На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Гомеопатический практикум
Гомеопатический практикум
Если Вы, мой любезный читатель, открыли книгу на этом месте, то и за это Вам спасибо. Тем более что такой подход вполне реалистичен. Во всяком случае, Вы никуда не опоздали, поскольку, действительно, это самое интересное место, где нам стоит кое-что обсудить. Пользуясь случаем, должен сразу поблагодарить всех своих читателей, поскольку все отзывы о моем скромном литературном труде весьма доброжелательны. Бывают случаи обращения по поводу "не совсем точного понимания тех или иных вопросов", что тоже вполне понятно. А поскольку выбранная тема является весьма актуальной для большинства "членов нашего гомеопатического клуба", попробую ответить на те замечания, которые часто появляются при личном общении с читателем.
Во-первых, самые доброжелательные читатели часто намекают на то, что в предыдущих книгах "автор изложил далеко не все". Надо сказать, что это совершенно верно, однако ж, никакой злобной корысти автор при этом не преследовал. Материала, действительно, очень много и его очень трудно скомпоновать по соответствующим темам. Особая сложность ситуации определяется тем, что в основном все книги – это творческое осмысление материала автором на ниве "практической деятельности". Материал этот был собран по крупицам из разных источников, так что ссылаться или, точнее, опираться на какие-то работы достаточно трудно. Так, любая тема требует, конечно же, более полного и подробного освещения, но если работы по ней и есть, они представляют собой либо сугубо классический трактат, либо сугубо специальную литературу, в которой интересующие вопросы всего лишь "проскальзывают". И отсылать неподготовленного читателя к изучению этих работ, скажем так, мало целесообразно. Тем более что большинство и них просто не издавалось, а до сих пор хранится в виде частичных ксерокопий, из которых трудно было собрать издание целиком.
С работами по гомеопатии ситуация также весьма интересна: наиболее "плодотворные" из них относятся к середине и концу XIX века. Так что в XX веке принципиальных подвижек просто не произошло, да и с самими этими работами читатели мало знакомы.
Именно поэтому каждый практикум (которому в обще-то и посвящен труд вашего автора) приходится оснащать "теоретической частью" – либо ее нет в других источниках, либо ее трактовки не приемлемы с современной точки зрения. Так что "теория" пока появляется по мере возможности и ее практической необходимости, хотя, конечно, мечта о создании сугубо теоретического труда всегда существует, ибо какой же солдат не мечтает стать генералом! Мечтать, как говорится, не вредно. А вот желать, кстати, надо аккуратнее – все наши желания связаны с расходованием психической энергии или жизненной силы, но это к слову.
Во-вторых: в отношении того, кому предназначены эти работы. Совершенно всем и вот почему: ваш любезный автор с 1990 года (теперь уже прошлого века) лично обучил около полутора тысяч специалистов по альтернативной медицине, к которой относятся также метод Фолля, Чжень Цзю терапия, гомеопатия и аюрведа. В процессе чтения лекций выяснилось, что все эти науки с точки зрения здравого смысла или обычного восприятия основаны на методах, не имеющих ничего общего с современной медициной. Разумеется, это совершенно не так, поскольку все они имеют одни теоретические предпосылки. Да и как может быть иначе, если они "отслеживают" один предмет – человека. Другое дело, что все науки стремятся быть "самодостаточными" и жить сами по себе. Тот же процесс мы легко наблюдаем на территориях постсоветского пространства.
Одно время наша Ассоциация именовалась Ассоциация Альтернативной медицины. Но, кстати, не из желания отделиться, а из тех соображений, что изучаемые ею разделы медицины относились к альтернативным. В 1995 году название было изменено просто потому, что изучение показало принципиальное единство всех разделов медицины, результаты которых могли бы быть намного эффективней, если бы вместо крика о самодостаточности возник хотя бы малейший интерес к взаимодействию и использованию накопленных коллегами результатов, что, увы, эфемерно.
Поэтому во всех моих книгах темы даются в варианте "для интересующегося человека" – то есть в полном объеме. Другое дело, что их набор соответствует выбранной в книге тематике. Если вас это удивляет, отвечаю: методы, используемые гомеопатией и в "восточной медициной" принципиально отличаются по своему подходу, языку описания и системе понятий от "обычной медицины". Классическое медицинское образование совершенно не влияет на их восприятие, даже создает определенные сложности, если пытаться быстро соотносить "то и это". В этой ситуации практикующие врачи с опытом не менее десяти лет (совершенно различных специализаций от акушеров – гинекологов до реаниматологов и хирургов) представляют собой совершенно однородный коллектив и абсолютно ничем не отличаются от "неспециалистов".
