием, она смертельна. Знай, что сакта  и паралич суживают проходы, поэтому опорожняющие лекарства почти не могут выводить материю, вызывающую именно эти заболевания.

 

 

 

 

 

Болезни нервов

 

Общее рассуждение

 

 

Что касается самих нервов, то ты уже знаешь, откуда они растут, как разветвляются, какова их форма, естество и анатомия, а что касается болезней [нервов], – знай, что с ними случаются разновидности всех трех родов заболеваний, то есть [болезни, обусловленные] натурой, [болезни] органов‑орудий и [болезни] от общего распада единого. Повреждение проявляется в естественных, ощущающих и  двигательных способностях нервов.[1] Резкие движения имеют огромное значение, как причина заболеваний нервов, большее, нежели что‑либо другое, ибо [нервы] суть орудия движения. Резкие движения – это, например, натягивание веревки, поднятие чего‑либо тяжелого и все то, что вызывает сильное растяжение или, [наоборот], сжатие и сокращение.

О состоянии [нервов] судят по их способности к ощущению и движению, по мягкости или твердости на ощупь, по соучастию с ними мозга и позвонков,[2] по болям, по материи, имеющей, отношение именно к нервам, а также по большинству признаков, помогающих познать состояние мозга, исходя из нарушения его действия и того, [что дает] ощупывание.

Когда возникает сомнение, какова та или иная болезнь нерва, – влажная она или сухая, – то следует вдуматься, как она возникла если она возникла внезапно, то нет сомнения, что она влажная. Учитывают также, как данный орган впитывает в себя масло: если он впитывает [масло] быстро и притом не разгорячен посторонней теплотой, значит, [болезнь] несомненно сухая.

Физические упражнения после очищения – наилучшее средство изменить натуру [нервов]; для каждого органа есть свои [упражнения]. Начинать следует с самых легких [упражнений] и постепенно] переходить к движениям, требующим умеренного усилия.

Что же касается лечебных мер для очищения нервов и изменения их натуры, то [соки], от которых более всего необходимо полностью очистить [нервы], это соки холодные. Опорожняют от них] сильными лекарствами вроде мякоти колоквинта и харбака,  особенно белого, если вызвать им рвоту, фурбийуна, ушшака,  сагапена и других сильных смол, а также и сильными ийараджами;  к легким опорожняющим относятся сухая баня и умеренные физические упражнения. А [средства], изменяющие натуру [нервов], – это средства, упомянутые в главе о мозге, и особенно те из них, которые маслянисты или представляют собой масло. Употреблять жир диких зверей и отстой масел с горячей [натурой], как например, отстой оливкового масла [или отстой] льняного масла, хорошо при холодных заболеваниях нервов, и это смягчает их твердость. Масло куста  и клевера очень [полезно] именно для нервов.

[Различные] поливания и выжатые соки применяют в соответствии с натурой [нервов]. Однако они должны быть очень сильными и следует больше обычного стараться размягчить тело и раскрыть поры, чтобы эти средства проникли [к нервам].

 

 

Паралич и расслабление

 

 

Слово фалидж,  [что значит паралич], иногда употребляется в общем смысле, а иногда в частном, определенном смысле. Фалидж  в общем смысле означает то же, что расслабление в любом органе, а в частном смысле – расслабление, распространяющееся вдоль на одну половину тела. Такое [расслабление] может начинаться от шеи, причем лицо и голова остаются здоровыми, или же оно может охватить всю половину [тела] от головы до стопы. В языке арабов фалидж  наводит именно на такое значение, ибо на их языке слово фалидж  означает раскалывание и деление пополам. Когда же мы берем слово паралич в смысле расслабления вообще, то он может быть либо общим для обеих половин тела, кроме органов головы, – если бы он захватил их, это была бы сакта, – либо относиться, [например], к одному пальцу.

Как известно, утрата ощущения и движения происходит от того, что ощущающая и движущая пневма либо заперта и не [может] проникнуть в органы, либо она проникает, но органы не испытывают ее воздействия вследствие расстройства натуры. При расстройстве натуры она бывает либо горячая, либо холодная, либо влажная, либо сухая. Похоже, что горячая [натура] не препятствует воздействию ощущения, пока не достигнет крайней [теплоты], как это видно по людям, страдающим худосочием и сухоткой, ибо у них, несмотря на их разгоряченность, не прекращаются движения и ощущения. Близко к этому и суждение о сухой [натуре]. В противоположность этому, натурой, в большинстве случаев препятствующей ощущению и движению, является холодная и влажная [натура]. Это отнюдь не невероятно, ибо холод – нечто противоположное пневме и он вызывает в ней онемение, а влажность; по‑видимому, предрасполагает органы к вялости. [Итак], к числу причин утраты движения относятся холод и влажность без материи, однако это можно легко исправить путем согревания. По‑видимому, такая [утрата] не охватывает большей части тела или одной половины его, и если она неизбежна, то имеет место в каком‑либо одном органе.

Видимо, паралич и расслабление чаще всего возникают по причине задержания пневмы, а причиной ее задержания являются закупорки или разъединение пор и проходов, ведущих к органам вследствие разреза. А закупорки могут образоваться либо вследствие сжатия пор, либо от скопления закупоривающего сока, либо от [заболевания], сочетающего в себе оба эти обстоятельства, то есть от опухоли. Итак, причина расслабления и паралича, возникающего вследствие прекращения [доступа] пневмы к органам, заключается в сжатии пор, или в переполнении, или в опухоли, или же в распаде единого. А сжатие пор возникает либо от наружной повязки, которую можно удалять, и тогда расслабление и утрата ощущения и движения являются случайными и прекращаются, когда развязывают повязку, либо от сильного сдавливания, как это бывает при ударе или падении, или же когда позвонки ломаются и сдвигаются в сторону, направо или налево, и давят на нерв, выходящий из них в эту сторону; или [они отклоняются] вперед или назад, и тогда большей частью имеет место растяжение нерва, а не сдавливание, ибо, отклоняясь вперед или назад, позвонки сходятся не в том месте, откуда выходят нервы: ведь места выхода нервов, как ты знаешь, находятся не на передней и не на задней стороне [позвонков]. А иногда поры сокращаются по причине уплотнения вещества органа.

Что же касается закупоривающего переполнения, то оно возникает от влажных жидких соков, которые использует данный орган; [эти соки] проходят во все полости нервов или задерживаются в тех местах, где начинаются нервы и их разветвления, и преграждают путь движущейся по ним пневме. При опухоли [нервов]; в тех местах, откуда растут нервы и их разветвления, образуется опухоль и тоже закупоривает проходы. Что же касается разреза, поражающего нервы, то продольный [разрез] не наносит ущерба ощущению и движению, а поперечный [разрез] не позволяет [силе] ощущения и движения достигнуть органов, исчерпывающих ее из проходов, которые соединяли [эти органы] с перерезанными теперь нитями [нервов].

Знай, что спинной мозг подобен головному мозгу и тоже делится на две части, хотя зрение и не различает этого; да и как могло бы быть иначе, раз он тоже растет из обеих половин головного мозга? Поэтому не удивительно, что естество оберегает одну из половин и изгоняет материю в половину спинного мозга, первоначально более слабую или легче принимающую в себя материю, или подвергнувшуюся удару или толчку, или в [ту половину], в которую устремляются излишки из прилежащей половины головного мозга.

Не следует удивляться, что заболевание избирает одну половину [тела] преимущественно перед другой, ибо естество различает и более тонкие вещи, как ты можешь вспомнить из основ, которые мы тебе преподали в Книге первой.

Знай, что влажная материя часто устремляется в конечности вследствие [неожиданного] усиления в теле тепла или внезапного [душевного] движения – страха, испуга, гнева, наслаждения или печали. Знай [также], что если повреждение и материя, вызывающие, паралич, пребывают в какой‑либо половине желудочков мозга, то [паралич] охватывает всю половину тела и вместе с нею половину лица, то же самое [происходит], если они находятся в проходах какой‑либо половины; если же они пребывают в обеих половинах желудочков мозга и его проходах, то возникает сакта.  Когда [повреждение и материя] пребывают в том месте, где начинается спинной мозг, то все тело оказывается парализованным, кроме органов лица. Иногда при этом возникает онемение в коже головы, если ощущение туда не проникает, ибо чувствительный нерв проходит к коже головы от шеи, как мы [это уже] изъяснили. Если [повреждение и материя] находятся в какой‑либо половине начальной части спинного мозга, то [паралич] охватывает всю эту половину, кроме лица, а если они пребывают ниже начала [спинного мозга], углубившись туда, или находятся в одной половине то расслабляется и парализуется орган, к которому прилегают нервы, выходящие [из данного места спинного мозга].

Если [причина зависит] не от спинного мозга, а от нервов, то расслабляется тот [орган], к которому относится данный нерв. [Повреждение] может находиться либо во всем нерве, либо в половине его, либо в какой‑нибудь его части, и тогда расслабляется тот [орган], который был движим данным нервом, поврежденным вследствие наличия материи, распада единого или опухоли.

Паралич [иногда] возникает, знаменуя кризис при куландже;  зачастую чувствительность при этом сохраняется, ибо материя тогда пребывает в двигательных, а не в чувствительных нервах. Некоторые древние [врачи] говорят, что бывали годы, когда куландж  становился всеобщим и убивал большинство [больных], а кто спасался, тот получал хронический паралич. [По‑видимому], естество [в этих случаях] как бы вытряхивает материю, которая поступает в кишки, и возвращает ее к наружным [покровам], но [материя] оказывается слишком густой, чтобы просочиться с потом, застревает в нервах и производит паралич. При таком [параличе] чувствительность в большинстве случаев остается такою, как была.

Есть и такой паралич, который возникает как кризис при острых заболеваниях, когда материя переходит в нервы. Это бывает в том случае, если естество, вследствие [пожилого] возраста или слабости [больного], бессильно произвести полное опорожнение, и в области головы сохраняются остатки материи. Тогда по окончании [болезни] остается головная боль и тяжесть в голове, а затем естество гонит [материю], перемещая ее, но не производя полного опорожнения, и она вызывает паралич и тому подобные [заболевания]. Паралич чаще всего возникает зимой, при сильной стуже, но иногда он бывает и весной из‑за движения [соков] при переполнении [тела]. Случается он иногда и в южных странах у людей, достигших пятидесяти лет или близкого к этому [возраста], вследствие истечений, спускающихся из головы, так как натура и на юге обильно наполняет голову [материей].

Пульс у параличного слабый, медленный, редкий, но когда болезнь истощит силы больного и [пульс еще больше] ослабеет, он становится частым и [в биении его] появляются беспорядочные перерывы.

Моча при параличе в большинстве случаев светлая, но иногда она становится очень красной из‑за слабости печени, [не могущей] отделить кровь от водянистой влаги, или [из‑за] неспособности сосудов привлекать кровь, или вследствие возникающей иногда боли, или же из‑за какого‑либо другого сопутствующего заболевания.

Бывает и так, что не затронутая параличом половина [тела] пылает, словно охваченная огнем, а другая, парализованная [половина], – холодная и как бы в снегу. Пульс на обеих половинах тоже различный: на холодной половине пульс падает до той степени, какой требуют законы охлаждения. Иногда дело доходит до того, что глаз на больной половине становится меньше. Если расслабленные и пораженные параличом органы имеют тот же цвет, что и остальные части тела, не уменьшаются и не съеживаются, это дает больше надежды, чем противоположные [признаки].

Иногда сакта,  падучая, куландж,  «удушение матки» и хронические лихорадки после кризиса кончаются параличом.

Паралич, возникающий от смещения позвонков, в большинстве случаев убивает, а [паралич] от толчка, который не сильно ударил по нерву, нередко излечивается; если же он очень силен, то на выздоровление нет надежды. В том случае, когда есть надежда, следует начинать с кровопускания.

Мы уже говорили о том, как материя паралича, распространяясь, вызывает сакту  и наоборот.

 

 

Лечение.

 

При пяти заболеваниях нерва, то есть при онемении, спазмах, дрожании, параличе и подергиваниях, должно направить [лечение] на заднюю часть мозга. Вначале не следует спешить с употреблением сильных лекарств; наоборот, отложи их до четвертого или до седьмого дня, а если заболевание сильное, то до четырнадцатого дня. В этот период надлежит ограничиваться легкими средствами, способными смягчать, доводить до согревания и послаблять. В такое время не повредит и клизма. А затем, после этого, производи опорожнение с помощью сильных опорожняющих средств.

Что же касается режима питания, то параличные в начале болезни должны два‑три дня ограничиваться, например, ячменной водой, или водой, подслащенной медом. Если силы [больного] это выдерживают, то [так следует делать] до четырнадцатого дня, а если не выдерживают, корми их легким птичьим мясом, Постарайся держать больного впроголодь и затем кормить его пищей с сухим [качеством]; он должен длительно испытывать жажду. [Параличным] полезно закусывать ядрышками орешков большой пинии, так как они обладают особым [целебным] свойством. Знай, что вода для них лучше, чем вино, ибо вино проводит соки к нервам. Вино, [выпитое] в большом количестве, иногда скисает в теле больных и превращается в уксус, а уксус для нервов самая вредная вещь.

[Заболевания нервов], возникающие вследствие сведения или сдавливания, лечат средствами, о которых мы упоминаем в параграфах о сведении и сдавливании [нервов].

Если [паралич] возник от падания или удара, то лечение его затруднительно. Во всяком случае, при лечении смотрят, произошло ли  от этого «сведение нерва» или опухоль, или имело место привлечение материи, и каждое [заболевание] лечат соответствующим способом. При лечении такого [повреждения], в каком бы органе оно ни произошло, лекарства надлежит прикладывать на место удара и на то место, откуда выходит нерв, направляющийся к парализованному органу, а прикладывание лекарств на [самый] парализованный орган не приносит сколько‑нибудь значительной пользы. [Прикладывай же лекарства] на место, откуда растут нервы, все равно, хочешь ли ты устранить лекарством опухоль или вызвать расслабление, или согреть и изменить натуру.

Иногда возникает необходимость поставить банки возле ушибленного и опухшего органа, когда [опухоль] начала рассасываться; [это делается], чтобы оттянуть кровь куда‑нибудь в сторону или к поверхности тела.

Если заболевание представляет собой истинный паралич, возникший от расслабления нерва, то после общих мероприятий следует произвести опорожнение от материи с помощью тех [средств], которые мы упомянули, назначили и определили для опорожнения от жидких соков, и применять их так, [как сказано], не увеличивая и не уменьшая [количества].

Наилучшие опорожняющие средства [для параличных] – пилюли из фурбийуна,  пилюли бимаристани,  пилюли из клоповника, «вонючие пилюли» и ийарадж  Гермеса. Полезно также вызвать рвоту с помощью белой чемерицы самой по себе или выжатого сока редьки, в которую [перешла] сила [чемерицы], а также [при помощи] других рвотных средств. Иногда [лечение] постепенно усиливают, и [сначала] дают пить терьяк, по одному данаку,  затем понемногу увеличивают его количество, но не дают больше одного дирхама.  Нередко терьяк смешивают с очищенным кунжутом и сахаром. [Больному] дают также сагапен сам по себе, опопанакс сам по себе и бобровую струю саму по себе с медовым вином; на каждый раз дают выпить около одной бакиллы,  это очень полезно для таких больных. Необходимо ставить им сильные клизмы и вводить сильные свечки, чтобы оттянуть материю книзу; надлежит также Втирать им в позвоночник сильные масла. Таким больным помогают втирание горячих масел и лекарственные повязки, вызывающие покраснение, о которых уже неоднократно упоминалось, особенно, если утрачена чувствительность. Корневище касатика – одно из хороших лекарств, вызывающих покраснение; им растирают, втирая [лекарство] вглубь.

Полезно также ставить банки на концы мышц, без надреза, но [непременно] после опорожнения; они приносят пользу, согревая мышцы. Иногда, [однако], приходится делать небольшой надрез. Банки должны быть с узким горлышком; их нужно прикладывать с сильным огнем, чтобы они плотно и крепко присасывались, и быстро отрывать. Употребляя банки, их следует ставить на многие места, если расслабление очень значительно и рассеяно [по всему телу], если же оно не очень разбросано, то [банки] сосредоточивают в одном месте. Затем на [больное] место кладут зифт,  смолу пинии или горячие лекарственные повязки, вызывающие покраснение, например, лекарственную повязку из муки плевела и касатика с медом. Лекарственная повязка из горчицы тоже полезна для таких больных; едва она ослабнет, ее следует обновлять, пока [больной] орган не покраснеет и не покроется волдырями.

От паралича очень помогает лекарственная повязка из клоповника широколистного, – она во многих случаях избавляет от нужды в тапсии и горчице; полезна и повязка из зифта,  особенно с содой и серой, и растирание оливковым маслом с содой, серными водами, морской водой, а также разрежающие поливания.

Если чувствительность [органа] слабая, то сильная лекарственная повязка иногда сдирает [кожу], а [больной] этого не чувствует, и повязка вызывает повреждение и сильное изъязвление. Этого следует остерегаться, и необходимо следить за действием повязки: если [больное место] краснеет и вздувается, но краснота и вздутие не переходят под кожу и расходятся при легком надавливании пальцами, и это место белеет, значит, действие [лекарственной повязки] не перешло под кожу. Если же краснота устойчивая и явно чувствуется жар, то воздержись [повторять] наложение повязки. Это определяется так: увеличивай [время пребывания] повязки и следи, как обстоит дело; если требуется прекратить [держать] повязку, то прекрати, а если требуется повторить ее [наложение] – повтори.

Знай, что вдувание в нос качима и сходных с ним [лекарств] очень полезно подобным больным, ибо оно очищает мозг и отводит вызывающие болезнь соки от больной стороны. [Выпить] немного старого вина очень хорошо при всяких заболеваниях нервов, но в большом количестве оно для нервов всего вреднее.

[При параличах полезно] употреблять аировое варенье, а также постепенно [приучать] больных пить ийараджи,  смешанные, например, с равным количеством бобровой струи, пока не доведут [дозу] до шести дирхамов,  начав с одного дирхама.  Очень помогает также пить масло клещевины с водой [известных] корней.

Некоторые лечили паралич, давая [больному] ежедневно по мискалу ийараджа с мискалом  черного перца, и вылечивали. Назначая какое‑либо из этих [лекарств], не следует поить больного водой, чтобы [лекарство] подольше оставалось в желудке; иногда оно остается там целый день и затем оказывает свое действие. Нередко таким больным дают выпить на ночь один мискал  перца с мискалом  бобровой струи.

Для [параличного] нет ничего лучше терьяка, митридата, шалисы  и, особенно, анакардийи.  Камедь асафетиды также очень полезна в виде питья и мази, особенно если принимать ее два раза в день. Индийская лещина тоже удивительно [хорошее] средство.

Когда [больной] орган обратится [к выздоровлению], его следует затем упражнять, сгибая и разгибая, чтобы здоровье полностью вернулось к нему.

Иногда [больной] получает пользу от лихорадки, ему также помогает крик и громкое чтение. После опорожнений, когда они окажут свое полезное действие, следует принять длительную сухую ванну или выкупаться в воде из горячих источников. В конце, после опорожнений, когда нужно произвести растворение, желательно, чтобы растворение осуществлялось не одними чистыми смягчающими средствами, а [лекарствами] с чуть‑чуть вяжущим свойством. Поэтому растворять следует такими средствами, как например, анис, май'а,  ситник ароматный, бобровая струя и другие подобные им горячие лекарства с вяжущим свойством.

[От паралича], возникающего после куланджа,  помогает лекарство, приготовленное из осокоря и записанное в Фармакопее. Таким [больным] полезны также масла – не очень сильные, не входящие в состав сложных сочетаний, а такие, как например, масло касатика, масло нарда, масло клещевины, масло нарцисса и масло жасмина. Испытывали масло осокоря, масло нарцисса и [масло], приготовленное с камедью анакардиума аптечного, и оказалось, что все они полезны благодаря своим особым свойствам. Множество людей получило от них пользу, ибо они укрепляют, охлаждают и не допускают материю [к нервам], а когда этих же людей лечили теплом, то болезнь усиливалась. Дело в том, что жидкая материя от теплоты распространяется больше, а орган, когда охлаждается, становится от холода сильней, уменьшает объем материи и она направляется к уничтожению.

Не следует слишком усердствовать в согревании таких больных, но необходимо усиливать лекарства для них, например, ромашкой, донником лекарственным, майораном, лесной мятой и пулегиевой мятой. К этим [веществам] следует примешивать еще и другие, со слегка охлаждающим свойством, например, густосваренный сок солодкового корня, семена цикория и прочие. Если употреблять все эти средства, то они очень помогают. Что же касается [паралича], возникшего от разреза [нерва], то лечения для него нет.

[Паралич] из‑за холодной натуры лечат известными согревающими средствами. Если причиной такой натуры явилось обильное питье воды, то следует назначить сухую баню.

Знай, что когда параличу сопутствует лихорадка, [лечение] паралича нужно отложить. Сиканджубин с джуланджубин превосходное лекарство в такое время.

 

 

Паралич лицевого нерва

 

 

Это заболевание [органа] орудия на лице, при котором половина лица неестественно оттягивается в сторону, изменяется его обычная форма и губы и веки на этой стороне не могут как следует сомкнуться. Причиной этого является либо расслабление, либо спазм мышц век и лица; ты уже знаешь, каковы эти мышцы и где они начинаются.

При параличе лицевого нерва вследствие расслабления [мышц] одна сторона [лица], отклоняясь, тянет за собой и другую сторону; если [паралич] сильный, то. он расслабляет [все лицо] и изменяет его форму, а слабый паралич только расслабляет. По мнению некоторых [врачей], расслабление здоровой стороны [лица] происходит от того, что его тянет кривая [сторона], но это неосновательно; к числу этих [врачей] принадлежит и Павел. Паралич [лица], возникающий от расслабления, обусловливается вышеперечисленными причинами расслабления. Что же касается [паралича лица], зависящего от спазма, то он встречается всего чаще. При спазме одной половины [лица] за ней тянется и другая половина; причиною здесь служит причина спазма и все то, что говорится в параграфе о спазмах.

[Паралич лица] из‑за сухого спазма – это, например, [паралич], появляющийся при острых лихорадках и опорожнениях вследствие поноса, рвоты, носового кровотечения и других причин. Он злокачествен и убивает.

Некоторые врачи утверждают, что больная сторона при параличе лица – это та сторона, которая кажется здоровой; причина этого заключается будто бы в том, что здоровая сторона тянет [больную сторону], стремясь ее выровнять. Однако это в большинстве случаев оказывается неверным: анатомия и то, что ты знаешь о мышцах лица, учат, что неверно утверждение, будто так случается всегда. Это ясно и из того, что чувствительность пропадает именно на той половине [лица], где возник паралич.

У многих людей появляется в мышцах шеи опухоль, относящаяся к роду ангин, и у них возникает из‑за этого паралич лица; иногда их поражает также паралич, тянущийся к рукам, ибо место выхода нервов, от которых, мышцы руки получают двигательную силу, также находится у шейных позвонков. Всякий паралич лица, продолжающийся до шести месяцев, пожалуй, не дает надежды на излечение.

Знай, что паралич лица иногда предвещает [общий] паралич и часто указывает даже на приближение сакты.  Поэтому нужно наблюдать, не сопровождается ли он начальными [признаками] падучей и сакты;  если это так, то поспеши произвести сильное опорожнение. Некоторые [врачи] полагают, что при параличе лица есть опасность внезапной смерти до четвертого дня, а если [больной] переживет [этот срок], то он выздоровеет. Такое мнение, Видимо, обусловлено тем, что при параличе лица можно ожидать сильной сакты.

 

 

Признаки.

 

Выдувание воздуха и плевание происходит только с одной стороны [рта], а другая половина не удерживает ни воздуха, ни слюны. Часто к этому присоединяется еще головная боль, особенно при параличе от спазма. Какая половина лица повреждена, определяется так: когда [больную половину] оттягивают рукой и выравнивают, то [здоровая] половина сама легко возвращается к своей [естественной] форме.

Что же касается паралича лица вследствие расслабления [мышц], то при этом движения становятся слабыми, чувствительность большей частью притупляется, кожа и мышцы кажутся мягкими, натяжения не ощущается, нижнее веко свисает, половина оболочки нёба, расположенная против глаза [на больной стороне], кажется расслабленной, влажной и вялой; это можно заметить, если отдавить язык вниз и посмотреть. Причина этого в том, что оболочка [нёба] примыкает к оболочке, отходящей от шва, который разделяет нёбо продольно и соучаствует с нею; наряду с этим кожа отходит и удаляется от области затылка и ее трудно возвратить на место.

Признаки [паралича лица, зависящего от] спазма, таковы: ощущения, в большинстве случаев, не притупляются, кожа на лбу так натягивается, что морщины исчезают, мышцы лица отвердевают, в большинстве случаев уменьшается количество слюны и мокроты, кожа больше отклоняется в сторону шеи и ее труднее отвести. Что же касается признаков влажности или сухости [паралича лица], обусловленного спазмом, то они уже тебе известны.

К числу признаков случившегося паралича лица относятся ощущение боли в костях лица, онемение кожи на лице и частые подергивания его.

 

 

Лечение.

 

Благоразумно в этом случае не двигать больного параличом лица до четвертого или до седьмого дня, кормить его веществами разрежающими, например, отваром нута с оливковым маслом, но не сушащими, как сушат мед и цыпленок. Если естество сухое, то на второй день следует привести его в движение при помощи очень мягкой клизмы; это будет хорошо. Спешить с употреблением полосканий в начале [заболевания] вредно: нередко они притягивают отдаленную [материю] и не рассасывают близких сырых [соков].

При [параличе лица] от спазма лучше применять сильные [лекарства] и ни разу не опорожнять с помощью слабых и недостаточных [средств], пока не созреет [материя]. Поспешное применение острых лекарств высушивает и сгущает материю и сушит нервы, так что затрудняется действие на них лекарства. Поэтому лучше подождать [применять их].

[Паралич лица] следует лечить так, как лечат [общий] паралич или спазмы, применяя известные тебе [средства] в зависимости от того, что больше подойдет. Испытано, что если страдающий параличом лица ежедневно, целый месяц подряд будет пить по два дирхама ийараджа  Гермеса – это окажет сильное действие. Пробовали также давать пить ежедневно утром и вечером имбирь и аир, замешанные на меду, в количестве одной джавзы.  Подобных больных не следует лишать подслащенной медом воды.

Некоторые индийские врачи утверждают, будто наиболее действенным средством лечения паралича лица служит прикладывание к больному органу и к голове мяса диких зверей. Похоже, что лучшими в этом отношении зверями являются заяц, гиена, лисица, дикий козел, лань и дикий осел, а не газель и подобные ей животные, мясо которых не обладает согревающим свойством.

При влажном заболевании следует перевязать ту половину [лица], где [заложен] источник недуга, придав ей естественное положение. Если при этом имеет место также и спазм, то надлежит начать со смягчения, а затем [произвести] растворение. Когда ты заметишь признаки [преобладания] крови, то пусти кровь из сосуда, расположенного под языком, и поставь на первый позвонок банку без надреза.

Нет сомнения, что материя, вызывающая паралич лица, находится в местах выхода нервов и мышц лица; поэтому хорошо прикладывать лекарства, вызывающие покраснение, на шейные позвонки и на нижнюю челюсть, так как от них идут к мышцам лица многочисленные волокна [нервов].

Что же касается мышц век и лица, то они не принадлежат к числу таких мышц, а способом лечения для них является очищение передней части мозга, а также сухая припарка на [шейные] позвонки и на нижнюю челюсть, растирание позвонков и головы, особенно на очень голодный желудок.

К числу полезных средств при параличе лица относится еще постоянное обмывание лица уксусом и смазывание им указанных выше мест, особенно если в уксусе варили разрежающие средства или если это уксус с растертой в нем горчицей. Это изумительное средство. [Полезно также] сидеть, наклонившись над кипящим отваром полыни, тысячелистника сантолинового, гармалы, лавра и тому подобных [веществ] и жечь под [ложем больного] гребенщик и тамариск; если лекарства не помогают, то прижигают сосуд, расположенный за ушами. В этом случае следует предписывать больше полосканий, чем в других.

Употребляют также и жевательные средства, особенно аир, мускатный орех и слюногон; жевательным лекарством являются и черные миробаланы. А лекарство для жевания следует держать в больной половине [рта. Больного] помещают в затемненную комнату. Ему вводят в нос желчь журавля, ястреба, волка или сазана, или выжатый сок индийской конопли, майорана или свеклы, или же настой сагапена с маслом касатика, или фурбийун  в количестве одной адасы  с женским молоком. Голову ему лечат очищающими средствами, упомянутыми в основных правилах лечения болезней головы.

Испытанными чихательными лекарствами для таких больных является ритта,  то есть индийский орех, и особенно ее верхняя кожура, смешивают эти [средства] с согревающими и чихательными, например, с бобровой струей, чернушкой посевной и прочими. Лучше всего вводить в нос настой незабудки. Если вводить в нос два дирхама  этого настоя с одним данаком  сагапена и половиной дирхама  оливкового масла, это помогает и даже вылечивает в пять дней.

Иногда заставляют [больных] смотреть в зеркало, чтобы они постоянно стремились выровнять лицо. Лучше всего подходит для излечения лица [слегка] искажающее, то есть китайское зеркало.

Если паралич случается у детей в конце весны, то им семь дней дают пить атрифул  маленький и кормят соком нута.

 

 

 

Болезни глаз

 

Общее рассуждение об основных состояниях глаза и его воспалении

Анатомия глаза

 

 

Мы говорим: зрительная сила и материя зрительной пневмы проникает в глаз по пути обоих полых нервов, с которыми ты уже ознакомился в анатомии. По мере того как нервы и оболочки, которые с ними связаны, спускаются к глазной впадине, концы их расширяются, наполняются и распространяются настолько, что могут охватить влаги, которые находятся в глазном яблоке. Из них средняя – леденистая.[3] Эта прозрачная влага подобна градине и льдинке, имеет круглую форму, однако округлость ее уменьшается спереди вследствие приплюснутости для того, чтобы отражение в ней было полнее по величине, дабы малые видимые предметы находили большой участок, в котором они отражаются. Поэтому задняя [часть ее] немного суживается, чтобы тела, которые ее охватывают, лучше могли ее прикрыть. Эти [тела] сначала узки, а потом раздаются вширь, чтобы лучше охватить [леденистую влагу].

Эта влага помещена в середине [глаза], ибо в отношении сохранности это лучшее из мест. Позади нее находится другая влага, которая спускается к ней из мозга, чтобы ее питать, так как между [первой влагой] и чистой кровью [вторая влага образует] промежуточную ступень. Вторая влага похожа на расплавленное стекло.[4] Цвет этого расплавленного стекла прозрачный, [но] склоняется, однако, к слегка красноватому. [Эта влага] прозрачна, ибо должна питать прозрачное. Она красноватая, потому что происходит от вещества крови. Она не уподобляется полностью тому, что питает, и расположена позади [леденистой] влаги, потому что она представляет собой то, что посылается к ней мозгом при посредстве сетчатой [оболочки]; поэтому необходимо, чтобы [стекловидная влага] находилась там же, где и леденистая. Эта влага перекрывает заднюю половину леденистой влаги до наибольшего круга.[5]

Перед [леденистой влагой] находится третья влага, похожая на яичный белок, – она так и называется белковичной. Она является как бы выделением, которое выходит из леденистой влаги, однако выделение прозрачного – прозрачно. Она расположена перед [леденистой влагой] вследствие одной первичной причины и вследствие одной дополняющей причины. Первичная причина заключается в том, что выделенная часть располагается на противоположной стороне по отношению к питающей части. Дополняющая причина заключается в том, чтобы проникновение света в леденистую влагу происходило по ступеням и чтобы для нее было создано нечто вроде прикрытия. Далее конечные [расширения зрительного] нерва охватывают стекловидную и леденистую влаги до границы между леденистой влагой и белковичной. Предел, до которого доходит стекловидная влага, расположен на венце точно так же, как сеть охватывает добычу. Поэтому [это конечное расширение зрительного нерва] называется сетчатой оболочкой. Из ее [переднего] конца произрастает паутина, из которой рождается тонкая плева. Вместе с [этой плевой] проникают нити из сосудистой части, о которой мы еще будем говорить. [Эта плева] образует преграду между леденистой [влагой] и белковичной, чтобы между тонким и толстым было нечто разобщающее и чтобы [сама] плева спереди получала питание, которое поступает от сетчатой и сосудистой оболочек. А тонка она, как паутина, только потому, что если бы она была плотной, [находясь] прямо перед леденистой влагой, то последняя вследствие изменения своего состояния, возможно, стала бы препятствовать свету на его пути сквозь леденистую влагу к белковичной.

Что же касается конца тонкой оболочки, то он наполняется и вплетается в [кровеносные] сосуды как рубашка [новорожденного]: поистине, она проводит питательные вещества. Однако нет нужды в том, чтобы все части ее служили целям питания, [это осуществляет] только ее задняя часть, которая называется сосудистой оболочкой.

Что же касается части, которая выдается за эту границу вперед, то она становится более толстой кожицей небесного цвета, между белым и черным, ради того, чтобы собирать зрительную силу и умерять своим действием свет [так же], как мы прикрываем при утомлении глаза, которые ищут защиты у темноты или у сочетания темноты и света, а также ради того, чтобы образовать преграду между влагами и роговой оболочкой, обладающей большой твердостью, чтобы быть уравновешивающим посредником [между ними], и [еще] для того, чтобы питать роговую оболочку тем, что она [сама] получает от сосудистой оболочки. Спереди она полностью не охватывает [глаза], чтобы не препятствовать проникновению изображений [видимых предметов], а оставляет в своей передней части щель или отверстие, как бывает у виноградины, если от нее оторвать плодоножку. Через это отверстие происходит проникновение [изображения], если же оно закрывается, то зрение прекращается.

На внутренней поверхности этой виноградной оболочки[6] находится ворсистое [тело] в том месте, где она встречается с леденистой влагой, чтобы более походить [там] на рыхлое и мягкое [тело] и таким образом избегать вреда от прикосновения к нему. [Виноградная оболочка] более тверда в передней ее части, там, где она встречается с твердой роговицей, а также там, где она имеет отверстие, ради того, чтобы окружность его была крепче. Это отверстие полно влаги ради упомянутой уже пользы, а также [полно] пневмы, на что указывает появление морщин [на глазу] перед [зрительным] отверстием при приближении смерти.

