На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Введение
Введение

1. Гомеопатия есть метод врачевания, основанный в 1790 году доктором Самуилом Ганеманом и состоящий в том, что подобное лечится подобным (similia similbus curantur). После целого ряда опытов, произведенных сначала над здоровыми людьми, Ганеман пришел к тому заключению, что всем лекарствам свойственно производить болезненное состояние у здорового человека и, вместе с тем, устранять подобное же состояние у больного. Так, опий в больших приемах производит у здорового человека сонливость, а в самых незначительных приемах вылечивает от такого состояния больного. От рвотного ореха (Nux vomica) делается воспаление желудка и давление в желудке - болезни, которые проходят от того же рвотного ореха, если его принять в самом незначительном количестве. На основании таких же опытов ожоги лечатся огнем, на  замороженные члены накладывают снег и т. д. Аллопаты, сами того не сознавая, лечат на основании того же закона сходства; это было доказано уже Ганеманом.

2. Итак, основой всякого врачевания по Ганеману должно быть следующее положение: «во всякой болезни правильным средством может считаться только то, которое производит исходное состояние у здорового человека». Ученье свое назвал «гомеопатией», в переводе с греческого подобный и страданье, а старой школе, со всеми ее системами, дал название «аллопатия» (иной). С основанием этого учения для врачебного искусства настала новая эра: случай уступить место определенности, произвол – закону, предположение – ясному пониманию и положительному знанию.

3. Старая школа большею частью основывается на вероятности, нередко даже на предположениях. В большинстве случаев ее диагнозы суть не что иное, как вычисления на основе теории вероятности. О массе не особенно искусных врачей нечего и говорить; но даже у наиболее разумных врачей и диагноз болезни, и выбор лекарства, и назначение приема являются результатами более или менее шатких вычислений. Ганеман первый водворитель единства и порядка там, где прежде царил хаос: он указал от чего зависела в прежнее время успешность безосновательного лечения, и создал основание для сознательного лечения на будущее время.

4. Несмотря на все препятствия, которые ставили ей: и корысть, и самомненье, и невежество, и косность – гомеопатия все больше и больше распространялась и в ширь, и в глубь, и  тем самым как нельзя яснее доказала непреложность своего основанного закона. Гомеопатия не только пересоздала всю существующею до нее теорию, она вместе с тем научила приготовлять как следует лекарства. Аллопатический способ с его ужасающим количеством всяких снадобий, в лучшем случае, есть не более как паллиативное лечение, которое нередко обходится очень дорого впоследствии. Адам Мюллер замечает: «Если бы вся заслуга Ганемана, одного из величайших химиков нашего века, состояла в том, что он изгнал из фармации принцип варения и мешания, восстановил права простых средств, на здоровом организме  узнал действительное влияние, которое производит каждое лекарство и основал ученье о минимальном приеме, то и тогда он создал бы себе бессмертное имя. Истинная медицина погибла в материализме  новейшего времени; он ее воскресил, он ее воссоздал».

5. Ученье Ганемана несомненно имело благодетельное влияние и на старую школу, в том отношении, что, благодаря ему, отчасти, все более и более сокращались массовые назначения и все более восстанавливался принцип: простота – печать истины. Помимо этого, гомеопатия несколько охладила рвение тех властелинов–врачей, которые считали возможным одним взмахом ножа порешить с такими болезнями, как воспаления благородных органов: она доказала, что для подобных недугов не может быть  средства хуже этого. Не далее как двадцать лет назад против гомеопатии за то, что она не дозволяла кровопускания при восполнении легких, сочли нужным возбудить судебное преследование; ныне же ее противникам пришлось выслушать от одного из знаменитейших товарищей такое изречение: «Если в болезни, которая стала смертельною, были употреблены кровопускания или рвотные или слабительные средства, то никогда нельзя сказать с уверенностью, чему следует приписать такой результат: одному ли естественному ходу болезни, или вместе с ним лечению, которое ему способствовало.

6. В пользу гомеопатии весьма много говорит то обстоятельство, что она нашла многочисленных сторонников  во всех цивилизованных странах земного шара. Этим она обязана своей последовательности и цельности: начало similia similibus служит для гомеопата твердой опорой, какой не может быть у аллопата. Исходя из этого начала, он имеет возможность вылечивать такие болезни, которые аллопат считает неизлечимыми и, помимо того, он сужает круг оперативных случаев.

       В прежнее время болезнь одного из членов семьи была для последней причиной множества забот и хлопот; врач и аптека требовали больших, нередко непосильных расходов; притом же, помощь иногда являлась только тогда, кода было уже поздно. Теперь есть возможность иметь помощь под рукой, нет надобности тратиться на бесполезные лекарства, а то, что нужно израсходовать, будет израсходовано производительнее. В наше время, при появлении человека на свет, его встречает врач, и врач же препровождает его в другой мир. Первый рецепт, который он прописывает новорожденному младенцу, на всю жизнь отдает человека в его руки. В будущем, когда благодаря воспитанию и разному образу жизни организм не будет чахнуть от множества вредных веществ, вводимых в него исцеления ради, человек вовсе не будет нуждаться во враче. Если и случится, что гомеопатическое средство будет принято неправильно, то оно никогда не сможет существенно повредить организму; такую ошибку всегда легко поправить, между там как ошибка аллопата не редко бывает совершенно неисправна и последствия ее остаются на всю жизнь.

7. Желающему познакомится с гомеопатией, мы рекомендуем прочесть «Organon» Ганемана, в котором он найдет подробное изложение гомеопатического учения, а также необходимое для всякого начинающего руководство к исследованию болезни. Так как болезнь может быть устранена только в том случае, если ее симптомы соответствуют симптомам лекарственного средства, то понятно, что исследование болезни должно быть очень точное, потому что иначе невозможно правильно выбрать средство.

8. При исследовании болезни нужно иметь в виду следующие пять пунктов:

1).Состояние органа и вид болезненного процесса.

2).Ощущения и душевное состояния пациента. Так как гомеопатия, при исследовании своих средств принимает в расчет всякое изменение, и те явления, которые лекарства производят на душевные функции. В этом отношении она значительно опередила старую школу и мало того, ее исследования пролили много света на область психиатрии.

       Необходимо знать, когда именно и от чего усилилась или унялась боль: от холода ли, или от тепла, при спокойном ли состоянии, или во время движения, в комнате или на вольном воздухе, и в какое время дня.

Затем нужно знать, каковы душевное состояние и характер больного: взволнован он или спокоен и хладнокровен, весел или грустен и расположен к слезам, раздражителен или кроткого нрава.

3).Выделения и отправления. Нужно знать качество твердых испражнений, мочи, пота, а также каковы аппетит, жажда и когда именно она является? Появляются ли у женщины регулы правильно, через 28 дней; какого они качества: сильные или слабые, светлые или темные и кусками; сколько времени продолжаются? Нет ли болей, и какого он качества.

4).Телосложение и индивидуальные свойства больного, его возраст, пол, образ жизни занятия и т. д.

5).Причину болезни, если только можно ее узнать, например, не было ли душевных волнений, расстройства желудка, простуды, злоупотребления лекарствами, распутной жизни, чрезмерной потери соков или крови, задержанных выделений или сыпи и т. д.

9. Характеристические особенности наиболее известных гомеопатических средств должны быть известны каждому, кто желает с успехом применять этот способ лечения, поэтому я указываю в своей книге на главные симптомы тех средств, которые чаще всего встречаются в практике. Наводить справки удобнее всего будет по приложенному в конце указателю. Первое, весьма обстоятельное исследование мы находим у Ганемана, в соченениях «Reine Arzneimittellehre» и «Chronischhe Krankheiten».

10. По отношению к больному органу и болезненому процессу. Врач-гомеопат при глазных болезнях, например, будет иметь в виду прежде всего, Aconitum, Belladonna, Pulsatilla, Arnica, при болезнях мозга – Belladonna, при болезнях желудка – Nux vomica, Pulsatilla, Carbo vegetabilis, при болезнях спинного мозга – Nux vomica и т.д. Затем он примет в соображение вид болезненного процесса и, например, при ревматическом воспалении глаз, назначит Aconitum, при сифилитическом – Mercucur., при гранулезном – Apis или Hepar sulphur, при темной воде – Belladonna и т.д. При раке внимание его будет обращено прежде всего на Arsenicum или Sulphur, при болезнях костей – Silicea, Calcarea carbonica, Mercur., Phosphor.

11. По отношению к ощущениям и душевным свойствам больного. Для людей кроткого нрава нужно иметь в виду Pulsatilla, China, Lachesis, для раздражительных – Nux vomica, для раcположенных к слезам – Pulsatilla, Ignatia. При жгучих болях – Belladonna, Argent., Carbo veg., Nux vomica; при рвущих – Bellad., Pulsat., Rhododendr., Rhus; при колющих – China, Staphysagria, Sepia, и т.д. При болях, которые усиливаются к вечеру и при спокойном состоянии переходят  с одной части тела на другую и т.д. – Pulsatilla. При параличных болях и болях, происходящие от разбитости, при судорожном ревматизме, колотье изнутри к наружи – China. При сочетании многих симптомов, врач-гомеопат должен стараться собрать все симптомы в одном средстве, от чего болезнь прекратится скоро и наверняка; это вовсе не так легко, и многие врачи, устрашившись предстоящих затруднений, даже бросали изучение гомеопатии. Так, например, если кто-нибудь в одно и тоже время жалуется на боли, переходящие с одной части тела на другую, и параличные боли, и на боли от разбитости, и на судорожный ревматизм, то правильным средством будет не Pulsatilla, которая соответствует первой половине симптомов, и не China, которая соответствует только второй половиной, а Valeriana, которая соответствует всем главным признакам вместе.

