На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Биология жизни
Биология жизни
Мы затрагиваем много разных тем, и все они актуальны, хотя некоторые темы настолько серьезны, что требуют подробного рассмотрения сами по себе. В этой книге мы попробуем вкратце коснуться необходимого минимума, к которому относится и биология жизни.
Надо сказать, что человек всегда проживает всю свою жизнь. Разумеется, мы не говорим о травмах или последствиях военных действий, когда жизнь прерывается "до срока". Имеется в виду, что все фазы развития должны сохраняться. Но если, как писал Фрейд, невозможна нормальная реализация, она будет компенсироваться различными "психическими процессами". Как сказал бы программист, в режиме эмуляции – своеобразное кино: мы вполне сопереживаем и сочувствуем происходящему на экране, но реальный процесс вроде бы происходит "там" – если отвлечься от определенной эфемерности происходящего – перед нами всего лишь экран.
Речь идет о замещении реальной жизни на определенный психический продукт в виде различных образов, сновидений, мечтаний, галлюцинаций и так далее. Давайте попробуем дать себе отчет в одном простом факте: когда мы смотрим с вами телевизор, мы "вживаемся" в реальность происходящего или нет? Разумеется, вживаемся, не давая себе в этом отчета. Вы можете сказать, а как может быть иначе? Примерно так, как смотрела кино моя бабушка. Она всю жизнь – 64 года – прожила в деревне, доила коров, но потом продала корову, дом и приехала в Москву нянчить любимого внука. Это очень важно для определения фаз обучаемости. Ну, так вот, ни в детстве, ни в юности я не мог понять, что происходит, поскольку телевизор не действовал на бабушку "обычным образом". То есть, смотреть-то она смотрела, но вот сопереживать – не сопереживала, не восстанавливала в собственной психики реальности происходящего. Ее восприятие просмотра ограничивалось рядом комментариев: "Кулачки", – это бокс, "Клюшки", – это уже хоккей, и так практически обо всем, за исключением похорон и свадеб. При этом, наибольший интерес у бабушки – на 84 году жизни – вызывали съезды КПСС, и особенно выступления Леонида Ильича Брежнева. Как-то раз я обратил внимание на их полную, даже внешнюю схожесть, видимо он воспринимался как "очень знакомый товарищ из той же губернии". Разумеется, смысл происходящего бабушка ни в коей мере не понимала, но неосознанная "родственность образа" ее очень радовала, как общение с давно знакомым соседом на завалинке, когда важна сама беседы, а не ее тема.
Итак, надеюсь, мы с вами оценили тот факт, что восприятие происходящего на экране как реальность – необходимый элемент "этого жанра", иначе ничего кроме "экрана со сменяющимися картинками" – "кулачек" или "плясок" – мы с вами просто не увидим. Мало того, мы сами "включаемся" в действие и, кстати, талант любого режиссера определяется умением создать нам максимально комфортную роль участника. Впрочем, это уже тонкости кинематографии.
Но давайте подумаем, какой должен сделать вывод психиатр, если мы с вами воспринимаем мелькание экрана как реальную жизнь? И не пора ли всем нам… Конечно, вы можете сказать, что на этом основании никто телевизор не бьет и безобразий не устраивает, что также не совсем верно. Обычно – да. Хотя бывают исключения: при показе первого художественного фильма "Приезд поезда", зал быстро опустел – народ просто испугался; а при просмотре фильма "Коммунист" на Кубе в "совершенно наше время", кубинские революционеры вовсю палили по экрану во врагов "Урбанского". С другой стороны, бывают случаи, когда, насмотревшись определенных передач, скажем так, слишком актуализировав тему, кто-то приходит в класс и расстреливает своих приятелей, если речь идет о детях, или своих подопечных, если речь идет о взрослых.
Что уж говорить о религии: существует очень много истинно верующих, доводящих себя до крайности "специфического восприятия действительности", притом настолько, что они уже не могут приспособиться к обычным социальным условиям, им требуется "специальная терапия в профильных учреждениях", скажем так, в монастыре. Должен заметить, что строгость режима, элементы психотерапии – определенные ментальные процедуры, а также активная физическая деятельность – позволяют нам легко узнать профиль "учреждения". Вы можете спросить: не слишком ли? Нет, не слишком; здесь мы имеем дело со специфической декомпенсацией – с психологических и психиатрических позиций. Декомпенсация настолько явная, что даже современный католицизм рекомендует "прежде чем обращаться в церковь по поводу "вселений" и иных "мистических переживаний", вначале обратиться к психиатру, "а уж потом…". Кстати, должен заметить святым отцам, что при обращении с "такими переживаниями" к психиатру никакого "потом" не предполагается, поскольку то, "что нормально для церкви", в иных организациях может иметь специфическую медицинскую окраску.