Что до второй оболочки, то она очень толста [ради того], чтобы хорошо держалась. Ее задняя часть называется твердой и толстой оболочкой; передняя же часть окружает весь зрачок и прозрачна, чтобы не препятствовать зрению. Поэтому эта [часть] имеет цвет куска рога, утонченного путем опиливания и шабрения, и оттого называется роговицей. Она наиболее толста в передней части и в действительности как бы составлена из четырех тонких слоев, которые можно сравнить с положенными одна на другую кожурками, для того чтобы не произошло вреда, если один из них окажется содранным, [особенно] в той части, которая расположена против [зрительного] отверстия, так как это место более всего нуждается в прикрытии и защите.

Что касается третьей [оболочки], то она сливается с двигательными мышцами глаза и вся проросла белым жирным мясом, чтобы глазу и веку было мягко и чтобы воспрепятствовать их высыханию. Вся [эта оболочка] в совокупности называется соединительной оболочкой. Что касается мышц глазного яблока, то мы о них уже упомянули в анатомии.

Что до ресниц, то они созданы для того, чтобы отражать то, что попадает в глаз, и то, что ниспадает на него с головы, и чтобы умерять свет своей чернотой. Корни их сидят в некой оболочке, похожей на хрящ, ради того, чтобы они крепко держались и не опускались из‑за слабости места посадки и чтобы мышца, которая открывает глаз, имела бы точку опоры, как на кости, так, чтобы она хорошо двигала [веко]. Части века [следующие]: кожица, затем слой соединительной оболочки, затем его жир, затем его мышцы, затем последний слой. Таково верхнее веко. Что касается нижнего, то у него нет мышцы. Место, которое опасно резать, есть то, которое расположено над внутренним углом [глаза], у начала мышцы.

 

 

Общие правила лечения глаза

 

 

[Приемы] лечения глаза противоположны заболеваниям глаза, и поскольку заболевание происходит от натуры с материей или от простой натуры, или от [болезни] сочетания частиц, или [причиняется] нарушением непрерывности, то и лечение должно состоять либо в опорожнении, – сюда относится лечение опухолей, – или в изменении натуры, или в исправлении внешнего вида, как при пучеглазии, или в заживлении и в наращивании мяса.

Материя из глаза выводится [двояким] способом: либо путем отвлечения от него, либо путем удаления из него. Отвлечение производится сначала во всем теле, если оно наполнено, затем от мозга теми средствами для очищения мозга, которые ты уже знаешь, потом [следует] отвлечение от глаза через нос и расположенные близ глаза сосуды, например, [через] оба [внутренние] уголка глаза. Удаление же [материи] из глаза производится с помощью слезоточивых средств. Что касается изменения натуры, то его тоже можно осуществить [с помощью] особых лекарств. Нарушение непрерывности, случающееся в глазу, устраняется посредством лекарств, которые сушат, но не сильно и совсем не жгут. Ты узнаешь об этих лекарствах из нашего рассуждения о воспалении глаза и прочих заболеваниях его.

Тебе должно знать, что при заболевании глаза от материи нужно предписать уменьшение питания, давать то, что порождает достохвальный сок, и избегать того, что образует пар и трудно переваривается. Если материю посылает какой‑нибудь из членов, то попробуй сделать кровопускание из этого члена. А если материя исходит от внешней оболочки [мозга], то поставь кровососные банки и примени удерживающие средства на лоб; к этим [средствам] принадлежит дынная корка, если [материя] горячая, и белый купорос, если она холодная. К сосудам, из которых пускают кровь при глазных [заболеваниях], относятся кифаль,  а также вены, проходящие в [различных] областях головы; те, которые расположены впереди, помогают лучше всего, если [материю] желают переместить; те, которые расположены позади, приносят большую пользу, если желают привлечь [материю].

Знай, что материю, которая образуется в самом глазу и которую нужно отвести в другой орган, правильнее всего отводить в нос и именно тогда, когда она не находится на пути излияния в глаз. Это перемещение происходит только через [применение] лекарств, вызывающих чиханье, и средств, втягиваемых через нос, о которых мы уже упомянули в других местах, когда говорили о мероприятиях против головной боли.

В числе глазных лекарств есть такие, которые изменяют натуру. Одни действуют охлаждающе, как например, выжатый сок паслена и «посоха пастуха», сок цикория, сок латука, розовая вода, выжатый сок розы и слизь подорожника блошного. Другие согревают, как то: мускус, перец, аир, чистотел большой и тому подобные. Иные сушат, как например, тутия, сурьмяный блеск, калимийа  золотая или серебряная. Некоторые вяжут, как, скажем, мазь из камеди рогатого мачка, алоэ, ликия, шафрана и розы. Некоторые смягчают, [например], молоко, растертый миндаль, яичный белок и слизь растений. Некоторые способствуют созреванию, [например], чистотел, отвар пажитника, шафрана, сваренный [до густоты] виноградный сок, особенно тот, в который обмакивали хлеб. Другие [лекарства] растворяют, например, камедь «колючего дерева» и настой аниса. Некоторые обезболивают, [например], сок мандрагоры, мака и опиум.

Знай, если при глазных заболеваниях бывает головная боль, то тебе надо начинать с лечения головной боли, не приступая к лечению глаза до устранения ее. Если опорожнение, очищение и соответствующее лечение не помигают, то знай, что тогда у глаза холодная натура или в его оболочках заключена дурная материя, которая портит питание, вносимое туда; или же здесь имеет место слабость мозга или другого органа, из которого соки направляются в глаз. Запомни это.

 

 

О сохранении здоровья глаза и о том, что ему вредит

 

 

Кто озабочен сохранить здоровье глаза, тот должен предохранять его от пыли, дыма и дуновения воздуха, который вышел за пределы умеренности в смысле теплоты и холода, [защищать] от ветров резких, холодных и похожих на самум. Не следует продолжительное время смотреть, не отворачиваясь, на один и тот же предмет. Продолжительный плач является хорошим очистительным средством для [глаз]. Следует поменьше разглядывать мелкие предметы, разве только иногда ради упражнения. Сон, лежа на затылке, не должен быть долгим. Знай, что слишком частое совокупление принадлежит к самым вредным для глаза вещам, так же как и частое опьянение и обжорство. [Вредны также] сон на переполненный [желудок], все густые кушанья и напитки и все, что допускает подъем пара в голову. Сюда относится все, что остро, как например, порей и донник. Вредит также и все то, что чрезмерно сушит. Сюда принадлежит большое количество соли и все то, что производит обильные пары, как например, капуста и чечевица. То, что упомянуто в главах о простых лекарствах и сходно с тем, [что названо выше, тоже] вредит глазу. Следует знать, что слишком продолжительный сон и [слишком долгое] бодрствование весьма вредны для глаз; более благоприятна умеренность в том и другом.

К средствам, применение коих полезно для глаза и сохраняет [зрительную] силу, принадлежат такие, которые приготовляются из сурьмяного блеска и тутии, как например, различные средства из тутии, варенной с соком майрана и фенхеля. Постоянное смазывание [глаза] настоем аниса действует изумительно и чрезвычайно полезно, а также удивительно полезна примочка из [сока] сладкого граната и примочка, приготовляемая из сока обоих видов граната, выжатого с  мякотью и варенного с медом в пекарной печи, как ты об этом узнаешь в своем месте. К средствам, очищающим и обостряющим глаза, относится окунание в чистую воду и раскрывание глаз под [водой].

Что касается вредных для зрения вещей, то к ним принадлежат некоторый действия и движения и некоторые явства и пользование ими. К таким действиям и движениям относится все то, что сушит, например, частое совокупление, длительное рассматривание блестящих предметов, чрезмерно [долгое] чтение слишком мелкого [письма]. Однако если это проделывать умеренно, то вреда не будет. Также [вредны] тонкая работа и сон на переполненный [желудок сразу] после ужина; наоборот, тот, кто слаб зрением, должен повременить, пока не переварит [пищу], а затем уже [ложиться] спать. Всякое переполнение ему вредно и вредно все, что сушит его естество. Ему вредно также все, что мутит кровь, будь это соленые вещи или острые и другие. И опьянение ему вредно, однако рвота полезна, поскольку она очищает желудок. Но, с другой стороны, она ему вредна, поскольку приводит в движение материи мозга и гонит их в [глаза]. Если же [рвота] необходимо нужна, то ее должно вызвать после [приема] пищи и осторожно. Вредит также [частое] купанье в бане, как равно и чрезмерный сон, сильный плач, чрезмерное кровопускание, и особенно, постоянное применение кровососных банок.

[Вредны для глаз] пища соленая, едкая и поднимающая пар, причиняющая страдание устью желудка: порей, лук, чеснок, базилик, спелые маслины, укроп, капуста и чечевица. [Правильно] распорядиться пищей, значит принимать ее так, чтобы не произошло расстройство пищеварения и не увеличивалось бы образование паров [от нее], как это будет объяснено в своем месте. Я вскоре сообщу тебе об этом и ты узнаешь о нем еще из рассуждений в сей Книге третьей.

 

 

Воспаление и раздражение глаза

 

 

Существует истинное воспаление глаза и лишь похожее на него, называемое раздражением и покраснением. Покраснение есть разгорячение и увлажнение, и оно случается от внешних причин, которые раздражают глаз и вызывают красноту, как например, [лучи] солнца, жгучая головная боль, жгучая однодневная лихорадка, пыль, дым и иногда охлаждение, ибо оно стягивает [глаз]; а также от удара, вызывающего отек, и бурного ветра, бьющего [в глаза]. Все это есть легкие последствия, тесно связанные с причиной, и они продолжаются недолго после [устранения причины]. Это нужно иметь в виду, чтобы не лечить [понапрасну], ибо последствия в конце концов пройдут сами после исчезновения причин. По‑гречески это [страдание] называют тараксис.

Если еще какая‑нибудь телесная или внешняя причина подкрепит первую внешнюю [причину], тогда, возможно, что [покраснение] быстро превратиться в явное истинное воспаление, как, [скажем], однодневная лихорадка превращается в другие [виды] лихорадки. Когда [покраснение] превращается [в истинное воспаление] и находится в начальной стадии превращения, то его по‑гречески называют аквикама.

К разновидностям воспаления глаза относится такое, которое следует после трахомы, и причина его – это царапина в глазу; в начальной стадии оно протекает как раздражение. Излечение его достигается только после соскабливания трахомы. Воспаление глаза – это вообще воспаление соединительной оболочки. К нему относится такой [вид], который представляет собой только простое воспаление, не выходящее за пределы набухания кровеносных сосудов, слезоточения и боли. Имеется еще другой вид [воспаления]. Оно очень сильное, чрезвычайно распространяется, причем белок поднимается выше зрачка, покрывает его и препятствует смыканию век. [Это воспаление] называют хемоз,[7] а у нас его называют вардинадж.  Очень часто оно случается у детей от обилия в них материи и слабости глаз. [Воспаление глаза] возникает не только от горячей материи, но и от слизистой и [от] черножелчной. Поскольку настоящее воспаление глаза представляет собой скорее воспаление соединительной оболочки и всякое воспаление происходит либо от крови, или от желчи, или от слизи, или от черной желчи, или от ветра, то воспаление глаза связано с одной из этих причин. Иногда вызывающий воспаление сок возникает в самом глазу, а иногда он доходит до глаза из мозга в виде катара вдоль пути наружной оболочки, покрывающей голову, или вдоль пути внутренней оболочки и преимущественно из мозга и его областей, ибо если в мозгу скапливается много материи и имеет место переполнение, то глаз бывает расположен к воспалению, коль скоро он не очень силен. Порой это артерии, будь то внешние или внутренние, которые изливают свои излишки в глаз, если таковые в них скапливаются. Иногда же материя проникает [в глаз] не из какой‑нибудь области мозга или головы, а из какой‑либо части других органов, особенно если в глазу произошло расстройство натуры, он ослаблен и расположен к заболеваниям. В таком случае это именно глаз, куда изливаются излишки.

Имеется еще один вид воспаления глаза, который имеет периоды и припадки, [то есть] периоды излияния материи и [периоды] времени ее образования. Сила боли при воспалении глаза зависит либо от жгучего сока, который разъедает оболочки, либо от обилия сока, который растягивает [их], либо от густого пара. Соответственно разнообразию [причин] есть разнообразие боли. Материи, [вызывающие воспаление глаза], как ты знаешь, исходят либо от тела вообще, либо от головы в частности, или из сосудов, которые проводят дурную материю, горячую и холодную, к глазу, а иногда дурные соки находятся в самом глазу, и именно тогда, когда оболочки глаза подвергаются расстройству натуры по причине задерживающегося в них сока или вследствие долговременного воспаления, и все, что в качестве питания подводится к глазу, подвергается порче. Тот, у кого выпуклые глаза, более расположен к сильному воспалению и выпиранию [глаз] вследствие влажности самих глаз и расширения пор. При некоторых видах воспаления глаза появляются преимущественно холодные слезы вследствие отсутствия пищеварения; часто воспаление глаза разрешается естественным поносом.

Знай, что злокачественность воспаления глаза зависит от свойств материи, а сила [воспаления] – от количества материи.

Знай также, что в южных странах воспаление глаза происходит часто и быстро исчезает. Что оно происходит часто – является следствием течения дурных соков и обилия их паров. Что касается быстрого излечения [воспаления у людей], то это [случается] благодаря пористости их членов и склонности к поносам. Когда [люди] подвергаются стуже, воспаление глаза становится тягостным вследствие привхождения внешних причин, препятствующих и задерживающих течение соков, вызывающих воспаление. Что касается холодных стран, то количество воспалений глаз [там] меньше, но они тягостны. Редкость [случаев воспаления глаз] там является следствием покойного состояния соков и их застылости. Что касается их тягостности, то она происходит от того, что воспаляющие соки, когда они имеются в органе, не скоро рассасываются из‑за уплотнения каналов; [соки] очень сильно распираются, пока не случается разрыв оболочки глаза. Когда проходит «северная» зима и за ней следует «южная» весна с обильными дождями и долгое лето, то число воспалений глаз увеличивается. Точно так же теплая и «южная» зима наполняет тело соками, и если за ней следует «северная» весна, то она вызывает задержание соков. А «северное» лето умножает воспаление глаз, в особенности после «южной зимы». Иногда воспаление глаз учащается и летом, если весна была «южной», а зима сухой и «северной». Сравни твердые тела с северными странами, а мягкие, рыхлые тела с южными. Как жаркие страны вызывают воспаление глаз, так равно и очень жаркая баня, когда человек ею пользуется, без сомнения, тоже вызывает воспаление глаза.

Знай также, что если имеется воспаление глаза и расстройство его долго держится вопреки правильному лечению и совершенному очищению, то причиной в таком случае является материя, которая удерживается в глазу и портит подводимое к нему питание, и [если] катар из мозга и головы, как это мы объяснили выше.

 

 

Общее лечение всех видов воспаления глаза и глазных катаров

 

Общее рассуждение

 

 

Общее правило при лечении воспаления и других заболеваний глаза, вызываемых материей, заключается в сокращении приема пищи и облегчении ее, в выборе того, что порождает достохвальный сок, в устранении того, что образует пар, и [в избегании] вообще всего того, что плохо переваривается, затем в воздержании от совокупления, [резких] движений, умащения головы, [питья] вина и, наконец, в воздержании от всего кислого, соленого и острого, [а также в] постоянной заботе о смягчении естества. Во всех случаях [воспаления глаза] особенно кстати кровопускание из кифаля.  Затем нужно обращать внимание на то, чтобы взор больного не падал на белые и лучистые [тела], а наоборот, чтобы все, что перед ним расстилается и его окружает, было бы черным или зеленым. Над лицом следует прикрепить черную тряпку,

которая свешивалась бы перед его глазами; черной она должна быть во время заболевания и синей, – когда [больной начнет] поправляться. Затем необходимо, чтобы помещение, в котором живет такой больной, было бы темноватым.

Завевать на него сон – тоже хорошее лечебное средство. Не следует, чтобы волосы росли длинными, ибо они очень вредны при воспалении глаза, разве только [больной] с самого начала носил длинные волосы, [тогда] это полезно, потому что волосы высушивают влагу, притягивая ее для своего питания. Если тело чистое и сок, который вызывает воспаление глаза, возникает от кровеносных сосудов и он представляется в виде густой крови, особенно в конечной стадии воспаления глаза, тогда полезна баня, чтобы она разжижала материю, а также питье неразбавленного вина, чтобы материю отогнать и вывести. Баня после опорожнения – наилучшее средство от воспаления глаза, особенно если делалась примочка, успокаивающая боль.

Одним из средств, которым нужно лечить воспаление глаза и другие его заболевания, происходящие от материи, является высокая подушка и забота о том, чтобы голова не лежала низко. Необходимо также воздержаться умащать голову больного каким бы то ни было маслом, ибо это весьма вредно. Капание в ухо маслом, даже розовым маслом, очень вредно [для больного]; это часто усиливает воспаление глаза и даже стягивает его оболочки.

Если [дурной] сок исходит из какого‑нибудь органа, то придется этот орган опорожнить и оттянуть [сок] в противоположную сторону посредством кровопускания, клизмы и тому подобного. Иногда кровопускания из кифаля  бывает недостаточно, и бывает необходимо вскрыть височную или ушную артерию, чтобы преградить путь, по которому притекает материя, именно тогда, когда материя достигает до глаза по внешним артериям. Если имеют намерение вскрыть эти артерии, то прежде нужно сбрить волосы на голове и затем определить, какая из тех малых [артерий] самая большая, сильнее всего бьется и самая горячая, и ее надрезают. Иногда прибегают к полному ее извлечению наружу, если она принадлежит к [сосудам], которые обычно извлекают, а это бывают [артерии] малые, а не большие.

Иногда извлекают наружу одну из [артерий], которая находится на виске. Затем необходимо сначала ее перевязать снизу и перерезать тогда, когда, как упомянуто, выбор [окончательно] пал на нее, что это именно тот [кровеносный сосуд], который подлежит перерезанию, то есть самый большой среди малых и самый горячий среди них. До перерезания следует нижнюю часть перевязать крепко и прочно шелковой ниткой, жгут [этот] оставляют и затем делают надрез выше него. Когда дело доходит до загнивания, жгут снимают. Это необходимо при более крупном [сосуде], а на малом достаточно сделать глубокий надрез, пока не вытечет вся находящаяся в нем кровь. Польза от такого [способа] равносильна пользе от кровеносных банок на затылке и приставления пиявок на лоб.

Когда все это сделанное не помогает, прибегают к кровопусканию из внутреннего угла глаза и из лобной вены. Кровососные банки на затылок при этом весьма полезны.

Когда заболевание затягивается, следует употребить глазные мази, к которым добавляют жженую медь и жженый купорос. Часто достаточно смазывания одним лишь сабуром. Если воспаление глаза будет продолжаться и не пройдет от всего этого, то знай, что в оболочках глаза находится дурной сок, который портит поступающее для глаза питание. Тогда прибегни к таким средствам, как промытая тутия, смешанная со смягчающими средствами, например, со свинцовыми белилами, промытой золотой калимийей,  с крахмалом и небольшим количеством камеди. Иногда бывает необходимо прижигание темени, чтобы задержать катар, потому что порой длительность [воспаления глаза] зависит от длительности катара. Когда же исходной точкой [воспаления] являются внутренние оболочки, то излечение затруднительно, кроме того случая, когда оно достигается с помощью сильных слабительных с одновременным применением лекарственных повязок, укрепляющих голову, которые известны для этого. Сюда относится лекарственная повязка, которую приготовляют из сумбула, роз и акакийи  с соком свежего кориандра или [из] самого кориандра, как свежего, так и сухого, с небольшим количеством шафрана. [Повязку] оставляют на соответствующем месте [на время] от одного до двух часов и затем удаляют.

Часто применяют средства, которые склеивают и умеряют остроту материи. Сюда относятся различные виды молока, причем нецелесообразно, чтобы накапанное в глаз долго там оставалось; наоборот, его нужно вскоре же удалить и все время обновлять. Сюда относится и яичный белок, который, однако, не нужно смывать; по крайней мере он не вредит, если оставить его в [глазу] в течение часа. Он достохвальнее молока, хотя молоко лучше очищает. Яичный белок сочетает со своим смягчающим и сглаживающим свойством еще и то обстоятельство, что он не прилипает крепко и не закупоривает поры. Отвар пажитника соединяет в себе свойство растворять и доводить до созревания [со свойством] сглаживать и утолять боль. Таково же и розовое масло.

В общем нужно, чтобы в применяемом для глаза средстве, особенно [в средстве] от воспаления его, не было бы грубости и свойства горького, кислого и острого вкуса. Оно должно быть хорошо растерто, пока не исчезнет грубость. Насколько возможно, удовлетворяйся согревающими средствами, не имеющими вкуса, ибо это хорошо.

Иногда употребляют отвары, вводимые через нос и сходное с ними, что выводит часть материи через нос. Их следует применять тогда, когда нет опасности, что эти средства подведут к глазу другую материю. Часто применяются [при воспалении глаза] средства для полоскания. К лечению относится еще примочка теплой водой с помощью губки или шерсти. Часто достаточно однократное или двукратное применение. Иногда необходимо делать [примочку] несколько раз, в зависимости от силы или слабости воспаления глаза. Если жидкостью, которой делается примочка, является отвар донника лекарственного и пажитника, то это в высшей степени полезно.

Иногда лоб смазывают отвлекающими средствами, особенно если путем излияния материи является внешняя оболочка [глаза]. К этим отвлекающим средствам принадлежит кожура дыни, мазь из рогатого мачка, ликий, сабур, семена розы, шафран, анзарут  и соки таких [растений], как паслен, «посох пастуха», а также крушина и ячменная кашка, паслен и айва. Если же излишки очень остры и жидки, то применяют сильно вяжущие мази, как например, приготовленные из галлов, гранатового цвета и якорцев. Лекарственная повязка из них, наложенная на пути катара, оказывает сильное действие, особенно если материя горяча. Если же она холодна, [лекарственная повязка приготовляется из таких средств], которые сушат, стягивают и укрепляют орган посредством согревания, как например, мази из ртути, серы и баврака.  [Самый глаз] нужно постоянно очищать от гноя, капая в него и промывая его молоком или яичным белком. Если до [глаза] нужно дотронуться, то это нужно делать осторожно. Если воспаление глаза очень сильное, следует пустить кровь [и не останавливать ее] до тех пор, пока не возникнет опасность обморока, ибо обильное кровопускание излечивает воспаление глаза. Применение мазей нужно откладывать, если это можно, до трех дней. [А до тех пор] нужно ограничиваться указанным лечением посредством опорожнений, отвлечения материи к конечностям и постоянно соблюдать то, что мы сказали о местностях и обстоятельствах. Если после этого употребить какое‑нибудь иное средство, то это не повредит. Часто воспаление глаза проходит от этого без других способов лечения.

Что касается смягчения естества, то соблюдай его обязательно, а после кровопускания нужно путем послабления вывести сок, подавляющий кровь. До очищения примочка и баня бесполезны. Часто они становятся причиной привлечения даже такого обилия материи, что она повреждает оболочки глаза. В начале [воспаления глаза] нельзя применять сильно уплотняющих и сильно вяжущих средств, ибо они уплотняют оболочки, препятствуют рассасыванию [материи] и усиливают боль, особенно если она уже раньше была сильной. Слабо вяжущие средства в начале болезни недостаточны, чтобы воспрепятствовать материи [проникнуть в глаз], к тому же они вредны, потому что уплотняют внешнюю оболочку и запирают в ней материю.

Если что‑либо подобное случиться, то ты всегда применяй примочку теплой водой. Ограничение себя белой глазной мазью, разведенной соком донника лекарственного, действует благотворно, так как [средство] более сильное, чем это, при наличии переполнения головы оказывается часто вредным. Что до растворяющих средств, то ты должен всячески избегать их в начале [воспаления].

Иногда после применения вяжущих средств, особенно если к ним примешаны [лекарства], вызывающие онемение, нужно капать в глаз подслащенной сахаром или медом водой. Если же от этих средств заболевание усиливается, то в качестве мероприятия охлаждай [глаз] таким средством, которое не уплотняет. Как мы уже сказали выше, очищать глаз от гноя нужно осторожно, таким способом, чтобы ему не повредить, ибо с удалением гноя часто наступает утоление боли, очищение глаза и возможность воздействия лекарства на него.

Часто сильная боль требует применения болеутоляющих средств; к ним относятся сок плодов мандрагоры, латука, мака и небольшого количества сумаха. Однако избегай этих средств, насколько возможно. Если же ты их применяешь по необходимости, то делай это с большой осторожностью. Коль‑скоро ты можешь ограничиться яичным белком, взбитым с водой, в которой варился мак, то так и поступай. Быть может, окажется нужным добавить сюда пажитника, чтобы помочь утолить боль путем рассасывания и устранить вредные [последствия] от вызвавших онемение средств.

Если же материя жидкая и едкая, я не считаю неправильным применять опий и вызывающие онемение средства. Это [способствует] лечению и не оставляет после себя боли, хотя и имеется убеждение, что такие средства по вредности своей для силы зрения нежелательны. Однако применение опия в тех случаях, когда боль происходит от едкой, но не распирающей материи, приводит к быстрому излечению.

Лечение жжения производится склеивающими, охлаждающими и разжижающими средствами. Лечение натяжения достигается расслаблением глаза и путем рассасывания теми средствами, которые мы выше в отдельности упомянули, а также путем перемещения материи.

Если же заболевание затянется, то нужно пустить кровь из обоих внутренних уголков глаза и из артерий, проходящих за ушами. Каждый страдающий воспалением глаза, а также тот кто страдает глазным катаром, должен воздерживаться, как мы неоднократно говорили, от умащения головы и от пускания масла в уши.

Главное при лечении воспаления глаза и вообще воспалений – это, во‑первых, отвлечение и, во‑вторых, растворение.

Самый орган требует в обращении [с ним] чрезвычайной нежности, которая заключается в том, чтобы [средства], применяемые для полного уничтожения [материи], отвлечения, разжижения, рассасывания и очищения, не вызывали бы ощущения боли и грубого прикосновения. Это достигается только тогда, когда вяжущая сила отвлекающего средства умеренна и жжение рассасывающего [средства] не проявляется явственно. Скорее даже следует предпочесть, чтобы при этом высушивание происходило без жжения и чтобы сильное его воздействие было смягчено добавлением, например, яичного белка или женского молока, которое выцеживают из груди при растирании мази для смазывания глаза.

Когда материя уже выведена и боль не причиняет мучительного ощущения, примени так называемую однодневную мазь, смешанную, например, с яичным желтком, и больной без промедления выздоровеет в тот же день и вечером может пойти в баню. Остается еще растворить остаток материи – это достигается, например, глазной мазью из сумбула.

Иногда время требует применения в первый день небольшого количества мази истифтикан.  На следующий день количество несколько увеличивают, чем достигается исцеление.

Если при застарелом воспалении глаза материя не поддается рассасыванию, тогда, быть может, станет необходимо применять что‑либо вроде выжатого сока бешеного огурца.

Лечение желчного и кровяного горячего воспаления глаза и рожистого воспаления. Общим лечением воспаления глаза, причиняемого желчной или кровяной материей, является кровопускание и опорожнение, ибо если причиной является горячая желчная кровь или одна только желчь, то полезно наряду с кровопусканием [делать] опорожнение [с помощью] отвара миробаланов, [к которому] иногда добавляют турбит. Если при этом имеется некоторая густота в выделении, то ты поймешь, что оболочки мозга пропитаны материей. Тогда укрепи их с помощью средства ийарадж фикра.  Порой ты можешь в таких случаях ограничиться настоем сабура. Если при.этом есть жар, то полезной жидкостью служит цикорная и дождевая вода.

Во всех этих случаях необходимо с самого начала прикладывать к глазу охлаждающую лекарственную повязку с такими средствами, как выжатые соки, например, подорожника большого и листьев ивы, или же со слизями, а также пускают [эти средства] в глаз каплями; затем [употребляют] яичный белок сам по себе или с ослиным молоком; далее белую мазь и прочие мази, которые мы упомянем в числе отвлекающих средств. При этом не следует допускать крайних мер, от чего оболочки могут уплотниться, материя [может быть] заперта и боль возрасти.

Если ты путем опорожнения или путем вытягивания и отвлечения удалил материю, тогда обратись постепенно к лекарствам, способствующим созреванию. Сначала эти [лекарства] нужно смешивать с отвлекающими, а затем [применять] в чистом виде, причем сперва они должны быть нежными, разбавленными чем‑либо вроде розовой воды. В различных видах молока тоже заключается сила, [вызывающая] созревание, а в слизи блошного подорожника вместе с [силой] отвлекающей заключена еще и некая вызывающая созревание сила. Слизь семян айвы обладает еще большей способностью вызывать созревание, чем предыдущая. Сок пажитника хорош для созревания и утоления боли, и с него предпочтительнее начинать применение средств, вызывающих созревание. Он лишен способности вытягивать.

Если необходимо сгустить какое‑либо из этих [средств], то это производят с помощью слизей. Если [потребуется] охлаждение, то его осуществляют с помощью выжатых соков. В начале горячего воспаления глаза и в конце его уже испытан выжатый сок дерева, называемого по‑гречески атата,  а по‑персидски – ашак,  и он оказался полезным по присущему ему сильному действию. Этим выжатым сокам иногда дают застыть, и в таком виде их сохраняют. Затем следует перейти от таких средств к отвару донника лекарственного, в котором распущен белый анзарут,  сдобренный женским молоком или молоком ослицы. Когда заболевание начнет спадать, то применяя рассасывающие средства, [к ним] добавляют более сильные средства, как например, анзарут  в соке пажитника и фенхеля и примочки водой, в которой варился шафран и мирра.

Если ты убедился, что мозг уже очистился, то предпиши баню, а после бани дай [больному] выпить немного чистого, крепкого старого вина. Если он после этого еще раз искупается в горячей бане или ему сделают примочку, то это будет еще полезнее. Употреби также и мази, [применяемые] при спаде и прекращении воспаления глаза, о которых сообщается в Фармакопее.

Если материя кровяного происхождения, то после кровопускания тебе следует применить банки и более длительное растирание конечностей и перевязывание их, чем при других [заболеваниях]. Употребляй в начале заболевания названные выше выжатые соки, затем прибавь хлебного мякиша, опусти этот хлеб в майбухтадж  и смешай с ним. Иногда, возможно, придется добавить немного опия, если имеется сильная боль. Если материя желчного происхождения, то после кровопускания произведи опорожнение средством, которое выводит желчь, и предпиши баню из пресной воды. Бывает полезно поливать голову и глаза [больного] холодной водой, иногда моют лицо холодной водой, к которой добавлено немного уксуса, и это помогает. При желчном [воспалении глаза] следует проявлять большую смелость в применении вяжущих средств вначале, однако без излишества. При этом следует употреблять вяжущие мази, растворенные в выжатых [растительных] соках.

При рожистом воспалении, вообще относящемся к этому [заболеванию], нужно после опорожнения с помощью слабительных средств и клизмы применять также лекарственные повязки из гранатовой корки, отваренной на горящих углях и растертой с майбухтаджом  или медом. В течение продолжительного времени делают примочку, горячей губкой; полезны [больному] также лекарственные повязки из муки вики чечевице‑образной или пшеницы, отваренной с медовым напитком, или из растертого «фиалкового корня». Нужно также постоянно промывать глаз молоком, охлаждать и увлажнять его. Однако одно только охлаждение замедляет и вызывает вялость. Когда заболевание приходит к концу и остается только краснота, делают лекарственную повязку из яичного, желтка, изжаренного и растертого с шафраном, медом и прочими средствами, которые прописаны против красноты в Фармакопее.

 

 

Лечение холодного воспаления глаза.

 

 

При холодном воспалении глаза, возникающем от холодных материй, необходимо вывести холодный сок. Порой приходится повторять [процедуру], будь это питье, клизма или полоскание. Лечение нужно начинать с таких отвлекающих средств, как мирра и анзарут,  которые не слишком охлаждают, а скорее содержат в себе некоторое разрежающее свойство. Если ты употребишь сумбуловую мазь с некоторыми уравновешенными жидкостями, то это будет правильно. Когда в оболочках глаза нет повреждения, то сделай мазь из воды, в которой был вскипячен шафран, калкадиса  и меда. Сначала нужно смазывать лоб калкадисом,  особенно если путь материи лежит через внешнюю оболочку. Неплохо также, если больной моет лицо водой, в которой растворен калкадис.  Если вначале смазывают веки терьяком, серой и мышьяком, то это хорошо. Хорошо и пить терьяк. Для этого уже давно испытаны листья клещевины, растертые и смешанные с укропом и сваренными в вине листьями алтея. В Фармакопее мы укажем лепешечки, подходящие для смазывания век. Сок пажитника и слизь льняного семени принадлежат к тем средствам, которые приносят пользу от холодного воспаления глаз, если капать ими в глаза. Затем красная смягчающая мазь, известная красная мазь... анзарут,  размоченный в выжатом соке листьев каперсов, а также лекарственная повязка из одних листьев каперсов. Для всех таких [больных] полезен смягченный режим, баня и белое чистое вино.

 

 

Лечение хемоза.

 

 

При воспалении глаза, перешедшего в хемоз, лечение состоит из опорожнения, кровопускания и приставления кровососных банок. Иногда появляется необходимость вскрыть артерию. Если воспаление глаза горячее и ты уже произвел опорожнение всех видов, пустив кровь из сосудов головы и поставив банки, то нужно применить, например, белую мазь из отвлекающих средств и из охлаждающих и смягчающих выжатых соков. Наружные лекарственные повязки делают, например, из шафрана и листьев, кориандра, донника лекарственного с яичным желтком и хлебом, размоченным в густосваренном виноградном сиропе. Порою нужно добавить немного средств, вызывающих онемение. Мази должны состоять из тех же средств, а также из рогатого мачка, худада  и сабура.

К испытанным средствам против этого заболевания принадлежат также яичный желток и медвежий жир. Из обоих приготовляют нечто вроде пластыря: намазывают на тряпицу и прикладывают к глазу. Также полезна роза в сгущенном виноградном соке; ее разогревают с яичным желтком и прикладывают к глазу. Если же боль усиливается, тогда помогает шафран, растертый в молоке, и выжатый сок кориандра, [которыми] капают в глаз. [Некоторые врачи] любят при хемозе применять только внешнее лечение –,они ограничиваются капанием молока в глаз в течение трех дней, если это позволяет состояние больного и время. Глазные врачи уже испытали, что при хемозе против боли от изъязвления нужно смазывать [смесью] анзарута,  шафрана и мази из рогатого мачка и опия. Если хемоз возникает после плотного холодного воспаления глаза, то ты обязательно должен произвести опорожнение с помощью ийараджей  и применить смягчающие слизистые средства, которые получают из выжатого сока капусты или из ее отвара. Иногда бывает нужно эти [средства] смешать с соком паслена, а порой с миррой и шафраном.