При ухудшении недуга к вечеру следует давать Pulsatilla, Belladonna, Lachesis, Sepia, к утру – Aurum, Calc., Nux vom., на вольном воздухе – Nux vom., в комнате - Pulsatilla, от спокойного состояния – Rhus tox., от движения - Brionia, от постельной теплоты – Sulphur, Thus, Mercur., Lycopod. При улучшении от постельной теплоты – Caust., Nux vom., Bryon., от спокойного состояния – Bryon.

12. По отношению к выделениям. При запоре – Nux vom., Bryon., Opium, Plumbum. При поносе – Pulsatilla., Ipecac., Phosphor., Ars., Veratr. При рвоте желчью и слизью – Pulsat., Ipecac., если же она сопровождается жаждой – Nux vom. При задержании мочи – Arnica., Bellad., Cantharis, Nux vom., Pulsat., при непроизвольном мочеиспускании – Arnica, Bellad., Caust., Pulsat. и т.д. При ненаступлении регул – Pulsat., Coccul., China., при слишком сильных регулах – Calcar., Nux vom., Croc., Secale., China.

13. По отношению к телосложению человека и его индивидуальным свойствам. Грудным младенцам – Aconit., Cham. Юношам, молодым девушкам – Pulsat., China. В климактерические годы (период уменьшения регул у женщин, от 46 - 52 года) – Sepia, Laches. В старческом возрасте – Ambra, Baryta, Opium. Людям, работающим в сырости, - Calcarea, Rhus. Ваятелям и таким людям, которые вдыхают много пыли, - Calcarea, Silicea. Людям, злоупотребляющим спиртными напитками, - Nux vom., Arsen., Opium. При волнениях крови, лихорадке с сухим жаром - Aconit. При приливах крови к голове – Belladonna. При исхудании – China, Arsen., Phosphor. При наклонности к водянке – China, Arsen., Bryonia. При ожирении – Caclar.carbon., Antimon.crud. Беременным – Sepia, Ipecac., China, Belladonna, Nux vomica.

14. Немаловажную роль играют в некоторых заболеваниях причины заболевания (causae occasionales). Испуг показывает – Opium. Радостный испуг – Coffea. Испуг, сопровождаемый раздражением - Aconitum. Раздражение - Chamamilla, если же есть озноб и тело холодеет – Bryonia. Сильный гнев – Nux vomica, печаль и тихая скорбь, несчастная любовь, обида – Ignatia, Phosphor acet. Ревность и тоска по родине - Hyosciam. Сильная простуда – Aconit., Nux vom., Dulc., Bellad., Cham., от воды или от сырости – Calcarea, Rhus. Падение, толчок или сильное сотрясение – Arnica, Rhus. Последствия приостановленных выделений, например, согнанные лишаи, старые раны - Sulphur. Страдания после приостановленного геморроя – Nux vom., Sulphur; после приостановленных послеродовых очищений (lochia) – Pulsat., Coloc., Bellad., Nux vom., Sepia, Secale; после приостановленного выделения молока – Bryon., Dulcam., Bellad., Rhus., Chamam.; после приостановленной менструации – Pulsat., Coccul., Sulphur., Bryon.; после приостановленного насморка – Bellad., Pulsat., Nux vom., Sulphur; после приостановленного потения – Bellad., Bryon., Cham., Dulc., Sulph.; после приостановленного потения ног – Cuprum, Pulsat., Sepia, Mercur.; после привычных кровопусканий – Acon., China, Nux vom. Страдания после скарлатины – Bellad., Apis, после кори – Aconit., Pulsat., Carbo vegetab.

15. Чтобы лечение было удачным, нужно выбрать такое средство, которое подходило бы решительно ко всем симптомам болезни. Но иногда случается, что невозможно найти такого средства; что есть разные, и из этих разных одно больше соответствует, например, симптомам болезни, другое - больше индивидуальным свойствам пациента, третье - причинам заболевания. В таких случаях должно принимать в соображение прежде всего явные симптомы болезни вместе с результатами врачебного исследования. Так, например, один из многих пациентов жаловался на плохое пищеварение и на давление в желудке после каждого принятия пищи, хотя бы в самом незначительном количестве, на сильное напряжение и колотье в области желудка, которое, утром в особенности, сопряжено было со слюнотечением; говорил, что испражнения бывают только через день, что они незначительны и затруднены, сопряжены с болью и стеснением в груди и сильной, тянущей болью в области печени. Как на причину заболевания пациент указывал на толчок, который он получил когда-то в правый бок. Исследование обнаружило значительную опухоль печени, которая в одном месте была тверда на ощупь, из чего следовало, что причину страдания составляла заболевшая от толчка печень. Симптомы болезни показывали по- видимому Nux vomica, которое я и дал больному. От действия Nux vomica произошло значительное улучшение общего состояния, опухоль печени уменьшилась. После я дал еще прием Sulphur, и последовало полное исцеление.

       Нередко выбор средства зависит от причины заболевания. Молодая, незамужняя дама жаловалась на необыкновенно тревожное состояние, на стеснение в груди и на такое ощущение, будто грудь чем-то стянута, на глухую, давящую головную боль с головокружением, которое усиливалось к вечеру и в комнате, но ослабевало на вольном воздухе. Болезнь началась после прекращения регул. В виду этого последнего обстоятельства, я назначил Pulsatilla; через 14 дней регулы открылись, и вместе с тем прекратилась болезнь.

Другой случай. Рабочий К. из одного местечка в восточной Пруссии, сильный и здоровый на вид мужчина, жаловался на периодические, необыкновенно сильные боли в области лба, на стук в голове, на сильный головной жар; боль увеличивалась от нагибания, остывала от холодных компрессов и сна. В течение шести недель я давал больному различные средства; лучше всех действовала Belladonna, но и она не устранила болезни. Наконец, я спросил пациента, от чего он захворал, и услышал, что он как-то получил в голову удар, после чего и стали появляться головные боли. В виду этого я тотчас же назначил Arnica: боли повторились еще раз и затем прекратились навсегда.

Третий случай. Пациент уже много лет страдает охриплостью, происшедшей вследствие того, что простудой остановлен был ночной пот. Соображая с причиной заболевания, я назначил Silicea 30; через несколько недель пот опять открылся и хрипота прошла.

       Главная задача при лечении гомеопатическими средствами должна состоять в том, чтобы как можно больше согласовать физиологический характер симптомов лекарства с характером болезни: механическое и бессмысленное устранение симптомов не может привести ни к чему. Однако, нельзя основываться единственно на общем характере болезни; необходимо принимать в расчет и отдельные симптомы. Притом же, нельзя останавливаться на таких частностях, которые не важны и стоят вне всякой физиологической связи, а необходимо отыскивать характеристические  и многозначащие аналогии. Такого рода взвешивание признаков часто дает более ясные и более важные указания для выбора средства, чем наше неполное и нетвердое знание характера болезни и наши сведения о ее источнике.

       Благодаря принятому в наше время физиологическому методу исследования, познавания болезни во многих случаях значительно продвинулось вперед; патологическая анатомия во многих случаях указала на первоначальный источник заболевания. Задача исследования болезни состоит в том, чтобы найти не только заболевшие органы, но и все затронутые органы и ткани, и чтобы выяснить вид изменения, совершившегося в организме. Поэтому, согласно успехам патологии, мы требуем, чтобы лекарственное средство производило действие именно на тот орган, который требуется исцелить; мы требуем, чтобы действие его касалось таких именно частей органа, и сравниваем своеобразные симптомы болезни с особыми явлениями, которые совершаются в здоровом организме, при испытании на нем лекарственного средства.

16. Как ни трудно для начинающего выбрать надлежащие средства, но еще гораздо труднее определить величину и сроки дачи. Это два таких вопроса, которые до сих пор остаются открытыми, и на которые самые выдающиеся практики нашей школы еще не дали удовлетворительного ответа. Руммель пытался подвести под законы преимущества и особенности высших и низших делений. Мы приведем эти законы в извлечении, поскольку они заслуживают дальнейшего обсуждения. Они состоят в следующем: a) ни одному делению нельзя отдавать предпочтение во всех случаях; б) все деления исцеляют болезни, но не всякое деление исцеляет всякую болезнь; в) между низкими и высокими пациентами есть заметная разница, но нет возможности решить, где в каком-нибудь лекарстве начинается высшая. Средние степени в одних лекарствах поднимаются больше кверху, в других – опускаются больше книзу. Разница между первоначальной тинктурой или 1-м делением и 6-м делением, по-видимому, больше, чем разница между 6-м и 30-м делением или делением еще выше; д) по-видимому, низшие деления устремляют свое действие на сродные с ними симптомы и органы, и ограничивается этим; напротив, высшие влияют на организм в целом его составе, и таким путем обнаруживаются самые тонкие особенности; e) в высшем развитии специфических сил заключается истинный смысл и значение способа деления. Если требуется местное разрушение, заглушение, замена недостающих частей, то о наших делениях не может быть и речи; ж) в хронических, делительный болезнях, лучше всего применять высшие деления, потому что действие их глубже и основательнее.

       Вообще, несомненно то, что сила действия зависит от природных свойств лекарства и от высоты деления, а от последней в особенности - степень глубины действия, которой я придаю наибольшее значение. Ганеман считал достаточным для всех возможных случаев 30-е деление и в последнее время применял его исключительно. Так же поступали и многие из его учеников, а так как я сам тоже лечил этим делением с полным успехом, то советую пользоваться им каждому желающему испытать леченье гомеопатией. При 30-м делении не только не бывает слишком сильного первоначального ухудшения, какое случается при употреблении низших делений, например: 6-го, 15-го и 18-го, но вместе с тем, оно действует быстрей и глубже, и в острых, и в хронический болезнях. В острых болезнях восприимчивость или чувствительность нервов и без того уже очень велика, и для исцеления требуется только маленький толчок; напротив, в хронических болезнях, в которых природа организма больше находится в состоянии ленивого покоя, этот тонкий прием произведет более сильное действие на расстроенные нервы, чем не столь высокие деления  с их скоропреходящим действием. Стоит только вспомнить, какой необыкновенной чувствительностью обладают нервы и как легко бывает их возбудить во время болезни. Достаточно, например, пронести через комнату чашку бульона, чтобы запахом вызвать рвоту у лихорадочного, который в нормальном состоянии без вреда для здоровья пьет его чашками; от глотка холодной воды усиливается понос у таких людей, которые в обыкновенное время пьют воду стаканами без всяких последствий.