О чем хотел сказать автор? Грани, в общем-то, достаточно размыты. Террорист, взорвавший здание в Нью-Йорке, с мусульманской точки зрения, – герой, по крайней мере, с точки зрения его фундаментальных традиций. Наша Православная Церковь в тот же день объявила, что "зло должно быть наказано", что вполне соответствует христианской морали и, стало быть, авиаудары не только приемлемы, но даже необходимы. А что бы сказал психиатр о герое – шахиде? Типичные суицидальные склонности, опасен для общества – госпитализация. Кстати, очень бы помогло, по крайней мере, идея об управлении "Боингом" у данного клиента больше бы точно не появилась. Да и кто бы ему позволил?
Впрочем, сколько специалистов, столько и мнений. Мы же с вами вернемся к биологии жизни. Именно вот так, путем вот таких вот переживаний, определенные "моменты" жизни могут компенсироваться. При этом, если даже человек прожил всего 20 лет, он пройдет через все жизненные фазы, но в "ускоренном порядке" – как кино, на повышенной скорости. При наличии системных диагнозов, предполагающих в юношеском возрасте еще 2 – 3, от силы 5 лет жизни, у ребенка могут проявиться совершенно удивительные способности – вспомним Надю Рушеву. Просто для кого-то яркое и раннее развитие ее таланта было чем-то вроде цирка, а для кого-то – весьма серьезной медицинской проблемой с очень неблагоприятным прогнозом. Так что не зря во всем мире к "аномалиям развития" относят не только отставание в развитии, но и опережение. Но, повторяем, в той или иной форме, но все фазы развития будут сохраняться! То, что может быть реализовано обычным образом, будут реализовываться в обычной социальной среде. То же, что не сможет быть реализовано обычным образом, будет вызывать фазы компенсации. Фазы более нормальные или менее нормальные, либо необыкновенное развитие способностей, либо обыкновенное развитие заболевания.
Болен или здоров?
Здесь следует обратить внимание на еще один немаловажный факт: эти "фазы развития" будут сохраняться только у "больного" человека. А кто ж тогда здоров? Если говорить о формировании организма иной структуры организации, то здесь "фаз компенсации" быть не может. Мы говорим о заведомо иной форме организации – совершенно неважно, на какой основе – хромосомной, обменной, генетической или как результат действия радиоактивных отходов, – это, так или иначе, элементы мутации человеческой природы и для них общая программа развития психики просто не действует. Как это ни странно звучит, никто же не ждет, что у детеныша шимпанзе, даже годовалого, начнется формирование речевых структур. Может быть, это и странно, но мы четко должны понять: здесь мы имеем дело с иной природой. А "болезнь" – есть отклонение от собственной программы развития.
Это и есть основа психических заболеваний: при вполне нормальном организме возникает невозможность нормальной социальной, семейной, психической реализации, что и производит тот самый конфликт, который мы увидим в причинах любых психических заболеваний, и который, в свою очередь, базируется на рассогласовании развития физического, астрального и ментального "тел". При этом, если "тело физическое" подчиняется законам биологии, и фактор времени работает здесь однозначно от рождения до старения и смерти, психика может вести себя иначе. Вполне возможны как "задержки психического развития", так и обратные процессы, когда в еще юном теле – та же Надя Рушева – может находиться вполне состоявшаяся, достаточно развитая взрослая личность.
Поясним на примере. Итак, одна из мам – психолог по профессии – "получает сына из армии на носилках с диагнозом "шизофрения".
Здесь, как говорил Фрейд, ничего случайного быть не может. В предыдущей работе, посвященной трудностям в психологии, я уже отметил одну деталь, а именно – национальную специфику, сообщив "для тех, кто понимает", что мы имеем дело с еврейской семьей. А понимать есть что, поскольку есть культура восточная и культура западная. Соответственно, есть восточный и западный подход к проблемам воспитания и формирования личности. Восточный подход предполагает, что с ребенком, особенно с мальчиком, следует "нянчиться", поскольку он будущий "господин и хозяин" – семьи и так далее. В результате такого воспитания ребенок всегда будет достаточно инфантилен. Отношение же к ребенку в традиционной еврейской культуре больше даже похоже на культ. (С нашей, разумеется, западной точки зрения, где основным "методом воспитания" все же являются "затрещины".)