Лечение воспаления глаза, причиняемого ветрами. Воспаление глаза, причиняемое ветрами, лечат мазями, примочками [или припарками] и купанием в бане. Припарка просом наиболее полезная из припарок. Некоторые идущие на риск врачи отваживаются иногда при сильной боли прибегать к средствам, вызывающим онемение. Если при этом боль и пройдет сейчас же, то через час она снова возникает с большей силой, потому что такое лечение препятствует рассасыванию ветров.

Указание лекарственных средств, применяемых при воспалении глаза. Что касается белых мазей, то они обладают свойствами склеивать, охлаждать, утолять боль и исправлять жгучий сок. Порой к ним добавляют опий, тогда они сильнее успокаивают боль, однако, возможно, они [тогда] вредят силе зрения и затягивают болезнь вследствие вызываемого ими онемения и несозревания. К средствам, которые сюда принадлежат, нужно причислить лепешечки из розы; они бывают большие и малые и весьма полезны при жаре и боли. Такого рода лепешечки и мази ты найдешь в Фармакопее, а среди простых лекарств в рубриках «Глаз» ты найдешь отвлекающие средства, как‑то: глет, трагакант, худад,  роза, исфаганская сернистая сурьма, акакийя,  мачок рогатый, сандал, галлы, печатная глина, разные выжатые соки, камеди и тому подобное. К простым лекарствам, которые предназначаются, в частности, для густых дурных соков, относятся мирра, шафран, ладан, сумбул, бобровая струя, немного красной меди, сабур, особенно амом и жженый рог оленя.

Что касается определения количества [лекарств] и их смешения с тем, что холоднее или горячее, то это дело домысла и искусства врача мы упомянем в Фармакопее. К испытанным отвлекающим средствам при сильной боли и густой материи относятся «чернила сапожников» с чистым медом и соком пажитника, вносимые на спице во внутренние уголки глаз.

Что До сложных лекарств, то к ним принадлежит мазь истифтикан,  мягкая красная и известная мазь из кровавика; из такого рода средств лепешечки из розы наиболее превосходны.

 

 

Бельмо на глазу

 

 

Знай, что один вид бельма на глазу – тонкий, он возникает на внешней поверхности и называется «облаком». А другой вид – плотный и называется попросту бельмом. Оба вида образуются от рубцевания язвы или пустулы, когда она вскрывается и зарубцевалась.

Лечение. При тонком виде [бельма] у больного с рыхлым телом следует делать длительные припарки горячей водой и [применять] горячее купание в бане. Затем следует постоянное лизание [бельма]. Иногда помогает выжатый сок анемоны и малого золототысячника. Затем берут чистотела большого – одну часть, ажгона – две трети части и приготовляют из всего порошок.

Сильнее действуют анзарут,  сахар‑леденец, морская пена, аристолохия и баврак,  их растирают и наносят [на глаз]. К полезным лекарствам принадлежит мазь астримахун,  сильная свинцовая мазь, мазь истифтикан  и тарахуматикун.

Что касается застарелого густого бельма у больного с плотным телом, то нужно [сначала] произвести размягчение бельма упомянутыми припарками и обмыванием. Нужно также упомянутые мази, которые наносят на глаз, разбавить настоем аира или раствором андаранийской соли. Наносят их на глаз в бане. А если купание в бане не приносит пользы, то натирают [глаза] катраном  с жженой медью, приготовив из них мазь, а также мазью из оленьего рога. Еще [применяют] мазь из кала ящерицы уромастикс самого по себе или вместе с масхакунийей  и [жженой] медью или порошком с прокаленной андаранийской солью. Еще сильнее кал ласточек с сотовым медом или с медом и калом ящерицы геккон. [Этим средством] присыпают утром и вечером. К умеренным лекарствам относится цитварная полынь, пережженная с морским раком и золотой калимийей.

Когда же бельмо углубляется, то применяют чистотел большой, ушшак,  мирру, кал ящерицы уромастикс – в равных частях, или магнетит, который упоминается в разделе о крыловидной плеве. Иногда применяют краски для окрашивания бельма. Сюда относится следующее: берут опавших цветочных лепестков малого граната, акакийи, калкадиса  и камеди по одной укийе,  сернистой сурьмы и галлов – по три дирхама  и растворяют их в воде. Если не находят цветков гранатника, то берут корку его [плода], чашечки или сочную оболочку, одевающую семена. Берут также галлов и акакийи – по два дирхама, калкадиса – один дирхам  и приготовляют из них краску. К красящим средствам принадлежит порошок такого рода: жженого промытого свинца, шафрана и камеди – по два мискала,  золы из ячеек изложницы для плавленной меди промытой в дождевой воде –два мискала,  промытой медной окалины – полмискала,  все это наносят на глаз. Другое особенно хорошее средство: калкатара  и зеленых галлов по четыре мискала  растворяют в воде и многократно применяют. Еще [средство]: берут галлов и акакийи  одну часть, калканда – полчасти, расти рают с настоем анемоны и наносят на глаз.

 

 

 

О том, что вредит зрению

 

Общее рассуждение

 

 

К тому, что вредит зрению, относятся занятия и движения, а также пища и степень ее усвоения. К занятиям и движению относится все, что сушит, например, частое совокупление, продолжительное смотрение на блестящие предметы, чрезмерно [длительное] чтение мелко [написанного письма], тогда как в этих делах полезно придерживаться середины. Также вредна тонкая работа и сон на переполненный желудок непосредственно после ужина. Напротив, тот, кто страдает слабостью зрения, должен выждать, пока пища не переварится. Всякое переполнение вредит [зрению], а также все то, что сушит естество, и все соленые, острые и другие вещества, которые образуют осадок в крови. Опьянение тоже вредно [для зрения]. Но рвота полезна, поскольку она очищает желудок, однако она же и вредна для [зрения], поскольку приводит в движение материи в мозгу и гонит их [к глазу]. Если же рвоты нельзя избежать, то ее нужно вызывать после еды и без напряжения. Частое купание в бане вредно [для зрения], так же как и чрезмерный сон, сильный плач и обильное кровопускание, особенно непрерывное прикладывание кровососных банок. Из яств [вредны] соленые, острые и образующие пар и те, которые причиняют страдание устью желудка: густое мутное вино, порей, лук, горный базилик, спелые маслины, укроп, капуста и чечевица.

 

 

Куриная слепота

 

 

Куриная слепота – это утрата зрения по вечерам. Днем человек видит, а к концу дня зрение слабеет. Причиной этого является одна из влаг глаза и ее сгущение, или влажность зрительной пневмы и ее сгущенность. [Куриная слепота] чаще бывает у черноглазых, а не у голубоглазых, и при узком зрачке, а не при широком, а также у тех, у кого глаза – ибо это указывает на скудость пневмы от рождения. Порой такое состояние [зрения] происходит вследствие какого‑нибудь заболевания самого глаза, а иногда при этом соучаствуют желудок и мозг. Это узнают по признакам, которые тебе уже известны.

 

 

Лечение.

 

При обилии крови [у больного] следует отворить кровь из кифаля  и из сосудов во внутренних углах глаз, а также употребить прочие известные опорожняющие средства, причем неоднократно. Иногда производят опорожнение с помощью скаммония и бобровой струи, это помогает. [Больному] до еды дают иссоповый сироп или иссоп и сухую руту в виде порошка и для полного переваривания дают выпить немного старого вина. К испытанным средствам относится сок из козьей печени, исколотой ножом и подвешенной над углями. Когда [из нее] начинает сочиться [сок], его собирают, посыпают индийской солью с длинным перцем и смазывают глаза. Иногда посыпают этими же снадобьями [печень], когда она еще жарится, склоняются над ее паром и едят жареную печень, – все это очень полезно. Иногда разрезают [печень] широкими полосками и складывают их слоями – слой длинного перца, слой печени – и жарят в таннуре,  но не сильно. Затем снимают, отцеживают сок и смазывают им глаза. Так же поступают с заячьей печенью.

Таким же образом действует мазь из длинного перца и [мазь], которую приготовляют следующим образом: берут длинного перца, черного перца и камалы в равных частях и. это наносят на глаз. Хороша также желчь, особенно желчь козла и горного барана. [Хороша] также мазь из бальзамового масла, ослабленного небольшим количеством опия. Весьма помогает притирание тремя видами перца, растертого в порошок, а также египетскими квасцами. Хорошо действует также смазывание медом и соком фенхеля, после чего продолжительное время нужно держать глаза закрытыми. Еще сильнее [действует] мед, когда к нему добавлены квасцы или нашатырь. Помогает также смазывание кровью животных с горячей натурой, а также смазывание выжатым соком бешеного огурца, ослабленного семенами портулака огородного. Полезна еще мазь из поташа и мазь из ярь‑медянки, а также кал варана и сцинка аптечного. Берут также желчи козленка одну часть, перца – две части, ушшака  – три части, замешивают на меду и применяют. Кровопускание из сосуда внутренних углов глаза тоже полезно.

 

 

Катаракта

 

 

Катаракта есть болезнь от закупорки. Это есть посторонняя влага, которая останавливается в отверстии виноградной оболочки между белковичной влагой и роговицей, так что она препятствует образам доходить до зрения. Катаракта различается как по количеству, так и по качеству. Различие по количеству заключается в следующем: иногда [воды] по сравнению с зрительным отверстием много, так что она запирает все отверстие, и глаз ничего не видит. Иногда же [воды] мало по сравнению с отверстием, так что она запирает только часть его, а другую оставляет открытой. Ту часть видимых предметов, которая находится против закрытой части [зрительного отверстия], зрение не охватывает, а охватывает лишь ту часть [предмета], которая находится против открытой части. Иногда зрение воспринимает только половину предмета или часть его, а остальное не воспринимает, разве только путем перемещения зрительного отверстия. Бывает так, что [зрение] один раз охватывает [предмет] целиком, а другой раз нет. Это [зависит] от места нахождения [предмета], ибо если он целиком попадает против закрытой части [зрительного отверстия], то [зрение] ничего не охватывает, а если и [предмет] целиком попадет против открытой [его] части, то [зрение] охватит его полностью. Неполное закрытие иногда приходится больше к верхней, иногда к нижней части, а иногда посередине зрительного отверстия, тогда края его остаются открытыми. В последнем случае [человек] видит только края предметов, а середины не видит, скорее он даже видит посередине как будто дыру или зияние, но это означает, что он не видит, и ему представляется [на этом месте] темнота.

Что касается качественного различия [катаракты], то оно заключается порой в степени ее плотности: один вид [катаракты] – тонкий и прозрачный и не преграждает [доступа] лучей и солнечнрго света, другой же вид очень плотный. [Различие] есть также и по цвету: один вид воздушного цвета, а другой – белый, как гипс. Прочие виды: жемчужно‑белый или голубоватно‑белый, бирюзовый, золотистый, некоторые – желтые, черные и серые. Если судить по цвету, то наиболее поддаются лечению [катаракты] воздушного, жемчужно‑белого, голубовато‑белого и бирюзового цвета. Что же касается гипсового, зеленого, темноватого, совсем черного и желтого [цветов], то такие [катаракты] не допускают снятия.

Из вида густых катаракт имеется такая, которая иногда затвердевает настолько, что перестает быть катарактой; она тоже неизлечима. [Судя] по степени плотности катаракты, наиболее поддающаяся лечению – тонкая. Если ты [такую катаракту] будешь рассматривать в полутени и надавишь на нее пальцем, то она быстро рассеется, затем снова соберется воедино. Этот вид катаракты можно надеяться устранить путем снятия; однако длительное повторение этого опыта приводит к расстройству катаракты и затрудняет снятие. Иногда испытание производили другим способом, а именно так: на глаз клали клочок хлопчатой бумаги, затем сильно дули в него, снимали и сразу же смотрели, заметно ли какое‑нибудь движение катаракты, – если оказывалось так, то катаракту снимали. Так же поступают, если зажмуривание одного глаза вызывает расширение [зрительного отверстия] в другом. Что касается [катаракты, возникшей] вследствие падения или [вследствие] заболевания мозга, то она трудно излечима.

 

 

Признаки.

 

Признаки, указывающие на катаракту, – это уже упомянутые ранее признаки, если только они не вызываются другими причинами. О них мы уже рассказали в параграфе о призраках и о том, что при этом бывает заметное помутнение, в частности, в одном глазу, и светящиеся предметы представляются ему удвоенными, как например, зажженные светильники. Между катарактой и внутренней закупоркой [зрительного нерва] имеется Следующее различие: если один глаз закрыт, то коль скоро имеется катаракта, [зрительное отверстие] другого глаза расширяется, но оно не расширяется при закупорке. Это происходит потому, что причина расширения возникает от сильного выталкивания [зрительной] пневмы из закрытого глаза в другой. Если же пневма наталкивается сзади на закупорку, то она не может пройти, и это в большинстве случаев расширяет [зрительное отверстие] другого глаза, кроме того случая, когда катаракта слишком густа и нет Закупорки. При расширении обоих [зрительных отверстий] ничего этого не происходит.

 

 

Лечение.

 

Я сам видел среди людей умных и образованных одного человека, у которого случилась катаракта, и он сам себя вылечил опорожнениями, воздержанием и сокращением количества пищи, отказом от супов и всего увлажняющего, довольствуясь только жареным и тушеным и применяя растворяющие и разрежающие глазные средства. Зрение его восстановилось. Поистине, если взяться за лечение катаракты в начале ее, то помогает режим.

А для прочно утвердившейся катаракты нет иного [способа лечения], как снятие ее. Поэтому тот, у кого имеется катаракта, должен воздерживаться от переполнения [желудка], от вина, от [частого] совокупления и [должен] ограничить себя едою один раз [в сутки], до полудня, о особенно следует ему избегать рыбы, плодов и грубого мяса. Рвота, хотя она и приносит пользу, очищая желудок, но в случае катаракты – вредна.

Правило лекарственного лечения мы уже изложили в параграфе о признаках. Теперь мы укажем [еще некоторые] испытанные средства. Берут очищенных костянок благородного лавра десять частей, камеди – одну часть, растирают их, – от катаракты – с мочой недостигшего возмужалости мальчика, а от слабости зрения – с чистой водой, и употребляют. Этий из Амиды [говорит]: «Пусть месят с желчью гадюки и медом и наносят на глаз, это хорошо». Я говорю, что сведущие люди испытывали желчь гадюки и она вовсе не оказывала действия яда; этот опыт принадлежит к тем, которых не следует слишком опасаться. Другое испытанное и полезное средство – такое: выжатый сок из зерен с острова Фанакидис,  дубровник обыкновенный и кораллы – все по одному мискалу – месят с соком фенхеля.

Что же касается снятия [катаракты], то ему должно предшествовать очищение тела, и особенно головы; следует также пустить кровь, если это нужно. Затем надобно обратить внимание, чтобы у того, кому снимают катаракту, не болела голова, иначе можно опасаться образования опухоли в оболочках [мозга], чтобы он не страдал кашлем, не был человеком слишком раздражительным и быстро впадающим в ярость, ибо раздражение и ярость относятся к обстоятельствам, способствующим возвращению [катаракты]. [Больной] должен [перед снятием катаракты] воздерживаться от вина, совокупления и бани. Не следует также приступать к снятию, прежде чем вода не станет неподвижна, не спустится то, что хочет спуститься, и субстанция ее немного не сгустится, – это называется завершением [созревания], – для того, чтобы катаракта оставалась на том месте в нижней части глаза, куда ее отводят микдахой.  Ради этого [снятие] даже откладывают.

Если ты принял решение снять катаракту, то корми больного свежей рыбой и увлажняющими яствами, которые катаракту делают тяжелей, то есть [сначала] употребляют вещи, которые усиливают зло катаракты, а затем производят снятие. Но в общем, когда катаракта очень тонка или очень толста, то она снятию не поддается. Когда решились снять катаракту, больному приказывают смотреть на внутренний угол [глаза], в сторону носа,  и сохранять такое направление [взгляда. Больной] не должен находиться против окна или на ярко освещенном месте. Затем приступают к снятию: делают прокол микдахой,  пропускают ее между обеими оболочками так, чтобы [микдаха]  пришлась против [зрительного] отверстия; здесь она находит как бы свободное; пространство или пещеру.

Есть такие мастера дела, которые вытягивают микдаху  и вводят сюда хвост михатта,  то есть иклид,  пока он не дойдет до [зрительного] отверстия для того, чтобы подготовить более пространное место для острия михатта  и приучить больного к терпению. Затем вводят, михатт  до определенной границы, несколько выше катаракты, и не перестают отводить ее книзу, пока глаз не очистится и катаракта не скроется под роговицу. После этого михатт  оставляют на своем месте на достаточное время, чтобы катаракта осталась там, [куда ее отвели]. Потом михатт  извлекают и смотрят, возвратится ли [катаракта на прежнее место]. Если она появляется снова, то следует повторять действие рукой, пока не будет уверенности, [что катаракта не возвратится]. В случае, если катаракта не подается в сторону, куда ее хотят спустить и направить, а будет подвигаться в другую сторону, то ее следует отвести туда, куда она отклоняется, и заключить там. Если ты заметишь, что катаракта возвратилась в течение тех дней, когда [протекает последующее] лечение глаза, то снова введи михатт  в то же [входное] отверстие, ибо оно остается и не зарастает. Если в [это] отверстие изливается кровь, то она тоже должна быть удалена, а не оставаться там и свертываться, ибо тогда исцеление невозможно.

Как только ты произвел снятие, положи на больной глаз на клочке хлопчатой бумаги яичного желтка с фиалковым маслом. Следует перевязать и здоровый глаз, чтобы он был неподвижен и поврежденный [глаз] не следовал за ним. Больной пусть лежит на спине в темноте в течение трех дней. Иногда бывает необходимо часто возобновлять лекарственную повязку, соблюдать [неподвижное] положение глаз и лежать на спине в течение недели. Это требуется, когда появится опухоль или головная боль или что‑либо другое. При опухоли следует немного распустить тугую повязку и ослабить ее. В общем, лучше всего, если больной будет сохранять свое положение [на спине] до тех пор, пока не пройдет боль. Каждые три дня повязку развязывают и обновляют лекарство. Необходимо также в то время, когда повязка развязана, делать примочки водой розовой, ивовой или тыквенной, или [настоем] «посоха пастуха» и тому подобным. У некоторых людей есть и другие способы снятия катаракты; некоторые делают разрез нижней части роговицы и через него выводят катаракту, но при этом есть опасность, что вместе с катарактой, если она очень толстая, может выйти также и белковичная влага.

 

 

 

 

 

 

Зловоние изо рта

 

Общее рассуждение о зловонии

 

 

Источником зловония являются либо десны вследствие возникшего загнивания или рыхлости, либо гниение в корнях зубов, перешедшее на самые зубы, или же источник его – оболочка рта вследствие ее дурной натуры, изменяющей жидкости. Чаще всего такая натура – горячая. Или же источником является устье желудка вследствие того, что в устье желудка, загнил сок либо желтожелчный, либо слизистый; а иногда [дурной запах] исходит из области легких, как это бывает у больных чахоткой.

 

 

Лечение.

 

При [зловонии] от десен и мяса, прилегающего к зубам, следует постоянно заботиться об очищении зубов и омывать их уксусом и водой. Если это принесет пользу – хорошо, а если не принесет и там останется излишек загнившей жидкости, то после: натирания зубов следует жевать плоды тамариска, слюногон, руту, алойное дерево, мастике, корки цитрона и гвоздику и прикладывать к деснам сабур, мирру и тому подобное, полоскать рот настоем морского лука на уксусе и тереть [зубы] анисом, виноградным суслом и сладким набизом, а  если [зловоние] сильнее этих [средств], то жуют живокость и [почаще] выплевывают слюну.

Если же это не помогает и гнилостность проявляется явным образом, то берут жженого купороса одну часть, солодкового корня и шафран – каждого по, половине части, замешивают с медом, превращают в лепешечки и употребляют их, после чего полощут рот уксусом чистым или смешанным с розовой водой. Или берут лекарство сильнее этого, а именно: жженой папирусной бумаги – три дирхама,  мышьяка–два дирхама с  половиной, сукка,  сумаха, имбиря, жженого перца и лепешечек фалдафийун – каждого по два дирхама.  Из всего этого приготовляют лекарство для натирания или наклеивания и накладывают поверх льняную тряпицу. Поташ сам по себе, если употреблять его против гнилостности, срывает [гнилое мясо], заставляет его отпасть и выращивает хорошее мясо.

Испытывали также акакийю,  аурипигмент, реальгар, известь и квасцы, из которых изготовляют с уксусом лепешечки и затем растирают их с подслащенной медом водой и отваром можжевельника. Когда же гнилостность в самом зубе, то лечат либо стиранием, если она на кончике, либо спиливают напильником, либо вырывают зуб, если гнилостность прилегает к корню зуба. Когда имеет место рыхлость десен, которая и является причиной возникновения гнилостности, то лечат, укрепляя, о чем мы упомянем в параграфе о рыхлости десен. Когда же сок желтожелчный, загнивший в желудке или в кожице рта, то от этого нет ничего полезнее свежих абрикосов натощак, а также дынь, огурца и персиков. Когда нет под рукой свежих абрикосов и персиков, то употребляют натощак сушеные в размоченном виде, особенно сушеные абрикосы. Помогает от этого также употребление толокна с сахаром и снеговой водой и употребление пилюль из сабура, о которых мы упоминали в Фармакопее. В пищу больному назначают вещества охлаждающие и не превращающиеся в желчь.

Если причиной является сок слизистый, то сначала вызывают рвоту, [потом] применяют очищающие устье желудка слабительные, упомянутые в параграфе о желудке; употребляют также атрифул ас‑сагир,  имбирь в виде варенья и, особенно, мелкую соленую рыбу. В пищу назначают жареное; [больной] уменьшает обильное питье воды и избегает свежих плодов и овощей. Он пользуется зубочистками из горьких, отрывающих [соки] деревьев, [каковы], например арак  и масличное дерево. Вот одно из полезных лекарств для таких [больных]: берут каждое утро [в рот] листьев мирта с таким же количеством очищенного от косточек изюма [в виде катышка] величиной с орех, или [берут] столько же кипарисовых шишек, можжевельника и изюма. Полезны для них орешки пинии, а также пилюли из бетеля. Вот их пропись: берут бетеля, гвоздики – каждого по полдирхама,  мускуса, камфоры – каждого по данаку,  слюногона – дирхам,  сабура – три дирхама,  горчицы – дирхам.  Из всего этого изготовляют пилюли с виноградным суслом.

К испытанным при этом простым лекарствам [принадлежат], например, ладан, индийское алойное дерево, кирфа,  корки цитрона, роза, камфора, сандал, гвоздика, кубеба, мастике, скорлупа мускатных орехов, мускатный орех, корень ситника, сумбул, лишайники, «душистые ноготки», кардамон, базилик волосистый, листья цитрона, нард, цветки гранатника, имбирь и прочие [вещества], которые ты найдешь в рубриках [Книги о] простых лекарствах. К числу тех [веществ], с которыми замешивают лекарства, принадлежит майбих, майсусан  и выжатый сок цитрона.

 

 

Сохранение зубов здоровыми

 

 

Кто хочет сохранить зубы в целости, должен соблюдать восемь правил. Так, следует избегать того, чтобы пища и питье постоянно портились в желудке по причине самого вещества пищи, то есть если она быстро подвергается порче, как, скажем, молоко, мелкая соленая рыба, или если дурен режим приема пищи – это уже было преподано в своем месте. Не следует также постоянно вызывал рвоту, особенно если рвет кислым.

Надлежит избегать жевать все клейкое, особенно сладкое, как например, натиф  и клейкий инжир, не раскусывать твердого, избегать того, что набивает оскомину, избегать всего очень холодного, особенно после горячего, и всего очень горячего, особенно после холодного. [Необходимо] также постоянно очищать зубы от того, что в них застревает, не вводя [зубочистку] глубоко и далеко – это приносит вред деснам и мясу, находящемуся между зубами, выдвигая его или расшатывая зубы.

Избегать следует также вещей, вредных для зубов по всему свойству, например, порея – он очень вредит зубам и деснам – и прочего упомянутого среди простых лекарств.

Что же касается зубочистки, то ею следует пользоваться с осторожностью и не вводить ее [слишком] далеко, [ибо] это уничтожает эмаль и блеск зубов и предрасполагает их к восприятию истечений и паров, которые поднимаются из желудка и являются причиной опасений. Если же употреблять зубочистку умеренно, это придает зубам блеск, укрепляет их и десны, препятствует образованию дупла и сообщает приятный запах дыханию. Лучшее дерево для зубочисток – такое, которому присущи вяжущие [свойства] и горечь.

Надлежит взять в привычку смазывать зубы перед сном маслом. Это может быть либо розовое масло, если есть нужда в охлаждении, либо масло бана или нарда, если есть нужда в согревании. Иногда требуется [масло], составленное из этих двух. Лучше всего сначала натереть зубы медом, если налицо имеется холод, или сахаром, если налицо склонность к холоду или недостаток тепла. Каждое из этих [веществ] объединяет [многие] достохвальные свойства; придает [зубам] блеск, делает их жирными, согревает и очищает; сахар во всем этом уступает меду. Если растереть сахар‑леденец, смешать его с медом и употреблять, это придает [зубам] блеек, очищает их и укрепляет десны. После этого требуется масло.

Вот одно из [средств] сохранить зубы здоровыми: следует два раза в месяц полоскать рот вином, в котором варили корень йатту.  Это весьма действенно: у того, кто его употребляет, не бывает зубной боли. Такова же жженая голова зайца, если чистить ею зубы, и замешанная с медом соль, жженая или нежженая, жженая – лучше. Из [соли с медом] следует сделать орешек, положить его в тряпицу и натирать им зубы, [или] натирать люпином или йеменскими квасцами с небольшим количеством мирры, особенно квасцами, жженными с уксусом. Если зубы потемнеют от этих лекарств, то после них следует употреблять мед и натирать зубы [медом] или сахаром, а затем применять смазывание маслами так, как мы это описали. Если зубы подвергаются [действию] истечений, то следует держать во рту отвар вяжущих веществ, держать по долгу, а также постоянно протирать зубы порошком из жженых квасцов и соли.

Заболевания, которые случаются с легкими

С легкими случаются заболевания, особо свойственные [органам], сходным в отношении частиц, а также заболевания органов‑орудий, особенно закупорки легочных сосудов и частей трубки, в частности, жестких сосудов и закупорки в рыхлой части вещества легких; они иногда возникают от причин, вызывающих всякие закупорки вообще, и даже [приводят] к полному закрытию. Поражают легкие также и общие болезни.

Заболевания легких иногда учащаются зимою и осенью вследствие частоты катаров, особенно в дождливую осень, следующую за сухим «северным» летом. Холодный воздух вреден для легких, если только они не страдают от сильной жары. Болезни легких зачастую приводят к заболеваниям печени,а сильное охлаждение и сильное разгорячение их ведет к водянке. То же [относится] и к грудобрюшной преграде.

 

 

 

Лечение легких

 

Общее рассуждение

 

 

Следует внимательно изучить то, что говорится об астме и о дыхании, и затем перейти к другим заболеваниям, имеющим с [астмой] общую причину. Легкие иногда упражняют путем повышения [громкости] голоса или [усиленного] выдыхания воздуха, чтобы сделать более разреженными находящиеся в них излишки. Для применения грудных лекарств существует особая форма: в большинстве случаев их следует применять в виде пилюль и лекарств для лизания, которые держат во рту, понемногу проглатывая то, что растворяется, чтобы продлилось время их прохождения поблизости от трубки. Это повторяется [несколько раз], и лекарство доходит до трубки и до легких, особенно если больной лежит на спине и мышцы возле легких и трубки расслаблены. Ближайшее направление, куда можно отклонить излишки от легких, это сторона, прилежащая к пищеводу. Поэтому часто бывает польза от рвоты, если нет налицо препятствий.

 

 

Астма

 

 

Астма – заболевание легких, при котором страдающий ею не может не дышать часто, как дышит задыхающийся и производящий тяжелую работу. Эта болезнь, если она случается у стариков, едва ли излечима и не доходит до созревания, да и как [это могло бы быть], если даже у юношей она тоже трудно излечима? В большинстве случаев астма усиливается, когда лежат на спине.

Эта болезнь принадлежит, к числу затяжных заболеваний, и при ней бывают острые приступы, наподобие приступов падучей и судорог. Повреждение при астме иногда коренится в самих легких и в примыкающих к ним областях, так как в артериях, их малых разветвлениях в сосочках[8] застревают густые соки, иногда оно находится в легочной трубке, а иногда в рыхлом веществе легких и в пустых местах.[9] Эти жидкости иногда изливаются в легкие из головы, особенно в южных странах и когда часто дуют южные ветры, но они устремляются также и из других мест. Иногда же причиной образования [жидкостей] в легких является их холодность, причем [жидкости] начинают [скопляться] мало‑помалу, а иногда они [образуются] из‑за сока, который находится не в легких, и не в их артериях, а в желудке, и [либо] изливается в желудок из головы или печени, либо зарождается в самом желудке. Одышка, возникающая при восхождении на возвышенности, бывает от того, что желудок давит на грудобрюшную преграду, а грудобрюшная преграда давит на легкие. Печень, если она охладилась или уплотнилась, способствует иногда возникновению астмы. [Упомянутые] соки иногда вредоносны по всему качеству, а иногда они вредят своим количеством.

Порой, в редких случаях, [астма] возникает от сухости легких вследствие того, что они высыхают и съеживаются, а порой – из‑за их холодности. Случается, что она возникает от повреждения начальных мест органов дыхания, [то есть] нервов, спинного мозга и головного мозга, или же из‑за истечений, устремляющихся оттуда в органы дыхания. Бывает астма также и вследствие соучастия соседних органов, если они теснят органы дыхания и эти органы не расширяются; таков, например, переполненный желудок, который давит на грудобрюшную преграду.

Иногда [астма] бывает по причине обилия  дымного пара, если он задерживается в легких и оказывается там, а иногда она бывает от ветров, которые задерживаются в дыхательных органах и стесняют дыхание; случается она также вследствие малой величины груди, не вмещающей нужного для дыхания [воздуха]: Это прирожденное повреждение дыхания подобно тому, что бывает от питательных веществ вследствие малых размеров желудка. Иногда астма усиливается и превращается в стоячее дыхание; зачастую она переходит в воспаление легких.

 

 

Признаки.

 

Если причиной астмы являются соки или жидкости в самой дыхательной трубке, то в начале вдоха наблюдается стеснение, сопровождающееся откашливанием, хрипом, задержкой остановившейся материи, ощущением тяжести и отхаркиванием мокроты из места, близкого [к трубке]. Если соки [скопились] из‑за катара, то астма наступает внезапно, а если нет, то мало‑помалу. Если же [соки] находятся в жестких сосудах, то неравномерность пульса всегда носит характер перебоев; иногда это приводит к перебоям, которые становятся постоянными и губят [больного]. Чаще всего пульс при астме бывает с перебоями. Когда [соки скопляются] вне грудной полости, где бы то ни было, то кашля нет.

Если же астма возникла вследствие соучастия начальных мест [дыхания], то на это указывают признаки, о которых тебе уже было сказано, а если она наступила из‑за соучастия соседствующих органов, об этом свидетельствует усиление [болезни] из‑за волнения материи в этих органах или вследствие их переполнения. При возникновении астмы от катаров, об этом свидетельствует их наличие, а если она возникла вследствие внезапного прорыва гноя в дыхательные органы, на это указывает предшествующая опухоль и накопление гноя и в дальнейшем [явления], происходящие от вскрытия опухоли. Если астма случилась от сухости, на это указывает жажда и совершенное отсутствие мокроты, а также ослабление болезни от приема в пище чего‑либо увлажняющего и от употребления увлажняющих лекарств. Когда причиной астмы являются ветры, то признаком этого служит [ощущение] легкости в области груди и стеснение [дыхания], которое изменяется в зависимости от приема раздувающей или нераздувающей пищи; если астма возникла по причине холодности натуры легких, как бывает у стариков, то она начинается мало‑помалу и [постепенно] упрочивается.

Лечение астмы, стеснения дыхания и стоячего дыхания. [Астму], происходящую от жидкостей, лечат следующим способом: стараются осторожно и равномерно уничтожать находящиеся в легких таких больных жидкости; если ты распознал, что повреждение, случившееся в легких, произошло от обилия [жидкостей], то обязательно опорожни тело посредством послабления. Лекарства должны быть [при этом] разрежающими и способствующими созреванию, но не очень горячительными, ибо эти привело бы к высыханию и сгущению материи. Поэтому древние не вводили в составы, [применяемые] при астме, опия, белены и мандрагоры, – разве только в том случае, когда этим хотели воспрепятствовать катару, если он усилился, – и даже подорожника блошного; [это делали] только если того хотел Аллах. Поэтому тебе следует заботиться об увлажнении материи и доведении ее до созревания, если она густая или вязкая, но не ограничиваться простым разрежением или отрыванием, ибо грубое [отрывание] и неподчинение материи нередко приводит даже к ранению легких. Точно также все то, что гонит мочу, приносит при этой болезни : вред, поскольку усиленно выводится [наиболее] жидкая часть влаги Если наряду с астмой обнаруживается наличие сока в печени, то тебе следует примешивать к грудным лекарствам лекарства вроде посконника и горькой полыни. [Средства], объединяющие в сильной степени оба [упомянутые] свойства, это, например, марена красильная, а также аристолохия. Если лечат ребенка, то следует смешивать лекарство с молоком его матери; для [детей] достаточны средние [по силе] лекарства, например, свежий фенхель с молоком. Одно из [средств], способствующих созреванию [соков] и отхаркиванию, – бульон из старого петуха.

К полезным для таких [больных] способам лечения принадлежит растирание груди и прилежащих к ней мест руками и грубыми полотенцами, особенно если наблюдается стоячее дыхание. Растирание должно быть умеренным и сухим, без масла, если только не имеет место изнурение; в таком случае употребляют масло. Иногда следует применять при растирании тысячелистник сантолиновый и соду и сильно растирать ими [грудь]. Если материи много, то не избежать очищения посредством послабляющего, приготовленного, например, из семян крапивы, полиподиума, бешеного огурца и мякоти колоквинта. Один из способов лечения, [применяемых] после очищения и рвоты, это упражнения голоса, который постепенно повышают, [доводя его звуки] до большой силы и продолжительности.