17. Такое же важное значение как и величина приема имеет повторение приема. В этом отношении, даже со стороны врачей, очень часто бываю ошибки: в хронических случаях многие слишком часто повторяют прием и  таким образом не дают ему довести свое действие до конца, или же слишком поспешно меняют одно средство на другое, так что одно средство уничтожает действие другого; неудача лечения во многих случаях есть прямое следствие именно такого нетерпения.

18. С древних времен до наших дней всегда признавалась разница между острыми и хроническими болезнями, которую мы видели в продолжительности тех и других.  В практике нередко  бывает весьма полезно руководиться этим различием. Острой называется такая болезнь, которая быстро ведет или к исцелению или к смерти, а хронической – такая, при которой нельзя ждать ни скорого исцеления, ни скорой смерти.

       Однако, говоря точнее, уже древние видели разницу между острыми и хроническими болезнями не только во времени, но также в присутствии или отсутствии лихорадки. И действительно, нельзя не признать, что при лихорадке течение болезни проходит скорее, чем когда нет лихорадки, и что даже хронические болезни проходят быстрее, если сопровождаются лихорадкой.

       Вообще, можно сказать, что различие между острыми и хроническими болезнями заключается в степени общих реакций в сосудистой и нервной системе, зависит от отражательного процесса, в котором жизнь борется с болезнью, с зачатком смерти. Чем сильнее реакции, тем острее болезнь; чем они слабее, тем более болезненный процесс становится хроническим.

19. Личный опыт показал мне, что во всех хронических болезнях лечение бывает удачно, если спокойно выжидаешь действия раз назначенного средства. Предполагая, конечно, что оно выбрано правильно. В доказательство приведу несколько примеров.

       1) Больничный служитель С. из Инстербурга 15 лет страдал полипом в носу, который уже несколько раз срезывали, но который все появлялся снова; при этом больной жаловался на головокружение, ощущение холода и боль в верхней части головы, на давление в желудке после всякого принятия пищи и на частую отрыжку, на зуд в концах пальцев рук и ног, на затрудненное и редкое испражнение.

       Сначала я дал Nux vom., после чего вскоре прекратилось давление в желудке, а также запор и зуд в конечностях. Затем по истечении 6-ти недель, назначил Calcarea carb.: 6 крупинок на стакан воды (принимать утром и вечером по столовой лежке, так чтобы раствора хватило на 3 дня), после чего полип в течение 2-х месяцев значительно увеличился, но затем стал уменьшаться и через 5 месяцев отвалился.

       2) Г-жа Елена фон С., девушка 25-ти лет, очень слабой конституции и худая, уже несколько лет страдала хрипотой, жжением и колотьем в горле; в последнее время говорила едва слышно. Кроме того, у нее была болезнь нижней части живота (припухание матки и кровотечение). Берлинские врачи назвали болезнь неизлечимой горловой чахоткой и отказались от лечения больной; 21 марта 1863 года я назначил ей Phosphor.: 6 крупинок в порошке молочного сахара, который велел растворить в воде и затем пить раствор в течение 3-х дне по три раза в день по глотку; потом я прописал ей еще 8 порошков, с наставлением пить так же. Вскоре после этого я нашел, что хрипота пропадает, голос делается чище и полнее, силы быстро восстановляются, а через 6 недель прошло все, кроме маточного страдания. Тогда я дал еще Arsenicum, и по истечении 2-х месяцев пациентка была уже здорова.

       3) Жена каменщика Краузе, 36-ти лет от роду, 8 лет страдала выпадением матки, слабостью желудка, болью в крестце и изнуряющими болями. Подложечная яма припухла, и малейшее давление снаружи вызывало в ней сильнейшую боль; регулы были очень сильными, кусками, с болью в крестце и давлением к низу. Я назначил Nux vom., от которого, после незначительного первоначального ухудшения больной стало гораздо лучше; по истечении 6 недель я дал Calc.carb., от которого больная поправилась совершенно.

       4) Сын г-на Б. из Балтимора с самого раннего детства страдал лишаеобразной мокнущею сыпью, которая покрывала всю голову и лицо и большую часть туловища, производила сильный зуд и придавала ребенку отвратительный вид. Родители побывали уже у нескольких врачей и наконец услышали обо мне и обратились ко мне за советом. 25 декабря 1864 года я дал прием Sulphur, по обыкновению 5 крупинок в капсуле с молочным сахаром, который велел растворить в стакане воды и давать ребенку утром и вечером в течение 3-х дней. Затем я стал выжидать последствий. Через 4 недели сыпь значительно усилилась, но на 6 неделе некоторые места кожи начали очищаться, и стала обнаруживаться чистая, здоровая кожа. Выздоровление со дня на день шло быстрее, и через новых 4 недели совершенно пропала.

       5) Мадам С. из Кеслина, 31 года от роду, уже 3 года страдала полным расстройством умственных способностей, дошедших до того, что пищу ей должны были класть в рот другие; расстройство произошло в такое время, когда после простуды не показались регулы. Уже несколько врачей лечили ее совершенно безуспешно: 18 месяцев она пробыла в лечебнице для умалишенных. Сначала я назначил Pulsat., 6 крупинок, которые больная должна была принимать в течение 3-х дней, а затем в течение 6-ти недель велел принимать безлекарственные порошки. Уже по прошествии 14-ти дней показались крови, после чего общее состояние значительно улучшилось. После этого я прописал еще и Sulph., так как больная страдала раньше лишаями и сыпью. Через 3 месяца я получил от ее мужа такое письмо:

       «До сих пор я не имел возможности уведомить Вас о состоянии здоровья моей жены, потому что был на лейпцигской ярмарке, приводил в порядок закупленный товар и т.д. Благодаря Бога, я могу дать Вам самые утешительные известия. После моего последнего письма к Вам, жена моя была веселая и занималась делом, так что между теперешнем ее состоянием и тем, в котором она была до болезни, замечается разница только в том отношении, что она стала еще более веселая и стала еще больше острить, чем прежде; по прежнему она заведует хозяйством. Словом сказать, решительно ни в чем нельзя заметить, что она три года хворала.

       Однако, ожидавшейся  крови не показывались, потому, что явилось другое обстоятельство, которое задерживает их. Будем надеяться, что  все кончится благополучно, как и следует ожидать при теперешнем состоянии моей жены. Диета до сих пор строго соблюдалась; гомеопатический кофе она пьет правильно. Если вы сочтете это лишним, то, будьте добры, уведомьте меня.

       В ожидании известия от Вас, остаюсь глубокоуважающим Вас.

Л. Зенгер.»

6) Рудольф Штадио, приемыш учителя Калля, 15-ти лет от роду, после падения страдал возвышением левой стороны грудной клетки и искривлением позвоночного столба. 15 мая 1862 года я начал лечение одним приемом Sulphur., и стал выжидать последствий.

       В январе 1863 года, т.е. через 8 месяцев я получил письмо такого содержания:

       «С величайшей радостью берусь я за перо, чтобы сообщить Вашему Высокородию, что по принятии последних, присланных Вами порошков, состояние здоровья моего сына совершенно изменилось. Теперь уже нельзя заметить ни искривления позвоночного столба, ни возвышения левой стороны грудной клетки; притом же, я нахожу, что Рудольф стал гораздо бодрее и веселее прежнего. Вы не поверите, как я рад такому, по истине чудесному, изменению состоянию моего сына. Да вознаградит Вас Бог за ваши заботы.

                   Примите уверение и т. д.

Учитель Калль»

7) Ребенок помощника К. из Таурогена (в России), 14-ти лет, около 10-ти лет страдал судорогами. Припадки, сопряженные с сильными приливами крови к голове, повторялись по несколько раз в день. В январе 1861 года я назначил сперва дозу Bellad., которую велел принимать обычным образом. Через 14 дней состояние больного улучшилось настолько, что в течение 3-х недель припадков не было вовсе. Но на 14-й неделе они возобновились с прежней силой. Я назначил Ignat., и в течение 6-ти недель не замечалось никакого улучшения; затем я дал Cuprum, после чего последовало незначительное улучшение, но потом опять ухудшение; тогда я еще раз прописал Bellad., с тем, чтобы выждать действие этого средства. В скором времени наступило улучшение, но через несколько недель наступило сильное ухудшение. Я уже не давал ничего, кроме безлекарственных порошков, и действительно, состояние больного значительно улучшилось, так что через четыре недели припадки прекратились. Небольшая опухоль желез была устранена последующим действием приема Sulphur.

       Последний пример показывает, что не следует слишком поспешно менять одно лекарство на другое. Притом же, не надо смущаться тем обстоятельством, что за временным улучшением следует ухудшение. После приема некоторых лекарств больному сначала делается легче, но затем очень часто становится хуже, после чего, если только выждать спокойно, следует совершенное исцеление. Если же слишком поспешно менять лекарства, или, что еще хуже, повторять одно и тоже лекарство, то лечение никогда не будет удачно.