В Японии, например, на детей до 7 лет – дошкольников – вообще не возлагается никаких обязанностей, и не применяются ни малейшие меры по воспитанию. Зато после 8 лет они ощущают всю меру общественного воздействия. И вместо слова "можно" актуальным становится слово "надо" – на всю оставшуюся жизнь.
В западной культуре все наоборот. В Англии вообще существует традиция воспитания детей отдельно от семьи, в пансионах: еженедельная порка, постоянное "надо", четкое усваивание будущих обязанностей. После же окончания "воспитательного процесса", когда человек становится взрослым, появляется, наконец, "можно": можно принимать собственные решения, расходовать деньги, жениться, разводиться, ходить по кабакам и иным заведениям. То есть все наоборот.
Этим летом – а напротив нашего офиса как раз расположен детский сад – ближе к обеду слышу: "Маша! Андрей! Построились! Идем вместе! Шаг влево, шаг вправо – упаси Боже!", – ясельная группа выходит из здания детского сада и 20 метров проходит до песочницы. Разумеется, только строем и коллективно. Лишь потом эти воспитанники сообразят, что возможен и "индивидуальный разряд".
Но вернемся к нашему случаю. Мы уже много раз говорили, что мама – не просто мама, а практикующий психолог и, следовательно, "часто берет работу на дом", так что при склонности к "ненавязчивому" воспитанию, неизбежно будут иметь место случаи "скоропостижной организованности". При этом, нам надо четко себе представлять, что женщина в еврейской культуре отвечает за дом, семью, быт и прочие хлопоты, а вот жизненные ценности, выбор цели, принятие решений – это сугубо мужская обязанность. В общем, роль философа, также как и священнослужителя в еврейской культуре для женщины не характерна. Соответственно, имеем у ребенка: депривацию мужского начала на фоне общей склонности к инфантильности; плюс – достижение западной культуры – у мамы-то высшее советское образование.
При этом ребенок, будучи достаточно инфантильным, с детства четко освоит формируемые мамой "принципы мужественности", в итоге, в отличие от других детей той же культуры, в 18 лет будет "рваться в армию" с особенным энтузиазмом". Интересно, зачем? Что такое формирует армия, кроме необходимого умения эффективно убивать, без которого солдат – не солдат. За чем ребенок будет так стремиться в армию? Да за "образом мужественности", который мальчик обычно "срисовывает" с папы. А теперь давайте представим: инфантильный еврейский ребенок с весьма странными представлениями о мужественности и с необходимостью ее формирования попадает в нашу "Советскую армию". Что с ним будет дальше? Результат очевиден.
Упаси Бог подумать о чем-то дурном, например, об отсутствии патриотизма. Просто для всех новобранцев существует слово "надо": армия – это "мужская работа". Конец цитаты. Разумеется, зная национальные особенности, а тем более особенности восприятия пресловутого "пятого пункта", тем более при существующих тогда "неуставных отношениях", папы с мамами стремились всеми правдами и неправдами избавить своих детей от данного испытания. Надо сказать, что в израильской армии этих "моментов" нет, впрочем, может быть просто потому, что ни арабы, ни русские в ней не служат – это сугубо национальная армия.
В обычной ситуации дело могло бы просто закончиться физическим увечьем или чем-либо еще, достаточно неприятным, физического свойства. Но в нашем случае психический кризис произошел именно из-за несовпадения "мотиваций" и реальности. В этом случае острота конфликта психического намного превышала все остальные факторы: руки – ноги после возвращения из армии вроде были целы.
Итак, мы плавно перешли к еще одной проблеме: проблеме совместимости культур, которая влечет за собой трудности социальной и психологической адаптации.