Единственным отличием является то, что "неспециалист" всегда предполагает что "врачам-то, конечно, это дается значительно легче". В чем они, кстати говоря, совершеннейшим путем ошибаются – обучать специалистов всегда гораздо сложнее. Другое дело, что итоговые цели всегда различны – специалист воспринимает знания для лечения других – ну, в общем, для использования этих знаний в пределах медицинской профессии. "Неподготовленная публика" – использует эти знания для себя и ближних.
В-третьих. Существует и последний момент, который снимает все предыдущие: при любом серьезном заболевании всегда следует обращаться к специалисту, однако, что делать потом, когда ваше заболевание "вылечено"?
Ваш покорный слуга всегда очень заинтересованно относится к тому, что "выздоравливающие" – что, кстати, вполне реально, в процессе лечения начинают интересоваться гомеопатией и иными вопросами. Дело в том, что с применением современных методов микроволновой диагностики и терапии даже самые сложные системные заболевания после трех месяцев лечения практически ликвидируются – выздоравливающий становится здоровым в обычном смысле. При этом первые две недели сеансы терапии проводятся, как правило, через день, следующие полтора – два месяца раз в неделю.
Однако ж, даже "совершенно здоровые" (данный критерий употребляется, когда экспресс – диагностика по методу Фолля не дает никаких диагнозов) и далее проходят курс, но уже курс энергогармонизации, при котором состояние с каждым сеансом улучшается.
К сожалению последнее определяется далеко не чудесными возможностями гомеопатии, микроволнового резонанса, биоритмологии и других "причуд". Просто при нашей жизни нормой является, если просто ничего сильно не беспокоит. К сожалению, никто из нас не представляет себе, что значит быть "просто здоровым", поскольку лучший вариант, начиная уже с детского сада – это подострое состояние с той или иной степенью компенсации – просто жизнь у нас такая.
Поэтому знание гомеопатии хотя бы в объемах "домашней аптечки" дает возможность после первичного курса легко справляться самим с какими-то легкими недомоганиями. Да и своему ребенку всегда можно вовремя подобрать препарат, чтобы не пропустить начало серьезного заболевания. Так, например, немногие родители знают, что Апис – медоносная пчела – является уникальным препаратом в дачный период, поскольку он и любую пищевую аллергию снимет, и никакого лучшего способа быстро снять неприятности после укуса, даже комара, просто не существует.
Разумеется, для того, чтобы эффективно использовать гомеопатию надо знать, что у нас с вами происходит. А здесь без "теоретической подоплеки" никак не обойтись. Другое дело, что процесс самопознания, как и обучения, совершенно бесконечен и лучше, конечно, любую теорию применять "по месту", в зависимости от ситуации – она так лучше усваивается. Задачей же автора является на всякий случай оснастить читателя минимальным, но необходимым набором знаний для таких случаев.
Подходы к гомеопатическому лечению
Анализ действия препаратов и их испытания привели к появлению в гомеопатии "метода подбора", как единственного пути реализации результатов исследования. Дело это вполне закономерное, но далеко не самое лучшее.
Главной идеей Ганемана было понимание и умение обнаружить "жизненный принцип" или корень Бень – Му заболевания. Это весьма глубокая и правильная идея в упрощенном варианте звучит как "поиск Симилии" – единственного гомеопатического препарата, способного полностью излечить человека. Теоретически поиск этого препарата соответствует идее золотого укола в Чжень – Цзю терапии – идее вылечить человека с помощью "одной иголки". Это всего лишь упрощенный вариант, который меняет всю идею лечения с точностью "до наоборот", поскольку наличие единого корня заболевания или единой причины заболевания совсем не означает необходимости и даже возможности проводить терапию единственным препаратом.
Во-первых, такого препарата вовсе не существует просто потому, что не может существовать. Как поступает гомеопат: берет готовое вещество и наблюдает за его действием. Но само это действие он не определяет. Другое дело – тибетская медицина. Она тоже использовала метод гомеопатического разведения, когда все агенты долго растирались в ступке до полного измельчения, а потом разводились водой. Но такой препарат состоял из набора агентов, так при больных костях использовались кости, при больных почках – семена фасоли. (Кстати, фасоль по принципу подобия формы стимулирует работу почек и есть ее полезно и в не гомеопатических дозах, а просто в виде обычных супов и лоббио.) Однако ж, даже в этом случае, изготовив комплексный препарат "для данной болезни", не было идеи, что он идеально соответствует заболеванию.
Разумеется, гомеопатическая доктрина совершенно правильно отмечает, что чем больше родственность признаков действия препарата с картиной реального заболевания, тем успешнее будет излечение, но идеального совпадения не может быть в принципе, поскольку никакой препарат не способен полностью соответствовать индивидуальным характеристикам человека. Поэтому в основном они назначаются по главному действию.