20. Уже много лет я придерживаюсь того правила, чтобы в хронических болезнях ждать по два, по три месяца, пока назначенное средство не произведет действия. Если же я назначаю так называемые антипсорические лекарства, как, например, Sulphur, Calc., Silic., Licopod. и т.д., то нередко жду от 7-8 месяцев и никогда не перестаю ждать, пока продолжается улучшение. Впрочем, нельзя упускать из виду, что исцеление происходит не от прямого действия средства, а при помощи целебной силы природы, которую средства возбуждают к реакции; из этого следует:

  1. Что лекарство должно давать в самых малых, в самых тонких приемах, потому что природа и без того уже стремится к уравновешиванию двух противоположных начал, равновесие которых нарушено.
  2. Что в хронических случаях никогда нельзя повторять раз данное средство, разве что его действие нарушено какой-нибудь ошибкой в диете.
  3. Коль скоро действие лекарства обнаруживается только в том, что больному не становится хуже, то такое средство нужно считать непригодным в данном случае.
  4. Но пока, после принятия известного нам средства, целебная сила природы успешно борется с болезнью, нужно терпеливо выждать последствий: давать новые средства – значит мешать природе и обеспечивать себе неудачный исход лечения.
  5. Если после принятия средства не произойдет никакого изменения в состоянии болезни, то нужно выждать срок, указанный ниже для каждого лекарства (в отделе о характеристических признаках и т.д.) и затем попробовать новое средство.
  6. Только то гомеопатическое средство может помочь устранить болезнь, которое выбрано правильно. Если такое средство найдено, то первым долгом нужно иметь в виду следующее: чем меньше будет употреблено средств и чем реже они будут даваться, тем лучше. Как бы медленно ни шло исцеление, все же лучше ждать, чем мешать естественному его ходу.

       Если во время последующего действия какого-нибудь лекарства пациент захворает острой болезнью с воспалительными симптомами: лихорадкой и волнением крови, сухим жаром и т.д., то можно давать ему Acon., что нисколько не помешает действию первого средства; таким же образом, если больной очень ослабеет вследствие потери крови или выделения гноя, то можно давать ему China или Acid.phosphor.

       21. В острых болезнях, которые имеют быстрое лечение и большую часть, сопряжены с сильным лихорадочным жаром, лекарство должно даваться через более короткие промежутки времени; можно также пользоваться двумя и тремя средствами за раз. Такое лечение двумя правильно выбранными средствами в острых болезнях бывает весьма полезно; притом же, при всяком изменении болезни, можно оставить одно из назначенных средств и заменить другим. Так, например, при воспалении легких я даю попеременно Aconit. и Brion. По 6  крупинок каждого средства я велю растворить в стакане воды, стакан поставить в прохладное место, хорошенько прикрыть и перед каждым приемом мешать содержимое щепочкой, особой для каждого стакана; принимать велю, смотря по силе болезни, через часть или через полчаса по маленькому глотку, притом поочередно то одного, то другого средства. Если больному становится хуже, если выделяется мокрота, окрашенная кровяными полосками или в цвет ржавчины, то я оставляю или Brion. или Acon. и назначаю Phosph. При воспалении мозга я даю попеременно Acon. и Bellad. или Apis с Bellad. или Acon. Если воспаление произошло вследствие сотрясения головы от падения, толчка и т.д., то я даю Acon. и Arn., или Acon., Arn. и Bellad., назначая приемы через каждые четверть часа. При холере я даю Cuprum и Veratr.alb., назначая приемы через каждые четверть часа. При жабе или крупе велю принимать Acon., Hepar.sulph и Spong. по 12 крупинок на стакан воды, попеременно через каждые четверть часа, а иногда каждые 10 и даже 5 минут. Если эти средства долго не помогают, то, в особенности во втором и третьем периоде болезни, я назначаю принимать попеременно Acon., Spong. и Brom., или же Aconit., Brom. и Phosph. Итак, чем острее болезнь и чем быстрее ее течение, тем чаще нужно принимать лекарство.

       Когда приходится принимать лекарство в сухом виде, что бывает, например, в дороге, то кладут на язык несколько крупинок.

       22. Чтобы вполне ознакомиться с болезнью и ее течением, чрезвычайно важно знать, в особенности в острых болезнях, биение пульса. Пульс слышится яснее всего на сгибательной стороне руки повыше кисти, по ходу A. Radialis. Но и в других частях тела его можно слышать довольно ясно, а именно на бедре, около пахового сгиба, в подлокотной ямке и у внутреннего мыщелка.

       При ощупывании пульса нужно принимать в соображение скорость ударов, их правильность, продолжительность, силу и такт, а также ощущения, которые вызывают эти удары, например, ощущение полноты, напряженности, большого объема, движения. Наибольшее влияние на пульс производят, по-видимому, сердце, легкие, мозг, спиной мозг и периферические сосуды.

       У здорового взрослого человека пульс делает от 70 до 75 ударов в минуту, у детей 80, а при перемене зубов 85, на 1-м году жизни 100-115. Если при болезненном состоянии число ударов пульса поднимается выше этих чисел, то пульс называют частым (pulsus frequens), если же оно ниже нормального числа, то пульс называют редким (pulsus rarus).

       Такие изменения указывают не более как на количественное увеличение или уменьшение, на возбужденную или на спокойную деятельность сердца, но еще не указывает на другое какое-нибудь уклонение от нормы. Pulsus frequens сам по себе еще не есть болезненное явление; он становится болезненным явлением только тогда, когда присоединяются еще и другие особенности. Однако, вообще должно заметить следующее.

       Частый или чрезвычайно частый пульс (в минуту от 130-180 и более ударов) указывает на значительную слабость с возвышенной раздраженностью, в особенности на воспаление и лихорадку при значительном упаде сил.

       Частый и сильный пульс указывает на возбужденное состояние, воспаление, лихорадку при возбужденных силах.

       Частый и малый пульс указывает на возбужденное состояние, воспаление, горячку, лихорадку при возбужденных силах, гнилостную лихорадку, рвоту калом, гангрену и другие болезни в последнем периоде.

       Дрожащий (чрезвычайно частый, малый и слабый), происходящий от дрожания сердца, указывает на лихорадку при совершенном упадке сил, судорогу сердца,  близкую смерть.

       23. Врача нередко призывают к таким больным, которые очень восприимчивы к одическим влияниям, и которых Рейхенбах называет чувствительными субъектами. По отношению к таким субъектам, далеко не все равно, как врач станет около больного и какой рукой будет щупать пульс. Если он станет к нему неодноименным боком, то все пойдет как следует; если же он станет к нему одноименным боком, например, левым к левому боку больного, и левой рукой возьмется за его левую руку, то нечему будет удивляться, если больной придет в очень тревожное состояние, покраснеет в лице, и даже, если с ним сделаются клонические судороги; чтобы избежать этого, врач должен стать к постели больного так, чтобы лицо его было обращено к ногам больного. В таком положении он стоит к нему неодноименным, сочувственным боком и может оставаться в нем некоторое время без вреда для больного. Щупая пульс, он должен взять правой рукой левую руку больного или наоборот и держать ее не слишком долго.

Лекарства как вещества, заключающие в себе од

Чтобы понять, каким образом крошечный гомеопатический прием может произвести такое, по истине изумительное действие, какое он производит, нужно предварительно выяснить себе, что такое жизнь, болезнь и смерть. Нужно понять ту жизненную силу, которая у человека, и у всякой твари берется в жилах и во всех членах, которая сказывается и в воздухе, и в земле, и в воде, которая производит соки в растениях, скованная лежит в камне, обнаруживается в движениях мира. Самое маленькое создание есть частица той жизни, которой проникнута вселенная, и в тоже время оно есть особый маленький мирок, в котором мы видим порядок и движение, наслаждение и радость – мирок, исполненных чудес, которые мы можем наблюдать, которых закон можем познавать, но суть которых остается для нас загадкой.

       Уже давно существует предположение, что по нервам проходит какой-то ток, подобный обращению крови, которое мы наблюдаем в кровеносных сосудах; ток этот назвали «иннервацией». Но долгое время не удавалось узнать, что именно течет в нервах, и только благодаря исследованиям одного из самых выдающегося естествоведов нашего времени, барона фон-Рейхенбаха, поднялась наконец та завеса, которая так долго от нас скрывала эту неведанную силу. Исследованиями в этой области занимается также берлинский профессор Дюбуа-Реймон, но главная заслуга остается все-таки за Рейнхенбахом, который проник в самую глубь этой тайны природы и с замечательной проницательностью решил множество самых запутанных вопросов.

       Многочисленные опыты навели Рейхенбаха на след неизвестной дотоль силы, которая занимает середину между магнетизмом, электричеством, светом и теплом, которая сродна со всеми этими силами, и в тоже время не однородна ни с одной из них. Силу эту он назвал одом или одо-магнитической силой. Благодаря ей происходят все те физиологические явления, которые известны под общим названием животного магнетизма. Если положить кусок горного хрусталя на угол стола так, чтобы оба конца его выходили за края стола, и если чувствительный, то есть восприимчивый к оду человек подведет к нему на расстояние нескольких вершков левую ладонь, то он ощутит на ладони легкое прохладное дыхание; это будет действие отрицательного конца, или головы, кристалла, который в темноте испускает синий свет. От другого конца, нижнего, или одоположительного, та же рука ощутит на себе тепловатое дыхание;  этот конец сияет желтым цветом. Если в темной комнате держать один над другим на небольшом расстоянии равноименные концы двух кристаллов, то одовые сияния отходят к противоположенным полюсам и как бы опрокидываются.

       Деятельность кристаллов, обнаруживающаяся в одической поляризации, непосредственно связана с такой же деятельностью в органической природе и составляет важное звено между первым пластическим оформлением материи и пластическим созиданием существ, образуемых совокупным действием тех сил, которые мы разумеем под общим понятием жизненная сила. В человеке, в организме которого пластическое образование нервной системы наиболее совершенно, световая жизнь, сделавшаяся в нервной системе органической, является регулятором всех отправлений. Те же неизвестные полярные силы, которые создают кристалл и дают ему форму и размеры, снабжают его и поляризованным одом; то же самое делают и те силы, которые создают живой организм, именно растение или животное: с первого же момента созидания они снабжают его одом, и в течение всей жизни полюсы испускают положительный и отрицательный од.