Эдипов комплекс
Немного комментариев на тему. Вполне возможно, что традиционная трактовка этого феномена в описании по Фрейду не всегда является единственно возможной, хотя вполне может соответствовать, скажем так, традициям востока. При этом ссылка на Грецию или эллинскую культуру, будучи весьма основательной у Фрейда, заставляет пояснить, что эллинская культура не является в полном смысле западной. Тогда вообще существовало понятие Ойкумены с весьма сильным слиянием культур. Само разделение на "чисто западную" и "чисто восточную" произошло несколько позже, хотя бы просто потому, что Ойкумена не делилась на "Запад" и "Восток".
В традиционной западной культуре может тоже возникать некоторый комплекс на данную тему, но несколько в другой интерпретации. В западной культуре вопрос воинского призвания и мужественности возникает достаточно рано, кстати, основа все же в "варварской культуре" – в понятии древних римлян, когда устоявшаяся и вполне развитая империя, основанная на жизни в комфорте, несколько расслабляет. Так вот, в культуре традиционно западной влюбленность мальчиков – в терминах Фрейда – первоначальное либидо – во многом соответствует отцу или уж переключается на него достаточно рано. Хотя Фрейд, безусловно, верно указал на "необходимость иметь влюбленность в любом возрасте", в дальнейшем спроецировав ее на руководителей митингов и особенно воинских начальников. Это называется "крепкая мужская дружба", которая, – что легко аргументирует мой добрый знакомый А.И.Олейников – часто переходит и в иные формы. Особенно, когда мальчик, склонный к инфантильности, стремится к своему более мужественному сверстнику. Поэтому в западной культуре осознание этого факта привело к необходимости организации "мужских коллективов детского возраста", основанных на властных структурах, отсюда и появились всем известные скауты – аналог наших пионеров. В случаях же, когда данный процесс пускается на самотек, симпатии и взаимное притяжение "особ мужского пола" в весьма юном возрасте в качестве компенсации выливается в образование организованной банды со всеми возможными атрибутами и вытекающими отсюда уголовными последствиями.
Да и само "детское либидо" в трактовке Фрейда избыточно "сексуализированно", что вполне возможно и характерно для той культуры, воплощением которой и был Сигизмунд Шломо. Но, вообще-то, это просто неосознанная, но совершенно физическая потребность находиться "как можно ближе к родителям".
Здесь, впрочем, мы переходим к уже назревшей теме "биология времени".
Биология времени
В целом эта проблема решается в разделе классической восточной биоритмологии, мы лишь позволим себе воспользоваться необходимыми "выжимками" из этой теории. Итак, в начале своей деятельности Зигмунд Фрейд и его коллега сделали очень любопытный вывод о том, что психическая энергия способна к перераспределению – на этапе первоначального творческого переосмысления постановки вопроса о проблемах психики. В дальнейшем они разошлись в своих начинаниях, заметив совместно целесообразность "выхода наружу" внутренних психологических коллизий. Коллега Фрейда занимался этим с пациентом под гипнозом, а сам Фрейд, отметив, что метод гипноза слишком насильственен, перешел к методу свободных ассоциаций.
Так или иначе, оба, погрузившись в кипучую практическую деятельность, об этом тезисе практически забыли. Тем не менее, он существует.
Плод связан с телом матери плацентой, через которую он и получает все питательные вещества, а также "специфический и неспецифический иммунитет", поскольку, как уже вполне достоверно установила наука, никаким собственным иммунитетом он еще не обладает. В связи с фактом рождения эта связь разрывается. Но что конкретно? Плацента – да, но не иммунная защита – пока ее у ребенка также нет. Здесь могут быть разные теории, мы предлагаем вам вполне традиционную: дети – до 7 лет девочки и до 8 лет мальчики – живут материнским биополем и ее же иммунитетом. Разумеется, в это время у них постепенно формируется и собственное биополе, но ребенок еще весьма зависим от матери – чисто биологически. Так что не испытывать чувство глубокой привязанности к "этому существу" невозможно. Что и следует понимать в общем случае под детским либидо – неразрывная связь, разумеется, подсознательная, поскольку "к маме тянет", "без мамы плохо", но – почему? Фрейду было не слишком известно. Как бы то ни было, связь в этот период настолько сильная, что она может ощущаться "чисто физически". С 7 и 8 лет начинается новый этап, когда собственный иммунитет – собственная энергетика – уже позволяет совершать "турне по окружающей среде" с целью ее изучения. Но, впрочем, не слишком долгое – без мамы-то и в этот период плохо.
