На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Этиология проблемы
Этиология проблемы
Мы часто слышим разные слова, которым не придаем значения, считая все это вещами вполне обыкновенными – в общем, образуется "эффект Полишинеля", когда некоторые вещи, весьма привычные и общедоступные, не теряют, тем не менее, своей актуальности.
Семья – это "ячейка общества", но в нашем случае – более чем, поскольку все проблемы психики провоцируются семейными проблемами. Разумеется, любой психиатр скажет, что все люди рождаются в семье, но не все имеют отклонения психики. Это так, но любое мало-мальски серьезное отклонение в психики всегда основано на "семейных моментах".
Здесь возникает ряд условий по гомеопатическому лечению. Сразу надо сказать, что речь идет о чуде, поскольку типовая психиатрическая практика, как вы уже поняли, никакого исцеления не планирует. А с чудом нужно обходиться поаккуратней – действовать весьма осторожно, соблюдая набор тех гомеопатических рекомендаций, о которых мы уже говорили. Но и это далеко не все. Для психологов и психоаналитиков главной проблемой является отмена прошлых блоков – эмоциональных переживаний по поводу разного рода огорчений и стрессов, которые могли быть в далеком и недалеком прошлом. И надо сказать, что над этой задачей психология бьется, не имея, в общем-то, решений. Тем более, мы должны убедиться в том, что эти события уже именно что "в прошлом".
Итак, одной из мам было временно "отказано в гомеопатической помощи". Почему? Просто потому, что из беседы стало ясно, что все заболевание ее сына связано с подавлением личности, которое она и осуществляет. Форма – настоящая продолженная – по английскому аналогу – мало того, она и не собирается это подавление прекращать, а, "родив нового ребенка", будет пытаться повторить данный "эксперимент" с новым энтузиазмом.
В чем же смысл отказа? Просто в невозможности решения этой проблемы, поскольку источник заболевания до сих пор существует и работы по восстановлению энергетики сына могут создать для этой мамы вполне реальные проблемы, о которых она раньше и не думала. Есть ли вход? Да, он, безусловно, есть, но он, опять-таки, связан с именем Бога, у которого, как мы с вами знаем, много имен, поскольку вопрос формулируется весьма просто: а сможем ли мы преодолеть эти проблемы? При любой попытке намекнуть о данной ситуации, реакция мамы будет вполне обыкновенной: "А что же, вы считаете, что это я виновата?". Ну, во-первых, я не "счетчик" - не калькулятор, а во-вторых, здесь не суд. Таким образом, никто никого ни в чем не обвиняет, просто сможем ли мы переменить отношение к ребенку. Однако, позиция мамы, определяемая в православной вере термином "гордыня", может оставить для ребенка очень мало надежд на исцеление.
Итак, о чем говорил Фрейд в конце своей жизни? Сможет ли общество, то есть конкретный человек, в конце концов, отказаться от судилищ и просто поспокойнее и подобрее относиться к себе и к окружающим? И в этом вся суть вопроса. Но при чем же здесь общество? В конце концов, – это вопрос чисто семейный и сугубо личный, вплоть до интимного. Таким образом, выяснение семейных проблем, на основе которых возникли те или иные нарушения, лишь полбеды, вопрос в том, как эту беду ликвидировать. Для начала нужно дать себе отчет в том, что все это происходит, а потом решить для себя, что важнее: наши собственные "трали - вали" или здоровье сына. И если важнее окажется здоровье – это всего лишь создаст простую возможность для работы психолога, поскольку в этой ситуации психологическая помощь нужна не только пострадавшему, но и всей семье. К сожалению, существует еще и тот момент, что психиатрия, будучи наукой "таблеточной", выносит ее, таблетку, на первый план. Так что и все окружающие забывают о том, что психические проблемы требуют сугубо психической коррекции, и не стоит увлекаться таблетками. Ведь после выздоровления, когда восстановились органы и системы, и когда человек более или менее готов к нормальной жизни, кто же ему в этом поможет. Кто создаст для него перспективу семейной, профессиональной и социальной деятельности? На кого ему положиться? В конце своей жизни Фрейд именно так и определял проблему психического исцеления, что общество, всего лишь не желая наблюдать элементы собственной природы, загоняет человека в угол, когда все, абсолютно все организации отказывают ему в помощи, кроме, впрочем, психиатрии, которая в ее крайних проявлениях, радостно ждет абсолютно всех на "нейролептическую гармонизацию".