Во-вторых, сама идея поиска Симилии или "золотого укола" является чисто теоретическим вопросом понимания человеческой природы, но идея эта крайне пагубна для лечебной практики.
Обычно на курсах я привожу такой пример: представим себе, что у нас есть состав из 200 вагонов или даже больше. У нас есть два варианта, что бы сдвинуть его с места: либо найти суперлокомотив, который потянет его один, либо использовать несколько локомотивов попроще, которые, кстати, всегда под рукой. Так вот, вопрос в том, что если даже мы подгоним этот супермощный локомотив, и он как следует "рванет" состав, то не оторвет ли он нам крючок, за который мы зацепились. Ведь все ничего, если бы состав был просто тяжелым. Он, мягко говоря, еще и старенький и обходиться с ним надо крайне бережно.
Поэтому, даже если бы у нас было оно средство или "один укол", его применение при "хроническом" состоянии, когда организм в той или иной степени уже изношен, могло бы вызвать столь мощную реакцию иммунной системы в сторону, разумеется, выздоровления, что органы могли бы и не выдержать. Выздоравливать, между прочим, надо тоже не спеша, хотя мысль о том, что если "всю жизнь набирали, то за день не излечишь", приходит к людям не сразу. Ведь все опытные гомеопаты 19 века настаивали на необходимости тщательного и неспешного, вплоть до упорного, гомеопатического лечения, а это не всегда соответствует нашим пожеланиям, поскольку человеку "совершенно понятно", хочется всего и сразу: стать молодым и веселым, при этом сразу и навсегда.
Разумеется, речь может идти только о каком-то разумном компромиссе, при котором и улучшения можно наблюдать (так чтобы человек оценивал улучшения своего самочувствия вполне объективно), и при этом проводить необходимые "подготовительные работы", многие из которых дают эффект не сразу, а, скажем так, как минимум через месяц. Опять-таки просто потому, что "резко дергать" нельзя категорически. Поэтому с подобного рода "соображениями консенсуса" и стоит подходить гомеопатической терапии.
Виды терапии
Здесь следует определиться с некоторым положением дел в гомеопатической науке. Я уже много раз упоминал о том, что основой традиционной гомеопатии является метод подобия и набор гомеопатических препаратов, которых, кстати, более 600, имея в виду гомеопатию общей практики, без катализаторов, нозодов и суис – органов. Здесь можно поставить точку, поскольку на том, что данные гомеопатические препараты следует использовать по методу подобия, гомеопатическая теория заканчивается. Поэтому схема применения, а также выбор разведений, выбор форм препарата – капли, горошины, число горошин – всегда оставались за пределами "теоретического минимума" и рассматривались как вопросы текущей практики.
Разумеется, каждый гомеопат накапливает вполне определенные личные представления по тем или иным вопросам, а бывает, что и делится своим опытом с коллегами в литературных трудах, но не принимает на себя хлопоты по осмыслению, предполагая, что, конечно, можно высказать собственное мнение на эту тему, хотя, вообще-то, надо основываться на методе подобия.
Здесь существует два вывода. Во-первых: качество лечения в этой ситуации в основном соответствует просто личной практике и накопленному опыту конкретного гомеопата, поскольку вопросы клиники – тактика лечения, назначение курса, – то, что составляет основы излечения и определяет его эффективность, зависит лишь от таланта и опыта гомеопата. Хотя сейчас, при усиленном развитии науки, человек всегда предполагает, что обращается в некое медицинское сообщество, в котором существуют те же правила, что и в общей медицине – все клинические события весьма регламентированы и, следовательно, можно рассчитывать хотя бы на "стандартное обслуживание". Так вот, в гомеопатии никаких стандартов нет. И это объясняется не тем, что гомеопатическая медицина является методом весьма безопасным (что в чем-то верно, поскольку, разумеется, гомеопатия по возможным последствиям неправильного назначения препаратов не идет ни в какое сравнение с аллопатической практикой), а тем, что здесь никакой теории просто не существует.
Во-вторых, разумеется, автор вполне солидарен с позицией гомеопатов XIX века и в современных условиях – в условиях "теоретической разрухи" или, более точно, "явного недостатка гомеопатического строительства", просто высказывает собственные взгляды на ряд вопросов
Так вот. Существует принципиально два варианта гомеопатического воздействия – общий и специальный. В пределах гомеопатической традиции используется и тот, и этот, просто без необходимых элементов анализа, но при принципиальной или интуитивной ясности. Разумеется, должно существовать как общее воздействие, так и специальное (локальное), но они имеют разный характер.
Общая терапия ставит задачу стимуляции иммунитета в целом и создание условий для увеличения жизненных сил. Это более похоже на "оздоровление в целом", поскольку воздействия на какой-либо "одиночный орган" или отдельно взятый симптом не предполагается. В основном это касается различных способов и видов дезинтоксикации и активизации жизненных и обменных процессов – оживление организма в целом.