Но в 14 – 16 лет все разительно меняется – канал закрывается, энергетическая подпитка заканчивается. Это и толкает ребенка, уже подростка, как сказал бы Фрейд, в достаточно "подсознательное плавание", ставящее перед собой одну единственную цель: найти пару для энергетической компенсации. Внутренние же симпатии и антипатии основываются на простых законах биологической совместимости энергосистем. Кстати, вы сами не наблюдали, что кто-то может быть вам беспричинно приятен или симпатичен, а к кому-то, наоборот, как говорится, душа не лежит? Хотя все же Фрейд ближе к реалиям, поскольку речь идет совсем не о душе, а о чем-то более "простом" и совершенно "подсознательном". Кстати, после 7 – 8 лет совместной жизни у супругов вообще возникает общее биополе, когда функциональная компенсация возможна только в паре, совместно, тот самый баланс Инь – Ян. К сожалению, в качестве "побочного эффекта" возможен и активный перенос патогенеза – обмен заболеваниями, если таковые у супругов существуют. Во всяком случае, лечить одного из них – отдельно – достаточно проблематично. Если же болеет ребенок, следует всегда параллельно проводить гомеопатическое лечение матери, иначе вы будете иметь совсем не тот результат, который возможен, а гораздо более вялый и неинтересный: при правильном подходе излечение, разумеется, будет, но, скажем так, совсем, совсем с дугой динамикой.
Следующий критический период – 28 лет для женщин и 32 года для мужчин. Это возраст, когда заканчивается юность. Крайне желательно до наступления следующего этапа "начать половую жизнь на регулярной основе" – в семье. Для женщины очень важно родить хотя бы первого ребенка. Потом, скажем так, хлопоты будут совершенно иные – ситуация сильно изменится.
Ну и, наконец, последний кризисный период – 56 лет (64 года) – заканчивается зрелость.
Что мы имеем по "психической проблематике"? Первая госпитализация, как правило, приходится на возраст от 18 до 22 лет. Возможно, что и несколько раньше, но до 22 лет основная масса "укладывается".
Все указанные мамы, уже упомянутые в этой работе, имели: первую госпитализацию сына от 18 до 20, первое обращение к "гомеопату", точнее, к альтернативным методам, когда их ребенку "стукнуло" 28 (32). Кстати, другие обращения по поводу "хроники" – с госпитализацией в анамнезе и часто не с одной – роковым образом соответствуют тому же периоду – 28 – 32.
Третий период проходит гораздо более спокойно на – фоне общего климакса. Я уже упоминал о том, что в свое время Фрейда осмеяли коллеги, когда он позволил себе заметить, что "Шарко предполагает истерию у мужчин", – больше он этот тезис не выдвигал, хотя, должен сразу заметить, все проблемы маниакально – депрессивных состояний, особенно в период кризиса – сугубо "истерика". Разумеется, в крайних стадиях, но от этого, собственно говоря, характер заболевания не меняется. Так что, как отмечали многие из моих подопечных, "климакс – он у всех климакс". Разумеется, у мужчин этот кризис обычно проходит гораздо более спокойно, хотя "хорошенькие психозики" встречаются буквально через раз. Другое дело, что после курса микроволновой терапии – в течение месяца – о них уже можно забыть, не важно, были ли это фазы компенсации или "не очень". В конце концов, важен не сам диагноз, да и кому нужно его так уж точно обрисовывать?
Корень зла
Итак, автор много чего такого порассказал. Но впрочем, чего уж прямо "такого"? Вместе с Фрейдом – проблемы сексуальности, вместе с Юнгом – проблемы "социальности", вместе с Гроффом – проблемы "пренатальности"; отметили еще много проблем – культурных, национальных, армейских….
Здесь читатель может сказать, что при таком обилии причин, дестабилизирующих психику, странно вообще, что по земле ходит хоть один психически здоровый человек. Впрочем, милый читатель как всегда прав, стоит лишь заметить, что понятие "психической нормы" пока еще не оформилось. Поскольку на вопрос, заданный одним папой, "а кто же ходит за оком?" ответ простой: "Неуловимый Джо, который никому не нужен". Не нужен, пока вены не вскрыл, квартиру не поджег, и так далее…
В общем, ученые мужи, определив зоны конфликтов, забыли отметить самое главное: а что, собственно, провоцирует начало заболевания? Фрейд отмечал "невозможность нормальной реализации жизненной потребности – либидо". А "из-за чего, собственно"? Из-за недостатка психической энергии или жизненных сил, что в нашем случае примерно одно и то же. Таким образом, конфликт может возникнуть по разным причинам, но болезнь – только в одном случае, когда просто нет сил на… На что угодно в плане социальной, семейной, культурной, армейской реализации.