К средствам лечения астмы принадлежит также непрерывная рвота, особенно после того, как [больной] поест редьки и выпьет четыре дирхама баврака с  пятью у кипами  медового питья. Это [применяется] в том случае, если болезнь усилилась и положение стало тяжелым. Белая чемерица [тоже] очень полезна; при болезнях груди это надежное лекарство, которого не опасаются. Лучше всего взять пучок белой чемерицы, воткнуть его в редьку и оставить на один день и на одну ночь. Потом чемерицу выдергивают, а редьку съедают. Или берут горчицы и соли – того и другого один дирхам,  армянского баврака – полдирхама,  соды – данак  и дают все это выпить в пяти истарах  воды с медом; количество меда в воде – одна укийя.

[Еще] один способ лечения при этой болезни – постоянное смягчение естества. Этому способствует употребление перед едой соленых каперсов, мелкой соленой рыбы и бульона из старого петуха с сердцевиной сафлора, полевым вьюнком и свеклой. Если; же это не смягчает, то поят ячменной водой, которую долго кипятили с небольшим количеством фурбийуна.  Повилика весьма полезна при этой болезни; если приготовить из воды, в которой варилась повилика, воду, подслащенную медом, она очень поможет. Следует также принимать мискал  повилики с майбухтаджем  или отвар инжира, мяты и руты в воде, из которого приготовляют воду, подслащенную медом, или отвар пажитника с жирным инжиром и большим количеством меда. Его принимают за долгое время до еды и повторяют это несколько раз. [Полезен] также отвар пажитника и изюма в дождевой воде.

Один из способов лечения астмы состоит также в упражнениях [дыхания], при которых постепенно [переходят] от медленности к быстроте, чтобы поспешностью не вызвать удушья, резко приведя материю в движение.

Что же касается питания [таких больных], то их следует кормить после упражнений, подобных тем, о которых мы упомянули. Хлеб для них должен быть зрелый, из кислого теста, а закусывать следует разрежающими [яствами], в которые входят семена посевного кресса, иссоп, са'тар,  мята. Сдабривать пищу им надлежит жиром зайцев, оленей, газелей и особенно лисиц, в частности их легкими: легкое лисицы служит лекарством от этой болезни, если его высушить и дать выпить Два дирхама;  также [полезны] и легкие лесного ежа. Что же касается мяса, то [полезно мясо] рыбы – скалистой,[10] речной, но не из прудов, или, например, воробья, турача, куропатки; бульон из петуха [тоже] приносит пользу. Иногда в пищу больных астмой кладут подорожник.

А питьем для них должно быть душистое вино, старое, жидкое, в небольшом количестве; если же хотят усилить созревание и способствовать отхаркиванию, то берут очень жидкое вино; медовое питье тоже очень помогает. От сладких вин, в помощь которым добавлены некоторые разрежающие средства, есть польза для таких больных, ибо они очищают и умеренно согревают. Надлежит отделять один от другого приемы пищи и питья и утолять жажду водою не разом, а в несколько раз.

Что же касается вещей, которых [больные астмой] должны избегать, то это, [например], баня – по мере возможности, особенно после еды; [не следует также] много спать, особенно днем; спать после еды – самая вредная для них вещь, если только их не поразило сильное изнеможение и изнурение или жар. В таком случае пусть немного поспят.

[Больные астмой] должны избегать есть зерна, от которых пучит, и воздерживаться от напитков после еды, будь то вода или вино. Сильные послабляющие лекарства, которые им подходят, это, например, питье из опопанакса и мякоти колоквинта – каждого по полдирхама – с  подслащенной медом водой или из бобровой струи с ушшаком.  Пилюли с агариком необходимо употреблять в месяц два раза, если болезнь усилилась. Вот их пропись: агарика –три, корневища касатика – один, шандры обыкновенной – один, турби‑та – пять дирхамов, ийараджа фикра  – четыре дирхама,  мякоти колоквинта и анзарута  того и другого по дирхаму,  мирры – дирхам;  [все это] замешивают с майбухтаджем.  Пьют [каждый день] два дирхама.  И еще: мякоти колоквинта – полмискала,  аниса – шестую часть мискала  замешивают с водой, превращают в пилюли и употребляют после применения за день до этого чистой клизмы. А это такая клизма, которая состоит, например, из сока свеклы, кунжутного масла, баврака  и того, что с этим сходно. И еще: мякоти колоквинта – два данака,  семян крапивы – дирхам,  повилики – полдирхама  замешать с водой, подслащенной медом. Это выпивают за один раз, потом ждут три часа и дают выпить одну укийю  или три укийи  подслащенной медом воды. И еще: мякоти колоквинта и цитварной полыни – поровну, баврака – полчасти, корня касатика – одну часть, опопанакса – одну часть. [Все это] превращают в пилюли и пьют каждый раз от полдирхама  до двух дирхамов,  потом ждут час и дают полкутули  подслащенной медом воды. И еще: горчицы – мискал,  соли для теста и выжатого сока бешеного огурца – по полмискала.  Из этого изготовляют восемь пилюль и один день пьют пилюлю, один день – нет, причем с подслащенной медом водой. Это смягчает естество и позволяет отхаркивать мокроту с легкостью.

Что же касается прочих лекарств, то следует переходить [от одного лекарства к другому] и не употреблять постоянно одно и то же средство, чтобы естество к нему не привыкло. К тому же, между лекарствами и телами [отдельных людей] имеются соответствия, которые нельзя постигнуть иначе, как по опыту,[11] а когда [различные лекарства] испытаны, придерживайся наиболее полезного. Надлежит принимать во внимание, е какой стороны изливается материя; если она [идет] из головы, то к голове применяется лечение, упомянутое [в параграфе] о катарах, а также меры для очищения [головы] от сока; иногда в эти лекарства добавляют [средства], вызывающие онемение. Армянская глина удивительно [помогает] задерживать катары.

Что же касается количества лекарства, то, например, лекарства Диоскорида или круглой аристолохии дают каждый день по полдирхама  с водой, а таких, как сагапен с вином, можжевельник, кипарисовые шишки или переступень двудомный и белый, дают четыре с половиной данака с  настоем различных корешков. [Столько же дают] уксуса, в котором многократно размачивали семена крапивы, или два дирхама  семян посевного кресса, на которые накапали масла сладкого миндаля, а корня валерианы – полдирхама с сиканджубином  из морского лука. Дело в том, что сиканджубин  из морского лука очень помогает [при астме], так же как и один жареный морской лук, особенно с медом. [Полезна при астме] круглая аристолохия, мята обоих видов, цитварная полынь, касатик, дубровник, бобровая струя, а также отвар золототысячника. Золототысячник обоих видов помогает таким больным при двух обстоятельствах: толстый – при движении [болезни] и в начале и тонкий – когда [болезнь] неподвижна и в конце [заболевания]. Его приготовляют в виде лекарства для лизания с медом. [Дают] также набатейскую смолу – одну или с небольшим количеством слюногона и гальбана. Опопанакс – сильное [средство] и очень помогает от этой [болезни], но это одно из тех лекарств, при [употреблении] которых следует опасаться большого вреда для нервов. Лекарство из серы,весьма полезно при этом недуге, так же как и такое [средство]: взять посевного кресса и кунжута – каждого по тридцать дирхамов,  иссопа – семь дирхамов.  Количество на один прием [определяется] наблюдением.

Еще [лекарство]: сушеного лисьего легкого – пять [частей], горной мяты – четыре, семян сельдерея и индийского сададжа – каждого по восьми дирхамов,  амома и перца – каждого по четыре дирхама,  семян белены – два. Из этого готовят сложное лекарство. Или берут семян морского лука с равным количеством лучшего меда, сгущают [состав] на угольях и дают его выпить один мастарун  до еды и столько же после еды. Еще: [берут] мяты, тимьяна, «фиалкового корня», перца и аниса, замешивают с медом и употребляют в количестве одной бундуки  утром и вечером. И еще: [берут] дубровника полиум, армянской цитварной полыни, дубровника сосновидного, бобровой струи, ладана и иссопа – каждого по мискалу – и смешивают с медом; таково количество на два приема.

Или [берут] баврака  четыре части, перца белого – две, ферулы вонючей – три, ушшака – две и замешивают с майбухтаджом.  На прием дают одну бакиллу с  подслащенной медом водой. [Или берут] бобровой струи, круглой аристолохии, ушшака – каждого По мискалу,  перца – десять хабб  и смешивают с густосваренным виноградным соком; на один прием дают бакиллу,  [которую пьют] в сиканджубине.  И еще: [берут] шандры, куста, май и  и орешков пинии – каждого по мискалу,  дубровника полиум и бобровой струи – каждого по мискалу,  белого перца я выжатого сока бешеного огурца – каждого по полмискала,  [все это] замешивают с медом; на один прием дают бакиллу  [и пьют] с подогретой и подслащенной медом водой. И еще: горчицы и баврака – каждого по две части, речной мяты и выжатого сока бешеного огурца – каждого по одной части, замешивают с уксусом из морского лука; на один прием дают кирсанну  в медовой воде натощак. И еще: полынь цитварную, горькую полынь и руту замешивают на меду и сгущают отвар медом.

Или [принимают] отвар мяты с молоком, особенно если [у больного] жар.

Знай, что девясил и его настой очень полезны при этой болезни. К числу сильных лекарств от нее принадлежит мышьяк со смолой пинии, из которых изготовляют пилюли против астмы, а также поят мышьяком и смолой пинии с подслащенной медом водой или [дают] серу с яйцами всмятку. К числу отличных лекарств, близких к уравновешенности, принадлежит кумин с разбавленным уксусом; он очень полезен при стоячем дыхании. [Полезна] также слизь белой горчицы с равным количеством меда; из нее варят лекарство для лизания и употребляют. При сильном удушье и стеснении дыхания берут баврака  четыре дирхама  и два дирхама  посевного кресса в пяти укийах  воды, подслащенной медом; это помогает немедленно, а также приносит пользу при воспалении седалищного нерва.

К числу масел, которые капают в питье больных астмой, принадлежит масло сладкого и горького миндаля и масло пинии. Для втираний [употребляют], например, масло касатика и масло лавра, которыми натирают грудь, а также масло укропа. Что же касается окуриваний, то для этого применяют, например, мышьяк и серу, которыми окуривают, [добавляя] почечный жир, а также мирру, куст,  цейлонскую корицу, шафран, аристолохию, жидкую майю,  гальбан и сокотрийский сабур. [Употребляют] также мышьяк и длинную аристолохию, растирая их и замешивая на коровьем сале; из них приготовляют орешки и окуривают [больного] десять дней [подряд] по три раза в день.

Что же касается астмы и стеснения дыхания из‑за дымных паров, которые охватывают сердце, или от скопившихся в артериях соков, то иногда при этом помогает кровопускание, которое лучше всего делать с левой стороны. Если же [эти заболевания] происходят от ветров, то при лечении их преследуются две цели; во‑первых, осторожное рассеяние ветра – это достигается известными разрежающими лекарствами – и, во‑вторых, открытие закупорок, чтобы [ветер], не поддающийся рассеянию, нашел себе выход. Одним из полезных при этом [средств] является втирание масла нарда, масла лавра и масла руты; к числу хороших лекарственных повязок принадлежат [повязки] с укропом, ромашкой и майораном в виде отвара, из которых делают компрессы на грудь и на бока. Из средств для питья [полезны] шаджазанийа, амрусийа, куфи,  а также сагапен и опопанакс; на один прием любого из них дают по мискалу.  Если причиной астмы и стеснения дыхания являются катары, то следует заняться лечением, препятствующим катарам, и вызвать отхаркивание скопившейся [мокроты].

Что же касается стеснения дыхания, причину которого полагают в нервах, тогда как в действительности это разновидность затруднения дыхания и расстройства дыхания, не относящаяся к стеснению дыхания, то о лечении этого [недуга] мы уже упоминали в параграфе о затрудненном дыхании.

А если [астма] происходит от сухости и высыхания [легких], то полезно пить молоко ослицы и козы или [употреблять] холодные увлажняющие выжатые соки и масла, а также миндальное масло в похлебках и жидкое по составу вино, избегать уже известных тебе [веществ], которые сильно горячат, растворяют и сушат. Для таких больных подходят увлажняющие мази, охлаждающие пластыри и мягкие втирания. Что же касается стеснения дыхания вследствие жара, наряду с которым наблюдается пылание, то при этом следует применять охлаждающие пластыри и охлаждающие восковые мази.

На самом деле это есть разновидность расстройства дыхания, но не стеснение дыхания; густосваренное фиалковое питье и ячменная вода полезны при таком заболевании. При стеснении дыхания от холода [употребляют] согревающие в виде питья и мазей. Отвар пажитника с изюмом помогает таким больным.

 

 

Лекарства, сохраняющие ровность голоса и придающие ему красоту

 

 

Таковы бобы, орешки пинии, изюм, инжир, аравийская камедь, пажитник, льняное семя, финики, солодковый корень, миндаль, особенно горький, сахарный тростник, кордия, а также медовое питье с майбухтаджем,  упоминаемое ниже. К числу горячих лекарств [этого рода] принадлежат мирра, асафетида, перец, гальбан, ладан, смола терпентинового дерева, мята, смола пинии, жидкий стиракс, уксус из морского лука, если [хрипота] не происходит от жара и сухости, а также корни опопанакса. Из холодных лекарств [употребляются] семена киссы  и тыквы, крахмал, трагакант, камедь, слизь подорожника блошного, джулаб,  густосваренный сок солодки. Яичный желток – одно из наиболее пригодных веществ для связывания различных лекарств, так же как и парное молоко.

 

 

 

 

 

Болезни органов грудной области

 

Теоретические основы учения об опухолях и язвах органов грудной области, кроме сердца

 

Общее рассуждение о болях в области груди и в боку

 

 

Боли при плеврите. Иногда в оболочках, сумках и мышцах груди, ребер и [прилежащих] областей образуются очень мучительные болезненные опухоли, которые называют шуса, барсам  и зат ал‑джанб.  Бывает также, что боли в этих органах происходят не от опухоли, а от сгустившихся ветров, но [врачи] думают, что боли [возникли] от этой причины, хотя это не так. Плеврит – это горячая опухоль в области груди–либо во внутренних мышцах и в оболочке, выстилающей грудь изнутри, либо в разделяющей преграде – это чисто [плевритическая опухоль], – или же во внешних, наружных мышцах, или же во внешней оболочке – при соучастии кожи или без ее участия.

Страшней и ужасней всех опухоль, которая образуется в самой разделяющей преграде; это наиболее тяжелая [опухоль]. Материей такой опухоли в большинстве случаев является желчь или желчная кровь, ибо в органы, окруженные сумками, проникает только разреженное желчное вещество и чистая кровь; поэтому усиление приступов лихорадки при такой опухоли чаще всего бывает через день, и подобная опухоль редко образуется у того, кто большей частью отрыгивает кислым, ибо натура у такого человека слизистая. Однако она иногда образуется от перегоревшей крови, а иногда – от загнившей слизи; в редких случаях такая опухоль возникает от гнилой, воспламененной черной желчи.

Мы уже изъяснили в Книге об общих [вопросах], что к условиям [возникновения] горячей опухоли не принадлежит невозможность образования ее от слизи или черной желчи. Напротив, [горячая опухать] иногда образуется от слизи или черной желчи, но при этом она бывает острой, если только образуется от желтой желчи или крови; если же опухоль образуется от других [соков], она бывает хронической. Это нечто такое, чего не усвоили многие люди.

Поскольку всякая опухоль либо рассасывается, либо набирает гной, либо становится твердой, то таково положение и при плеврите, но затвердение при плеврите бывает редко. Таким образом, плевритическая опухоль либо рассасывается, либо набирает гной, то есть в большинстве случаев. Когда плеврит рассасывается, то легкое чаще всего принимает [материю] рассосавшейся опухоли и удаляет ее путем отхаркивания и выведения, но иногда [материя] рассасывается в другую сторону; когда же опухоль набирает гной, то по необходимости нужно чтобы она созрела и [могла] вскрыться. Иногда легкое извергает гной в мокроте, а иногда его принимает полая вена и он выходит с мочой; иногда же гной изливается в пути выведения кала и извергается в испражнениях. Часто случается, что [гной] попадает в «пустые места» и в железистое мясо и образует опухоли, например, в пахах, в подмышечных впадинах и за ушами. Нередко материя устремляется к мозгу и к другим органам, как мы [еще] скажем, и возникает опасность или больной [даже] погибает, а иногда материя душит легкие своим обилием, наполняя дыхательные пути. Иногда же количество [материи] не столь велико и вся она зрелая – будь то гной или мокрота, но силы [больного] слабы, и он не в состоянии отхаркивать. Поэтому надлежит в такое время укреплять силы, чтобы они были способны к значительному сжатию [легких] для кашля, извергающего мокроту. Дело в том, что такое отхаркивание есть действие, осуществляемое двумя силами; одна из них естественная и она доводит до созревания, а также изгоняет, а другая произвольная (и тоже] изгоняет. Если не укрепить обе силы сразу, они, возможно, окажутся неспособны очистить [легкие].

Знай, что затрудненность отхаркивания происходит либо из‑за сил, если они слабы, либо из‑за органа, если орган страдает от собственного движения или от движения своего соседа, либо из‑за материи, если она очень жидкая, или, [наоборот], густая и вязкая. При подобных обстоятельствах в легких иногда возникает нечто вроде кипения, так как воздух смешивается с сопротивляющейся [изгнанию] материей, которая изливается в легкие и в трубку. Если легкие при плеврите не очищаются путем отхаркивания в течение четырнадцати дней, то, [значит, опухоль] набрала гноя, а если они не очищаются от гноя после сорока дней, то [человек] заболевает воспалением легких и чахоткой. Иногда гной полностью выводится на седьмой день, но в большинстве случаев это бывает на двадцатый день или на сороковой или на шестидесятый. Нередко вскрытие [опухоли] происходит раньше созревания, так как естество изгоняет вредоносную материю вследствие ее обилия или остроты, или же вследствие [чрезмерной] теплоты натуры, а также [в зависимости] от возраста, времени года и местности, или из‑за преждевременного принятия вызывающего созревание питья вследствие ошибки врача; о веществах, вызывающих созревание, мы скажем после. Бывает это также от чрезмерного, утомительного движения больного или от крика, и в этом есть опасность.

Иногда плеврит переходит в воспаление легких, ибо легкие принимают материю из опухоли и не могут хорошо ее вывести, так что материя задерживается в легких и там образуется опухоль. Бывает также, что плеврит переходит в чахотку, иной раз через посредство воспаления легких, тем путем, о котором мы еще скажем ниже, а иной раз и без посредства воспаления легких, вследствие того, что материя или гной, сочащиеся из опухоли, изъязвляют вещество легких своей остротой и злокачественностью. Нередко [плеврит] переходит в спазмы и кузаз, так как  материя устремляется в нервы, примыкающие к органу, в котором образовалась опухоль, а этот орган богат нервами. Такой переход убивает и при нем не помогают никакие хорошие способы лечения.

Бывает, что после плеврита и воспаления легких возникает как бы онемение в конце верхней части руки больного с ее внутренней стороны и в предплечье вплоть до конца пальцев. Иногда [материя] переносится в сторону сердца и из‑за этого начинаются перебои, за которыми следует обморок, а также в сторону мозга во время рассасывания, до накопления гноя или при накоплении гноя; иногда же материя переходит на внешние органы и образует нарывы. Порой такой переход материи совершается путем проникновения ее в вещество нервов, сухожилий и даже костей. Когда материя отклоняется в нижние части тела и затем [опухоль] вскрывается и образует свищи, это оказывается причиной избавления [от недуга]. Однако такие свищи – это свищи злокачественные, переходящие.

Если же [материя] отклонилась к суставам и там образовались свищи, то это тоже одна из причин спасения, но при этом орган нередко [страдает] хронически, особенно если отсутствует опорожнение другого рода – выведение кала или густой, очень зрелой мочи. Если же что‑либо подобное имеет место, то [дело обстоит] лучше; это указывает на малое количество вызвавшей нарыв материи, которую можно исправить доведя ее до зрелости. Когда такие нарывы скрыты и залегают глубоко, это признак беды и обилия [нарывов], особенно если материя вернулась к легким. Нередко от сильной лихорадки дыхание становится частым, а от частого дыхания делается вязкой мокрота, так как мокрота высыхает при учащенном дыхании. Вследствие вязкости мокроты возникает сильная, непрерывная боль и усиливается пылание; усиление пылания делает дыхание еще более учащенным, а частота дыхания порождает вязкость мокроты, и эти явления непрестанно и взаимно помогают развитию недуга.

Что касается того, какой вид плеврита и воспаления легких хуже: тот ли, который [возникает] с левой стороны, по соседству с сердцем, или тот, что с правой стороны, то некоторые считают, что хуже первый, а другие, что хуже второй; истина состоит в том, что [плеврит], близкий к местоположению [сердца], хуже, но он скорее созревает и легче поддается рассасыванию, если ему [вообще] присуща способность рассасываться. А [плеврит], далекий от местоположения [сердца], доброкачественнее, но он больше сопротивляется рассасыванию и созреванию. Иногда плевритом заболевают от переполнения соками, если оно имеет место в области головы или в области груди, а иногда его вызывает обильное питье холодной воды, запирающее материю, или сильный холод; вызывает плеврит также сильная жара или питье чистого вина, которое приводит в движение соки и поднимает их.

Воспаление легких редко переходит в плеврит, чаще бывает наоборот, но это все же иногда имеет место; в таком случае стеснение дыхания становится несколько легче. Плеврит чаще всего бывает осенью и зимой, особенно если весна была «зимней», учащаются [случаи плеврита] и в «зимнюю» весну. Когда дует северный ветер, то излишки умножаются, или он запирает излишки, и при этом учащаются боли в боку и в ребрах, особенно при южном ветре. Летом, когда дует южный ветер, [случаи] плеврита очень редки, но если лето было «южное», дождливое, и осень такая же, плеврит учащается в конце осени у людей с желтожелчной [натурой]. Если [выразится] иным образом, то [можно сказать], что плеврит редко бывает при «южной» погоде, в южных странах и при южных ветрах; редок он также у женщин, имеющих месячные, ибо натура у них скорее влажная, а не желчная; когда плеврит возникает у беременных, он оказывается губительным.

Редко бывает плеврит у стариков, но если случается, то убивает, ибо их силы [слишком] слабы, чтобы извергнуть мокроту и очистить [легкие]. Плеврит иногда смешивают с опухолью в печени. Дело в том, что если подвешивающие связки натягиваются из‑за опухоли в печени, то [натяжение] доходит до грудобрюшной преграды и до оболочки, так что в ней чувствуется боль и возникает стеснение дыхания. Ты должен уметь различать эти два заболевания. Нередко плеврит смешивают также с воспалением мозговых оболочек. Плеврит иногда убивает силой своих проявлений, иногда убивает вследствие удушья, а иногда убивает, переходя в воспаление легких, в чахотку, в обморок или в другие [недуги], о которых уже было сказано.

Знай, что когда плеврит сочетается с кровохарканьем, он подобен водянке, с которой сочетается лихорадка. Первое, то есть плеврит, нуждается в лечении вяжущими в связи с кровохарканьем и мягчительными в связи с [собственно] плевритом, так же как второе нуждается в лечении согревающими и сушащими или умеренно сушащими из‑за водянки, а охлаждающими и увлажняющими – из‑за лихорадки. Часто причиной плеврита и воспаления легких бывает принятие пищи, дающей грубое питательное вещество, которое сгущает кровь, какова, например, цветная капуста, и кровь устремляется к области сосков и к боку. Лечат это путем разжижения материи баней, а когда [больной] выйдет оттуда, он пьет сиканджубин.  При этом [следует] [избегать] втирания масла, ибо [масло], притягивает материю. Нередко [баня] избавляет от надобности в кровопускании.

 

 

Признаки плеврита.

 

 

У истинного плеврита пять признаков, а именно, [во‑первых], постоянная лихорадка из‑за соседства с сердцем и, во‑вторых, колющая боль под ребрами, так как [больной] орган является перепончатым, причем [боль] часто проявляется только при вдохе; покалывание иногда сопровождается распиранием, которое часто бывает сильней, [чем колотье]. Распирание указывает на обилие [материи], а колотье – на то, что она глубоко проникает [в область плевры] и сильно жжет. Третий [признак] – стесненное вследствие давления опухоли, малое и учащенное дыхание. Четвертый [признак] –это пилообразный пульс, причиной которого является его неровность, а неровность [пульса] увеличивается и величина его уменьшается в конце [болезни] из‑за слабости сил и обилия материи. Пятым [признаком] является кашель. Иногда в начале этой болезни кашель бывает сухой, а в дальнейшем – с мокротой, но нередко при кашле бывает мокрота с самого начала [болезни]; это весьма достохвальный [признак]. Кашель возникает только от повреждения легкого вследствие близости [опухоли]. В легкое попадает просачивающаяся болезнетворная материя, а ее необходимо извергнуть; если вся материя рассосалась или просочилась, то [легкое] очищается от накопившегося гноя. При истинном [плеврите] не бывает биения, так как [больной] орган не изобилует артериями.

Поскольку плеврит походит на опухоль в печени вследствие наличия кашля, лихорадки, стеснения дыхания, натяжения подвешивающих связок и распространения боли на внутреннюю оболочку [груди], то нужно уметь отличать одну болезнь от другой. Плеврит сходен также и с воспалением легких по тем же причинам и по наличию мокроты; эти два [заболевания тоже] следует различать. Различие между плевритом и опухолью печени состоит в том, что пульс при опухоли печени волнообразный и боль тяжелая, не колющая; [цвет] лица больного переходит в нехорошую желтизну и при кашле нет мокроты; наоборот, кашель бывает сухой и притом с перерывами. Иногда язык чернеет после того, как был желтым, моча становится густой, водяночной, а кал – печеночным. Ощущается тяжесть в правом боку, но ощупывание не улавливает [опухоли], хотя чувствуется боль. При опухоли печени испражнения иногда бывают похожи на воду, в которой мыли свежее мясо, – это [следствие] слабости сил. Если опухоль находится в выпуклости печени, она прощупывается осязанием, а если она в вогнутой части, ее обнаруживает затрудненное дыхание, указывающее на наличие [во внутренних органах] чего‑то висящего и тяжелого. Стеснение дыхания при опухоли печени бывает иногда сомнительное, не очень сильное.

Что же касается больного плевритом, то кашель у него бывает с мокротой, боль колющая, моча по составу лучше, цвет ее превосходнейший, а стеснение дыхания больше, причем оно Hence рывно увеличивается, так что через каждые шесть часов замечается большое различие в сторону увеличения.

Различие между [плевритом] и воспалением легких таково: пульс при воспалении легких волнообразный, боль тяжелая, стеснение дыхания сильней и дыхание горячей. Имеются также и другие признаки. Если [у больного] плеврит, то при этом иногда наблюдаются дурные признаки воспаления мозговых оболочек, как например, помрачение сознания, бред, учащение дыхания, перебои, обморок или менее [тяжелые расстройства], а также сильная тоска, большая раздражительность, сильная жажда, меняющийся цвет лица, приобретающего различную окраску, сильная лихорадка и рвота желчью; причина этих признаков – соучастие груди с главенствующими органами и соседство с ними. Поэтому следует различать эти два заболевания, то есть воспаление мозговых оболочек и барсам.

Одно из различий заключается в том, что при воспалении мозговых оболочек сначала появляется помрачнение сознания, затем усиливаются другие признаки. Дыхание [при воспалении мозговых оболочек] более здоровое и расстройство дыхания наступает позже помрачения сознания; при этом имеются и отчетливые признаки [воспаления мозговых оболочек], как например, покраснение и закатывание [глаз] кверху. А при барсаме  помрачнение сознания наступает позже, а иногда его не бывает почти до самой смерти, [или] сознание вообще остается здоровым; [во всяком случае] при барсаме  изменение и расстройство дыхания предшествует помрачению сознания. [При барсаме]  чувствуется натяжение стенок живота кверху, как будто они подтягиваются к опухоли, и колющая боль. Один из отличительных признаков состоит в том, что при воспалении мозговых оболочек пульс большой и несколько редкий, а при плеврите – малый и несколько учащенный, чтобы возместить малость. Когда плеврит усиливается, то при этом усиливаются и упомянутые признаки; язык становится сухим и жестким. При усилении [плеврита] возникает покраснение лица и глаз, сильное беспокойство, помрачение сознания, расстройство дыхания и прерывающаяся испарина. Иногда [плеврит] приводит к злокачественному расстройству желудка.

 

 

Признаки разновидностей истинного и ложного [плеврита].

 

 

Если плеврит ложный и возник в оболочке, покрывающей ребра, или во внешних мышцах, у него имеются [особые] признаки, и боль и повреждение доходят при этом до определенного предела. Плеврит, возникший во внешней оболочке, улавливается осязанием; иногда [в заболевании] соучаствует кожа и оно становится явным для глаза, а иногда [опухоль] вскрывается наружу и [заболевание] не вызывает отхаркивания. Такое вскрытие иногда происходит естественно, а иногда [вызывается] искусственно. При плеврите, [возникшем] во внешних мышцах, имеет место болезненное биение; если биение ощущается при вдохе, [значит], опухоль находится в расширяющихся мышцах, а если оно ощущается при выдохе, [значит], опухоль в сжимающихся мышцах; ты уже знаешь, что и те и другие [мышцы] имеются как во внешней, так и во внутренней оболочке [груди]. Надавливанием тоже [можно] обнаружить разновидность плеврита, которая не является истинным [плевритом]. Подобный ложный плеврит не вызывает колющей боли и стесненного дыхания, не делает пульс столь твердым и пилообразным и не порождает такой сильной лихорадки со [всеми] ее проявлениями, какая бывает при истинном плеврите. Иногда пульс [при ложном плеврите] бывает мягким, а иногда возникает лихорадка вследствие опухоли вне упомянутых [выше] мест или по [какой‑либо] иной причине, как например, от катарального кровохаркания и тому подобного. Плеврита нет, если нет налицо колющей боли, пилообразного пульса и других [упомянутых признаков]. В большинстве случаев ложного плеврита боль чувствуется ниже гребня лопатки, а при истинном плеврите в разделяющей преграде боль [распространяется] до хрящей ложных ребер. Помрачнение сознания при [истинном плеврите] бывает чаще и усиливаются все симптомы, боль и затрудненность дыхания; сильная лихорадка возникает не так быстро, как при других [видах] плеврита; наоборот, она иногда запаздывает, пока мышцы не начинают загнивать, и тогда лихорадка очень усиливается. Если [опухоль] образовалась в оболочке, выстилающей грудь изнутри, то боль распространяется до ключицы. [Степень] боли не одинакова вследствие различия в степени соприкосновения частей оболочки с ключицей, а также из‑за различной чувствительности ее частей.

При [истинном плеврите] совершенно не бывает болезненного биения. Боль, распространяющаяся в стороны хрящей ложных ребер, иногда происходит от опухоли в разделяющей преграде, а иногда от образования опухоли в мясистых органах, которые находятся в ребрах. В этом нет большой опасности.

 

 

Признаки доброкачественного и злокачественного плеврита.

 

 

На доброкачественность плеврита указывает легкое и быстрое отхаркивание зрелой мокроты, то есть мокроты белой, мягкой и однородной [по составу], пульс – не очень твердый и [не очень] пилообразный, незначительность боли и прочих проявлений, а также хороший сон и дыхание, восприимчивость к лечению, способность больного [легко] переносить недуг, ровность теплоты в теле и его мягкость, малая жажда и [незначительная] тоска. Качества испарины, кала и мочи при этом достохвальны. Зрелость мочи – прекрасный признак при плеврите, тогда как дурная моча – признак очень плохой. Дурные испражнения, зловонные и ярко‑желтые – скверный признак; появление кровотечения из носа – один из хороших признаков и полезных [явлений] при плеврите.

Злокачественным [является плеврит], если его проявления и признаки очень сильны и определенны, если мокрота задерживается или отходит медленно и при этом она незрелая, либо чисто красная, либо свинцовая, либо черная, или более [обычного] вязкая, удушающая и затрудняющая [дыхание], и все ее качества противоположны тем, которые мы перечислили выше. К дурным признакам принадлежит моча со [значительным] осадком, непрозрачная и кровавая; такая моча нехороша и указывает на воспаление швов головного мозга. Дурным признаком является также сильный жар, особенно если при этом [ощущается] холод в конечностях, боль, распространяющаяся назад, и усиление боли, когда [страдающий] лежит на больном боку.

Если у больного плевритом или воспалением легких бывает в конце [болезни] понос, это указывает, что печень ослабела, что является дурным признаком, тогда как понос в начале – прекрасный признак и даже полезное явление. Что же касается поноса, который появляется позже, причем от него не проходит затрудненность дыхания и тоска, то он иногда убивает на четвертый день или раньше. Подергивание под ложными ребрами часто указывает на помрачнение сознания вследствие соучастия головы [в заболевании] грудобрюшной преграды. Это является [следствием] движения материи из грудобрюшной преграды, а движение ее при подобном заболевании есть большей частью движение восходящее. Еще один дурной признак – когда нарывы, проистекающие от плеврита, лежат глубоко и когда [при нарывах] не спадает лихорадка и нет хорошей мокроты. Это указывает на [неизбежность] смерти, ибо в таком [случае] материя обязательно возвращается вглубь. Что же касается хороших и дурных признаков, которые [проявляются] после нагноения, то мы отводим им особый параграф.

Знай, что если при плеврите нет мокроты, то он либо очень слабый, либо скверный и весьма злокачественный. [В таком случае] при нем либо нет такого обилия материи, с которым следовало бы считаться, либо материя не поддается отхаркиванию и злокачественна. Говорит Гиппократ: «Отхаркивание часто бывает хорошим и легким, как дыхание, но налицо имеются другие признаки – дурные и убийственные. [Так бывает], например, при такой разновидности плеврита, когда боль [распространяется] назад и спина у больного [болит], как спина избитого, а моча у него кровавая, гнойная. Такой больной редко выживает; наоборот, он умирает между пятым и седьмым днем и редко дотягивает до четырнадцатого дня. Если же он переживает седьмой день, то чаще всего спасается».

Нередко [у такого больного] появляется между лопатками краснота; лопатки у него делаются горячими, и он не может сидеть. Если живот у него [тоже] становится горячим и оттуда выходят желтые испражнения, то он умирает, если только не переживет седьмого дня, а если у него быстро появляется мокрота многих разнообразных видов и затем боль усиливается, то он умирает на третий день, а если нет, то выздоравливает.

[Есть] и другой вид плеврита, при котором чувствуется болезненное биение, распространяющееся от ключицы до голени. Мокрота бывает при этом чистая, но такой плеврит убивает, ибо материя отклоняется к голове. Если больной переживет седьмой день, то поправляется.

 

 

Признаки периодов плеврита.