       Короче, как говорит Рейхенбах: «Вся природа является проникнутой тем, что я разумею под общим названием од. Во всем видно его явление, все формируется его полярностью, органические вещества следуют его законам, кристаллизация обусловливается им же, растения и животные совершенно ему подвластны. Человек, и с физической, и с психической стороны, есть такое существо, в котором одический дуализм фунгирует как коэффициент».

       Благодаря открытию одических сил и их токов в животном организме, совершенно изменился взгляд на болезнь. До сих пор врачи предполагали в больном организме присутствие какого-то болезненного вещества, которое и старались удалить при помощи лекарств; мерилом для силы действия этих лекарств служили такие результаты его, как потение, мочеиспускание, извержения через задний проход и через рот. Основное начало жизненного процесса для них как будто и не существовало. Они забыли, что самые ничтожные причины вызывают иногда целый переворот в организме.

       Какого ничтожного количества вещества требуется для того, чтобы вызвать у человека целый ряд болезней! Простые душевные движения, в роде радости, испуга, страха, необыкновенно сильно действует на нервы и не толь вызывают непроизвольные телесные движения, но могут так же повлечь за собой весьма серьезные расстройства и, как всякому известно, даже вещественные выделения: горе вызывает слезы, сильный позыв к какому-нибудь кушанью усиливает выделение слюны, испуг производит потение и сердцебиение, страх – понос и тоже сердцебиение. Испуг, в особенности, есть такого рода психический акт, который находится в тесной связи с сильным развитием во всем теле положительного ода: потому-то он и вызывает судороги, которые суть проявление положительного ода.

       Причина всякой болезни кроется в нарушении правильной деятельности в организме ода; такое нарушение большею частью происходит за несколько дней до обнаружения болезни и людьми чувствительными нередко замечается тотчас же.

       Уже Платон в своем «Филебе» объяснял разницу между здоровьем и болезнью в таких словах: «Коль скоро взаимное соответствие в животном организме нарушается там, где оно необходимо, то немедленно являются боли, и жизнь организма подвергается опасности; напротив, когда гармония восстанавливается, организм чувствует себя хорошо и приятно». Здоровье обусловливается правильным соотношением в организме между положительным и отрицательным одом. В здоровом человеке преобладает действие отрицательного ода, который в животной жизни играет роль несравненно более важную, чем в растительной. Рейхенбах говорит: «Чем крепче, чем полнее, чем живее жизнь, тем более преобладает отрицательный од, и с наиболее цветущим здоровьем сопряжено и наибольшее развитие в организме отрицательного ода. Напротив, болезнь и расстройство указывают на преобладание положительного ода. При всем том однако, у каждого живого существа – свои особые одические явления, подобно тому, как у всякого свое обаяние, свой вкус. Наиболее резкий контраст представляют живое и мертвое.

       Во всем мертвом полярная одическая деятельность прекращается совершенно: она свойственна живому, так же как свойственна и кристаллу, и магниту; она должна прекратиться, коль скоро смерть порвет узы и разрушит в живом существе органическую связь. Она служит нам Ариадниной нитью в лабиринте жизни, болезни и смерти, в котором тщетно бродили врачи в течение тысячелетий. С прекращением деятельности нервов на первый план выступает химический фактор, и процесс разложения, совершавшийся доселе по законам, необходимым для органической жизни, теперь происходит по законам неорганической природы, иными словами: материя продолжает существовать, но иным способом: тело, под влиянием кислорода, распадается  на составные элементы.

       Чтобы прекратить расстройство в организме, врач должен стараться восстановить в нем гармонию между отрицательным и положительным одом, потому что только при такой гармонии возможно то здоровое состояние, о котором Аристотель выразился, что оно не дает замечать ни излишества, ни недостатка в тепле, холоде, сырости, сухости.

       Всякая болезнь, согласно нашим наблюдениям, происходит исключительно от нарушения одического равновесия в организме. Одические силы лекарств исправляют такое нарушение по закону сходства, то есть, таким же образом, как лекарства в грубом виде способны вызвать сходную болезнь. Так, в яде мы находим противоядие, в горящем – тушащее вещество (золу), рядом с обездоленным и беспомощным созданием видим мощные силы. «Когда из зерна образуется мощное растение, – говорит Галлер, – то видимые части зерна разрушаются: шелуха сгнивает, кожица исчезает, сердцевина съедается новым растением; продолжает жить только незримый зародыш, заключенный в зерне, который создает себе постепенно новое и более совершенное существование. Так и гомеопатия разделяет видимые части своих лекарственных веществ, чтобы дать большую свободу внутренней, невидимой особенности – одической силы, чтобы сокровенным силам веществ дать обнаружиться с большим блеском». Дело в том, что пока количественный элемент связывает качественный, последний может производить действие только своим избытком, а в разрешенном виде он действует всей суммой своей силы. Таким образом, освобожденная сила (освобожденная посредствам деления) часто производит слишком большое действие и даже в дециллионном разведении, при достаточной восприимчивости, может произвести первоначальное ухудшение.

       Профессор Тюбингенского университета Эшенмаейр еще в 30х годах нашел близкое родство между гомеопатией и лечением посредством магнетизма. Он говорит так: «Что врач-магнетизер производит несколькими чертами, то врач-гомеопат совершает наименьшем приемом лекарств. Достаточно легкого дуновения, чтоб перенести на другого человека заразительный тиф с целым рядом проистекающих от него недугов; один атом оспенного гноя вызывает оспу и тысячи прыщей. Совершенно также достаточно и одного атома лекарства, чтобы привести в колебание бесконечно изменчивый нервный дух». По словам Ганемана, действие гомеопатического лекарства есть действие духовное, какое и производит магнетическая манипуляция. Стало быть, эти два способа врачевания стоят ближе друг к другу, чем кажется.

       Магнетизер только сосредотачивает целебную силу, предоставляя ей самой найти надлежащий путь; гомеопат же дает ей специфическое направление, и таким путем тоже одерживает верх над болезнью.

       Посредствам гомеопатического деления, свойства лекарственного вещества сообщаются воде или спирту, одические особенности лекарственного средства освобождаются вследствие втирания и переносятся на болезненные вещества. Это нисколько не противоречит общепризнанному в физике положению, что силы, заключающихся в телах, составляют неразрывное целое с веществом. Как бы высоко ни было деление, од все же сохраняет известную вещественную основу. Даже в 30-м делении мышьяка, которое по весьма справедливому замечанию Альтшуля, все еще производит замечательно благотворное действие на больной организм, мы все еще найдем вещественную основу, найдем ее в виде невесомого, стоящего вне химических законах вещества, присутствия которого нам не покажут ни гидростатические весы, ни микроскоп, ни химические реактивы. Но чем ничтожнее количество вещества и чем вещество тоньше, тем сильнее и глубже оно проникает в организм, потому что больная нервная система в свою очередь тоже чувствительнее и более способна к возбуждению.

       Весьма остроумную гипотезу сделал Руммель; гипотеза эта касается не столько деления, сколько распространения действия. Руммель говорит: «Так как способные к распространению силы увеличиваются по мере уменьшения сцепления, то можно заключить, что процессы, ослабляющие связь, вместе с тем увеличивают свойственную веществу и выходящую за его пределы деятельность. Растирание и взбалтывание, очевидно, ослабляют связь; следственно эти же процессы должны освобождать и скрытые силы. Своеобразные свойства вещества от уменьшения его объема не изменяются; во время приготовления лекарств они только проявляются в более открытом, более чистом и сильнее действующим виде, по мере того как общие химические и физические свойства вещества ослабляются и отступают на задний план.»

       Закон сходства, лежащий в основании гомеопатии, сказывается всюду в природе. Если мы встретим в природе где-нибудь недостаток, то видим вместе с ним и стремление пополнить его. Во всех своих актах природа сначала созидает свое произведение, а потом уравновешивает двойственные противоположности. По вечному закону природы, наиболее тяготеют друг к другу противоположные полюсы, которые обнаруживают стремление обменяться своими таинственными силами и как бы дополнить друг друга. Так положительный полюс свободно движущейся магнитной стрелки направляется к югу, к области южных сил, которые суть то, что не есть он, и имеют то, что нет у него. Наоборот, южный полюс магнита в приближенном к нему конце другой стрелки создает себе северный полюс. Мужчина тяготеет к женщине, слабое к сильному, одаренное положительным одом – к одаренному отрицательным, сладкое – к кислому, из которого оно образовалось и т. д. В довершение отмечу еще то обстоятельство, что природа, создавая человека без глаз, взамен этого дает ему лишние пальцы.

       Больной организм старается сам возобновить нарушенное в нем  равновесие между положительным и отрицательным одом, а так как это стремление само по себе значительно, то для достижении цели требуется самое ничтожное одическое влияние. Исцеление совершается при помощи пополняющих недостатки одических сил, подобранных на основании сходства с больной натурой и помогающих этой последней в ее стремлении уравновесить двойственные противоположности. Одическую полярность всюду в природе: и в кристаллах, и в магнитах, и в животных. Тело всякого живого существа в правой стороне содержит отрицательный,  в левой - положительный од. Различные лекарства, помимо своей специфической силы, в большей или меньшей мере содержат од и производят или положительное, или отрицательное одическое действие. Таким образом становится понятным интересное указание фон Бенинггаузена, что многие гомеопатические средства имеют известное отношение к страданиям левой стороны тела, а другие – к страданиям правой. Так, например, многократные опыты показывают, что Aconitum служит неоценимым успокоительным средством в органических болезнях левой половинки сердца. Сера тоже, как известно, больше действует на левую сторону тела.