Речь идет о недостатке психической энергии на фоне снижения иммунитета; психиатры всегда отмечали, что, как правило, развитие психических заболеваний происходит на фоне заболеваний хронических соматических. Не так давно американская психиатрия дошла до того, что стала в опытном, разумеется, варианте применять для психических больных обезболивающие препараты, предполагая, что обострения психики всегда определяются наличием хронического болевого синдрома. При этом, на первом этапе происходит обезболивание, а на втором – резкое улучшение психического состояния. Здесь новое – всегда хорошо забытое старое: психиатрия начинала с весьма успешного применения наркотических средств, которые, существенно облегчая состояние больного и, снимая кризис, практически превращали его в больного наркотического. Впрочем, проблема "привыкания" и "привязки" к аллопатическим препаратам существует и сейчас, даже в отношении нейролептиков, когда "пациент боится остаться без медикаментозной помощи".
Итак, корень Бень-Му психических заболеваний – в энергодепрессии.
"Не худшая часть человечества" может быть не совсем удовлетворена таким положением вещей – роль мамы мы рассмотрели, а где же "роль папы"? Бывает, обращаются и папы, но гораздо реже, да и случаи, как правило, намного тяжелее – там и с мамой "не все в порядке".
Ну, о папах. Семерка – чисто женская или, точнее, иньская компонента, она определяет привязку к лунным циклам. И как бы западная наука не игнорировала биоритмологию, но в каждой женской консультации эта наука работает достаточно успешно, поскольку ребенок рождается именно через 40 лунных недель, а совсем не через 9 солнечных месяцев. Да и в дальнейшем женщины легко оперируют именно лунными циклами. Что ж, такова природа. При этом, Инь определяет структуру, тело, подсознание, а Ян – энергетику. Поэтому общим правилом является: "задача мамы – выкормить и вырастить, задача папы – выучить и выпроводить". Папа отвечает за проблемы социальной адаптации, он же сопровождает невесту под венец. Так что папам роль тоже найдется.
Небольшой комментарий. В рассмотренном нами случае с госпитализацией во время службы, именно "роль папы" была решающей, разумеется, папа должен был "обсудить, разъяснить, научить, предупредить" – в общем, подготовить мальчика к восприятию различных аспектов воинской службы, дабы помочь решить проблему адаптации в воинском коллективе.
Разумеется, мамы здесь скажут: "да при нашем уровне дедовщины…" Так вот, глубокоуважаемые мамы, обычно бывает все наоборот. В каждом отделении психиатрии существует "группа солдат", находящихся там по поводу оценки "психиатрических аспектов неуставных отношений". Это если мальчик адекватно отреагировал на эти отношения и, соответственно, дело закончилось тем или иным травматизмом, но совсем не для него, а для обидчика. В этом случае задача у него одна – не попасть под трибунал, что обычно решается весьма благополучно: полтора месяца службы в отделении – помыть, убрать, да мало ли что чего, и справка выдается – комиссовать. Так что все всё понимают.
"Энергетика" и "моторика"
Пожалуй, что это последняя тема, которая нам весьма необходима для того, чтобы на основе анализа предпринимать те или иные лечебные действия. Разумеется, тема неисчерпаема, но пора как-то определяться, хотя бы в плане первого знакомства.
Итак, очень часто понятия "энергетика" и "моторика" путают. Если ребенок вернулся от бабушек в состоянии повышенной волнительности или пришел такой из школы, что приходит на ум? "Как заведенный". Совершенно правильно. Здесь мы имеем дело с повышением моторики (повышенной тоничностью), которая всегда определяется недостатком энергии, и обычный всем известный препарат Гепар Сульфур, повышающий энергетику, способен разом нормализовать ситуацию.
Другой простейший пример: если мы имеем дело с мощным новым двигателем, он всегда стартует тихо и плавно, так и человек с большим запасом психической энергии – духовных сил – ведет себя очень спокойно и доброжелательно. Но если двигатель изношен, и мощность его упала, то для того, чтобы съехать с места приходится резко повысить моторику – "погазовать".