Кто счастлив, тот здоров. Обратное – неверно. Как же можно сформулировать приметы психических заболеваний? Это заболевания нерадостные, как это было названо в одной из американских комедий – "потеря веселости". Ведь для социальной и личностной психологической адаптации человеку нужно иметь "кусочек" личного счастья, хотя бы в перспективе. Но, конечно, вы скажете: "Как здорово. Это что ж, такие блага для психических больных? А человеку здоровому это не нужно?" Все правильно, ну а откуда ж берутся психические заболевания? Как только человек начинает сомневаться в возможности будущего счастья, или хотя бы просто более или менее приличных удач в жизни – нормальной работы, нормальных друзей, нормальной семьи, так и начинает "отъезжать". А кто уж куда "поедет" – какие конкретно при этом возникнут симптомы – определяется его личной предрасположенностью.
Поэтому "гомеопатически исцелить" – на самом деле, более или менее "подсобрать" и опять поставить перед проблемами в любых видах жизни, личной, семейной или социальной – это ли не издевательство. Уж лучше принимать нейролептики, которые не гарантируют исцеления, но и проблем от них не возникает.
Итак. Здесь главный вопрос – в социальной адаптации. И в психико-социальной помощи, поскольку одной из странностей является та, что будучи изолированными от общества, большинство родственников предполагают, что их случай – совершенно уникальный, в то время как наблюдается не более чем обычное и весьма заурядное явление. Поэтому простая информация, что ровно все семьи с такого рода больными находятся ровно в том же положении, уже помогает успокоиться, перестать комплексовать и почувствовать себя более или менее в коллективе. Поэтому совершенно необходима организация групп психологической поддержки для родственников, своего рода "клуб анонимных родственников", который позволил бы им снять, по крайней мере, свои личные проблемы, поскольку для помощи их подопечным нужно очень и очень много психологических сил. В свое время, на начальном периоде творчества, Фрейд с коллегой определили, что психическая энергия способна передаваться, забыв предупредить, что человек с психическими проблемами представляет собой "черную дыру", которая впитывает эту психическую энергию с колоссальной силой – во всех возможных отношениях. А поскольку все это интуитивно ощущают, то сарая добрая идея человечества "собрать всех их подальше, закрыть на замок и забыть об их существовании" имеет под собой именно эту, биополевую основу, поскольку интуитивный страх общества, вызывающий агрессию, вызывается именно этим положением вещей. Поэтому всем членам семьи нужно гомеопатическое, психологическое и другие виды помощи и поддержки, поскольку после 7 – 8 лет контакта с этим явлением, уже никто психически не сохранен. Минимум – невроз. Все это и создает те моменты, что возможно абсолютное исцеление, но при соблюдении всех этих условий. Впрочем, отчаиваться не следует, но резко торопиться – также. И после первого цикла проведения очистки следует подумать о гомеопатической поддержки членов семьи. Здесь "больна семья" и семья же должна и выздоравливать.