       Но по какому же закону природы совершаются эти явления? Левая половинка сердца, по нашим понятиям, снабжена положительным одом. В ней разрабатывается только отрицательная, артериальная кровь, более богатая кислородом, (а кислород есть самое одо-отрицательное из всех известных нам тел); напротив, в правой, то есть одо-отрицательной половинке, разрабатывается только венная кровь, жидкость одо-положительная, Каждая половинка получает кровь с противоположного ей полюса, следовательно, сначала тяготеет к ней, но затем, более или менее мгновенно, сравнивается с ней и тогда уже только отталкивает ее. Таким образом, при расстройстве организма, одо-положительный Aconium, по закону сходства, должен производить действие на левую половинку, разрабатывающую отрицательную жидкость. Сера есть вещество одо-отрицательное, и потому производит действие на одо-положительные органы. Итак, в этих явлениях сказывается закон сходства и полярности.

       Таким образом, мы видим, что с нахождением одической силы, гомеопатия приобрела новы факты, говорящие в ее пользу: многие процессы, которые раньше были неясны и темны, теперь стали понятными и подтвердились наукой. Нам известно, что всякое тело, а следовательно, и всякое лекарственное средство, заключает в себе соответствующую своим особым свойствам силу, и что сила эта освобождается главным образом от растирания и взбалтывания: отсюда становится понятным, что такие, по-видимому, индиферентные вещества, как Lycopod., Carbo и другие, в нерастертом виде не производит на организм особенного действия, если их растирать в течение нескольких часов и подвергать делению.

       Как известно, гомеопаты разжижают одну каплю первоначальной тинктуры в 99-ти каплях винного спирта или воды, хорошенько взбалтывают смесь и таким путем получают 1-е деление; каплю этого 1-го деления они опять разжижают в 99-ти каплях спирта, опять взбалтывают и получают 2-е деление. Капля 2-й смеси будет заключать в себе десятитысячную долю капли первоначальной тинктуры. Таким образом получается в конце концов 30-е деление, которое заключает в себе уже одну дециллионную долю первоначальной тинктуры. Нерастворимые вещества, например, минералы, сначала растираются вместе с молочным сахаром, причем один гран минерала приходится на 99 гран сахара; после часовой работы получается 1-е растирание. Один гран 1-го растирания с новыми 99-ю гранами молочного сахара дает 2-е растирание и т. д. Затем один гран 3-го растирания высыпается в 99 капель жидкости (спирта или воды) и дает 4-е деление; из 4-го деления вышеуказанным способом получается 5-е и т.д. Таким образом, гомеопату для составления лекарств нужно не море спирта, как про него говорят, а всего 18 золотников, даже для 30-го деления. Противники говорят, что гомеопату стоит налить только калю лекарства в океан и сказать своим пациентам, чтобы они черпали из него по ложечке. Но дело в том, что  капля не теряет в море своего количественного исцеления; напротив, в большей массе это исцеление увеличивается, и действие качественного элемента в конце концов сводится к нулю. Если же каплю довести до атомистического предела, то количественное исцеление уничтожается, и вследствие этого качественный элемент освободится совершенно.

       Так как все болезни происходят от нарушения в организме динамического равновесия и только такое нарушение вызывает вещественные изменения, доступные микроскопическим и химическим исследованиям, то очевидно, что лекарства способны устранить болезнь только своим динамическим действиям.

       Хотя и говорят часто, что все, что не вредно, не может быть и полезно, но это не только не верно, а просто не имеет смысла. Напротив, всюду в природе мы можем видеть, что при высокой степени возбудимости, иначе чувствительности или восприимчивости, самое ничтожное влияние нередко влечет за собой весьма крупные последствия. Так, при светобоязни, одном из симптомов глазного воспаления, больной глаз ощущает сильную боль от одного светлого луча, а здоровому целое море света доставляет наслаждение. Воспаленное ухо часто не выносит ни малейшего шума, тогда как в здоровом состоянии ему были нипочем и барабанный бой, и оперы Спонтини.

       При всех болезнях, даже у лиц невосприимчивых, является местная чувствительность и специфическая восприимчивость к раздражению, которую следует измерять не по количеству, а по качеству. Потому, при всяком нервном расстройстве приспособленное к нему одическое влияние и гомеопатическое средство производит на больного сильное действие, которого здоровый вовсе на замечает.

О диете

Гомеопатическое лечение не допускает влияния на организм каких-либо возбудительных веществ, кроме лекарственных, потому что такое влияние может помешать влиянию лекарств. Диета больного должна заключаться в простом питании, какое необходимо для обмена веществ. В острых болезнях большую частью сама природа указывает надлежащий путь, но не то бывает в хронических болезнях. Существенными составными частями нашего тела служат белковые вещества, жиры, соли, вода и кислород. Эти составные части постоянно изменяются, распадаются и выделяются из организма и для поддержания процесса обмена веществ постоянно должны заменяться новыми. Кислород мы получаем из воздуха; на воду и соли мы тоже мало обращаем внимания, хотя они столь же необходимы для поддержания жизни, как жиры и белки: от недостатка соли также можно умереть голодной смертью, как и от недостатка белков или воды. Чтобы сохранить лекарству всю его силу, нужно оградить больного от всяких внешних влияний и сильных впечатлений. Чем больше это удается, тем беспрепятственнее лекарство производит свое действие.

       Во время лечения строго воспрещается: кофе и цикорий, всякого рода и всяких названий чай, баварское пиво, которое очень часто содержит в себе разные вредные примеси, вино, водка, ром и всякие спиртные напитки. Всякие пряности: пряные травы и коренья. Все слишком жирное, особенно свинина и гусиное мясо. Сильные запахи. Табак. Всякие минеральные воды и минеральные купания.

       Хорошо сваренное легкое пиво в некоторых случаях дозволяется, а в лихорадке может служить хорошим противовоспалительным средством; оно содержит в себе незначительное количество алкоголя и хмеля и много растительной слизи и углекислоты. Пиво не годится для венозного сложения, но, напротив, полезно артериальному. Совершенно обратное действие производит вино. Умопомешательство нередко бывает следствием постоянного употребления в течение долгого времени небольших количеств вина или водки.

        От всех воспрещенных веществ следует воздерживаться не только за время лечения, но и некоторое время по окончании его, чтобы не помешать последующему действию гомеопатических средств и не вызвать возврата болезни.

       Напротив, допускается всякая простая, обыкновенная пища: говядина, телятина, баранина и мясо других животных, которое человек употребляет в пищу, в вареном или жареном виде; рыбы, особенно речные; сырая, нежирная ветчина. Трудно переваривается мясо угря и слишком старых или слишком молодых животных. Свежее печенье, например, свежий хлеб, неудобоваримо и часто бывает не менее вредно, чем черствое и покрытое плесенью.

       Далее допускаются овощи и стручковые плоды: картофель, репа, морковь, брюква, капуста (свежая или кислая), шпинат, горох, бобы, чечевица, крупа, рис, перловая крупа.

       Кто страдает животом или грыжей, должен воздерживаться от всех сортов капусты. Вообще, всякий должен избегать таких веществ, от которых ему делается нехорошо.

       Допускается также всякая молочная и мучная пища, яйца и плоды, свежее масло, сыворотка, белые сыры без тмина.

       Что касается разницы между мясной и растительной пищей, то многочисленные наблюдения показывают, что вторая гораздо больше полезна для человеческого организма, нежели первая. В Англии и в Северной Америке уже давно существует большое общество, которое признает растительную пищу за самую здоровую и за самую полезную во всех отношениях. Такое учение называется вегетарианством, а последователи его, которых немало во всех классах общества и среди врачей, – вегетарианцами.

       Растительная пища особенно полезна тем, кто страдет слабым пищеварением, большой чувствительностью нервов, сыпями и ломотой, и тем, у которых кровь расположена к гниению и кто страдает цингой, гноением легких, кровотечениями, раком и т. д.

       Результаты исследований американских врачей над вегетарианством совершенно сходятся с суждением одного знаменитого немецкого врача, покойного Гуфеланда. В книге “Макробиотика”, написанной в такое время, когда к этим исследованиям еще не приступали, он говорит следующее: “При выборе следует более придерживаться растительных веществ. Мясная пища всегда больше располагает к гниению, растительная, напротив, спасает от него, а гниение – наш постоянный и ближайший враг. Кроме того, животная пища всегда больше раздражает и горячит; растительная, напротив, успокаивает кровь, умеряет внутренние движения, т.е. телесную и душевную возбудимость, и таким образом тормозит потребительный процесс жизни. Употребление мяса более всего должно избегать летом и во время эпидемических гнилостных лихорадок. По нашим наблюдениям, самой глубокой старости достигают не те, которые едят мясо, а те, которые едят растительную пищу (овощи, плоды, молоко).

       Вместо кофе или чая лучше пить свежее молоко. Кто слишком привык к кофе или чаю и не может выносить молока, может пить ржаной кофе, разумеется без цикория, или же так называемый гомеопатический кофе, вкусом весьма похожий на обыкновенный. Весьма здорово пить свежую ключевую воду, чистую или с примесями малинового сока или отвара из сладких яблок, овса, риса, хлебной корки и т.д. Легкое, хорошо побродившее пиво, какао, шоколад для здоровья без пряностей. Кофе можно приготовлять из ржи, ячменя или пшеницы, или из смеси всех трех злаков. Его нужно слегка поджаривать на чистой сковороде или на чистом жестяном листе, на которых не жарился обыкновенный кофе. Зерна ржи, ячменя и пшеницы не мешает класть на одну ночь в воду, затем его обваривают кипятком и поддерживают на слабом огне; можно прибавить несколько тонких ломтиков красной свеклы, поджереной с щепоткой соли. Всякому напитку нужно дать остыть, прежде чем пить его.

       Золотушные дети, или такие, которые страдают английской болезнью, должны питаться мясным супом, молоком, овощами и плодами, и должны поменьше есть хлеба, картофеля и мучной пищи.