 

 

Если нет мокроты, или мокрота жидкая, или ее немного, или она представляет собой так называемые «плевки», о которых мы скажем в дальнейшем, значит, это начало [болезни]. Когда же проявления [болезни] усиливаются и увеличивается количество мокроты, [причем] она делается все менее жидкой и оказывается все гуще и легко [отхаркивается], становясь все краснее, то это [период] усиления болезни. Затем, когда больной [начинает] легко отхаркивать зрелую мокроту такой степени зрелости, как мы говорили, и боль становится легкой, [это есть] окончание [развития болезни] и совершенного созревания опухоли. Затем, когда количество мокроты начинает уменьшаться при той же густоте и легкости [отхаркивания], причем боль отсутствует и проявления болезни уменьшаются, значит, болезнь спадает. Когда же отхаркивание мокроты прекращается после полного исчезновения [других] признаков, значит, окончился период спада.

 

 

Признаки разновидностей плеврита в отношении их причин.

 

 

Вещи, по которым заключают о причине, вызывающей плеврит, это мокрота, смотря по тому, каков ее цвет – однородный ли он или смешанный, боль, место, где болит, а также лихорадка, ее сила и периодичность. Мокрота, когда она красноватая, указывает на кровь, а когда она желтоватая, указывает на желтую желчь; светло‑красная мокрота указывает на то и другое вместе. Если мокрота беловатая, но не вследствие зрелости, это указывает на слизь; если же она черноватая или коричневая и причина [здесь] не в каком‑либо внешнем окрашивающем веществе вроде дыма и тому подобного, это указывает на черную желчь. И еще: боль при слизистом или черножелчном плеврите чаще всего опускается вниз и скорее мягкая, а при обеих других разновидностях она поднимается вверх и жжет. И еще: лихорадка, когда она сильна, происходит от горячих соков, а когда она не сильна, происходит от соков скорее холодных. [Характер] периодичности лихорадки иногда очень хорошо указывает [на причину плеврита].

 

 

Признаки перехода плеврита в другое заболевание.

 

 

Если больной не отхаркивает быстро хорошую мокроту и [легкие] не очищаются в течение четырнадцати дней, то, значит, [опухоль] перешла к накоплению гноя. На начало подъема материи вверх указывает сильная боль, затруднение и стеснение дыхания, а также «удвоение» его при расширении [груди] и его малая величина. [На это указывает] также сильная лихорадка и, в особенности, жесткость языка, сухой кашель вследствие вязкости материи и уплотнение грудобрюшной преграды, слабость сил, падение аппетита, помрачнение сознания, бессонница, ощущение тяжести в [больном] месте. Когда [опухоль] набрала гной и накопление гноя закончилось, лихорадка и боль проходят, но тяжесть увеличивается, а когда она вскрывается, начинается различный [по силе] потрясающий озноб и [наблюдается] расширение пульса при его неровности: силы падают, и тело становится вялым. Часто появляется сильная лихорадка, так как материя жжет органы, и опухоль [тоже] жжет их. Если опухоль вскрылась, но [больной орган] не очистился через сорок дней со дня вскрытия, то это приводит к чахотке. Вскрытие нагноившейся опухоли [происходит] в редких случаях на седьмой день или на следующий, а чаще всего позднее – к двадцатому, сороковому или шестидесятому дню. Чем сильнее признаки нагноения, тем скорее наступает вскрытие; чем эти признаки мягче, тем больше задерживается вскрытие. Из всех признаков это особенно относится к лихорадке.

Если появляются устрашающие указания, а раньше ты наблюдал благоприятные признаки в отношении мокроты и прочего, то не пугайся слишком: их появление обусловлено накоплением гноя, а не другой причиной.

Во всех [случаях], когда при плеврите боль не успокаивается после отхаркивания, после кровопускания, послабления и других мер, ожидай нагноения или смерти [больного] еще до нагноения, смотря по прочим признакам. Если ты видишь, что напряженность пульса усиливается, особенно если усиливается его частота, это предвещает, когда силы велики, что плеврит перейдет в воспаление легких, в нагноение и в чахотку. Вообще, когда имеются налицо признаки силы и благополучия, но боль все же не успокаивается после кровохаркания, послабления и компрессов, это приводит к нагноению. Если же нет таких признаков здоровья, как сохранение сил, сохранение аппетита и тому подобное, это предвещает, что [болезнь] убьет, и говорит о том, что сначала наступит обморок. Однако в большинстве случаев при вскрытии опухоли аппетит падает и щеки краснеют, так как к ним поднимаются пары; пальцы тоже становятся горячими по этой причине.

Когда опухоль вскрывается в полость груди, [больному] несколько дней кажется, что ему легче, но потом его состояние становится плохим. При вскрытии опухоли в грудную полость ты наблюдаешь, как мы уже говорили, что пульс слабеет, расширяется и становится медленным и редким из‑за рассеяния сил вследствие опорожнения и угашения прирожденной теплоты. При этом, как мы упоминали, бывает озноб, за которым следует лихорадка, вызванная жжением от соков; если материи из вскрывшейся опухоли выходит много, а силы [больного] слабы, это приводит к гибели.

Знай, что если силы больного слабы и усилилось напряжение и учащение пульса, то это, как тебе уже известно, предвещает обморок. Если же учащение [пульса] не так сильно и меньше учащения, обусловленного собственно плевритом, то оно иногда предвещает спячку или спазмы или же замедление созревания [опухоли]. Спячка происходит только от того, что головной мозг принимает в себя влажные пары, которые, несомненно, [должны быть] не слишком острыми; в противном случае пульс обязательно стал бы очень частым. Принимая [эти пары], мозг, вместе с тем, слишком слаб, чтобы вытолкнуть их к нервам. А спазмы бывают вследствие того, что мозг имеет силу вытолкнуть эти пары в нервы.

[Упомянутые признаки] указывают на замедление созревания вследствие густоты материи и потому, что она не переходит [в другое место], ибо мозг и нервы сильны и не принимают ее. Иногда они предвещают спазмы, а именно, если стесненность дыхания значительно увеличивается, но лихорадка не сильна.

Если ты видишь, что болезнь немного успокоилась и стала легче, но мокроты нет, то это нередко означает, что материя вышла с мочой или с калом, причем происходит жидкое послабление желчью или выходит густая моча. Если же этого не видно, то появляется нарыв. Когда наблюдается натяжение в стенках живота и в ложных ребрах и [ощущение] жара и тяжести, это предвещает нарыв в паховой [области] или на голенях; отклонение [нарыва] к голеням – верный признак благополучия. В таких случаях Гиппократ, да будет Аллах к нему милостив, предписывает вызывать послабление харбаком.

Если ты наблюдаешь при этом затрудненность дыхания и стеснение в груди, а также головную боль, тяжесть в области ключицы, сосков и предплечья и жар, [распространяющийся] кверху, это предвещает, что материя отклонится в сторону ушей и головы. Если положение таково, [как мы сказали], но не появилось ни опухоли, ни нарыва в этой области, значит, материя отклонится к самому мозгу и убьет [больного].

 

 

 

Общее рассуждение об отхаркивании мокроты, которое начинается на второй или третий день

 

 

Лучшая мокрота, [которая отхаркивается] всего скорей, легче и обильней и притом наиболее зрелая – это мокрота белая, гладкая, однородная, не вязкая, а наоборот, уравновешенная по составу. Отхаркивание мокроты, близкой к такой зрелости, успокаивает помрачение сознания, если оно до этого наблюдалось, и [устраняет] бессонницу или другие дурные проявления болезни. Затем следует [мокрота], переходящая сначала в красный цвет, а также переходящая в желтый, а затем – пенистая; причиной пенистости является то, что в соке содержится жидкое [вещество], к которому примешивается много воздуха, причём смешение является очень прочным. Однако пенистая мокрота не столь хороша, а наоборот, скорее дурна; еще хуже, если мокрота в начале чисто‑красная или чисто‑желтая, огненного [цвета]. К очень дурной мокроте принадлежит белая, вязкая, круглая, а хуже всех – черная мокрота, особенно если она зловонная. Желтая мокрота лучше, чем черная и лучше круглой, имеющей форму катышков, но такая: круглая мокрота лучше красной, хотя [сама по себе] она дурна и указывает на густоту материи и на то, что [телом] овладел жар. Она предвещает, что болезнь будет долгой и перейдет в чахотку и худосочие. Красная [мокрота] лучше желтой, ибо такова естественная кровь; [красная] умеренно слизистая мокрота мягче желтой [мокроты], которая разъедает и жжет. Зеленая мокрота указывает, что [материя] сгустилась и сильно перегорела, легкость выхода мокроты не отменяет суждения о злокачественности ее вещества. Зловонная [мокрота] злокачественна. Отхаркивание такой злокачественной мокроты происходит из‑за ее обилия, но не вследствие зрелости; всякое отхаркивание, после которого не успокаиваются страдания [больного], не является хорошим.

[Врачи] обычно называют чистое [отделяемое], к которому не примешивается какое‑либо постороннее, созревшее [вещество] или некоторое [количество] крови, или желтой желчи, или черной желчи, «плевками» и не называют его мокротой. Если такое [отхаркивание] длится долго и к отделяемому ничто не примешивается и нет признака, указывающего, что этот сок созревает, оно свидетельствует, что болезнь затянется; если же [сок] при отсутствии зрелости злокачествен, это признак гибели.

Говоря вообще, мокрота дает указания своим цветом, своей плотностью – густая она или жидкая, а также своей формой – округленная она или не округленная; показательным является и ее количество – обилие или скудость. Соленая мокрота указывает на разъедающий катар.

Иногда отхаркивание густого сока [или] даже гноя происходит не вследствие язв в легких, а от гнойной влаги, просачивающейся в теле людей, которые миновали тридцать лет и [подошли] к пятидесяти и пренебрегали физическими упражнениями. [Гнойная влага] скапливается у них в грудной полости и отхаркивается. Очищение при этом происходит в промежуток времени от сорока до шестидесяти дней, но тут нет большой беды.

 

 

Воспаление легких

 

 

Воспаление легких – это горячая опухоль в легких. Она иногда образуется с самого начала [заболевания], а иногда следует за возникновением катаров, спустившихся в легкие, или ангин, которые рассосались [и устремились] в легкие, или же [проявляется после] плеврита, перешедшего в воспаление легких. Такого рода [опухоли] убивают к седьмому дню, а если естество имеет силу извергнуть материю, то чаще всего вгоняют в чахотку. Воспаление легких возникает от сока, но чаще всего оно бывает от слизи, ибо [заболевший] орган неплотен и в нем редко задерживается жидкий сок. А плевриты в большинстве случаев, наоборот, желчные, и это потому, что [больной] орган – перепончатый, плотный, сжатый и в него проникает только вещество разреженное, острое. Однако [воспаление легких] иногда бывает от крови,[12] а иногда представляет собой разновидность рожистого воспаления. Такое [заболевание] в большинстве случаев убивает вследствие своей остроты и соседства с сердцем, а также по причине малой пользы от [лекарств для] питья и повязок; выпитое лекарство, дойдя до опухоли, не сохраняет [достаточной] охлаждающей силы, чтобы ей противостоять, а лекарственная повязка не доводит до опухоли охлаждения, могущего сравняться с ее [жаром]. При воспалении легких опухоль иногда твердеет, а нередко переходит в нарывы. Случается, что она переходит в фаранитус;  такая [опухоль] злокачественна.

Иногда воспаление легких переходит в плеврит, но это бывает редко, не часто, а иногда за ним следует онемение, подобно тому, что мы говорили в [параграфе] о плеврите; при воспалении легких это последствие бывает чаще. Полезное действие кровотечения из носа при воспалении легких не таково, как при плеврите, вследствие различия в материи [опухоли], а также потому, что отвлекать [кровь] от легкого дальше, чем от грудобрюшной преграды, от оболочек груди и ее мышц.

 

 

Признаки.

 

Признаки воспаления легких – это острая лихорадка, ибо [воспаление легких] есть горячая опухоль во внутренних органах, и сильное стеснение дыхания, как бы удушающее, которое заставляет дышать [только] стоя вследствие опухоли, суживающей [дыхательные] пути, а также очень горячее дыхание, тяжесть из‑за обилия материи в органе с нечувствительным веществом и чувствительной оболочкой, которая его окутывает, натяжение во всей груди по этой же причине и боль, распространяющаяся от груди и из глубины тела до грудной кости и позвоночника; иногда [боль] ощущают между лопатками. Бывает, что чувствуется болезненное биение под лопаткой, под ключицей и под соском либо постоянно, либо только при кашле. [Больной] может лежать только навзничь, а когда лежит на боку, то задыхается. У страдающего воспалением Легких язык сначала краснеет, потом чернеет; язык у него такой [липкий], что палец пристает к нему при прикосновении, и к тому же, утолщенный. Натяжение и переполнение охватывают лицо, причем щеки краснеют и припухают, ибо к щекам поднимается пар, а они мясисты и [вещество] их разрежено, не таково, как у лба, который [более] кожист. Иногда краснота до того усиливается, чти кажется будто щеки нарумянены, а иногда [больной] чувствует, как [из груди] поднимается пар, и его как будто охватывает огнем, появляется сильная одышка и дыхание становится быстрым из‑за жесткой, вредоносной лихорадки; глаза воспаляются и двигаются с трудом, сосуды их наполняются кровью и веки становятся тяжелыми; причиною [этого] тоже является пар. На роговице наблюдается как бы опухоль, а глазное яблоко как будто выпучивается. Нередко [при воспалении легких] возникает спячка вследствие обилия холодных паров, а иногда наблюдается холодность конечностей. Что же касается пульса, то он волнообразный, мягкий, так как опухоль находится в мягком органе и материя [в ней] влажная. Волнообразный пульс обязательно является неровным при одном расширении, [но] иногда он обрывается, а иногда становится двухударным, [тоже] при одном расширении; однако это иногда наблюдается и при многих расширениях; случается, что при многих расширениях бывает перебой. Пульс при [воспалении легких] бывает иногда «приходящимся на середину». В большинстве случаев пульс [при воспалении легких] бывает большой вследствие настоятельной необходимости [в угашении] и мягкости орудия, если только силы не очень ослабели; что же касается частоты, то она увеличивается или уменьшается в зависимости от лихорадки и от степени необходимости [в угашении], а также смотря по тому, достаточна ли сила, чтобы [пульс] был большой, или слаба для этого.

Гиппократ говорит, что если у таких больных появляются нарывы возле сосков и в прилежащих местах и открываются свищи, то они спасены, причина этого известна; когда появляются нарывы на голени, это тоже благоприятный признак. Если воспаление легких в редких [случаях] переходит в плеврит, то стеснение дыхания становится легче, и появляется колотье. Мокрота у таких больных тоже иногда бывает различной окраски, как при плеврите; в большинстве случаев она слизистая. При воспалении легких, которое является разновидностью рожи или сходно с рожей, стеснение дыхания и тяжесть, ощущаемая в груди, бывает меньше, но пылание [наблюдается] крайне сильное.

Признаки перехода воспаления легких в нагноение близки к признакам плеврита в подобном случае. А именно: лихорадка не уменьшается, боль тоже, и не наблюдается сколько‑нибудь значительного выведения [материи] в виде мокроты или густой мочи с осадком или в испражнениях. Если ты видишь, что больной при наличии этих признаков благополучен и силен, значит, [опухоль] переходит в нагноение или [образует] нарывы либо выше, либо ниже, смотря по признакам, упомянутым в разделе о плеврите. Если же нет налицо силы и благополучия, то ожидай гибели [больного]. Если плевки больного стали пресными, значит, опухоль нагноилась; если легкие очистятся в течение сорока дней – [будет хорошо], а если нет, то болезнь затянется. Когда же воспаление легких тянется долгое время, это вызывает опухание ног вследствие слабости питающей [силы], особенно в конечностях. Если материя стягивается к мочевому пузырю, можно надеяться на благополучие.

 

 

Язвы в легких и груди, к числу которых принадлежит чахотка

 

Общее рассуждение

 

 

Такие язвы бывают либо в груди, либо в грудобрюшной преграде, либо в легких; эта последняя разновидность, то есть [язва] в легких, и есть чахотка. Или же язвы бывают в трубке, но о них мы уже упоминали. Наиболее благополучные из таких язв – язвы в груди, и это потому, что сосуды в груди меньше и части их плотней, так что трещины в них не очень велики, а также по той [причине], что гной не задерживается в сосудах и течет в грудную полость, тогда как состояние легких не таково. К тому же движения [груди] не сильны И не [столь] ощутимы, как движения легких, напротив, грудь почти неподвижна, и она является мясистой, а мясистые органы более способны к заживлению. Часто случается, что язвы в груди, происходящие от гниющих нарывов, портят кости, так что приходится вырезать загнившие части костей, чтобы соседние части уцелели; нередко гниение переходит на прилежащую к костям оболочку. Что же касается язв в преграде, то язвы, прошедшие насквозь, никогда не заживают, а не сквозные бывают либо в частях, богатых нервами, и тогда они [тоже] не заживают, либо образуются в мясистых частях и заживают, если их захватить в начале и не допустить образования опухоли. Если же они опухают или становятся хроническими, то не исцеляются.

Относительно язв в легких врачи не согласны насчет того, излечимы они или не излечимы. Некоторые говорят, что они совершенно неисцелимы, ибо для заживления требуется неподвижность, а там неподвижности не бывает. Однако Гален оспаривает их и утверждает, что движение само по себе не препятствует заживлению, если не присоединяются другие помехи. Это доказывается еще и тем, что преграда тоже движется, но язвы на ней иногда излечимы. Что же касается самого Галена, то его мнение о язвах в легких таково, что если эти язвы возникают вследствие распада единого, который произошел не от опухоли или разъедания едким соком, а от другой причины, то они доступны излечению, пока рана еще не загнила и не опухла; таковы же и язвы, которые вызывают в легких прободение, но не нагнаиваются. А язвы [в легких] от опухоли или от разъедания недоступны излечению, ибо нагноившаяся язва может в таком случае исцелиться только путем очищения от гноя при помощи кашля, но кашель расширяет язву и разрывает ее, и щекотание от кашля усиливает боль, а боль способствует привлечению материи в данную сторону. Сушащие лекарства препятствуют отхаркиванию, а средства, способствующие отхаркиванию, увлажняют и размягчают язвы. Язвы от разъедающего сока не исцеляются, если его не исправить, а это удается лишь в такой промежуток времени, в течение которого язва либо обязательно разорвется и превратится в совершенно не заживающий свищ, либо настолько расширится, что разъест часть легкого. А в язве, образовавшейся после опухоли, иногда соединяются все эти свойства.

К [причинам], увеличивающим трудность заживления, относится движение, а также то, что сосуды, находящиеся в легких, велики, широки и плотны; это тоже одно. из [обстоятельств]; затрудняющих зарастание разрыва. И еще: дальность расстояния от места входа выпитого лекарства до легких и обязательное ослабление его силы, пока оно доходит до язвы, тоже увеличивает [трудность заживления]. Лекарства холодные [движутся] лениво и не проникают [глубоко], а те, которые горячи, усиливают лихорадку, сопровождающую язвы в легких. Сушащие лекарства вредны тем, что неизменно вызывают худосочие, тогда как увлажняющие препятствуют заживлению язвы. Способ лечений всяких язв заключается в подсушивании, и особенно таких, как язвы [в легких], к которым направляются жидкости сверху и снизу. Иногда разъедание быстро поддается излечению, если оно только начинается и [язва] образовалась в оболочке, покрывающей трубку изнутри, а не в мясистом веществе легких; что же касается [язвы] в самих хрящах [трубки], то она не поддается [лечению]. Более всего доступны лечению при чахотке по своему возрасту дети, а самые благополучные язвы легких – те, что принадлежат к разновидности язв со струпом, если только причина [язвы] не в натуре [больного] и не в самом соке, который делает сухую язву лишаевидной. Иногда с чахоточным бывает, что чахотка тянется долго, отпуская его на некоторое время; [бывает] также, что она тянется с юности до зрелых лет. Я видел женщину, которая прожила в чахотке почти двадцать три года или [даже] немного больше. Люди с язвой в легких очень страдают осенью; если [наличие] чахотки сомнительно, ее обнаруживают у больного с наступлением осени.

Иногда название «чахотка» дают другой болезни, при которой нет лихорадки, но легкое принимает в себя густые, вязкие соки, постоянно изливающиеся туда вследствие катаров. Протоки в легких становятся узкими, [и у больных] возникает стеснение дыхания и упорный кашель; это приводит к истощению сил и заставляет таять их тело, но в действительности они идут по пути страдающих астмой. Если при этом есть небольшой жар, то необходимо присоединить к их лечению кое‑какие меры лечения больных астмой.

 

 

Причины язв в легких.

 

 

Что же касается причин язв в легких, то это либо катар, жгучий, разъедающий или вызывающий гниение благодаря соседству, – при этом легкое не становится благополучным, пока катар не созреет, – либо материя такого же рода, текущая в легкое из другого органа, либо предшествующее воспаление легких, которое дало нагноение после прорвавшейся плевритической опухоли. [Язва в легких бывает также] вследствие какой‑либо из упомянутых выше причин, вызывающих кровохарканье, которое раскрывает, разрывает или расщепляет сосуд, будь то причина внутренняя, как например, кипение крови или что‑либо другое из вышесказанного, либо причина внешняя – падение или удар. Иногда причиной язв бывает гниение или разъедание, возникающее в веществе легких само по себе, как это случается в других органах. [Заболевания] чахоткой иногда учащаются, если за  «северным» и сухим летом следует «южная», дождливая осень.

О тех, кто предрасположен к чахотке по своему сложению и облику, а также в зависимости от страны и натуры

Это [люди] сутулые, узкогрудые, у которых лопатки [почти] лишены мяса, особенно сзади, и выдаются вперед. Они так сильно выступают, что кажется, будто у такого человека два крыла, и плечи у него как бы отделяются от [всей] руки спереди и сзади.

[К чахотке предрасположены люди] с длинной и наклоняющейся вперед шеей; горло у них иногда выдается и подпрыгивает; у таких людей много ветров в груди в прилежащих местах, и грудь их раздута, так как она маленькая. Если при этом у таких людей наблюдается слабость мозга, который принимает в себя излишки, и не [вполне) переваривается пища, то все условия, [чтобы заболеть чахоткой], налицо, особенно когда соки у них острые, желчные. А по облику люди быстро получающие чахотку, это, как упомянуто, сутулые, с редкой растительностью и белой с рыжеватым оттенком [кожей], а также те, у кого крепкое, плотное тело, ибо у них часто случаются разрывы сосудов. По натуре подвержены этому люди с более холодной натурой, а возраст, в котором часто бывает чахотка, – от восемнадцати и до тридцати лет. В холодных странах она бывает чаще, поскольку там [нередко] лопаются сосуды и многочисленны [случаи] кровохаркания. Время года, когда это [заболевание] учащается, – осень.

Чего такие люди должны остерегаться. Такие люди должны остерегаться всех едких и острых яств и лекарств и всего того, что заставляет напрягаться органы труди: то есть крика, раздражения, прыжков.

 

 

Признаки чахотки.

 

 

Они состоят в том, что появляется мокрота с материей, имеющей уже описанные признаки гноя по форме, цвету, плотности и прочему, а также постоянная иссушающая лихорадка из‑за соседства сердца с местом заболевания. [Лихорадка] усиливается после еды и к ночи, так же как усиливается [всякая] иссушающая лихорадка вследствие увлажнения тела пищей; об этом мы упомянем в своем месте. Однако с иссушающей [лихорадкой] нередко сочетаются и другие лихорадки – возвратная, четырехдневная, пятидневная. Худшая из них – пятидневная, затем идет полутрехдневная, затем – возвратная. Когда начинается чахотка, то появляются также признаки, которые мы перечислим в конце параграфа о нагноении, и больные то и дело обливаются потом, ибо силы у них слишком [слабы], чтобы удержать питательные вещества и распоряжаться ими, а жар растворяет их и заставляет течь. Если в мокроте есть струпья, то не остается сомнения, [что у больного чахотка], особенно если в прошлом имели место упомянутые обстоятельства, ведущие к чахотке, а если тело начинает худеть, ногти выгибаются и волосы падают из‑за недостатка питания и порчи излишков, значит (предположения) верны.

В начале чахотки цвет лица иногда становится свинцовым, но оно краснеет, когда [из легких] поднимаются пары; в шее и в боках [чувствуется] напряжение, особенно когда болезнь упрочится; конечности, особенно ноги, раздуваются в последние дни болезни и пухнут вследствие порчи соков и умирания прирожденной теплоты в наиболее отдаленных частях тела из‑за дурного качества натуры. Те, у кого причиной чахотки является разъедающий сок, выделяющий слюну со вкусом морской воды, очень соленую. Пульс у них бывает устойчивый, умеренной быстроты и небольшой, причем порой наблюдаются отклонения в ту и в другую сторону. Потом, после этого появляется урчание в животе, ложные ребра отклоняются кверху и усиливается жажда. Позыв на еду пропадает вследствие слабости естественных сил, и нередко расстраивается желудок из‑за упадка силы. Чахоточный иногда отхаркивает кольца [трубки] и [частицы] тела сосудов, и бывает это при приближении смерти. Если отхаркиваемые частицы сосудов велики, значит, они из легких, а если малы, то из трубки. Часто [чахоточные] отхаркивают камешки, но кольца трубки они отхаркивают, если образовалась большая язва.

В конце болезни мокрота и слюна сгущаются, а потом [отхаркивание] прекращается вследствие слабости силы, и больные нередко умирают от удушья. А иногда [появление] такой мокроты не задерживается до конца болезни, и она выделяется в начале, если разновидность чахотки злокачественная и [болезнь] возникла от грубых, не переваривающихся соков. Если отхаркивание прекращается в конце чахотки, то [больные] зачастую не [живут] дольше четырех дней. Иногда прекращение отхаркивания происходит по причине слабости сил; в этом случае дыхание у [больных] иногда до того суживается, что становится как бы неощутимым. Нередко кашель у них усиливается и вызывает непрерывное кровохаркание; если его лечат средствами, препятствующими кровохарканию, то [больные] погибают, хотя у них появляется чувство облегчения, а если им дают кашлять, они умирают скорой смертью от кровотечения. Если человек болен чахоткой и у него появляются на лопатках пузыри, подобные бобам, то он умирает через пятьдесят два дня.

 

 

 

Лечение плеврита

 

Общее рассуждение

 

 

Необходимо задержать материю, направляющуюся к опухоли, и, отклонить ее с помощью опорожнения и [лекарств], отвлекающих материю в противоположную сторону. Пусть [врач] прочитает то, чтo мы описали в предшествующем параграфе; нам иногда придется еще повторять то, что сказано. Мы говорим: средством лечения этой болезни является кровопускание, если кровь одолевает.[13] [Кровопускание производят] тем способом, о котором говорилось в предыдущем параграфе, и выводят кровь до тех пор, пока цвет крови больного не изменится – это указывает, что вредоносный избыток крови уже выведен; знай также, что самая черная кровь в теле – та, что находится близ такой опухоли. Однако при [кровопускании] необходимо учитывать силы [больного]: нередко силы не позволяют выводить кровь до такого предела.

Если же [в опухоли] другой сок,[14] то его выводят не таким, например, лекарством, как миробаланы, или нечто, имеющее вяжущие свойства, но [средством], вызывающим послабление и месте с тем размягчение, вроде лекарств, изготовленных из фиалки, таранджубина,  манны и хиджазского сахара; послабляющее дают ночью. Некоторые знающие люди говорят, что лучше всего, по возможности, опоражнивать [тело] путем кровопускания, чтобы не вызвать беспокойства, которое иногда причиняет слабительное; мы уже об этом упоминали. Это тем более [важно], если мокрота очень желчная, в особенности, как говорит Гален, когда очень сильна лихорадка. Гален предостерегает от смолы скаммония, но не предостерегает от ийараджей  и харбака,  [принимаемых] вместе. Он хвалит действие ячменной воды, употребляемой после применения слабительного, когда с ним покончили, [15] [если же пить ее] вместе со слабительным, то она обрывает его действие.

Надлежит, однако, учитывать направление боли и страдания: если [боль] направляется вверх – к ключице, к грудной кости и выше, то кровопускание предпочтительнее, а если [боль] направляется в сторону ложных ребер, то необходимо применять слабительное само по себе или с кровопусканием, в зависимости от того, что показывает наблюдение: дело в том, что одно лишь кровопускание из басилика  не отвлекает от этого места[16] такого количества [материи], с которым следовало бы считаться.

О большой необходимости в опорожнении ты можешь, между прочим, заключить, если увидишь, что лекарственные повязки и компрессы не успокаивают боли, или если окажется, что они ее усиливают. Это свидетельствует о переполнении всего тела, и опорожнение тогда необходимо, особенно посредством кровопускания. Если же ты отворил кровь и вызвал опорожнение, но проявления [болезни] не утихли, то знай, что прекращение накопления гноя, которого ты добиваешься, затруднительно, и не повторяй кровопускания, чтобы материя, которая вызывает созревание опухоли, не текла к ней вяло. [Кровопускание] – одно из мероприятий, которые не способствуют созреванию [опухоли], так как силы [больного] убывают, и кровяные опухоли не созревают благодаря [притоку] материи. А когда опухоль созревает, следует воспрепятствовать, превращению материи в гной и постараться очистить [опухоль] раньше этого при помощи отхаркивания.

Вообще же, если [больному] не отворяли кровь, а опухоль созрела и он отхаркивает зрелую мокроту в порядочном [количестве], и ты к тому же наблюдаешь у него слабость сил, то совершенно не делай кровопускания. А если слабость сил препятствует и кровопусканию и послаблению, то необходимо применять клизмы, средние или острые, смотря по тому, чего требует наблюдение, особенно когда боль отклоняется к ложным ребрам. Гиппократ советует при лечении плеврита, когда неизменно чувствуется боль, сильно отклоняющаяся к ложным ребрам, производить опорожнение либо черным морозником, либо филиуном, – а по другой прописи, «диким овощем». Это [растение], похожее на портулак огородный, в котором имеется млечный сок, и оно принадлежит к роду йатту.  Если же ты произвел опорожнение и увидел, что боль стала легче, ограничивайся сахарной водой и вареной ячменной водой; ячмень для этого [берут] очищенный и долго кипятят его в большом количестве воды. [Дают также] сок полбы, если нужно подкрепить силы, арбуз, дыню, сок ююбы, сок кордии, фиалковое варенье, семена снотворного мака. Масло, которое употребляют с каким‑нибудь из [перечисленных лекарств], это миндальное масло. Некоторые [врачи] запрещают гранат из‑за его охлаждающего действия, но, по‑моему, от сладкого граната не бывает [большой] беды. Иногда, чтобы вызвать отхаркивание, употребляют отвары следующих лекарств: очищенного ячменя, ююбы, кордии, фиалки, семян снотворного мака, фиалкового питья и питья из кувшинки – эти два питья лучше, чем джулаб.

Гален предписывал в начале болезни различные виды дийакузы,  чтобы удержать материю и заставить ее созреть, [а также] чтобы усыпить больного, а я скажу, что к ним приходится прибегать, если это неизбежно, вследствие сильной бессонницы. Если же [такой бессонницы] нет, то [дийакузу  употреблять не следует, ибо] снотворный мак иногда замедляет течение материи и препятствует отхаркиванию, если только, конечно, добавленный к ней сахар не устраняет его вредоносности. Похоже, что дийакуза  из семян мака больше подходит для этого, чем [дийакуза]  из [его] кожуры.

[Материю], которая задержалась, следует выводить путем отхаркивания. [Надлежит] также умерить питание, чтобы оно было не обильным, а наоборот, легким, в соответствии с тем, чего требует большая или меньшая острота заболевания и его проявлений. Если проявления болезни спокойные, легкие и незначительные, то питай больного отваром ячменя, очищенного и хорошо разваренного: он [способствует] отхаркиванию, отрывает [материю] и укрепляет силы. Если захочешь подсластить [отвар], то подслащивай его сахаром или медом; если это беспокоит, ограничивайся ячменным отваром, пока не уяснишь себе положения, [исходя] в особенности из [качества] мокроты. Если мокроты много, то нет опасности, что материя [слишком] обильна и известно, что следует укреплять силы больного; питай же его отваром очищенного ячменя, и укрепляй его силы. А если мокрота задержалась, то облегчай режим и по возможности ограничивайся ячменной водой и [различными] напитками. Если при плеврите случился понос, а плеврит возник после забха,  который рассосался и перешел в плеврит, то это препятствует всякому лечению кровопусканием или смягчением естества; при лечении ограничивают питание [больного] ячменным толокном.

Когда при различных видах плеврита необходимость требует кровопускания, а опухоль еще не созрела, то правильно будет ограничиться [выведением] двух третей количества [крови] и подготовить [вену] ко вторичному кровопусканию, [смазав] рану оливковым маслом с солью. Ежедневное послабление желудка один или два раза часто избавляет от необходимости в кровопускании. Если за кровопусканием следует обморок или сильное затруднение и стеснение дыхания, то это указывает, что кровопускание не вывело материю болезни. Лучше не смягчать естество при лечении болей в груди в начале заболевания никакими [средствами], кроме легких, вроде клизм и свечек. Большая ошибка поить [больных] сильно охлаждающими лекарствами, если только [плеврит] происходит не от желтой желчи, давать им пить холодные и вяжущие вещества или кормить их, например, чечевицей с кислыми приправами и тому подобными [кушаньями]. Знай, что поить холодной водой не подходит при этой болезни и при всех внутренних опухолях, и давай ее как можно меньше. А если жажда противится этому, то примешивай к [холодной воде] сиканджубин,  чтобы [сиканджубин]  ослабил силу воды и сократилось ее пребывание и нахождение в теле – наоборот, он тогда [быстро] проведет воду и поможет ей проникнуть в тело, и больной получит пользу от отрывающего и разрежающего действия сиканджубина.