Это как бы "методы воздействия в целом", но именно он наиболее "гомеопатичен" – максимально соответствует принципу Ганемана о стимуляции жизненного принципа. Внутренняя же причинность заболевания, если и выясняется, то всегда только после полного излечения. Ведь в процессе терапии всегда приходится иметь дело с поэтапным изменением состояния, когда в соответствии с тем же самым "законом подобия", стадии заболевания сменяются точно в той же последовательности, как они и появлялись. Вначале излечивается то, что является более поздним "приобретением", а постепенно мы доходим до "моментов", которые беспокоили еще в детстве. Кстати, изменить эту последовательность практически невозможно.
При этом любопытен факт, что применение вроде бы "именно тех препаратов" в начале курса не дает значимых улучшений, а повторение тех же препаратов в конце курса, наоборот, приводит к быстрому исцелению. В общем, "закон подобия" – он потому и закон, что действует в полном объеме.
Специальная терапия имеет локальный, стимулирующий характер и, в общем-то, не гомеопатична. Так, например, при жалобах пациента на псориаз, и, не дай Бог, применения специальных препаратов в виде мазей, можно просто "загнать болезнь внутрь", на что указывал еще Ганеман. В этом смысле более чем любопытно выступление "одной диссертантки" году эдак в 1993 на конференции по методу Фолля. Она была крайне удивлена следующим фактом: при применении Псоринума в виде мази при кожных проявлениях, кожа очистилась, но та же сыпь появилась на внутренних органах. Не стоит удивляться: что-что, а принцип Ганемана лечения "изнутри кнаружи" является основополагающим. Назначать раньше времени специальную терапию не стоит. Ведь действуя на внутренний принцип, – нормализуя обмен, мы ликвидируем причину заболевания в принципе, а "очистка кожи" является очень удобной приметой, что гомеопатическое лечение не просто назначено правильно, но что оно и вполне закончено, как только кожные покровы очистились.
В этом смысле наличие кондилом, папиллом, бородавок является, безусловно, приметой сикотической тенденции, смысл которой состоит, к сожалению, не в самих бородавках, а в тенденции организма к новообразованиям и не только доброкачественного характера.
Татьяна Дементьевна Попова вполне права, что Туя – самое главное "бородавочное" средство, но, если учитывать соотношение общей и специальной терапии (если уж вы решили применять Тую как средство от бородавок), в начале следует провести курс общей терапии – хотя бы принять Тую обычным образом (под язык), после чего можно провести специальную терапию – разводить Тую и смазывать этим раствором бородавки.
Разница в подходах состоит в том, что "просто помазав бородавки Туей", мы, конечно же, их быстро сведем – гомеопатия всегда действует очень эффективно, а в этом случае – особенно, но повысим склонность организма к онкологическим тенденциям – если кому это надо. Внутренний прием Туи будет действовать иначе – снимет тенденцию к новообразованиям, а заодно и бородавки ликвидирует. В общем-то, этот пример и проясняет разницу в подходах.
Поэтому частная, локальная, симптоматическая терапия имеет, безусловно, и местное значение, но использовать ее надо крайне аккуратно. Во всяком случае, она может быть показана – без курса общей терапии – для случаев локальных обострений "для субъектов очень и очень юного возраста", когда не может быть и речи об иммунодепрессии и наличии хроники. Во всяком случае, перед применением локальной терапии – по симптомам – следует быть абсолютно уверенным, что мы не имеем дело с обострением давней хроники иначе эффект может быть совершенно обратным – кроме обострения и ухудшения самочувствия мы ничего не получим.
Это объясняется тем, что, как много раз уже было сказано, гомеопатия представляет собой чудесную возможность для любой медицины стимуляции иммунитета, но главное здесь – не перестимулировать. В общем, автор не является сторонником гомеопатических обострений и кризисов, поскольку правильный курс гомеотерапии всегда позволяет иметь только одни улучшения. Это, знаете ли, и пациенту спокойнее, да и вообще хорошо, поскольку любой кризис, даже гомеопатический, жизнь, конечно ж, не удлиняет. Как недавно пошутила одна коллега "Вы, Сергей Александрович, являетесь явным сторонником методов очистки и выделений". Совершенно верно: понос всегда лучше запора – в первом случае интоксикация уменьшается, что благоприятно; во втором – нет. Да и вообще, конечно, идея Ганемана о жизненном принципе недвусмысленно намекает, что задача любой гомеопатии – всего лишь немного помочь организму – объективно слегка направить его в нужное русло, поскольку выздоравливать организму придется за счет собственных сил и средств.

Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.