       Одно из самых важных питательных веществ, несомненно, есть молоко. Оно есть главное питательное средство, потому что по свойствам своим и химическому составу ближе всех других подходит к крови, а назначение всякой пищи состоит в том, чтобы претворяться в кровь. Если многие жалуются на то, что молоко на них отзывается нехорошо, производить залегание слизи и развивает кислоты, то это зависит от того обстоятельства, что для многих желудков, привыкшим к более сильным возбудительным средствам, молоко оказывается слишком слабым. Такого рода жалобы особенно часто приходится слышать от таких лиц, у которых все сложение расположено к образованию кислот и неправильному пищеварению, например, от флегматиков, от людей, страдающих ломотой, золотухой или какой-нибудь болезнью печени. Но никак нельзя сказать, что молоко пригодно для организма таких людей. Стоит только приучить к нему желудок, то есть, отучить его от слишком возбуждающей пищи и затем постепенно приучать к молоку; молоко нужно разводить ржаным кофе или какао, сначала в большом количестве, потом все в меньшем и меньшем.

       Легче всего переваривается и здоровее всего парное молоко. Особенно полезно оно для людей, ослабших от потери крови или других соков, для людей с больными легкими и т. д. Многие проповедуют так называемое переливание крови, перекачивание ее из одного организма в другой. Но единственный способ переливания, который может быть допущен и который может принести пользу, состоит в введении в желудок человека коровьего молока тотчас после доения. Конечно, это не будет переливание крови в собственном смысле слова, но это будет перенесение в другой организм тех составных частей крови, которые ему нужны: жизненной теплоты и жизненной силы. Одного 87-ми летнего старика, который страдает дрожанием всего тела, я вылечил в 4 недели, назначив ему пить каждое утро и каждый вечер по стакану свежего коровьего молока с примесью одного одового порошка: столь же успешно оказывалось подобное лечение у очень слабых детей, для которых, впрочем, молоко следует разбавлять отварной водой, потому что для слабого желудка чистое молоко слишком тяжело. Следует заметить также, что молоко, которое долго варилось, переваривается труднее, чем то, которое варилось недолго. Продолжительное варение имеет такое же влияние на молоко, как и яйца.

       В заключение скажу несколько слов о некоторых предметах роскоши, от которых предостерегал уже выше и на которые теперь особенно обращу внимание читателя, так как в наш век, все более и более уклоняющийся от природы и потому постоянно болеющий, эти предметы получают все больше значения в жизни человека. Прежде всего я остановлюсь на кофе.

       Кофе вовсе не есть питательное средство; это предмет роскоши с сильным возбуждающим действием, которому подвергаются главным образом нервы и сосуды нижней части живота. Кофеин, или та составная часть кофе, которая заключает в себе всю силу вещества и которая развивается главным образом во время поджаривания, при частом употреблении производит расстройство в отправлениях организма. Кофеин вызывает волнение крови, приливы, тревожное и возбужденное состояние, усиливает действие кишок и пищеварения, от чего недостаточно переваренные вещества проникают в кровь или выделяются, и в конце концов причиняет слабость желудка и неправильное пищеварение. Кофеин усиливает действие матки, служит причиной ранней половой зрелости у обоих полов и раннего ослабления половой способности у мужчин, у женщин – причиной кровотечения  и маточных страданий, у обоих полов – причиной частых спазмов и страданий желудка, головной и зубной боли. Людям, которые страдают волнениями крови и геморроем, людям, которые ведут сидячую жизнь, и детям вовсе не следовало бы пить кофе; не менее вреден кофе беременным женщинам, роженицам и кормилицам.

       Чай содержит в себе почти такое же специфическое вещество, как и кофе, производит такое же влияние, как и этот последний, сильно возбуждает, причиняет волнение крови и бессонницу, расстраивает воображение и т.п. Не менее вредна ромашка: у рожениц и детей она вызывает судороги и всякого рода страдания, которые при известных обстоятельствах могут повлечь за собою смерть. Знаменитый, поседевший в науке филадельфийский врач Геринг говорит, что в Германии от ромашки умирает больше детей, чем от скарлатины и кори. В настоящее время детям дают ромашку только самые невежественные акушерки. Если от злоупотребления ромашкой с ребенком сделаются судороги, то ему следует дать чайную ложку чистого черного кофе, который скорее других средств уничтожит вредное действие ромашки. Новорожденному ребенку следуют давать грудь; если же тотчас после рождения этого нельзя сделать, то следует дать ему свежего коровьего молока, разбавленного на половину отварной водой и немного подслащенного сахаром. Собственно говоря, всякая мать сама должна кормить грудью ребенка. Если же ребенка кормят из рожка, (что все-таки гораздо лучше, чем если его кормит кормилица), то весьма не мешает брать молоко с одной и той же коровы. Весьма вредно отзывается на детях ревень и всякие противоглистные средства.

       Правильно выбранные гомеопатические средства скоро и надолго уничтожают глистов, при том же они не ослабляют тела, как те пресловутые средства, которые в лучшем случае дают временное облегчение, но никогда не могут вылечить ребенка совершенно.

       Водка получается через брожение крахмалистых и сахаристых веществ: хлеба, картофеля, виноградных выжимков (коньяк), сахарного тростника (ром), риса (арак). Она содержит в себе весьма значительную долю алкоголя (от 30% до 55%), а нередко также значительное количество ядовитого сивушного масла. Поэтому, водка – очень опасный напиток, который не имеет никаких питательных свойств, но производит возбуждающее, согревающее и притупляющее действие; а так как подобный результат при употреблении водки достигается без значительных затрат, то и понятно, что она стала очень распространенным напитком.

       В XIV столетии, когда в Европе впервые появилась водка, ее употребляли исключительно в виде лекарственного средства, и только в последствии она сделалась общеупотребительным напитком и по дешевизне своей получила особенное распространение в низших классах. Водка притупляет и желудок, и кожу, и мозг; она делает человека нечувствительным к голоду, холоду и сырости и дает ему способность переносить немало неудобств в жизни. Благодаря таким свойствам, бедному человеку водка должна казаться истинной благодетельницей, но каковы бывают последствия ее употребления! Почти во всех органах она производит расстройства и изменения. Пьяницу нетрудно узнать по одутловатому лицу и по цвету кожи: красному, сизому, серовато- желтому или землистому. Она производит слабость во всех видах: дрожание членов, ослабление памяти, умственное расстройство, которое нередко переходит в помешательство, недостаток аппетита, слабость желудка, расстройство дыхательных путей, кашель, залегание слизи, совершенное расстройство печени, легких и почек. Водка подрывает душевные и физические силы, разрушает семейное счастье и благосостояние, и даже на потомстве отзывается душевными и физическими недостатками. Людям, имеющим твердое намерение отучить себя от такого пагубного порока, как пьянство, гомеопатия может быть весьма полезна. Я знаю много случаев, когда самые отчаянные пьяницы становились отъявленными врагами водки и восстанавливали прежнее семейное счастье и прежнее благосостояние.

О действии, которое производит на здоровый организм пиво, мы не будем много распространяться, потому что главная составная часть его – тот же алкоголь. Пиво по опьяняющему действию далеко уступает вину и водке. Во-первых, процент содержимого в нем алкоголя гораздо ниже, а во вторых, опьяняющее действие ослабляется и видоизменяется углекислотой, солодовым экстрактом и т.д. Пиво, больше чем вино и водка, способствует отделению кишечного сока, а также деятельности почек и слизистой оболочки легких; от этого происходит то обстоятельство, что завзятые любители пива большею часть пользуются хорошим пищеварением и сравнительно очень часто мочатся. Но с другой стороны, известно по опыту, что продолжительное употребление пива влечет за собой полнокровие, тучность и увеличение живота, а также флегматичность и апатию даже в самые важные моменты жизни.

       Пиво становится вредным напитком при тех же условиях, при каких делаются вредными все другие горячие напитки, а именно, когда его пьют через меру, когда оно плохого качества, когда его пьют в ненадлежащее время и в ненадлежащем месте. Пиво, которое недостаточно выбродило, производит вредное влияние на мочевые органы и очень часто раздражает мочевой пузырь и мочевой канал. С людьми, склонным к апоплексии вследствие неумеренного употребления пива, нередко случается удар. Кислое пиво и такое, которое содержит много соли, производит колики и понос; особенно вредно бывает употребление такого пива во время холерной эпидемии и эпидемического кровавого поноса.

       Первое условие для гигиенического употребления пива составляет умеренность. Пить пиво в большинстве случаев бывает полезно людям, выздоравливающим от тяжкой болезни, усталым, изнуренным, исполняющим тяжелые работы, постоянно страдающим запорами и старикам. Напротив, пиво вредно всем апатичным людям, людям, склонным к апоплексии, холерикам и сангвиникам; впрочем, на холериков и сангвиников пиво влияет все же не так дурно, как напитки, богатые алкоголем.

       Весьма также распространено употребление табака. Табак есть ядовитое растение из класса псинок, содержащее в себе до 5% сильного наркотического яда, называемого никотином. Всякому, вероятно, памятно то действие, которое производит на него табак, когда он в первый раз попробовал курить: тошнота, рвота, головная боль, усиленное выделение слюны – вот каковы были последствия этой попытки. Постепенно человек привыкает к табачному яду, так же, как он привыкает и к другим ядам, например, опию и т.п.; постоянно куря табак, он все-таки может дожить до глубокой старости. Но, тем не менее, никому не следовало бы принимать эту дурную, грязную, постоянно увеличивающую потребность привычку. Доктор Гуфеланд замечает: «От курения табака портятся зубы, тело сохнет и худеет, лицо бледнеет, глаза и память слабеют, кровь приливает к голове и легким; это последнее обстоятельство влечет за собой головные боли и болезни крови, а у расположенных к чахотке может быть причиной кровохаркания и легочной чахотки. К тому же, привыкая курить, человек создает себе лишнюю потребность, а чем больше у человека потребностей, тем больше он стесняет свою свободу и мешает своему счастью. Поэтому предостерегаю каждого от этой привычки и буду весьма рад, если мне удастся хоть сколько-нибудь содействовать ее искоренению. Не многим лучше нюхать табак; с точки зрения чистоплотного человека, оно даже много хуже. Оно раздражает нервы, в конце концов расслабляет их и причиняет головные и глазные болезни.