Знай, что если при плеврите усиливается пылание и требуется охлаждение, то охлаждают только такими [веществами], которым присущи несколько очищающие и увлажняющие свойства, каковы, например, сок огурца и сок арбуза; что же касается сока тыквы, то хотя он, с одной стороны, и приносит пользу, но иногда вредит и ослабляет, усиливая выделение мочи. А вещества, которых следует избегать, это, например, сок портулака огородного, настой цикория и все, что имеет свойство охлаждать и уплотнять. Твоей главной целью должно быть, чтобы [больной] легко отхаркивал мокроту. Одним из средств усилить отхаркивание является лежание на больном боку. Иногда приходится слегка потрясти [больного] и дать ему выпить несколько глотков подряд тепловатой воды – это очень помогает, иногда задержка мокроты, вызывающая стеснение дыхания, приводит к необходимости дать [больному] слизать ложку ярь‑медянки, а иногда сильная боль вынуждает дать ему выпить одну бакиллу  асафетиды с медом, уксусом и водой; это [делают]: при сильной, мучительной боли. Если неподчинение дыхания доходит до храпа и хрипа, возьми столько каленой соды, сколько можно захватить тремя пальцами, ярь‑медянки в количестве одной бакиллы,  немного оливкового масла, теплой воды и немного меду», а если это не действует, прибавь цветков винограда с перцем и уксусом, – всего этого в теплом виде, – или иссопа, горчицы и кресса с медом и водой в теплом виде; это действует сильней, чем, первый [состав]. Потом, когда больной отхаркнул мокроту, ему дают яичных желтков, чтобы устранить вред от [принятого; лекарства].

Если болеющим плевритом нужна более сильная пища, [им; дают] рыбы из водоемов с каменистым дном, – это [делают], когда спадет лихорадка, – а также хлеба с сахаром и с сливочным» маслом, что способствует созреванию опухоли и отхаркиванию мокроты, и рыбу, варенную с пореем, укропом и солью. Старайся облегчить область живота, чтобы он не теснил грудь: это [достиг] смягчением естества и выведением кала, если он задержался посредством мягкой клизмы, например, из ячменной воды, с небольшим количеством свекольного сока. Не следует также допускать,1 чтобы [живот] пучило: знай, что пары от кала и пучение вредят при этой болезни. Очень важно, между прочим, позаботиться о том, чтобы болезнь поскорей созрела, пока [опухоль] не станет гнойной, а если она стала гнойной, следует поспешить ее очистить, пока [гной] не начал разъедать.

Знай, что [при этом] необходимо увлажнение; старайся же его вызвать, чтобы облегчить и ускорить отхаркивание мокроты. Когда же мокрота начинает подниматься и больной минует четвертый день, то [упомянутый] отвар усиливают, прибавляя солодкового корня и венерина волоса.

Если материя густа, а силы значительны и нет повреждения в нервах, то неплохо напоить больного разбавленным сиканджубином,  чтобы он отрывал материю; смягчить естество, например, слабительной кассией с сахаром, таранджубин‑ом  и манной [тоже] будет правильно. Иногда прибегают также к помощи лекарственных повязок и втираний. Первое, что следует применить – это восковая мазь, изготовленная из фиалкового масла и очищенного воска, затем постепенно переходят к животным жирам, слизям и мельничной пыли, а потом, понемногу, к более сильным средствам, например, к повязкам с лекарственной ромашкой, корнем алтея и солодковым корнем, [а также] с фиалкой и отваром садовой мальвы. Когда требуется нечто еще более сильное, то употребляют повязки, изготовленные с отварной капустой и вареным фенхелем, а также повязки с горькой полынью, солодковым корнем и некоторым количеством меда с нардовым маслом.

Знай, что если материя обильна, то холодные лекарственные повязки и мази приносят вред, а если материи немного, то они не вредны так же, как и в том случае, когда опухоль рассосалась и осталось некоторое количество материи. Если произошло полезное опорожнение без кровопускания, то позволительно также применять мазь.

 

 

Описание отличной лекарственной повязки.

 

 

[Берут] листьев фиалки и алтея – каждого по одной части; солодкового корня – две части, бобовой муки и ячменной муки – того и другого полторы части, ромашки, лекарственной и трагаканта – по одной части. Если материя густа и нужно усилить растворение, то в этот [состав] добавляют льняного семени и, чтобы замесить его, употребляют майбухтадж  с воском и фиалковым маслом. Если жар меньше, то вместо фиалкового масла кладут масло касатика или масло нарцисса, а если жар сильней, то вместо горячих добавок, которые мы присоединили к прописи, кладут листья кувшинки, розы и тыквы.

 

 

Пропись отличного втирания.

 

 

Берут воска с гусиным жиром, куриным жиром, овечьим маслом и ланолином и изготовляют из него втирание. Оно очень хорошее. К числу лекарственных повязок, которые способствуют созреванию и вместе с тем успокаивают боль, принадлежит повязка с ячменной мукой, донником лекарственным и кожурой снотворного мака. Иногда при этом [заболевании] прибегают к компрессам, влажным и сухим; влажные более подходят, когда опухоль похожа скорее на рожистое воспаление, а сухие, когда она похожа на флегмону, но влажные, если не приносят пользы, то не вредят, а сухие, если уже вредят, то вредят сильно. Лучше всего начать с компресса [в виде] губки, смоченной в горячей воде; сильнее действует вода морская или соленая. После этого, если нужно, переходят к согреванию паром или оливковым маслом с водой – то и другое [должно быть] горячим. Сильнее [действует компресс] с уксусом, викой чечевице‑образной и капустой на шерстяной тряпице, пропитанной маслом. Из сухих разрежающих [употребляют] компрессы с отрубями, затем с просом и затем – солью. Компрессы рассеивают всякую боль и вверху и внизу, если нет препятствия в виде переполнения, вызванного компрессом; что же касается кровопускания, то оно чаще рассеивает боли вверху.

Когда накладываешь лекарственную повязку или компресс, то старайся оградить лицо больного от пара, чтобы не вызвать этим дурноты и стеснения дыхания. Но нередко болезнь [вызывает] сильную сухость и в таком случае полезно, чтобы пар от умеренно влажной повязки или компресса бил в лицо [больного] и уходил [внутрь] при вдохе. Иногда прибегают к лекарствам для лизания, употребляя их [при этих заболеваниях]. Мягче всего и наиболее пригодно для лихорадящих [лекарств] из очищенного промытого воска с фиалковым маслом, особенно если боль сильна. Порой обращаются к кровососным банкам, очистив предварительно тело путем опорожнения и другими [способами] и удостоверившись, что оно очистилось. Если поставить кровососные банки на то место, где болит, от них проявляется великая польза; бывает, что они совершенно успокаивают боль, а иногда отвлекают ее к наружным [покровам]. Лекарственная повязка с горчицей, если наложить ее на такое место, действует так же, как кровососные банки в отношении отвлечения боли.

По истечении седьмого дня болезни древние прописывали лекарство для лизания, приготовленное из миндаля, Семян крапивы, меда и коровьего масла, а также лекарства для лизания, приготовленные из камеди и смолы терпентинового дерева. Нередко употребляют сильно [действующие] кашки, как [например], атанасийю.  Это хороший способ, который могут применять [лишь] исследователи искусства [врачевания], уверенные, что они поймут, как исправить [вред], могущий произойти от такого лечения, и что [больной] в силах его перенести, они достигают этим исцеляющей степени очищения. Что же касается [наших] трусливых современников, которые не доверяют самим себе в этом отношении, то они опасаются меда и кладут [в атанасийю]  вместо меда сахар. Древние советовали также применять сильные очистительные лекарства, приготовленные с медом, в виде пилюль, которые кладут под язык, а в настоящее время советуют делать лекарственные повязки, называемые «пахучими», а также [повязки] с майораном и пластырь из руты. Вообще же тому, кто идет по пути, принятому у древних, должно следовать ему с опаской, осторожностью и боязнью, как не прорвалась опухоль или не поднялся большой жар. Но потом ему надлежит быть уверенным в быстром успехе. Если же болезнь удержится до четырнадцатого дня, то не избежать применения кровососных банок и смягчения [пищевого] режима. Если у [больных] усиливается бессонница, то не обойтись без макового питья, а если у них учащается дыхание, то исправить вред можно только увлажнением с помощью, например, слизи семян подорожника блошного, которую глотают раз за разом, или джулаба.  Иногда помогает поливать бок теплой водой, чтобы облегчить боль и уменьшить учащение дыхания: как ты уже знаешь, оно приносит вред.

После явного спада [болезни] пользуются баней и избегают сильного охлаждения, если только воспаление не из разновидности рожистых. Избегают также [пищевого] режима, сгущающего материю, и стараются вызвать разрежение [материи]. В упомянутых соках и напитках варят в конце болезни порей и горный базилик и дают лизать крапивное семя с медом. Если же опухоль не поддается и [дело] идет к накоплению гноя, то применяют режим, о котором сказано в особом параграфе. Выздоравливающего из числа [больных] плевритом надлежит предостеречь от соленых и едких яств, от переполнения, от пресыщения, от ветра и дыма, ему не следует громко говорить, дуть [в трубу] и совокупляться: если он опять заболеет, то умрет.

Вот то, что мы говорим, если плеврит горячий и истинный. Если же плеврит иной – ложный и без сильного жара, то тебе следует растирать [больного] и применять лекарственные повязки с пажитником и зифтом,  а также и кровососные банки.

 

 

Лекарственная повязка, полезная в этом случае.

 

 

Берут золы корней капусты, замешивают с жиром, растирают и делают из этого лекарственную повязку. При слизистых [опухолях] начинают лечение с острых клизм и послабления, но не пускают кровь, употребляют рассасывающие в виде упомянутых повязок и компрессов, в которых есть сила, и питают [больного] свеклой, соком капусты и водой нута, оливковым маслом и маслом миндаля, сладкого и горького. Употребляют [также] горячие повязки и компрессы и поят отваром Иосифа Недремлющего, который мы даем пить с маслом клещевины. Что же касается черножелчных опухолей, то при таких опухолях кормят похлебками, Приготовленными из дробленой пшеницы с медом и миндальным маслом, [дают] мягчительные горячие лекарства для лизания и заставляют глотать мягчительные масла, как например, масло сладкого миндаля; [кормят] также мягчительными похлебками из бобов с небольшим количеством пажитника. Парное молоко, особенно молоко ослицы, приносит пользу. К числу средств, полезных при [черножелчной опухоли], относится следующее: берут куста  один дирхам  и дают его выпить в ложке жидкого отвара укропа с бальзамовым маслом или медового питья; это помогает также от злокачественного кашля.

Что же касается воды, скопившейся в легких, то лечение от этого легче, нежели лечение страдающих нагноением, о котором мы скажем [в дальнейшем]. Иногда приходится прибегать к проколу.

 

 

Меры лечения воспаления легких

 

 

При лечении воспаления легких идут тем же путем, как и при плеврите, однако лекарственные повязки должны быть в этом случае сильнее и в них вводятся средства, проникающие вглубь. При этом следует больше стремиться очистить [легкое] путем отхаркивания. Вместо того, чтобы ложиться на ту сторону, [которую хотят очистить] отхаркиванием, ложатся навзничь с наклоном в эту сторону. Если естество при этой [болезни] закреплено, больных следует раз в два дня поить таким питьем.

 

 

Пропись.

 

 

Берут слабительной кассии и изюма, очищенного от косточек – того и другого по три истара,  заливают это четырьмя ускурраджами  воды и варят, пока [состав] не уварится до половины. Потом его снимают [с огня] и доливают ускурраджу  сока паслена. Таково количество питья для сильного больного, а для слабого – половина. Если же естество [больного] мягкое и эта мягкость ослабляет, то его поят уваренным до густоты соком мирта, сладкой печеной айвы и сладкого граната.

Если [воспаление легких] принадлежит к роду машара,  то есть рожистых, то лечение его, как мы указывали, труднее, и если что‑нибудь помогает, так это сильное угашение [теплоты] известными, очень холодными выжатыми соками овощей, трав и плодов. [Больного] поят охлаждающими и мягчительными лекарствами, например, выжатым соком цикория и ему подобными. Произвести опорожнение от желтой желчи при помощи, например, манны, тамаринда, таранджубина  и тому подобного, [тоже] допустимо. Иногда при [воспалении легких] приходится пускать кровь, если имеет место переполнение.

 

 

 

Лечение язв в области груди и лечение чахотки

 

 

Что касается язвы, то если она находится в дыхательной трубке, лекарство быстро [доходит] до нее. Больному надлежит лежать навзничь, держать лекарство во рту и глотать слюну мало‑помалу, не отправляя ее в горло помногу сразу, так как это вызовет кашель. Нужно расслабить мышцы горла, чтобы [лекарство] спустилось в него, не вызывая кашля. Лекарствами служат [при этом] склеивающиеся и высушивающие средства, о которых упоминается также в параграфе о [чахотке]. А при язвах в груди и в легких, о которых мы уже говорили, туда следует впрыскивать промывающие и очищающие. Заболевшему велят лежать на больной стороне, кашлять и раскачиваться, или осторожно раскачивают его. Иногда гной удаляют, предварительно введя в язву подслащенную медом воду инструментом, вытягивающим гной. Когда мы очистили язву от гноя и есть надежда, что его там совсем не осталось, мы употребляем заживляющие лекарства. Среди чистящих и очищающих лекарств для такого заболевания нет ничего [лучше] меда: [это] и очистительное средство, и пища, любезная естеству, которая не вредит язвам.

Что же касается язвы в легких, то меры при ней [применяются] двоякие. Одни из них – это истинное лечение, а другие – уход [за язвой]. Истинное лечение возможно только в том случае, когда болезнь поддается лечению, – мы уже описали, – и состоит в очищении язвы, высушивании ее, отклонении от нее материи, задержании катаров и содействии закрытию [язвы]. Тебе уже было раньше сказано о мерах, препятствующих катарам, и это должно быть для тебя основой при лечении данной [болезни]. Суть их состоит в очищении тела, отвлечении материи от головы к нижним конечностям и укреплении головы, дабы в ней не умножались излишки; [следует] также задерживать материю, изливающуюся из головы в легкие, и отвлекать ее в другую сторону. Очищение надлежит производить путем кровопускания и при помощи лекарств, выводящих различные излишки, каковы, например, [пилюли] кукайа, особенно если прибавить к ним бделлия и камеди. Иногда бывают нужны [лекарства], выводящие черножелчные соки, например, повилика и тому подобное.

Нередко необходимо повторно производить опорожнение, чтобы уменьшить количество излишков. Опорожнять следует при помощи лекарств и путем кровопускания, после чего перевязывают надрез и затем повторяют кровопускание, особенно [у больных] с сильным телом.

К числу вещей, полезных для устранения вреда от катаров, относится применение дийакузы,  в особенности той, которую [приготовляют] из мака, как об этом сказано в Фармакопее, а также какой‑либо иной [дийакузы].  Одно из средств, помогающих расположить естество к такому способу лечения, это переезд в местность, где воздух сухой. Больного там лечат и поят молоком. Необходимо, чтобы он большей частью [сидел] прямо, с вытянутой вверх и вперед шеей, дабы части легкого лежали одна над другой и части язвы постоянно прилегали друг к другу и пребывали в1 естественном положении. [Врачу] не следует настойчиво успокаивать кашель и [задерживать] сплевывание при помощи средств, препятствующих отхаркиванию мокроты, ибо это очень опасно, хотя [больному] и кажется, что ему стало легче.

Что же касается лечения [язвы], то при этом применяются меры, способствующие ее отвердению и высыханию, чтобы она не распространялась и не расширялась. Если это и не дает надежды на [полное] закрытие и заживление язвы, то можно надеяться на продление жизни больного, хотя это и не приятная жизнь, и больной страдает при малейшей оплошности [в режиме]. Такие высушивающие средства стягивают и сушат легкие и закрывают язву, хотя и не заживляют ее [вполне. Врачу], который идет таким путем, совершенно не следует употреблять [для лечения] молоко, а мед является, [так сказать], колесницей для лекарств от чахотки, и в нем нет вреда для язв.

Очищение язв [производится] упомянутыми очищающими средствами и отваром иссопа, о котором говорится в Фармакопее [в числе средств] от чахотки. Сильнее [действует] лекарство для лизания из вики чечевице образной с семенами хлопчатника, [тоже] упоминаемое в Фармакопее, а еще более сильное [средство] – лекарство для лизания из морского лука с молоком ослицы. Иногда приходится прибавлять к этим лекарствам слепляющие и склеивающие [вещества]; нередко прибегают также к помощи средств, вызывающих онемение, чтобы прекратить кашель и дать возможность лекарству подействовать; в этом случае требуется подбадривающий, укрепляющий режим. Мы перечислили тебе такие очищающие лекарства в начале [предшествующих] параграфов и упоминали о них также в параграфе о нагноении. Обычными среди них являются похлебки из вики чечевице образной и похлебки, изготовленные из муки нута и полбы, в которые кладут сирийского порея, а также самый этот порей в виде отвара и медовые воды, в которых варились чистящие и заживляющие [лекарства]; обо всем этом уже было тебе раньше сказано. [Сюда же относятся] высушивающие лекарственные кашки, например, каммуни  и атанасийа,  а также лекарства для лизания из льняного семени; что же касается митридата и терьяка, то если употреблять их время от времени, особенно в начале болезни и когда нет сильного исхудания, а также если нет лихорадки, доводящей до сильного истощения, это приносит пользу. Печатная глина – полезнейшая вещь [при чахотке] во всякое время, так же как армянская глина и все лекарственные повязки, компрессы и очищающие втирания, о которых мы упоминали.

Если язвы в груди и легких застарелые, то полезно давать больному глотать утром маленькую ложечку китрана – одного или с медом, либо с небольшим количеством жидкой май и с  медом. Если же [у больного] жар и ты опасаешься горячих очищающих средств, а холодные не помогают, то возьми легкого лисицы, семян фенхеля, чистого, уваренного до густоты сока солодки и выжатого сока венерина волоса с добавлением сгущенной сахарной воды. Это превосходное средство. Иногда при этой болезни применяют различного рода высушивающие и очищающие окуривания, которые производят через воронку. К этим же [средствам] принадлежит и мышьяк с перцем, из которого делают орешки, [прибавляя] яичного белка; сюда же относятся листья сладкой маслины с калом горной коровы и жиром почек козла, а также мышьяк с заячьим калом в равных частях, или яичная скорлупа с мышьяком и жиром; почек козленка или мышьяк с овечьим маслом. Одним из таких [средств] является мышьяк с аристолохией и корой корней растений каперсов. [Всего этого берут] поровну и добавляют меду и топленого коровьего масла. Еще [применяют] орешки пинии с гальбаном и гущей китрана, а  также аурипигмент с кунжутным маслом. Всякий раз, как натура [больного] становится излишне горячей, его пользуют в течение нескольких дней камфорными лепешечками, а потом снова прибегают к высушиванию [язвы].

Что же касается питания, то [больному дают] турача, приправленного пряностями и пахучими травами, и в начале [болезни] не запрещают чистого белого вина. [Он должен] постоянно нюхать цветы и все время лежать, пребывая в покое и неподвижности, и избегать гнева и раздражения. Ему не следует сообщать печальных [известий].

Вот одно из средств, которое я многократно испытывал на [людях] с различным телосложением и в различных странах. Больной должен постоянно в течение года каждый день принимать сколько может свежего сахарного джуланджубина,  хотя бы очень много и даже с хлебом. Затем следует понаблюдать за ним: если его дыхание стало стесненным от высушивающего действия роз, то его поят в нужном количестве иссоповым сиропом, а если в нем разгорелась лихорадка, ему дают пить камфорные лепешечки. Такого лечения не изменяют, и заболевший выздоравливает.

Если бы не опасение быть обвиненным во лжи, я рассказал бы об этом чудеса и непременно назвал бы количество [джуланджубина],  которое приняла одна чахоточная женщина. Дело с нею дошло до того, что болезнь ее затянулась и уложила ее в постель, и даже позвали [женщину], чтобы приготовить ей облачение смерти. Но тут один из ее братьев занялся ею и долгое время применял этот способ лечения, и она выжила, поправилась и пополнела. Мне [даже] невозможно сказать, сколько она съела джуланджубина.

Иногда высыхание и похудание больного вынуждает употреблять молоко и дуг – это питает, увлажняет, уравновешивает испорченный сок и склеивает язву творожистым веществом, а также очищает ее от гноя и материи вследствие чистящего свойства водянистой части молока. Такой режим часто [приводит] даже к исцелению от злокачественных язв в легких, если только при пользовании их не преследуют цели вызвать затвердение. Наиболее подходящее молоко – молоко женщины, которое сосут [прямо] из груди, затем молоко ослицы и козье молоко, главным образом вследствие вяжущего действия молока козы. Кобылье молоко также принадлежит к средствам, очищающим язвы и облегчающим отхаркивание, но в нем нет, как я полагаю, питательности [козьего молока]. Что же касается коровьего и овечьего молока, то оно несколько грубовато; если можно его сосать [прямо] из вымени, это лучше. Животных, которых доят, следует кормить такой травой, чье действие нужно [для лечения язвы]. Что же касается заживляющих трав, то это, например, вьюнок, «посох пастуха», крушина, «вервие бедняков» и тому подобные. К очищающим и вызывающим отхаркивание принадлежат, например, тимьян, «пчелиная слюна», луговой клевер и [даже] йатту.  Тому, кто начал пить молоко, надлежит следить за остальным своим режимом: если он в чем‑нибудь ошибается, [молоко] нередко превращается для него в беду.

Один врач, исследователь врачебной науки, описывает, как подобает поить молоком. Вот смысл того, что он сказал, с нашими исправлениями. Надлежит выбрать ослицу, которая принесла [осленка] четыре месяца или пять месяцев назад. Потом берут сосуд для молока и моют его водой; если в него уже доили прежде, то его моют горячей водой, наливают в него горячей воды и потом Оставляют его стоять, чтобы то, что было в нем раньше – если что‑нибудь было – растворилось в воде. После этого его снова моют горячей и холодной водой. Затем сосуд ставят в горячую воду и выдаивают в него полускурраджи  молока, то есть такое количество, которое дают пить в первый день, если болезнь [протекает] благополучно. В противном случае давай больше, в количестве, какое считаешь и полагаешь нужным. А на второй день пои больного удвоенным количеством молока, выдоенного таким же образом. Если естество в первый день крепит, то положи в [молоко], которое даешь пить во второй день, немного сахару, а в третий день поступай так же, как поступал в первый день. Если же естество не смягчилось на второй день, и особенно если оно не смягчилось к третьему дню, дай больному выпить две ускурраджи  молока с двумя данаками  индийской соли и с крахмалом – от половины дирхама  до полутора дирхамов.

[Больного] все время поят молоком и каждый день прибавляют по полускурраджи;  если ты дойдешь до шестого дня и естество we отзовется [послаблением], то возьми три ускурраджи  молока и примешай к нему сахару, соли, миндального масла и крахмала. А если естество отзовется более чем тремя присестами, то не примешивай после этого к молоку ничего и уменьши количество молока; вообще не следует, чтобы [послабление] естества за день и за ночь превышало три раза или было меньше двух раз. Если [такое лечение] приносит больному пользу, то пои его [молоком] три недели. Один из исследователей говорит, что когда поят молоком, будь то молоко ослицы или другого животного, лучше всего держать молоко в деревянном сосуде. Наилучшим молоком является молоко животного, пасущегося в местах, где растут разрежающие, очищающие и вместе с тем вяжущие и высушивав травы, например, горькая полынь и другие [такие травы], цитварная полынь, тысячелистник сантолиновый, дубровник, ежевика.

Что же касается козьего молока, то лучше всего добавлять к парному молоку немного воды; [чтобы его вскипятить], следует раскалить камни и несколько раз опускать их в молоко, пока оно не сварится и из него не уйдет водянистая часть. Такое [молоко] переваривается лучше, чем [молоко], вскипяченное на огне. Надлежит также иметь в виду смягчение естества, если только, конечно, нет поноса, – в этом случае следует класть в молоко турсус, – или сильного кашля, – тогда в молоко кладут трагакайт в количестве одного дирхама.  А если желудок слабый, то кладут в молоко кумина и каравши.  Кипяченое молоко, если только чахоточный его [хорошо] переваривает, является для него достаточным питанием; если же больного чахоткой после молока лихорадит, то [употребление] его следует прекратить.

Что же касается дуга,  то его нужно [принимать] при сильной лихорадке и при поносе: он очень полезен для таких больных. Наилучший [дуг]  получается, если оставить кислое молоко [постоять] ночь в умеренно [теплом] помещении, предварительно сняв с молока все масло, а утром сильно взболтать его, чтобы части молока основательно перемешались друг с другом. Потом берут лепешки из хорошей белой пшеничной муки, отлично выпеченные, с проткнутыми шильцем дырочками – такие, как те, что называются по‑персидски баразаде.  Десять дирхамов  [лепешечек] заливают тридцатью дирхамами дуга  и дают глотать с ложечки, а на второй день прибавляют десять [дирхамов] дуга,  и уменьшают количества хлеба на один дирхам.  Поступай так все время, пока не останется одно кислое молоко, а затем, если [больной] не нуждается больше в дуге  и появились признаки здоровья и болезнь спала, переверни [процедуру]; все время убавляй дуга  и прибавляй лепешек, пока молока совсем не останется. Если же у кого‑нибудь из таких больных начнется понос, то неплохо несколько раз опустить в дуг  раскаленное железо; здесь следует обратиться к тому, что сказано об этом в Фармакопее.

Пищей для таких [больных] являются склеивающие [вещества], например, белый хлеб, лапша, просяная кашица; рис также очищает и способствует наращиванию мяса. Хорошая вареная ячменная кашица склеивает и очищает; она годится при сильной лихорадке, особенно [если ее есть] с раками, у которых оборвали конечности и которых много раз мыли в воде с золой. Особенно [хороша она] с холодными овощами, а также с чечевицей. Яства, изготовленные с крахмалом и [применяемые] с огурцом и дыней, иногда облегчают отхаркивание мокроты, а если лихорадка легкая, то нет ничего лучше капусты, спаржи и очищающих [веществ]. Что же касается солёной рыбы, то если ее поесть раз или два, она полезна в отношении очищения; если же язва злокачественная, то избегай [соленой рыбы], как и всего соленого. А если ты кормишь [больных] мясом, то пусть это будет, например, мясо куропатки, кур, жаворонков и воробьев; все эти птицы не [должны быть] упитанными. Лучше всего кормить жареным [мясом] чтобы оно сильней высушивало и заживляло. Коровьи ноги тоже прекрасны вследствие их клейкости, так же, как и рыба, жаренная на углях. А если [больному] захочется бульону, то примешивай к нему меду.

[Чахоточных] можно водить в баню до еды или после еды, если только у них в печени нет закупорок: баня утучняет и укрепляет их. Вода, которую они пьют, пусть будет дождевая. Как мы уже говорили раньше, у чахоточных часто бывает кровохарканье. Из лепешечек в этом случае хороши лепешечки такого рода: Хорошие лепешечки. Берут печатной глины три дирхама,  крахмала, армянской глины и красной розы – каждого по четыре дирхама,  янтаря, семян мирта – каждого по шесть дирхамов,  жженых раков и семян портулака огородного – того и другого по десяти дирхамов,  кораллов, трагаканта, конкреций бамбука, кровавика – каждого по пяти дирхамов,  камеди дуди  и выжатого сока козлобородника – того и другого по семи дирхамов.  [Все это] замешивают с соком огородного портулака или с соком свежей розы и превращают в лепешечки, которые пьют с соком киссы  или дождевой водой.

Нередко чахоточные страдают западанием язычка и начинают из‑за этого храпеть и хрипеть, так что иногда приходится даже вырезать язычок.

 

 

 

 

 

Заболевания сердца

 

Общие рассуждения

 

 

Сердце, как таковое, подвергается всем видам заболеваний, например, [всевозможным] разновидностям расстройства натуры. [Расстройства натуры] иногда бывают при наличии материи, а иногда – чистые; материя, особенно влага, находится в сосудах [сердца], а иногда, – между его телом и сумкой. В этом месте часто оказывается жидкость, а известно, что когда ее много, она давит на сердце и [не дает] ему расширяться. В сердце иногда образуются опухоли и закупорки, а иногда возникают также некоторые болезни положения, как например, когда оно задыхается в сдавливающей его влаге, которая мешает ему расширяться и убивает [больного], или распад единого, происходящий либо в нем самом, либо в его оболочке.

Когда в сердце прочно утвердится расстройство натуры, оно не поддается лечению, а если оно не прочно, то не легко поддается лечению. Горячая опухоль [в сердце] убивает тотчас же; холодная опухоль, твердая или рыхлая, лишь редко и нечасто возникает в [самом] сердце и чаще всего [образуется] в сумке сердца. Если же случится так, что она возникает в самом сердце, то это убивает не так быстро, как горячая опухоль, но все же убивает. Твердая опухоль, образующаяся в сумке сердца от густого сока, иногда дает [больному] срок, так же как и нетвердая опухоль, возникающая от жидкого водянистого сока и образующая волдыри и гной. Так обстоит дело с опухолью в сумке сердца обезьяны, про которую рассказывает Гален. Эта обезьяна [заболела и] прожила некоторое время, а когда ее вскрыли после смерти, то узнали, что было с нею при жизни и почему она худела и слабела. Поскольку само сердце не выносит [даже] опухания, то как же оно могло бы вынести накопление гноя и нагноение?

Когда в этом [органе] возникают прыщевидные язвы, которые можно переносить, то, как говорят, они [все же] убивают после сильного истечения из носа черной крови. Иногда в сосудах сердца происходят закупорки, которые вредят действиям сердца. Что же касается распада единого, то сердце переносит его еще хуже, чем опухоль. Когда [распад единого] случается в теле сердца и проникает в полости, то убивает тотчас; если же он туда не проникает, то иногда смерть больного бывает отсрочена до следующего дня.

Порою в сердце возникают заболевания по соучастию с [заболеваниями] его оболочки или по соучастию с мозгом, плеврой, легкими, печенью, кишками и прочими внутренностями, в особенности с желудком, а иногда болезнь возникает по соучастию с другими органами и со всем телом вообще, как бывает при лихорадках, в чем можно удостовериться по [характеру] приступов и кризисов. Соучастие сердца с другими органами иногда имеет место вследствие прекращения [их отправлений], каково, например, соучастие в заболевании печени, когда печень слишком слаба, чтобы посылать [сердцу] питание, или в заболевании мозга, когда мозг ослабевает и дыхательная мышца становится слишком слабой для дыхания, а иногда оно вызвано тем, что приходит в сердце из других органов. Что касается мозга, то когда [в нем], например, умножается черножелчный сок, который проникает в вещество мозга и проходит по путям артерий в сердце, это вызывает в нем перебои, ослабление его силы и тоску и возбуждает дурные мысли и заботы. Или, например, в сердце поступает из мозга теми же путями влажный сок и порождает леность, вялость и падение бодрости. Что же касается печени, то она нередко посылает в сердце дурную кровь – горячую, холодную или густую.

Порой заболевание сердца возникает по соучастию в страдании вследствие соседства, когда оно, например, страдает из‑за горячей или холодной опухоли, в частности из‑за опухоли в окружающей его оболочке или вообще во внутренностях. Или же сердце испытывает страдание вследствие страдания устья желудка или самого желудка от вязкого или жгучего сока или червей и «тыквенных семечек», а также от жгучей рвоты, которая вызывает перебои сердца.

Иногда заболевание возникает по соучастию от боли, которая усиливается и доходит до сердца; тогда оно часто убивает. Иногда, [наконец], что бывает по причине перемещения материи, например, при ангине, плеврите или воспалении легких, [болезнь] отклоняет материю к сердцу, душит его и убивает [больного]. Разновидности соучастия [в болезни], возникающего между сердцем и его сумкой, не обязательно доводят [больного] до гибели, но если [в сердце] образовалась опухоль, даже и не горячая, она убивает. Иногда в самом устье желудка начинаются подергивания, которые принимают за [подергивания] сердца.

 

 

Способы распознавания состояния сердца

 

 

[Таких способов] восемь: по пульсу, по дыханию, по сложению груди, по растительности на груди, по тому, каково тело на ощупь, по качествам нрава, по силе или слабости тела, а также по настроению [человека]. Что касается пульса, то быстрота, большая величина и частота [пульса] указывают на большую теплоту сердца, а противоположные качества указывают на его холодность. Мягкость пульса указывает на влажность [сердца], а твердость его – на сухость. Сила и ровность пульса, а также упорядоченность его неровности указывают на здоровое [сердце], а противоположные качества – на [состояние], противоположное здоровью. Большое, быстрое, частое и горячее дыхание указывает на большую теплоту сердца, а противоположные качества – на его холодность.

Если грудь широка и вместительна, но это не происходит вследствие большого количества головного мозга, а на обилие мозга указывает значительная величина головы, обусловливающая обилие мозга, [в свою очередь], обусловливающее большую величину спинного мозга, являющуюся причиной крупности позвонков, от которой зависит большая величина растущих из них ребер, – и если, наоборот, голова маленькая или средняя, и пульс сильный, то [все это] указывает на теплоту сердца. Противоположные качества, если они не обусловлены малыми размерами головы, указывают на холодность сердца. Обилие растущих на груди волос, особенно курчавых, указывает на теплоту сердца, а обнаженность груди и скудость волос на ней свидетельствует о его холодности из‑за отсутствия причины, порождающей дым, или о сухости из‑за отсутствия материи дыма, если этому не очень противостоит влажность натуры тела, обычные [качества] воздуха и местности, а также возраст.

Теплота всего тела указывает на большую теплоту сердца, если ей не противостоят своими охлаждающими действиями холодная селезенка и печень. Холодность тела говорит о холодности [натуры] сердца, если не оказывает какого‑либо противодействия печень. Мягкость тела свидетельствует о влажности [натуры] сердца, если, хотя бы в малейшей степени, не противодействует печень, а твердость тела свидетельствует о сухости [сердца], если не противодействует печень. Гнилостные лихорадки при здоровой печени указывают на теплоту и влажность сердца. Что же касается нрава, то естественная гневливость, не являющаяся обычной [для данного человека], а также дерзость, смелость и легкость движений указывают на теплоту [сердца], а противоположные качества, если они не происходят от [дурных] мыслей или привычки, свидетельствуют о его холодности.

Сила тела указывает на силу сердца, а слабость тела, если она происходит не от повреждения мозга и нервов, свидетельствует о его слабости. Слабость сердца указывает на расстройство его натуры, а сила – на уравновешенность его естественной натуры, то есть на то, что прирождённая теплота и животная пневма в нем обильны и [притом] они не пылают и не дымятся, а, наоборот, светлы и чисты. На побочное [расстройство натуры сердца] от жара указывает сильное пылание тела и душевное раздражение; иногда оно приводит к повреждению дыхания. Что же касается настроений, то [мысли], склоняющиеся к радости, надежде и упованию на благое, указывают на силу сердца и на его уравновешенность в отношении теплоты и влажности. [Мысли же], направленные к причинению обид и огорчений, свидетельствуют о теплоте сердца. Склонность бояться и горевать говорит о холодности и сухости сердца.