При всех кажущихся различиях ситуация с энергетикой человека ровно такая же. Если мы попадаем в сложную ситуацию, напрягающую нас психически, мы легко выходим из нее при наличии запаса сил, но если запаса сил не хватает, не остается ничего другого, как повышать моторику, или тоничность. Отсюда "неадекватная восприимчивость", "неадекватное реагирование", "повышенная эмоциональность".
Так что если снижение функций органов и систем становится критическим, а запаса иммунитета нет, единственный вариант "хоть как-то взбодриться" – привести функции в норму – повысить психический статус.
Обычна следующая ситуация: до подобного обострения возникают жалобы на соматику – общее состояние – здесь и "кости ломит", и печень болит, и поджелудочная не спокойна. Как отмечала одна мама: "Как только у ребенка начинают болеть зубы – скоро будет кризис". При этом, в фазе кризиса всякие жалобы на соматику полностью прекращаются: происходит и обезболивание – за счет эндоморфинной схемы, и выравнивание функций всех органов и систем. Таким образом, сам факт повышения психической активности является ни чем иным, как единственной возможностью ослабленного организма восстановить жизнедеятельность в плане собственных сил и возможностей.
Вы можете сказать: "Так что же, эти кризисы так и оставить, раз они являются для организма таким благом?" Следует иметь в виду, что сам факт наличия болезни говорит о том, что организм без внешней помощи с ней справиться не может. Пока работает саморегуляция, адаптация, наше самочувствие может меняться в известных пределах, но в пределах нормы. В ином случае ситуацию следует оценивать как болезнь. При этом, есть еще ряд сопутствующих моментов: органы уже слабые и активизация их таким вот способом дает временный эффект улучшения, но за счет катастрофического износа. Поэтому после такого рода стимуляции наступает состояние еще большей депрессии, которая будет требовать еще большего возбуждения.
Поэтому без терапии кризисы будут возникать все чаще, и состояние будет "все хлеще и хлеще" – ситуация прогрессирующего самовозбуждения. Важно помнить: поскольку такого рода кризис является благом – хоть временно, но облегчает самочувствие больного – он воспринимается им как благо. На фоне же применения нейролептиков, которые снимают нервный кризис, состояние органов резко ухудшается – такого рода терапию больной может воспринимать как сугубо враждебное действие. Отсюда и проблемы с лечебным курсом. Следует отметить, что применение нейролептиков снижает разрушающий эффект, наносимый организму кризисами, но все равно ситуация остается такой, что ни один больной благом ее не считает. Только переход на методы гомеопатические – методы, реально исцеляющие и реально улучшающие состояние больного как в плане соматики, так и в плане психики, способны восприниматься как нечто позитивное, что, кстати, очень важно.
Итак, любой психический кризис является формой саморегуляции и прежде чем его "отменять", следует подумать о мерах и методах. Если кризисы провоцируются соматикой, то при правильном гомеопатическом лечении, направленном на общее восстановление организма, улучшение обмена, состояния органов и систем, их функционирования, необходимость этих кризисов будет сниматься.
К сожалению, если в начале болезни "запуск", как правило, бывает вызван причинами внешними, то, применяя нейролептики, мы переводим заболевание в совершенно иную фазу, когда внешние причины уже ушили и, следовательно, потеряли свою актуальность, а кризис провоцирует уже иммунодепрессия самого организма.
Вдумчивый читатель сможет заметить, что иммунодепрессия встречается достаточно часто, но психические кризисы возникают далеко не у всех, что и совершенно правильно. Но! После естественной ликвидации внешних причин первого кризиса, остается "привычное реагирование организма" – информационная связь такого рода уже установлена, и реакция легко идет "по накатанной". Поэтому "психические хроники", являясь больными, в основном, соматическими, имеют очень плохую тенденцию к привычному психическому реагированию по линии кризисов, что и делает проблему их лечения более специфической. А лечение здесь простое: "обычная гомеотерапия по линии восстановления функций организма", естественно, при этом не допуская гомеопатических кризисов, поскольку, если в общем случае гомеопатический кризис вызывает временное ухудшение самочувствия – временный провал иммунитета – локального или общего, здесь мы будем иметь картину чисто психического обострения. Поэтому главным требованием к гомеотерапии является проведение терапии "докризисной", следовательно, существуют ограничения по применяемым препаратам, схемам приема и дозам.

Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.