       Ко всему этому нужно прибавить, что табак, и в особенности нюхательный, содержит в себе много вредных примесей. Так, например, к нюхательному табаку, чтобы придать ему больше весу и лучший цвет, примешивают свинцовую охру, и покупатель таким образом вместе с табаком нюхает один из самых ужасных ядов.

       Весьма вредный табак, завернутый в свинцовую бумагу. Действие табака, содержащее в себе свинец, чрезвычайно разрушительно. Один из лучших врачей в Саксонии, доктор Эндман, говорит, что при постоянном нюханье табака, содержащего свинец, постепенно всасываются в тело и производит хроническое отравление (свинцовую дискразию, свинцовую кахексию). Мускулы – разгибатели рук, лежащие у предплечья, мало-помалу немеют, а нередко вовсе разрушаются.

       Употребление табака по своей нечистоплотности есть одна из самых отвратительных привычек. И курение, которое зачумляет дыхание человека, наполняет дымом комнату и пропитывает им платья, а тем более жевание и нюханье табака делают употребление его одной из отвратительнейших модных потребностей, какие когда-либо существовали.

       При твердой решимости даже такой человек, который привык курить или нюхать, может бросить свою привычку: стоит все реже и реже браться за трубку или табакерку, папиросу, сигару (папиросы и сигары гораздо вреднее трубки). Нюхать легче отвыкнуть зимой, чем летом, потому что летом сохнет слизистая оболочка носа, что очень неприятно; впрочем, это неудобство можно устранить, от времени до времени вбирая в нос воду. Во время лечения курить безусловно воспрещается, в особенности таким людям, которые страдают приливами крови.

       Лекарство следует сохранять в сухом месте, вдали от всяких запахов. 10-15 крупинок растворяют в стакане, в который налита чашка свежей воды; стакан плотно прикрывается и ставится в прохладное темное место, до которого не достигают ни табачный дым, ни другие дурные запахи. В хронических болезнях утром и вечером принимают по маленькому глотку: утром – за час до завтрака, вечером – через час после ужина – так чтобы содержимого доставало на 2 дня. Перед каждым приемом следует мешать воду роговой ложечкой, гусиным пером или щепочкой, но никак не металлической вещью.

       Прежде чем растворить в стакане новое средство, нужно хорошенько выполоскать его сначала теплой водой, потом холодной водой и вытереть насухо чистым полотенцем.

       Для разведения лекарства легче всего брать ключевую или речную воду; если вода содержит селитру, известь или железо, то ее нужно вскипятить в чистом горшке. Накрывать раствор следует белым куском бумаги; на бумагу следует ставить блюдечко или класть книгу. В острых болезнях, когда приходится принимать попеременно несколько средств, нужно быть очень осторожным, чтобы не смешать стаканы; притом же в каждом стакане следует мешать особой ложечкой или щепочкой. В таких  болезнях, где есть волнение крови, сухой жар и т.д., например, в горячке, воспалениях легких, воспалении груди и других воспалениях, лекарства, особенно Aconit., вызывают очень скоро сильную испарину, которая быстро умеряет жар. В такое время нужно очень остерегаться простуды и, например, вовсе не менять белья, потому что потение при этом задерживается и больной обрекается на верную смерть. Уже не одна роженица за перемену белья поплатилась жизнью. В тех случаях, когда уже никак нельзя обойтись без того, чтобы не надеть чистого белья, последнее нужно дать поносить в течение нескольких часов здоровому человеку или же часов 10-12 держать около теплой печки, только не около той печки, которая находится в комнате больного, потому что свежее белье издает неприятный и даже вредный запах. Женщины без вреда для здоровья могут принимать гомеопатические лекарства и во время регул, и во время беременности.

       При лихорадке лекарства не мешает принимать в такие дни и в такое время, когда нет пароксизма.

       Маленькое первоначальное ухудшение, которое я часто наблюдал в хронических страданиях в начале лечения, всегда служит добрым признаком, и никогда не следует принимать других средств, чтобы поправить свое состояние, потому что этим уничтожается действие первого средства.

       Если через 2–3 месяца не последует видимого изменения болезни к лучшему, то, в особенности в застарелых болезнях, никак не следует терять терпение и бросать лечение. От очень застарелой болезни человек вылечивается дольше, чем от менее застарелой. Острые болезни часто проходят очень скоро; это я наблюдал в особенности на воспалении легких, на горячке, на скарлатине, на жабе, на холере и других болезнях. Напротив, в очень застарелых длительных болезнях, например, слепоте, глухоте, застарелой ломоте, я замечал изменения к лучшему только на 3-м, а иногда только на 7-м или 8-м месяце лечения; то же нужно сказать о костоеде, английской болезни, зобах и т.п. Скоро вылечить эти болезни невозможно, но можно вылечить их основательно или, в крайнем случае, можно дать больному облегчение. Впрочем, как я сказал раньше, на исцеление не следует смотреть как на материальный процесс, какой видят в нем многие: лекарство только дает толчок природе, которая уже сама совершает исцеление.

       Одного уродливого ребенка я вылечил в 10 месяцев, а другого в 7 месяцев, не прибегая при этом к тем губительным орудиям, которые употребляются в ортопедических заведениях. Природу нельзя принуждать силой; она поддается только нежному, кроткому влиянию.

       Слабонервным людям и детям весьма полезны холодные омывания спины, которые очень живительно действует на всю нервную систему. Баня, напротив, которая, подобно холодным душам, только напрасно раздражают нервную систему, расслабляет человека и может быть очень вредна. Омывания спины лучше всего производить утром и притом следующим образом. Взрослого сажают на стул, а ребенка кладут на живот; губкой, намоченной в холодной воде и хорошо выжатой, проводят раз сверху вниз по хребту; затем губку снова мочат в воде, хорошенько выжимают ее и опять проводят ей по спине; эта манипуляция повторяется каждое утро по 10–12 раз. Лечение продолжается несколько месяцев; не мешает начинать его в начале лунного месяца. По окончании омывания спину нужно насухо вытирать мягким полотенцем, проводя им сверху вниз, и затем вдоль спины провести несколько раз рукой или дохнуть несколько раз. Такое лечение вместе с тем производит весьма благотворное одическое влияние, и поэтому замечу, что обтирание нужно производить непременно скрещенными руками, потому что иначе производит одноименное одическое сочетание, которого нужно избегать. Дело в том, что если просто провести обеими руками по спине, то левая рука пройдет по левому боку, а правая – по правому боку тела, чего не может быть, если руки будут скрещены. Ничего не значит, если дети при обтирании сначала будут кричать: благие последствия не замедлят обнаружиться; если бы всех детей обмывали бы таким образом через 2 недели после рождения, то у нас было бы более крепкое поколение, и меньше людей умирало бы в молодости.

       Когда больному долго приходится лежать в постели, то у него не редко во многих местах образуется пролежни, которые немало усиливают его страдания.

       Чтобы предупредить образование пролежней, нужно наблюдать за тем, чтобы на подстилке и простыне не было складок; можно также натирать ромом те места тела которые наиболее подвергаются нажиму. Кроме того, в комнате больного следует ставить таз с водой и менять ее ежедневно: это – старое, испытанное народное средство. Если же, несмотря на все предосторожности, все-таки образуются пролежни, то на них следует класть подушечки, которые надо несколько раз в день смачивать водой с разведенной в ней арникой. Если это не поможет и если раны начнут гноится, то их нужно примачивать хинной водой. Если же раны начнут поражаться антоновым огнем, то можно делать примочку из слабого декокта хинной коры.  

       При всяких повреждениях от пореза, толчка или падения, а также при ущемлениях, опухоль и шишках, самым верным и скорее других действующим средствам служит арниковая вода, приготовленная вышеуказанным способом. Не менее полезна бывает эта вода при ожогах, при лечении которых, кстати сказать, нужно взрезывать пузырьки и обрезать лоскутки кожи; при ужалении пчелы хорошее действие производит чистая тинктура.

       Весьма вредно спать в холодной температуре. Во-первых, телу приходится нагревать холодную постель и таким образом терять часть своей теплоты, а кроме того, очень вредно одеваться и раздеваться в холодной спальне. Немало времени проходит, пока тело наконец нагреет постель, но голова так и останется на холоде, а это влечет за собой глазные болезни, ревматизм, боль в ушах, жабу миндалевидных желез, головную боль, облысение и т.д.; для людей, расположенных к ревматизму и нервным болезням спать в холодном воздухе – чистый яд. Хотя и говорят часто, что спать в холоде здорово, но это совершенно неправильно. Правда, спальня не должна быть слишком натоплена и нельзя ее топить непосредственно перед тем, как идти спать, но все же в ней должно быть не менее 14 градусов по Реомюру. Кроме того, в спальне всегда следует ставить таз с водой для того, чтобы сырость, которой требует нагретая атмосфера, не извлекалось из легких спящего. Самая здоровая и вместе с тем самая приятная температура как для спальни, так и для других комнат, это температура в 15-16 градусов. Детям, особенно золотушным и страдающим железами, необыкновенно вредно спать в холодной комнате и притом не только само по себе, но и потому еще, что от холода приходится прятать руки под одеяло, а это наводит ребенка на один из ужаснейших пороков – на онанизм, который влечет за собой оскуднение во всех видах: слабость памяти, страдания спинного мозга и даже умопомешательство. Дети всегда должны держать руки над одеялом, и в пансионах особенно нужно тщательно следить за тем, чтобы детская спальня всегда была хорошо протоплена. Нельзя держать в спальне цветов. 


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.