Относительно [различных] явлений, ощущаемых в самом сердце, каковы, например, возникающее в нем пылание или ощущаемые в нем перебои, [следует сказать], что некоторые из них сами по себе указывают на состояние его натуры, – таково, например, пылание, – а другие указывают на это только при наличии сопутствующих [признаков], – таковы, например, перебои. Перебои сопровождают все виды слабости сердца и расстройства его натуры и не указывают на какое‑либо особое [заболевание] сердца. Иногда перебои учащаются по причине большой чувствительности сердца и возникают от самой незначительной мысли, от пара или тому подобных [воздействий], доходящих до сердца. Нередко заболевания сердца возникают при соучастии других органов, особенно головы и устья желудка. Заболевания мозга, [вызывающие] меланхолию и падучую, не свободны от соучастия сердца. Иногда в сердце переходит материя, устремляющаяся из [опухолей], например, при плеврите и воспалении легких, и оказывается причиной большой опасности и даже гибели. Когда возникает недостаток соков в сравнении с необходимым количеством, то это вредит прежде всего сердцу, и натура его изменяется. Когда чистая теплота или чистый холод проникают в сердце, то больной умирает. Я нередко видел, что пораженный холодом умирает, разговаривая; иногда он умирает в испарине, [а иногда] без испарины.

 

 

Признаки заболевания сердца

 

 

К таким признакам принадлежат указания на неестественное состояние его натуры. О расстройстве натуры сердца иногда свидетельствует слабость и исчезновение силы, а также исхудание, не зависящее от какой‑либо внешней или предшествующей причины или от соучастия другого органа. Если при этих признаках содействуют [еще и] перебои, то указание совершенно; если же перебои приводят к обмороку, то, значит расстройство натуры упрочилось. Когда над сердцем приобретает силу холодное, горячее или сухое расстройство натуры без материи, то тело становится на путь заболевания чахоткой и истощения. Горячее расстройство натуры приводит к сухотке вообще, холодное – к разновидности сухотки, бывающей у стариков, и одряхлевших людей, а сухое – К разновидности чахотки и сухотки, иной, нежели чахотка, возникающая из‑за [болезни] легких, так как сами легкие при этом не повреждены, и у больного нет кашля. Она отличается и от горячей сухотки, так как отсутствует жар.

Что же касается признаков горячего расстройства натуры, то [вот] эти [признаки]: увеличение быстроты и частоты пульса, в сравнении с естественным, переход естественного дыхания в глубокое и быстрое, сильная жажда, которую успокаивает холодный воздух, и чувство благосостояния на холоде, а также общее истощение и похудание без какой‑либо другой причины, грусть и тоска, сопровождаемые пыланием [тела]. Признаком холодного расстройства натуры является склонность пульса к уменьшению, замедлению и редкости, превышающей естественную, если только силы [больного] не падают и это не заставляет пульс биться часто, дабы возместить другим путем то, чего недостает. При этом [наблюдается] слабость дыхания, рассеяние силы, чувство благосостояния при обонянии, осязании и вкушении чего‑либо согревающего, а также пугливость, робость, чрезмерная мягкость и жалостливость. О влажном расстройстве натуры свидетельствует склонность пульса к мягкости, превышающей естественную, быстрый отклик на душевные впечатления, который [так же] быстро проходит, и частое возникновение гнилостных лихорадок. Сухое расстройство натуры выражается в склонности пульса к сухости, прерывающей естественную, затрудненности отклика на впечатления при устойчивости их, будь они сильны или слабы, а также в исхудании тела.

Что касается признаков опухоли [в сердце], то к числу их принадлежат признаки горячих опухолей. При начале их проявляется удивительная, необычная неровность пульса и увеличивается пылание в теле, особенно в области дыхательных органов. Хотя дышащий [старается] вдохнуть как можно больше самого холодного воздуха, ему как будто не хватает дыхания. За этим следуют, один за другим, обмороки. При распознавании состояния горячих опухолей сердца не следует ожидать признаков твердости пульса, которых обычно ждешь при других сходных заболеваниях. Дело в том, что опухоль не успевает довести сердце до того, чтобы пульс стал твердым, и убивает раньше этого.

Что касается распада единого, то он распознается по внешним причинам. Один из [врачей] сказал: «Когда в сердце образуется язва, то из левой ноздри течет кровь, и [больной] умирает, признаком этого является боль в области левого соска».

 

 

Причины, воздействующие на сердце

 

 

К числу причин, воздействующих на сердце, принадлежат причины особые, а также причины, общие у сердца с другими [органами]. Таковы причины, действующие на натуру, причины, вызывающие опухоль, причины, вызывающие распад единого, и прочие, сходные с этим [явления], которые мы уже перечислили в Книге об общих [вопросах]. Однако на сердце [воздействуют] и особые причины, зависящие от дыхания, а также причины, связанные с душевными переживаниями.

Что же касается дыхания, то когда оно стесненное или очень горячее или очень холодное, в сердце обязательно возникает из‑за этого повреждение, а в отношении душевных переживаний следует обратиться к тому, что сказано в [Книге об] общих [вопросах], – мы уже изъяснили, как они действуют на сердце через посредство пневмы. Все, что. чрезмерно воздействует [на сердце], удушая [и устремляя] внутрь прирожденный жар или посылая его наружу, иногда может вызвать обморок и даже привести к гибели. Гнев из таких переживаний действует слабее всего, ибо гнев редко губит [человека]; что же касается бессонницы, усиленной работы и тому подобного, то все это ослабляет сердце, рассеивая [пневму].

 

 

Общие законы лечения сердца

 

 

Относительно сердечных лекарств у нас есть отдельная статья; если человек объединит знание врачебного искусства со знанием основ, более общих, нежели врачебное искусство, он получит от этого пользу. Здесь же мы укажем только на то, что должно быть сказано в чисто врачебных книгах. А именно: поскольку сердце есть орган главенствующий, первый из всех главенствующих органов и важнейший из них, то решимость пользоваться его лекарствами должна быть решимостью, опирающейся на великую рассудительность – безразлично, хотим ли мы вывести [дурной] сок или изменить натуру сердца; что же касается опорожнения путем кровопускания, то мы принимаемся за него с решимостью, не заставляющей присоединять [к кровопусканию] другие очистительные мероприятия. Нет, наибольшее, что мы обязаны тут [сделать], это не перейти меру, чтобы силы [больного] не упали, и оживить силы, если они немного ослабели, средствами, оживляющими силы, когда они упали из‑за холодности или теплоты натуры [сердца]. Это относится не только к выведению крови, но ко всем [видам] опорожнения, хотя при выведении крови такая осторожность и более необходима. Причина, избавляющая от нужды применять наряду с кровопусканием различные другие мероприятия, состоит в том, что выведение крови [хотя] и не является лекарством, поступающим в сердце, причем сердце бывает переполнено только кровью и паром, все же кровопускание одновременно устраняет вредоносность того и другого. При переполнении сердца кровью [пускают кровь] из правого басилика,  а при переполнении паром – из левого басилика.

Что же касается всех видов опорожнения с помощью лекарств, то нам надлежит [при этом] объединять с упомянутыми мероприятиями другие мероприятия. Дело в том, что большинство опорожняющих лекарств противостоит [здоровью] тела. Поэтому им должны сопутствовать лекарства сердечные, то есть лекарства, которые придают сердцу силу благодаря своему свойству, дабы к средству, употребляемому для выведения из сердца [дурного] сока, были примешаны подходящие для сердца лекарства, [обладающие качествами] терьяка и бадзахра.  Многие из этих лекарств, и даже большинство их, иногда приносят пользу и в другом отношении, а именно, они вдобавок приводят опорожняющие лекарства к сердцу, отклоняя их от других [органов].

Что же касается изменения натуры [сердца], то мероприятия [при этом] направляются либо на изменение холодной, либо на изменение горячей, либо на изменение влажной, либо на изменение сухой [натуры]. Когда мы хотим изменить холодную натуру, то отваживаемся на это [применяя общие] горячие лекарства, смешанные с горячими сердечными лекарствами, и следим, чтобы они не вызвали [слишком] резкого движения сока в сердце и тело сердца не подвергалось бы растяжению от ветров, от материи, вызывающей опухоль, или от чего‑либо другого. Если же мы желаем изменить натуру горячую, то не смеем ограничиваться охлаждающими лекарствами. Ведь вещество, ради которого создано сердце, а именно изливающаяся в него пневма, есть вещество горячее, и теплота его – прирожденная, иная, чем теплота, вредящая телу. Случается, что [пневма] вследствие расстройства натуры сердца, когда натура [слишком] горяча, уменьшается в количестве и рассеивается или становится дымной и мутной. И вот, когда в тело сердца поступает что‑либо угашающее [теплоту] и не смешанное с горячими лекарствами, дело которых усиливать природный жар своей теплотой или, вернее, особым свойством, сопутствующим их теплоте, это может повредить корню, то есть пневме, хотя и принесет пользу ветви, то есть телу сердца. Нет пользы умерять теплоту тела сердца, если при этом уничтожается теплота пневмы. Поэтому ты видишь, что древние ученые при лечении горячего расстройства натуры и того, что от этого случается, неизменно примешивали холодные лекарства к горячим сердечным средствам, уверенные, что естество, если оно сильно, отделит охлаждающие лекарства от горячащих и принесет охлаждающие лекарства к сердцу, а горячие сердечные средства – к пневме, так что [теплота сердца] станет умеренной, а [теплота пневмы] увеличится. Если же [древние ученые] находили уравновешенное или близкое к уравновешенному лекарство, способствующее укреплению пневмы по своему свойству, каков, например, воловик, они усиленно прибегали к его помощи; однако, если естество слабо, никакие меры не помогают.

А иногда [эти ученые] были вынуждены употреблять горячие сердечные средства, ибо знали, что вещество большинства холодных сердечных лекарств тяжелое и они плохо проходят [в органы], ибо по естеству более склонны оставаться на месте, нежели проникать вглубь; это заставляло [древних ученых] прибавлять к ним [хорошо] проникающие внутрь горячие сердечные средства, чтобы помочь естеству прогнать холодные лекарства к сердцу. Так, например, они примешивали шафран ко всем составам камфорных лепешечек, ибо шафран проводит все эти составы, к сердцу, а затем естественной силе принадлежит отклонить его от сердца, чтобы он подействовал на пневму, а не на сердце, и прибегнуть к помощи охлаждающих средств ради уравновешивания натуры сердца. Это ей выгоднее, нежели использование охлаждающих лекарств в чистом виде, которые останавливаются в начале пути и отказываются проходить [дальше]. А люди, которые не кладут шафрана в камфорные лепешечки и опровергают древних, сами того не зная, делают камфорные лепешечки мало полезными. Затем горячую натуру лечат, давая пить сваренный до густоты сок плодов, особенно сок сирийского яблока и айвы, – это превосходные лекарства.

Что же касается лечения холодного расстройства натуры, то его лечат [какой‑либо] сильной лекарственной кашкой [из тех], о которых мы упомянем дальше, душистым вином, умеренными физическими упражнениями, а также горячими благовонными сердечными лекарственными повязками и мазями и горячей пищей в таком количестве, какое можно переварить. Если причиной является материя, ее выводят. При лечении сухого расстройства натуры нужно принимать много увлажняющей пищи и после этого ходить в баню, осторожно пользоваться ваннами, мало двигаться, пребывать в покое, пить холодную воду. Когда наблюдается холодность [натуры сердца], то избегают холодной воды, если она очень холодна, умеряют количество лекарств и питья и заставляют [больного] много спать после горячей еды. Если причиной является материя, ее выводят. Ты вскоре узнаешь подробности этого, когда мы будем говорить о лечении сухотки и похудания. При лечении влажной натуры [дают] легкую пищу, назначают сушащие лекарства и умеренные физические упражнения, производимые часто и подолгу. Если причиной является материя, ее выводят. Влажную натуру лечат также частыми физическими упражнениями, [купанием] в бане перед едой, водами горячих источников, многократным погружением в горячую воду, употреблением послабляющих и мочегонных, а также приемом душистого вина, крепкого и не очень пахучего, и дающих достохвальный химус кушаний в небольшом количестве. Если есть жар, то избегают бани, но не пренебрегают совокуплениями. А если причиной является материя, влажная или горячая, ее выводят.

Сердечные лекарства. Что касается [сердечных] лекарств в их совокупности, то их следует выбирать в рубриках простых лекарств из рубрики «Органы дыхания». А в отношении того, что нужно сейчас, мы упомянем те из них, которые являются как бы вершиной и корнем, и скажем: [лекарства], близкие к уравновешенности, это яхонт, сабанджазак,  бирюза, золото, серебро и воловик. Горячие лекарства это, [например], доронник скорпионовидный, цитварный корень, мускус, амбра, дикий имбирь, шелк и шафран. Оба [вида] бахмана  быстро помогают, а гвоздика – очень замечательное [средство]. Сюда же относятся сырое алойное дерево, мелисса лекарственная и ее семена, а также шахисфарам  и его семена, базилик горный и его семена, кардамон, кубеба, базилик волосистый и его семена, листья цитрона и индийский сададж.  Девясил – [тоже] замечательное [лекарство].

Холодные [лекарства] –это жемчуг, янтарь, кораллы, камфора, сандал, роза, конкреции бамбука, печатная глина, яблоки и кориандр сухой и свежий.

 

 

Частные заболевания сердца по отдельности

 

Перебои сердца и их причины

 

 

Перебои – это движения в виде подергиваний, возникающие в сердце. Причиной их является все, что доставляет сердцу страдание и находится либо в самом сердце, либо в его сумке, либо приходит в сердце из соседних органов, соучаствующих с ним [в заболевании]. Иногда они происходят из‑за материи в виде сока, а иногда от простого [расстройства] натуры, от опухоли, от распада единого, от какой‑либо посторонней причины и от большой чувствительности. Материя в виде сока состоит либо из крови, либо из [водянистой] влаги, либо из черной желчи, либо из желтой желчи, [либо] из ветров – это самая легкая и наилегчайшая. Что касается [перебоев], происходящих от простого [расстройства] натуры, то преобладание всякого [качества] натуры вызывает слабость, а всякая слабость вызывает в сердце, пока в нем имеется остаток силы, некоторое дрожание, как будто сердце отгоняет от себя нечто вредоносное, и наступают перебои. [Перебои], став чрезмерными, переходят в обморок, а обморок, когда он слишком [глубок], переходит в смерть. Иногда перебои вызывает простое [расстройство] всякой натуры из числа натур.

Опухоль, пока она только начинается, вызывает перебои, потом она повергает в обморок, потом губит; холодная опухоль близка [к горячей] по качеству, но иногда она дает [больному] небольшую отсрочку. Так же [действует] распад единого и закупорки, возникающие в путях течения крови и пневмы в сердце и в прилегающих [областях] или в жестких сосудах частей легких. А [перебои] от посторонней причины это, например, [перебои] от изнурительных болей, от перехода материи из упомянутых, соседних с сердцем, опухолей, от приема ядов, а также [перебои] от ужаления животными или от появления в животе змей, особенно если [змеи] поднимаются в наивысшие места остановки пищи и кала. Что же касается [перебоев], возникающих из‑за тонкой чувствительности сердца, то у человека, отличающегося такой [чувствительностью], перебои бывают от малейших ветров, зарождающихся в пространстве между [сердцем] и его сумкой, либо в веществе его сумки, либо в его сосудах, а также от ничтожнейшего проявления доходящей до сердца холодности или теплоты, даже после питья воды, причем это не приводит к ослаблению действий сердца.

Если же [перебои] возникают по соучастию, то это либо соучастие всего тела, как бывает при лихорадках и особенно при лихорадках моровых, либо соучастие оболочки [сердца], когда в ней образуется опухоль, рыхлая или твердая, как случилось у упомянутых выше обезьяны, петуха, либо соучастие желудка, когда в устье его имеется сок вязкий, стекловидный или жгучий, желтожелчный, либо когда в желудке портится пища. [Перебои] часто бывают из‑за соучастия желудка вследствие наличия в нем сока или прыщей в его устье, или слабости после сильной рвоты; [такие перебои] едва можно отличить от сердечных [перебоев]. Нередко в устье желудка возникают подергивания, следующие одно за другим; они больше всего похожи на сердечные перебои. Случаются [перебои] также вследствие соучастия легких, когда в них образуется множество закупорок в области, прилегающей к сердцу, и дыхание не проходит должным образом. Это говорит о стеснении дыхания, не безопасном [для здоровья].

Случаются [перебои] и вследствие кризиса и движения соков в сторону кризиса. Мы еще разъясним это в своем месте. Если [человек] жалуется на перебои после болезни и у него наблюдаются тошнота и обильное извержение желтой желчи, причем тошнота не проходит, то это дурной [признак], предвещающий спазмы в желудке.

 

 

Общие меры лечения перебоев.

 

 

Что касается любых перебоев, происходящих от материи, то при них приносят пользу опорожнения. Кровяные перебои [лечат] кровопусканием и усиленным выведением крови, а также уравновешиванием пищи в отношении количества и качества; если перебои возникают приступами или часто случаются в определенное время года, например, весной, то необходимо перед приступом производить кровопускание и облегчать питание, а также принимать [лекарства], укрепляющие сердце. При перебоях, происходящих от слизистого сока, следует производить опорожнение лекарствами, действие которых доходит до сердца; наиболее подходят для этого сильные ийараджи,  выводящие вязкие жидкости. Перебои, происходящие от черножелчной крови, [притекающей] из отдаленного места, лечат кровопусканием, уравновешивая [натуру] печени [средствами], упомянутыми в соответствующем параграфе, чтобы не зарождалось [слишком много] черной желчи. Если же причиной является чистый черножелчный сок, то мерой лечения служит опорожнение при помощи, например, ийараджа  Руфа, лугазийи  и всех [лекарств], которыми выводят черножелчный сок из отдаленного места. Затем, после этого, остается уравновесить натуру [печени]. Холодные [перебои лечат] согревающими лекарствами, а горячие – охлаждающими, особенно теми, которые соответствуют сердечным средствам.

Перебои, происходящие из‑за соучастия желудка, если они возникали от густого сока, лечат, вызывая рвоту после еды и после приема известных разрежающих лекарств, например, приема выжатого сока редьки в сиканджубине  и последующего послабления крепкими ийараджами,  вроде лугазийи  и тийадаритуса,  а также горьким ийараджем,  усиленным мякотью колоквинта, агариком и повиликой. Если перебои происходят от жгучей желтой желчи, их лечат, укрепляя желудок густосваренным соком плодов и душистыми плодами, например, яблоками и айвой, особенно после еды, а также грушами и тому подобными плодами, склоняют естество к смягчению и избегают [всего] того, что превращается в желчный сок; при этом принимаются меры для уравновешивания [натуры] желудка. Если в желудке портится пища, то также следует применять упомянутые в разделе о желудке лекарства, дающие ему силу переваривать то, что портится. Устраняя этим способом причину, ты также должен укреплять орган, испытывающий ее воздействие, то есть сердце, чтобы оно не подвергалось вредному влиянию. Не подобает ограничиваться устранением причины, не укрепляя органа, испытывающего ее воздействие; наоборот, тебе следует постоянно доставлять к сердцу сердечные лекарства. Очень помогает, между прочим, при перебоях пить перед сном несколько ночей подряд один мискал  воловика. Испытанное при этом средство – пить натощак мужскую гвоздику в количестве, равном по размеру и по весу одной нава  в двенадцати мискалах  пресного молока, а также пить несколько дней подряд один мискал  сухого майорана в холодной воде, если есть жар, и в вине, если жара нет.

Страдающему перебоями полезно, между прочим, всегда иметь при себе благовония из числа [для него] приятных и постоянно ими окуриваться и употреблять приготовленные из них нюхательные вещества. В благовониях для страдающего горячими перебоями должны преобладать розы, камфора, сандал и холодные масла с незначительной примесью других несколько горячих лекарств, например, небольшого количества мускуса, шафрана, гвоздики, если только, конечно, это не угнетает [больного]. Тогда ограничиваются холодными лекарствами. Если же у больного холодная натура, то применяют мускус, амбру, масло бана, масло цитрона, камфорную воду, галийю  и тому подобные; больного подвергают различного рода окуриваниям, дают нюхать благовония и назначают ему приятные лекарства, соответствующие его натуре.

Мы не станем умножать слов, перечисляя тебе сердечные лекарства, горячие и холодные, – ты найдешь их все записанными среди простых лекарств в рубрике «Органы дыхания»; говоря вообще, всякое благовонное лекарство есть лекарство сердечное. К тому же мы уже упоминали, какие из этих лекарств следует поставить впереди ради этой цели.

Что же касается страдающего перебоями с тошнотой, про которые мы сказали, что это нехорошие перебои, то его лечат, особенно если сохранился остаток лихорадки, давая пить ошпаренное горячей водой и затем остуженное ячменное толокно с сахаром [в количестве] десяти дирхамов.

Хотя [толокно] тоже вызывает рвоту, [больной] все же получит от, этого пользу. Если же ему противен сахар, так как сахар усиливает тошноту, то он принимает вместо сахара зернышки граната, [причем] ему бинтуют голени, дают вдыхать камфору и подобные ей вещества с уксусом и кладут на грудь тряпицы, смоченные настоем сандала обоих видов, камфоры и других лекарств. Часто [у человека] поднимаются перебои, потом что‑то [как будто] устремляется [у него во внутренностях] вниз, справа или слева, и перебои успокаиваются.

 

 

Лечение горячих перебоев.

 

 

Если это перебои с материей и ты вывел материю, но действие ее продолжается, или горячие перебои без материи, то больного следует кормить пищей не обильной, но полезной, каков, например, хлеб, размоченный в розовой воде с небольшой [примесью] душистого вина, хлеб с яблочным вином и яблочным супом, дуг  из недавно снятого молока или не очень кислый, тыква, марь и холодные плоды. Если [больной] переносит мясо, то [ему дают] карие  и хулам  из цыплят и особенно из куропаток, – [куропаткам] присуще особо полезное действие в этом отношении даже при холодной натуре, – а также различные маринады, приготовленные из них. Все это [едят] с выжатым соком плодов, с кислым виноградным соком, [соком] кислых яблок, с крепким уксусом, разбавленным розовой водой, и с соком ивы. Если имеется сок цитрона или лимона, то это всего полезнее.

А если усилятся [перебои] и пылание, то заставляй больного глотать, глоток за глотком, холодную воду и талый снег, смешанный с розовой водой, и глотать питье из [различных] плодов, питье из сирийских яблок и тому подобные [напитки], давая их один за другим. Если нужно развести в них камфору – сделай это. Иногда приходится ограничиваться простоквашей, давая ее пить от одного до двух ритлов  и питая ею больного. Если нужно усилить ее [питательность небольшим] количеством хлебного мякиша и ка ка,  сделай это. А если ты видишь, что силы [больного] слабы и можно опасаться угашения [теплоты], то обязательно примешивай к этим и подобным им снадобьям кубебу, кардамон, листья цитрона, кориандр; камфору с розой и конкреции бамбука, чтобы уравновесить [теплоту]. Что же касается воловика, то [применяй его] смело, не боясь дурных последствий, и употребляй во всем, что даешь пить и есть. [У врачей] установился обычай поить [в таких случаях воловиком], а также его соком, извлеченным путем перегонки. Иногда от [горячих перебоев] помогает китайский ревень с холодной водой, [даваемый] несколько дней подряд [в количестве] одного дирхама.  При этом стараются, чтобы воздух был охлаждающим до крайней степени охлаждения и чтобы при питье [лекарства] были под рукой снадобья для поливания и благовонные [вещества] для нюханья, приготовленные из камфоры и сандала. Неплохо слегка побрызгать на них вином в таком количестве, чтобы их благовоние проходило к сердцу.

Одно из [средств], полезных страдающему горячими перебоями, – переход от [привычного] воздуха к холодному воздуху; это возвращает ему здоровье. Не следует также пренебрегать наложением на [область] сердца охлаждающих лекарственных повязок, изготовленных с сандалом, розовой водой, «кузнечной водой», камфорой, розами, конкрециями бамбука, чечевицей. Эти повязки кладут [больному] на сердце, в особенности при лихорадках. Что же касается сложных лекарств, полезных в этом [случае], то следует поить камфорными лепешечками с шафраном и напитком из цитроновой кислоты, в который иногда кладут листья цитрона, сладкое лекарство с мускусом и холодное веселящее [лекарство].

Испытанная пропись против не очень горячих n е ре бое в : [берут] конкреций бамбука четыре части, индийского алойного дерева и сукка – каждого по дирхаму,  кардамона и гвоздики – каждого по дирхаму,  камфоры – полдирхама,  трагаканта – три дирхама,  [все это] превращают в лепешечки влагой таранджубина;  каждая лепешечка [весит] полдирхама.

Другая пропись: донника скорпионовидного – одна часть, камфоры – четверть части, сандала – треть части, жемчуга, янтаря, кораллов, индийского алойного дерева, конкреций бамбука, розы – каждого по полчасти, и воловика – две части. [Все это] замешивают на яблочном соке и превращают в лепешечки; за один раз пьют от одного дирхама  до одного мискала;  Другое лекарство – оно сильнее предыдущего в отношении угашения теплоты: семян латука, семян цикория, конкреций бамбука, розы, сандала, семян портулака огородного, воловика, сухого кориандра, кораллов, янтаря, жемчуга – каждого столько, сколько лекари считают соответствующим правилу, и затем принимают в виде порошка два дирхама.  Это очень хорошее [лекарство].

А если необходимость в угашении теплоты [очень] сильна, то берут конкреций бамбука, красного сандала и розы – каждого по одной части, и камфоры – четверть части; на один раз дают пить два дирхама.

Еще одна пpопись: берут кораллов, янтаря, жемчуга, мелиссы лекарственной, базилика волосистого и каленых йеменских квасцов – каждого по три дирхама,  армянской глины и Коринандра – каждого по пяти дирхамов;  на один раз дают пить по. мискалу  с соком мелиссы.

А если дело перешло меру и горение усилилось и есть опасение, что начинается опухоль, то иногда бывает необходимость поить [больного] семенами луффаха  и опием; лучше всего давать пить семян луффаха  до четырех дирхамов,  а опия – до половины данака  в смеси с благовонным лекарством из мускуса, сырого алойного дерева, камфоры и шафрана, [в количествах], соответствующих силе больного, периоду болезни и [степени] необходимости.

 

 

Лечение холодных перебоев.

 

 

Что касается опорожнения при наличии материи, то их [производят] тем способом, который мы уже тебе изложили. Одним из испытанных [средств] при слизистых, влажных перебоях, все равно, находится ли материя в области сердца или желудка, являются также пилюли: берут агарика – полдирхама,  мякоти колоквинта – один данак,  турбита – один дирхам,  бделлия – один данак,  мускуса и шафрана – каждого по тассуджу,  индийского алойного дерева – один данак  и индийской соли – четверть дирхама;  [столько] выпивают за один раз.

Испытанное средство при черножелчных перебоях: берут черных и кабульских миробаланов каждого по одному дирхаму,  повилики – полдирхама,  «армянского камня» – четыре дирхама,  горького лекарства из мускуса – три дирхама.  Этим поят, [добавляя] душистого вина в таком количестве, чтобы [лекарство] в нем растворилось. Иногда же ограничиваются длительным употреблением ийараджа фикра  [в количестве] одного мискала  с повиликой [в количестве] одного данака.  Этим поят с сиканджубином  и притом постоянно. А средства, изменяющие натуру [сердца] – это терьяк, митридат, сладкое и горькое лекарства из мускуса, лекарство Кесаря, шалиса, джуваришн  с алоэ и амброй, лекарство Кубада, великое веселящее [лекарство], «лекарственная кашка, [дающая] успех», а также мускусные лепешечки. Когда холодность усиливается, приходится [применять], например, анакардийю  и поить ею. Иногда от [холодных перебоев] помогает принять одну химмусу кафтаргана  с тридцатью мискалами  виноградного сусла, в котором вымачивали воловик. Больных питают при этом отваром нута, птенцами голубей и мясом воробьев и жаворонков.

К числу других сложных лекарств принадлежит лекарство [такого рода]: воловика – один дирхам, зурунбада  и доронника – каждого по четыре дирхама.  За один раз пьют по дирхаму – в  начале месяца, в середине месяца и в конце месяца [это лекарство] надлежит [пить] в душистом вине.

Другое [лекарство]: янтаря и бобровой струи – каждого по одной части, сухих цитроновых корок и семян базилика волосистого – каждого по полчасти; [или] янтаря и кораллов – каждого по дирхаму,  базилика волосистого и сукка – каждого по дирхаму.  За один раз пьют его полдирхама  с выжатым соком воловика, не процеженным и не вскипяченным. Существуют [и другие] хорошие, сильно действующие лекарства с длинными прописями, упомянутые в Фармакопее.

 

 

 

 

 

 

Разновидности и причины обморока и причины внезапной смерти

 

 

Обморок – это прекращение действия большинства сил, движущих и чувствующих, из‑за слабости сердца и скопления возле него всей пневмы вследствие движения ее внутрь или по той причине, что она заперта внутри и не находит [для себя] отдушины, или же оттого, что ее мало и она разрежена и не превосходит [по количеству] того, что [всегда] имеется в [ее] источнике. Ты еще узнаешь на основании того, что ты исследовал до сего времени, что причиной всего [этого] не может не быть либо переполнение материей, удушающей вследствие своего обилия или закупорки, либо опорожнение, рассеивающее пневму, либо отсутствие замены тому, что усвоено, и сильный голод. Хуже всего терпят голод люди, которых не считают ни больными, ни здоровыми, каковы, например, дети и те, кто к ним близок [по возрасту], а также старики и выздоравливающие; что же касается подвинутых в годах, то они иногда [хорошо] выносят голод. Зимой голод терпят лучше, чем летом. [Причиной обморока] может быть также упрочившееся расстройство натуры или значительное [расстройство натуры], возникшее внезапно, а если сильная боль или слабость сил главенствующих источников [пневмы], особенно сердца, затем мозга и затем печени, или же слабость соучаствующего с сердцем [органа], например, устья желудка, а также слабость всего тела, изнурение и похудание. [Случаются обмороки] и вследствие овладевшего человеком душевного переживания, как было уже сказано в другом месте. Чаще всего это бывает у стариков, у ослабевших и у выздоравливающих, или когда до сердца и пневмы доходит сила, противоположная по веществу их натуре, например, при вдыхании зловонного запаха из колодцев или зараженного воздуха, как это бывает при моровых лихорадках, а также от трупной вони и от проникновения к сердцу силы яда; иногда в этом соучаствуют артерии. Сюда же относите [обморок] из‑за червей, поднимающихся к устью желудка.

Теперь нам надлежит поговорить обо всем этом более подробно и сказать: что касается материи, то материя вызывает обморок либо, потому, что ее много и она закупоривает протоки пневмы и задерживает ее всю в сердце, так что [сердце] едва не задыхается, сюда же относится излияние большого количества соков или множества крови в устье желудка, в грудь или в сходные [органы] или внезапное перемещение в область сердца материи из опухоли при ангине, плеврите и воспалении легких, – либо потому, что она застревает в порах и закупоривает протоки, особенно в дыхательных органах; иногда [закупорка] бывает общей во всех сосудах тела, хотя это вызвано не обилием, [а густотой] материи. Иногда [материя вызывает обморок], причиняя большой вред своим качеством, очень холодным или очень едким, или очень жгучий Обморок, наступающий в начале приступа лихорадки, относится к этой разновидности, и причиной его являются соки густые, вязкие, едкие или жгучие. Эти [соки] иногда пребывают вблизи от сердца, а иногда в других соучаствующих органах, каков, например, мозг. Когда в мозгу возникает полная закупорка и происходит сакта,  то обязательно наступает обморок.

Иногда [материя] находится в желудке по предшествующей причине или от возникшей слабости, вследствие которой [желудок] становится способным принимать [материю], и соки, будь они холодные или горячие, просачиваются в его устье. Иногда же обморок наступает вследствие обилия закупорок в сосудах тела, где бы они ни были. Такие убийственные соки нередко образуются от чрезмерной еды и питья и от частого расстройства желудка вследствие плохого пищеварения; из‑за этого в теле распространяются [соки], наполняющие сосуды и закупоривающие дыхательные пути. Эти обильные соки иногда способствуют обмороку также и тем, что лишают тело пищи, ибо они преграждают путь хорошему питательному веществу, а сами не превращаются в нечто питательное, ибо своим обилием одолевают естество и не поддаются его воздействию. К тому же натура тела подвергается из‑за них порче. Соки,вызывающие обморок своим обилием или дурным качеством, это те [вещества], которые, попадая в желудок, возбуждают тоску и тошноту, если они не настолько обильны и дурны, [чтобы привести к обмороку].

Что же касается обморока вследствие чрезмерного опорожнения, то он происходит потому, что пневма сопровождает [выводимый сок] и выводится вместе с ним, так что большая ее часть рассеивается. Это бывает либо при слабости желудка вследствие поноса, либо при многократном послаблении, либо при скользкости желудка или кишок, либо при ссадинах в [кишках], либо при обильной рвоте, либо при носовом кровотечении или кровоизлиянии из других органов, например, из устьев сосудов заднего прохода, либо при ранении, либо при [усиленном] выведении водяночной жидкости, либо при проколе нарыва, из которого сразу вытекает много [гноя], либо вследствие [сильного] кровотечения во время месячных или после родов, либо от усиленных физических упражнений или пребывания в бане, порождающего сильную испарину, либо вследствие какой‑нибудь случайной действенной самостоятельной причины, которая вызывает пот сама по себе, как, например, жара, или предрасполагает к этому, как, например, чрезмерная пористость тела и жидкость соков по веществу или в силу их естественных качеств. Когда обморок случается вследствие выведения соков, но животная сила еще велика, то он не опасен; таков, например, обморок, наступающий после кровопускания.

Что же касается боли, то она вызывает обморок, ибо чрезмерно рассеивает пневму; так бывает при непроходимости кишок и куландже,  при чрезмерном жжении в чувствительных органах – в устье желудка, в кишках и [в органах], им подобных, или, например, от боли при ранениях и изъязвлениях нервов или от поражающих нервы укусов скорпиона или осы, а также при изъязвлении суставов, подвергающихся трению и ударам о прилежащие части, вследствие излияния вредоносной материи. [То же бывает], например, от боли при ползучих язвах: они повергают в обморок, причиняя сильную боль из‑за остроты и разъедания, и вызывают разрушение органов, приводящее даже к смерти. [Такие язвы] доводят до обморока сначала от боли, а затем – от сильного охлаждения сердца или от того, что они доставляют к сердцу дурные, ядовитые пары; [эти пары] рождаются вследствие загнивания органа и перехода его к натуре, противоположной тому, что соответствует натуре людей.