Что же я могу здесь добавить? Будучи как-то во Франции, по делам, связанным именно с этими вопросами – вопросами социальной политики в отношении подобного рода больных – мне довелось познакомиться с системой социального обеспечения. И я был более чем удивлен двумя вещами: во-первых, в одном Париже существует насколько сотен ассоциаций – людей, объединившихся на совершенно некоммерческой основе, то есть бесплатно, которые оказывают разные виды помощи больным и их семьям. Ни одна ассоциация не ставит перед собой глобальных задач, а решает сугубо насущные вопросы – находят психолога, помогают решить жилищный вопрос, организовывают социальную помощь. Но при этом, больше всего меня поразило то, как они организуются и работают: собирается человек 10 – 15, те ко смотрел "Форт Байярд", видели в лицо представителей этих ассоциаций, пишут "бумагу" о том, чем они собираются заниматься и идут в местный муниципалитет. И что же вы думаете? 80 процентов необходимых денежных средств на проведение этой работы они получают от государства с условием раз в полгода отчитываться о том, как они их потратили. При чем, достаточно просто иметь в папке платежки, квитанции, чеки, которые подтверждают, что полученные денежки они потратили в соответствии с поставленной перед собой задачей, а совсем не на организацию банкетов "по факту организации ассоциации".
В основном, эти ассоциации состоят из пенсионеров или, наоборот, молодых людей, которым важно принимать активное участие в жизни общества. Разумеется, ни о чем подобном нам с вами думать просто не приходится. А обеспечить семьи, на которые уже лег груз заботы о таком больном, дополнительными видами помощи, как правило, не под силу – чисто финансово. Так что и в этом заключаются наши беды. Семья – это ячейка общества и она болеет ровно теми же болезнями. И пока общество не поймет, насколько все это опасно, вряд ли оно будет готово к такого рода решениям.
Опять-таки, с чем мы имеем дело? "С возникновением тех или иных причин, по поводу которых человек не видит перспектив, точнее, наблюдает определенные проблемы для своих конкретных жизненных моментов, которые создают стрессы и провоцируют заболевания". Тот же самый любимый психиатр Виленский пишет, что Жанна Дарк была несомненным психическим больным, поскольку регулярно наблюдала видения – галлюцинации. Оставив этот диагноз на профессиональной совести автора, который в настоящее время работает в Иерусалиме, заметим, что до Революции при возникновении проблем социальной адаптации человек мог уйти не в себя – в шизофрению, а просто в монастырь. И что же он там получал? Психологическую помощь, диету, трудотерапию, в общем, примерно то же, но без нейролептиков. И как только Октябрьская Революция ликвидировала подобного рода помощь, речь пошла о переполненности психиатрических стационаров. Не вступая в теологические дискуссии, замечу, что от счастливой жизни люди редко бегут в монастырь. Но хотя бы эта возможность должна оставаться. И раз уж такая организация – церковь – существует, почему бы параллельно со строительством Храма Христа Спасителя, который, безусловно, требует определенных денежек, не направить силы этой организации на вполне богоугодное дело – помощь психиатрическим стационарам, поскольку уж кому – кому, а родным и близким этих больных такая помощь – хотя бы в виде утешения – более чем необходима. Так что все проблемы, в общем-то, решаемы при наличии простейшей доброй воли и социального интереса к ним. И если кто-то "смог решить свои внутренние проблемы, укрепясь в вере", почему бы ему не помочь и другим ровно в том же самом? И раз уж обе христианские церкви – и католическая, и православная – рекомендуют "по поводу ярких религиозных переживаний" обращаться, прежде всего, к психиатру, почему бы представителям церкви, по крайней мере, не поприсутствовать при этой беседе? Поскольку для каждого верующего наличие Бога предполагает и иные возможности – обратное, опять же, неверно. Но как быть в этом случае с диагнозом? Поскольку проявления-то ровно те же. Так что, не имея ответа на этот вопрос, заметим, что решение-то должно появиться. А по крайней мере, давайте поймем, что решение ментальных проблем, когда человек обвиняет самого себя в тех или иных недостатках, имеет прямое отношение к вопросам веры, поскольку без Бога – без таинства исповеди и без факта прощения наших грехов, мы будем иметь всего лишь букет тех или иных психологических поражений.



Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.