О душевных явлениях мы уже говорили, и ты знаешь причины их вредности для сердца. Что же касается опухолей, то они вызывают обморок либо вследствие своей [значительной] величины, где бы они ни были, снаружи или внутри, – [в таком случае] они портят натуру сердца через посредство [соков], доставляемых артериями, – либо потому, что [разрушают] орган, в котором находится, если это, например, сумка сердца или какой‑либо орган, близкий к сердцу. Если [подобная] опухоль и не очень велика, то она действует так же, как большая опухоль, отдаленная [от, сердца]. Или же причиной обморока бывает боль от опухоли, если она очень сильна. А желудок, как может он быть причиной обморока? Знай, что желудок есть орган, близкий по положению от сердца и при этом очень чувствительный; к тому же это хранилище, где собираются различные соки. Он вызывает обморок либо сильно охлаждаясь, как бывает при булимусе,  либо сильно согреваясь, либо причиняя сильную боль, либо потому, что в нем находится материя густая, дурная, холодная или жгучая и едкая, или же имеются язвы и прыщи в его устье. А другие органы, как могут быть они причиной обморока? Знай, что другие органы могут быть причиной обморока либо от боли, доходящей от них до сердца, либо от ядовитого пара, посылаемого ими в сердце, как бывает при «удушении матки», либо вследствие опорожнения, которое выводит пневму из сердца; так, например, [обстоит дело] при сильной слабости устья желудка либо вследствие закупорок, вызывающих сужение протоков пневмы вокруг сердца, либо вследствие того, что в них преобладает испорченная дурная натура, как бывает, например, при жгучих и моровых лихорадках. Это один из тех случаев; когда соучаствуют все органы.

Знай, что при глубоком обмороке лечения нет, особенно если он довел до того, что лицо посинело и голова повисла и ее едва можно приподнять. Тот, у кого дело дошло до этого, умирает, как только ему приподнимут голову. Знай, что если [больному] по необходимости пустили кровь, и он лишился чувств, но не вследствие значительного опорожнения и не потому, что это всегда с ним бывает, то значит, у него в теле [гнездится] болезнь или желудок его слаб сам по себе или вследствие излияния в него [материи]. Если у старика, больного лихорадкой, изливается в желудок незрелая материя, это вызывает обморок. Когда [человек] при первом же кровопусканий лишается чувств, это происходит вследствие внезапного действия [этой меры], к которой он не привык. Обморок часто наступает во время кризиса вследствие того, что горячая материя устремляется к желудку. Кровопускание нередко бывает причиной обморока вследствие охлаждения.

 

 

Признаки.

 

Признаки боли, указывающие на причины обморока соответствуют упомянутым выше признакам перебоев. Если они слабы, то происходят от перебоев, если усиливаются, то [ведут] к обмороку, а если становятся еще сильней, то приводят к внезапной смерти. Пульс – наидоказательнейший признак в этом [случае]. Сдавленный пульс при сохранении сил указывает на давящую материю, а значительно неровный при [частых] перерывах и очень малый [пульс] свидетельствует о рассеянии силы; что же касается остальных признаков, [говорящих] о других состояниях, то ты их уже знаешь. А вообще, если обморок наступает не внезапно, то сначала уменьшается пульс, потом кровь начинает уходить вглубь, цвет лица изменяется, веки почти не поднимаются, наблюдается слабость движений глаз и изменение их цвета; перед глазами появляются видения, выходящие за пределы существующего, конечности холодеют, и на теле выступает холодная влага. Иногда [после этого] наступает обморок, а иногда холодеет [все] тело. Если какие‑либо из этих признаков появляются после кровопускания, послабления или длительного [воздействия] чего‑либо, неизбежно причиняющего боль, то надо воздержаться от [всего] этого и устранить причину; если ее [действие] не пресекают, это иногда приводит к обмороку.

Если же для обморока нет явной причины, внешней или предшествующей, и он сопровождается частыми перебоями, причем в устье желудка нет [заболевания], обусловливающего их, но они повторяются, значит, это обморок сердечный и твердо упрочившийся. Обморок, которому предшествуют дурнота и тошнота, иногда бывает желудочным. Когда же обморок длителен и глубок и для него нет внешней, обусловливающей причины, то это обморок сердечный, и больной скоропостижно умирает.

 

 

Лечение.

 

Для сильного обморока, возникшего по причине упрочившегося расстройства натуры, лечения нет, а обморок не такого [происхождения], но более легкий и являющийся следствием причин, лежащих вне сердца, поддается лечению. Человек, впавший в обморок, иногда находится в [истинном] обмороке, иногда между обмороком и пребыванием в сознании, а иногда в приступе, более легком, чем обморок. Когда он находится в обморочном состоянии, то мы не всегда можем заняться устранением [основной] причины, и нам приходится противопоставить подобающие меры лечения побочным явлениям. А иногда перед нами одновременно [возникают] две взаимно противоположные необходимости, относящиеся к различным частям организма: в органах мы должны уменьшить или вывести имеющиеся там соки, а для пневмы [необходимо] увеличить питающее ее вещество и оживить ее, так как она [частично] рассеялась. Чаще всего, когда случается обморок, необходимо начать с обеспечения питания пневмы благовонными запахами, если только нет «удушения матки» и обморок наступил не от этого, а при обмороке от «удушения матки» к носу больных следует приближать зловонные запахи, особенно такие, которые, вместе с тем, приятны устью желудка. Нюханию огурца присуще в этом отношении особое испытанное целебное свойство, главным образом при лечении горячего желтожелчного обморока; так же действует и латук, а после этого лечат, давая пить и глотать вещества, возбуждающие силы.

Если желудок [больного] пуст и он голоден, то не следует приближать к нему чистое вино; наоборот, надлежит смешивать вино с большим количеством мясного сока или обильно разбавлять водой. В противном случае от вина иногда происходит помрачение сознания и спазмы.

Одно из необходимых [мероприятий] при большинстве разновидностей обморока – это уплотнение [тканей] тела снаружи, чтобы задержать рассеивающуюся пневму, если только, конечно, не имеет место очень сильное послабление и причиной обморока не является сильный холод. При отсутствии явной причины, [связанной] с холодом и не позволяющей обрызгивать больного холодной водой, обмахивать его [опахалом], давать ему глотать холодную воду, особенно розовую воду, и одевать его в одежды, [окуренные] сандалом, давая нюхать холодные благовония, то больной часто приходит в сознание вследствие таких мер. А если обморок сильнее подобных средств и не наступил от [воздействия] чего‑либо рассеивающего [пневму] и очень горячего, то [больному] следует вдувать в нос мускус, давать ему нюхать галийю,  окуривать его наддом  и, если можно, заставлять его глотать лекарство из мускуса. Если же причиной является жар, то [полезно] употреблять холодные благовония и брызгать в лицо холодной водой. Не плохо добавлять к применяемым лекарствам немного мускуса, если в этих лекарствах преобладают, например, камфора, сандал или средства, вызывающие еще более сильное охлаждение; тогда холодное [лекарство] будет противостоять вредоносной горячей натуре, а мускус способствовать усилению прирожденного жара. И пусть больные глотают холодную воду, а если их состояние позволяет примешивать к воде жидкое, слабое, остуженное вино – тем Лучше. При этом надлежит часто растирать им [область] устья желудка, и постель их должна находиться на холодном воздухе. В таком же месте должны [находиться] постели всех тех, кто лежит в обмороке, если только это не обморок от холодной причины и, тем более, не обморок у страдающего сухоткой. Следует постоянно поливать конечности и область главенствующих органов розовой водой неизвестными холодными выжатыми соками и обязательно поить охлажденным вином. Если наблюдается икота и тошнота, то необходимо возбудить в больном теплоту и помогать его естеству, щекоча ему горло перышком, вызывая рвоту и способствуя движению пневмы наружу. Такого больного нужно все время трясти, говорить и кричать над ним, как можно громче, и заставлять его чихать, даже с помощью качима. А если это не удается и больной не чихает, значит, он погиб.] Необходимо, особенно при обмороке вследствие опорожнения,‑приближать к больным запах яств, возбуждающих аппетит, если только их не тошнит. При обмороке, происходящем от соков в устье желудка, не следует приближать к больным таких яств. Им нужно давать пить и принимать глотками вино либо охлажденное, либо подогретое, в зависимости от известных [тебе] обстоятельств, и это должно быть вино наиболее проникающее, жидкое, благовонное, старое и приятное на вкус, в котором сохранился остаток вяжущей силы, и притом силы очень свежей, чтобы оно привлекало и укрепляло пневму. В вине не должно быть сильной горечи, делающей его противным естеству, а также густоты, из‑за которой оно не быстро проникает [в органы], а цвет [вина] пусть будет желтоватым. Но если обморок наступил вследствие опорожнения, в особенности [опорожнения] через поры из‑за их рыхлости и других причин, то следует предпочесть черное, густое вино, ибо оно более питательно и скорее приводит соки в состояние, противоположное тому, при котором они растворяются, и быстрей возвращает пневму [к] густоте. Если же таких оснований нет, то самое подходящее вино для больного – то, которое быстрее проникает [в органы]. Ты можешь испытать вино, попробовав немного его на вкус. Если увидишь, что оно быстро проходит [внутрь], согревает и притом отличается хорошей густотой и запахом, то это и будет самое подходящее [вино], которое тебе нужно. Иногда мы клали в вино мускус – около двух хабб  – или лекарство из мускуса в количестве однократного приема или половины или трети его – это [делают] при глубоком обмороке, а также мускусные лепешечки, упомянутые в Фармакопее. Самое подходящее вино в подобном случае – подогретое, если обморок не от жара: оно лучше проникает в, органы. А если усилить его силою хлеба, оно не так скоро рассеется. Одно из [средств], полезных таким [больным], это особый майбих  против обморока, упоминаемый в Фармакопее. Весьма необходимо поить подогретым вином людей, которые медленнее приходят в сознание; их не следует поить холодным [вином], так же как и тех, у кого похолодело все тело. Именно такие [больные] и нуждаются в растирании и во втирании в конечности и [область] желудка горячих, благовонных масел. Если обморок наступил из‑за материи, то если можно уменьшить [количество] материи либо рвотой, когда есть надежда, что рвота [произойдет] легко, либо клизмой, либо кровопусканием, это делают, а если причиной является выведение [соков] из внутренних областей [тела], то конечности согревают, растирают и втирают в них горячие, благовонные масла; иногда приходится бинтовать [конечности]. Применяй, чтобы задержать любое опорожнение, меры, упомянутые в соответствующем параграфе, и действуй для возбуждения силы известными тебе средствами. При обмороке этого рода, наступившем после хайды,  больному полезно принять сукка  из мускуса, а также выжатого сока айвы с крепким мясным соком в вине. Помогает также жевать ладан и нишапурскую глину в виде варенья с камфорой.

Если же обморок случился по причине опорожнения черезным, как и при обмороке от боли; вскоре мы упомянем в своем месте о том, что особо относится к куланджу.

Обморок, наступающий после кровопускания, чаще всего бывает у [людей] с узким желудком и сосудами и со слабым желудком или у тех, у кого в теле преобладает желтая желчь и кто не привык к кровопусканию. Таким людям следует перед кровопусканием дать выпить какого‑нибудь сгущенного сока, укрепляющего желудок и сердце, а если они впали в обморочное состояние, то надлежит поступать так, как упомянуто выше, и поить их разбавленным вином в охлажденном виде, которое укрепляет и оберегает их желудок, особенно [если его дают] с каким‑нибудь другим выжатым соком.

Нам надлежит еще раз сказать, что при лечении обморока [врач] иногда нуждается одновременно в связывающем [веществе], которое препятствует опорожнению, укрепляет расслабленные органы, способствующие рассеянию [пневмы], и стягивает, например, устье желудка, дабы оно не принимало изливающуюся в него материю, и [в веществе] с проникающей силой, которое быстро проходит [к пневме], чтобы дать пневме питание, каково, например, вино. Эти [вещества] оказывают взаимно‑задерживающее действие, и следует различать, при каких обстоятельствах их употребляют. Вяжущее употребляют в то время, когда больной приходит в себя или же после того, как применили другое [лекарство], спеша оживить силы, и оно подействовало, и силы оживились; второе употребляют, когда нужно быстро оживить силы. Вяжущего перед этим не дают, чтобы оно не задержало прохождения [второго лекарства].

Иногда возникает необходимость в чем‑либо более питательном, нежели вино, особенно если обморок наступил от голода или от значительного рассеяния [пневмы]. Поскольку чистое вино, поступая в тело таких [больных], причиняет вред и производит умопомешательство и судороги, то для них нет ничего лучше, чем, например, упомянутый мясной сок в смеси с вином или выжатым соком яблока – кислого или сладкого в зависимости от обстоятельств. Если нет препятствий, то лучше всего положить туда, например, гвоздики и мускуса: желудок охотней принимает такой [состав], сила желудка из‑за него больше оживляется и сердце сильнее привлекает его. Иногда в том, что дают есть [больному], приходится размачивать белый хлеб, [особенно] если больной давно не принимал пищи, а также растирать конечности и бинтовать их. Вызывать рвоту тоже полезно при всяком обмороке, если только он наступил не вследствие [чрезмерной] испарины или подобной:) ей явления, которое движет пневму наружу. При таком обмороке более необходимо успокоить пневму и не должно приводить ее в движение, вызывать рвоту и бинтовать [конечности]. Одним из средств, вызывающих рвоту у таких больных, является теплая вода с растительным и, [в частности], с оливковым маслом или [вода], смешанная с вином. Перед этим следует согреть желудок и прилежащие области, а также конечности, чтобы облегчить рвоту.

Знай, что растирать конечности, согревать их и втирать в них благовонные мази, а также втирать в [область] устья желудка душистые мази, как, например, масло нарда, и разогревающие средства, например, горчицу и слюногон – уместный [способ лечения] для тех, у кого обморок произошел от выведения крови или сока или же от переполнения, вернее, для большинства тех, кто [лежит] в обмороке, если только обморок наступил не вследствие движения соков наружу. Им следует несколько раз подряд перевязывать и [опять] развязывать голени и предплечья; это делают в соответствии с тем, что обусловливает [перевязка] органа, противоположного месту опорожнения. Таким [больным] помогают повязки под мышками, обрызгивание холодной водой и растирание устья желудка – это полезно при всяком обмороке, наступившем вследствие опорожнения, или разбавленное вино, если от [употребления] вина не удерживает какое‑либо препятствие, например, опухоль, незрелый сок, понос или головная боль. При большой необходимости в укреплении сил ты тоже, не раздумывая, поишь [больного] вином; так [поступают] при тяжелых обмороках.

Баня подходит для тех, с кем случается обморок от поноса и от хайды.  Если обморок случился внезапно от кровотечения, то [баня] очень вредна, так же, как при неожиданном обмороке после сильной испарины. Баня подходит и для тех [больных], которые, придя в чувство, ощущают пылание в устье желудка. Что же касается [обморока], наступившего вследствие слабости устья желудка, то [в этом случае] следует применять сильные лекарственные повязки, например, лекарственные повязки, приготовленные с мастиксом, айвой, сандалом, шафраном, касатиком, а также лекарственные повязки с вином, приготовленные с мускусом, или [повязки] с касатиком и вином; такие больные получают большую пользу также от растирания и бинтования конечностей. Обморок от голода иногда устраняет один дирхам  хлеба. Приступ обморока от сухости [натуры] или от сухости естества надо предупреждать кусочком хлеба в гранатовом соке или в яблочном вине; при острых болезнях иногда приходится поить [больного] вином из‑за обморока; наиболее полезно безвкусное [вино]. Подвергнувшимся обмороку не позволяют спать и заставляют воздерживаться от разговора.

 

 

 

 

Об увеличении отделения молока

 

 

Знай, что молока бывает много, когда много хорошей крови, а если молока мало, то причиной этого является какая‑либо причина малокровия или исчезновения хорошего качества [крови]. Причина малокровия [зависит] либо от материи, либо от натуры. Если причиной является материя, то, [значит], питательного вещества недостаточно или оно противодействует образованию крови вследствие своей чрезмерной сухости или холодности, или же [материя] отвлеклась в другую сторону вследствие кровотечения, опухоли или иных [причин]. А малокровие, зависящее от натуры, бывает тогда, когда натура тела или груди высушивает или разжижает влагу так, что из нее не образуется кровь вследствие ее чрезмерной водянистости или отдаленности от уравновешенного состояния, подходящего для образования крови, или же по другим [ причинам].

Что же касается причины, уничтожающей хорошее качество крови и портящей порождаемое ею [вещество], которое становится негодным для образования вещества молока, поскольку молоко рождается только из хорошей крови, то [такой причиной] является преобладание одного из трех соков – желтой желчи, слизи или черной желчи; Желтая желчь обнаруживается по желтому цвету молока, жидкости его [состава] и остроте [вкуса], слизь – по большой белизне, водянистости и некоторой кислоте его запаха и вкуса, а черная желчь – по большой густоте, малому количеству и значительной крепости. Вполне возможно, что кровь вследствие своего обилия не подчиняется действию естества и не подвергается его влиянию, так что естество не может преобразовать кровь, ибо кровь его подавляет. Это одно из тех [обстоятельств], признаки коих не скрыты [от наблюдающего]. Иногда бывает, что молоко и семя из‑за своей сухости выделяются как бы в виде нитей, и это делает кровь, даже если ее много, недостохвальной по веществу и непригодной для обильного образования молока; молоко, которое из нее рождается, тоже не достохвально. Теперь, когда ты узнал причины недостатка молока, обратись к их устранению и узнай [следующее].

Знай, все, что увеличивает количество семени, также увеличивает в теле большинства [женщин] количество молока; так [действуют] оба вида клоповника пронзеннолистного, семена снотворного мака, козье и овечье вымя и тому подобное. Таким же образом, все, что сушит семя, уменьшает его количество и препятствует его зарождению, уменьшает также и. количество молока – например, индийская конопля. А если причиной скудости молока является скудость питания, то корми побольше и повкусней и назначай [пищу] из рода горячей и влажной, достохвальной по химусу. Если причина–нехорошая пища, то ее улучшают и придают ей упомянутые качества. Если причиной [скудости молока] является усиленное физическое упражнение, то уменьши его и дай [женщине] покой, а если причина его скудости кровотечение или что‑либо подобное, – задерживай [кровь] или отвлекай ее кверху, если кровь изливается из нижних частей тела, или же отвлекай кровь книзу, если она изливается из верхних частей тела.

Если причиной скудости молока является простое расстройство натуры, то назначай пищу, противоборствующую такой натуре и при этом дающую обильный химус. Если причина заключается в преобладании испорченного сока, то выведи его [способами], подобающими для каждого [отдельного] сока. Женщинам с желто‑желчной натурой назначь пищу скорее холодную и влажную; к числу полезных для них [средств] принадлежит ячменная вода с джулабом,  а также семена огурца в виде клизмы и семена киссы;  [полезно] также есть мозги, пить коровье и козье молоко, есть рыбу из водоемов с каменистым дном, мясо козленка и жирных кур, похлебки, приготовленные из ячменной кашицы с молоком и из садовой мальвы. [Женщину] со слизистой натурой пользуй питательными веществами и лекарствами, которым свойственно согревать от первой до второй степени и притом увлажнять или немного сушить. К этому разряду принадлежит морковь, индау посевной, фенхель, укроп, свежий сельдерей и симирнийун,  особенно свежий, но не сухой: он согревает и высушивает. Сюда же относится похлебка, приготовленная из пшеничной муки с пажитником и фенхелем.

Если молоко вследствие своей густоты и сухости выделяется в виде нитей, то способ лечения этого – поливание сильно увлажняющими [лекарствами] и прием увлажняющей пищи. То же относится и к [мужскому] семени. При пользовании женщины с черножелчной натурой ограничивайся лекарствами и пищей, которым присуще избыточное согревание, близкое к тому, о чем мы упоминали, и значительное увлажнение. [Следует] также распознать, какого рода черная желчь преобладает, и пользовать соответственно этому. Вот одно из уравновешенных лекарств, увеличивающих отделение молока: берут пальмовых колючек – тридцать дирхамов,  листьев фенхеля – двадцать дирхамов,  клевера – пятнадцать дирхамов,  дробленой пшеницы – двадцать пять дирхамов,  очищенного нута и дробленого белого ячменя – каждого по восемнадцати дирхамов,  крупного инжира – десять штук. [Все это] кипятят в тридцати ритлах  воды, пока [количество ее] не обратится в восемь ритлов  или меньше. На один раз дают пить пять укий  [этого лекарства] с пол‑укийей  масла сладкого миндаля и одной с половиною укийи  сулейманийского сахара. Соленая рыба – пища, увеличивающая отделение молока.

Одним из лекарств, способствующих обильному отделению молока, является [следующее]: берут кунжутной муки, распускают ее в чистом вине, процеживают и пьют процеженную жидкость, а из осадка делают лекарственную повязку на грудь. И еще: берут внутренность баклажана в количестве с полкафиза,  долго отваривают ее в воде, пока она совсем не разварится, затем долго месят, процеживают, берут процеженную [жидкость], прибавляют одну укийю  топленого масла и пьют. Или берут настой нута и пьют его натощак несколько дней, особенно настой [нута] на молоке, либо на ячменной воде с медом, либо с джулабом.  Или берут семян люцерны одну часть и цветков гранатника две части; за раз этого [лекарства] пьют одну камху  в горячей воде. Или пьют семян бана – два дирхама  с вином.

К числу отличных лекарств принадлежит [и такое] : берут топленого масла, [то есть] коровьего масла, [одну] укийю  и вина – большую чашку и дают выпить натощак. Или употребляют стебли анемоны и ее листья, отваренные с травой ячменя, в виде похлебки.

Или берут редьки и отрубей и кипятят в вине; это вино процеживают и пьют. Или берут поджаренных семян снотворного мака и толокна в равных количествах с сиканджубином  или май‑бухтаджем  и [пьют], предварительно [семена мака] размачивают в том или в другом [напитке] три дня, так [получается] лучше. Поят также чернушкой с подслащенной медом водой, или берут семян укропа, семян порея и семян клевера – каждого по одной укийе,  а также семян пажитника и семян люцерны равными частями, смешивают с выжатым соком фенхеля и пьют. Если смешать [все это] с медом и топленым маслом, то будет лучше.

 

 

 

 

О способе сохранить [женскую] грудь маленькой и упругой, воспрепятствовать ее отвисанию, а также воспрепятствовать увеличению яичек у мальчиков

 

 

Женщина, которая хочет сохранить грудь упругой, [пусть] старается пореже ходить в баню; это [относится] также к мальчикам. Лекарство, которое мы сейчас опишем, превосходно действует в этом отношении. Берут свинцовых белил и кимолосской глины – того и другого по два дирхама,  замешивают на соке семян белены и добавляют немного мастичного масла. [Этим составом] смазывают грудь и постоянно держат на ней льняную тряпицу, смоченную в остуженном настое галлов, особенно если [грудь] отвислая. Так же испытана женщинами чистая глина с медом, а если прибавить к ней опия и хлеба с уксусом, это действует сильней. Или берут чистой глины двадцать дирхамов  и болиголова два дирхама  и приготовляют мазь с уксусом. Или берут самосской глины, акакийи  и свинцовых белил и [вместе] с выжатым соком стеблей белены смазывают [грудь]. Или берут ладана, [раковин] каури и ячменной муки, замешивают на очень крепком уксусе и смазывают [этим составом] грудь в течение трех дней. Или берут яиц горных куропаток, ярь‑медянки, май и  и калимийи  и смазывают [грудь этим] составом с соком подорожника блошного или смазывают им [грудь] с травой болиголова, как она есть, которую толкут, связывают уксусом и оставляют [на груди] на три дня. А если желают, чтобы [грудь] стала легче, на нее кладут губку, смоченную в воде. Или берут выжатого сока тарасиса,  корок граната, олова, жженного с серой – каждого по дирхаму,  йеменских квасцов, оловянных белил, жженой чечевицы – каждого по дирхаму,  жженых улиток, пемзы – каждого по три дирхама;  [этот состав] замешивают на соке подорожника большого и смазывают им [грудь]. Или берут кумина с корневищем касатика, медом и водой и оставляют на груди три дня; или берут ушшака  с болиголовом и кладут на грудь на три дня, или одного болиголова, [который держат на груди] девять дней. Одно из утверждений, относящихся к этой области, [гласит], что следует смазывать [грудь] кровью из половых органов кабана или кровью ежа или кровью черепахи. Или берут оливкового масла и квасцов,; растертых в порошок, и держат [этот состав] в свинцовой ступке, пока свинец не перейдет в него; им постоянно смазывают [грудь]. Берут также чистой глины и незрелых галлов, связывают [оба вещества] медом и смазывают [грудь].

 

 

 

 

Заболевания пищевода

 

Общее рассуждение

 

 

У пищевода иногда возникают различные расстройства натуры, ослабляющие его [способность] совершать свое действие, то есть глотание. Случаются в нем и всякие заболевания орудия и болезни по соучастию, при которых образуются опухоли горячие, холодные и твердые, из болезней орудия чаще всего происходят в нем закупорки; [они происходят] либо вследствие давления извне, [исходящего] от сместившегося позвонка или от опухоли в соседнем органе, либо из‑за опухания самого пищевода или мышцы, которая его удерживает [в вертикальном положении]. К числу болезней по соучастию, которые возникают в пищеводе, принадлежат кровотечение и кровоизлияние [вследствие разрыва сосуда].

 

 

Сужение глотки и затрудненность глотания

 

 

Сужение глотки происходит либо от причины, [заложенной] в самом пищеводе, либо от причины, заложенной в соседнем [органе]. Что касается причины в самом пищеводе, то это либо опухоль, либо чрезмерная сухость [пищевода], либо высыхание в нем жидкостей вследствие лихорадки или других причин. Или же [это происходит] вследствие какой‑либо разновидности крайнего расстройства натуры и упадка и ослабления сил, особенно в конце острых, злокачественных, ужасных болезней, а также других заболеваний. А причина в соседнем органе – это либо давление чего‑нибудь давящего, например, опухоли в мышцах гортани, как бывает при ангине и других заболеваниях, иногда это также сопровождается стеснением дыхания, или [опухоли] в органах шеи, либо отклонение позвонка кнутри, либо ветры, которые окружают пищевод и давят на него, либо спазмы или кузаз,  которые собираются наступить или уже наступили; [сужение глотки] часто предшествует окоченению или кузазу.  Один из наших знакомых почувствовал затруднение глотания, так как в глотке застряло что‑то неведомое. Это вызвало подобие удушья, и на [больного] напала тошнота. Он изверг множество червей, [похожих] на змей, и после их извержения глотать стало легко, удушье прошло, и больной понял, что причиной всего этого были застрявшие в глотке черви.

 

 

Признаки.

 

Если причиной являются позвонки, то на это указывает усиление сужения [глотки], когда [больной] лежит на спине, и при глотании чувствуется боль возле сместившегося позвонка. А если причина в ослабляющем расстройстве натуры, на это указывает медленность и вялость [глотания] при малой быстроте [прохождения пищи по всему пути] и отсутствии боли, если только, конечно, [расстройство натуры] не произошло в какой‑нибудь части пищевода, способствующей [глотанию]. Тогда пищевод суживается в этом месте, и [больной] чувствует, что проглоченная [пища] застряла там.

Если причиной является опухоль, то пищевод суживается вблизи  от нее, и она причиняет боль в этом месте; при горячей опухоли дело в большинстве случаев не обходится без лихорадки, хотя она, чаще всего, не очень сильна. Если опухоль горячая, на это указывают также, жар и жажда, а когда опухоль не горячая, лихорадки не бывает. Иногда же  [причиной сужения глотки] является нарыв, и он не столь горяч. Тогда чувствуется легкая боль и по временам бывает потрясающий озноб и лихорадка. Нередко [опухоль] набирает гноя и прорывается, и [больного] рвет гноем; [явления], вызываемые опухолью, тогда проходят, и заболевание превращается в язву. На затрудненность глотания, предшествующую кузазу  и окоченению, указывают все упомянутые признаки.

 

 

Лечение.

 

Если причиной является опухоль или смещение [позвонка], то лечение состоит в исцелении этих заболеваний. Когда же причина в расстройстве натуры, то есть [чувствуется] пылание, жжение и жар в оболочке рта, следует накладывать [на область] между лопатками лепешки из холодных выжатых соков и лекарств [или] давать их хлебать и поить кислым дугам  и тому подобным. Если же заболевание произошло от холодности [натуры], а это бывает чаще всего, то следует лечить согревающими лекарственными повязками, применяемыми при лечении холодного желудка, маслами и втираниями, упомянутыми [в соответствующем параграфе], а также бальзамовым маслом, маслом редьки, маслом с мускусом и тому подобными [маслами. Накладывают] также повязки с бобровой струей, ушшаком,  миррой, шандрой обыкновенной и сходными с ними лекарствами; повязка из одной бобровой струи [тоже] помогает. А если причина во влажности натуры, сильно разрыхляющей пищевод, – это узнается по соучастию [в болезни] оболочки рта и языка, – то применяют благовонные лекарства с вяжущим и согревающим свойством, предварительно очистив и исправив желудок, если в этом есть надобность. Таковы например, поджаренный анис, оба бахмана,  сумбул, нард, индийский сададж,  ладан и его порошок, и мирра. Если нужно добавить к этим лекарствам более сильные согревающие и холодные вяжущие [вещества], чтобы ослабить согревающими холодность холодных и сильно сушащих вяжущих лекарств, например, розы, цветков гранатника и тому подобных, то так и делают; по моему мнению, ферула вонючая очень полезна при этом заболевании. Если же причиной является сухость [натуры], то поступают наоборот и применяют увлажняющие, уравновешенные по натуре лекарства для лизания, яйца всмятку, жир, сливочное масло, костный мозг и лечат [все] тело и желудок; дело в том, что натура пищевода в большинстве случаев следует натуре устья желудка.

 

 

Опухоли пищевода

 

 

Они бывают горячие, флегмонные и рожистые, а также слизистые, холодные или твердые. В большинстве случаев эти опухоли с трудом созревают, и их прокалывают.

 

Признаки.

 

На опухоль указывает боль при глотании и не при глотании, распространяющаяся до задней части головы, и сужение глотки. При горячей опухоли иногда бывает несильная лихорадка; нередко она нападает только по временам, наподобие однодневной лихорадки, иногда сопровождается потрясающим ознобом. При [такой опухоли] бывает сильная жажда и жар; когда опухоль созревает, озноб усиливается, а после вскрытия опухоли больного рвет гноем. Если же опухоль не горячая, то глотка [тоже] суживается, как и при горячей опухоли, но нет ни жара, ни лихорадки, ни жажды. Лечение.К лекарствам при этой болезни принадлежат лекарства для питья и лекарства, которые прикладывают снаружи; применяя лекарства снаружи, их следует класть между лопатками. Лекарства эти должны быть отвлекающие и вяжущие, изготовленные из пахучих трав и плодов, по аналогии с [лекарствами], применяемыми при лечении опухолей желудка; к ним прибавляют, например, ушшак,  бделлий, донник лекарственный и набатейскую смолу, не отменяя при этом вяжущих, а также жир. Если это не действует и необходимо вызвать большее рассасывание, а опухоль в основе твердая, то надлежит прибавить сильно растворяющих средств, каковы ягоды лавра, слюногон, дикий тмин, аристолохия, «фиалковый корень», бальзам. Иногда приходится применять лекарства, способствующие вскрытию [опухоли], в виде лекарственных повязок, например, горчицу, тапсию и другие средства, упомянутые в параграфе о нарывах в груди и в легких, вплоть до голубиного кала и тому подобного.

Что же касается лекарств для питья, то при лечении горячих опухолей из них следует приготовлять лекарства для лизания, чтобы они проходили по больному месту постоянно и мало‑помалу. В начале это должны быть лекарства, например, из чечевицы и конкреций бамбука, а также из слизи подорожника блошного, слизи огородного портулака, сока тыквы и тому подобного. Потом переходят к тем же лекарствам с примесью отвлекающих и растворяющих, в которые добавлено немного инжира, сока фенхеля и ромашки, а затем прибавляют и кладут туда фиников и пажитника. Употребляют также отвлекающие похлебки, например, [похлебки], приготовленные из ячменной муки и чечевицы и подкисленные известными тебе веществами или не подкисленные. Когда опухоль начнет созревать, назначай похлебки из молока, отрубей с маслом сладкого миндаля и сахаром; еще в них кладут, например, льняное семя и тому подобное, а потом прибавляют муки из вики чечевице образной и муки из нута. Доведя опухоль до вскрытия, нужно придать похлебкам силу корневищем голубого касатика, горьким миндалем, шандрой и небольшим количеством горчицы, фиников и инжира.

 

 

Лечение холодных опухолей в пищеводе.

 

Принимается во внимание то, что сказано о холодных опухолях желудка, и употребляются лекарства, размягчающие и вызывающие созревание. Из внутренних средств это, например, лекарства для лизания и похлебки, упомянутые нами в качестве вызывающих созревание, то есть [похлебки из] муки вики чечевице образной и ячменной муки, [сдобренные] медом и усиленные солодковым корнем, корневищем касатика и другими [лекарствами]. А снаружи [применяются] упомянутые нами лекарственные повязки, вызывающие созревание, в [состав] которых входит пажитник, ромашка, донник лекарственный, бделлий, камедь терпентинового дерева, ушшак,  «фиалковый корень» и сила благовонных [лекарств]. Если опухоль начнет нагнаиваться и станет горячей, поступай так, как сказано в предыдущем параграфе, и учитывай то, что говорится в параграфе об опухолях желудка.



[1] 51По современной терминологии имеются в виду трофические, чувствительные и двигательные нервы.

 

[2] 52T. е. спинного мозга.

 

[3] 53T. е. хрусталик.

 

[4] 54T. е. стекловидное тело.

 

[5] 55T. е. экватора.

 

[6] 56T. е. радужной.

 

[7] 57Отечная припухлость конъюктивы с валиком вокруг роговицы.

 

[8] 58Что именно должен означать термин «сосочки артерий» – не ясно; в главе об артериях Книги первой «Канона» этого выражения нет. Вероятно, имеются в виду концы мельчайших разветвлений артерий.

 

[9] 59Выражение «пустые места» легких тоже не вполне ясно. Быть может, подразумеваются легочные альвеолы.

 

[10] 60T. е. обитающий в речках с каменистым дном.

 

[11] 61Замечательно подмечено, что при лечении необходимо переходить от одного лекарства к другому, и справедливо подчеркивается значение индивидуальных особенностей и опыта.

 

[12] 62T. е. от кровяной опухоли.

 

[13] 63T. е. если ее слишком много.

 

[14] 64T. е. не кровь.

 

[15] 65T. е. когда перестали давать слабительное.

 

[16] 66T. е. от опухоли.

 


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.