На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Традиционная китайская медицина в качестве модели \"новой медицины\" на Востоке и на Западе

Однако нельзя пренебрегать и опасностью, заключающейся в переоценке причинно-аналитической и медико-технической методики с перспективной погрязнуть в неподвижном позитивизме, который не всегда приводит к наилучшим результатам в практической медицине, поскольку он не в полной мере отвечает реальной действительности.

Решение настоящей проблемы заключается поэтому не в выборе по принципу “или-или”, а в сочетании обеих медицин. Мао Цзэдун поставил для Китая задачу объединить китайскую и западную медицину во имя всеобщего блага и поднять при этом китайскую медицину на более высокую ступень. Это как раз то, что требуется в настоящее время. К тому же настало время подвергнуть критическому анализу также и методы современной западной медицины, аналогично тому, как это было сделано для традиционной китайской медицины. У многочисленных представителей чисто позитивистски ориентированной медицины на Западе мы встречаем сегодня методический монизм, который лишь в неполной мере отвечает стремлению науки к познанию истины. В этом заключается, между прочим, решающая причина того, почему полученные в Китае результаты применения иглоукалывания и прижигания (акупунктура) вообще не были поняты на Западе и потому не могли быть использованы. Отклонение или принижение “акупунктуры” со стороны официальных медицинских организаций на Западе является выражением не склонного к анализу системного мышления. Такое мышление является угрозой не только для традиционной китайской медицины на Западе, но и для самой современной западной медицины. Характерной особенностью этого типа мышления является конструирование действительности вместо ее отражения. При этом медицина подвергается опасности быть превращенной в голую карикатуру. Это происходит в западных врачебных практиках и клиниках там, где вместо пациента лечат только желудок, опухоль, желчный пузырь, струму или кровяное давление, т.е. изгоняют целое в пользу частного, низводя больного до уровня простого симптома. Разумеется, подобная медицина имеет мало шансов устоять в длительной перспективе. Подобная медицина является в конечном счете причиной критики, которой западная общественность подвергает сословие врачей, даже если это не всегда находит четкое выражение. Дело в том, что лечение больного, сведенного к простому симптому, становится в опасной степени “простым”. Врачу остается только выбрать в рецептурном справочнике лекарство, соответствующее данному симптому, которое предоставляется в его распоряжение фармацевтической промышленностью. Тем самым он оказал врачебную “Услугу”, которая затем подлежит оплате в соответствии с пунктом тарифа. Медицинские круги КНР, которые хорошо знают, чем их страна обязана западной медицине, критикуют западную медицину за подобные извращения, называя их “метафизикой механистического материализма”. Только принимая во внимание целостность человеческого организма, медицина может удовлетворить требованиям действительности. Немецкий философ Макс Горкхайнер высказал ту точку зрения, что “позитивистское мышление является правильным, но не истинным”. То же самое можно сказать и в адрес позитивистски ориентированной, имеющей однобокое технически естественнонаучное направление медицины.

Из современных естественных наук физика первой осознала проблему, о которой идет речь. Физик Вернер Гейзенберг писал в связи с этим: “Старое деление мира на изменение его во времени и пространстве, с одной стороны, и на духовное начало, в котором этот процесс отражается, с другой стороны, т.е. декартовское различение res cjgitans и res extensa, не подходит более в качестве исходного пункта для понимания современных естественных наук... Естественные науки не стоят более в качестве наблюдателя перед природой, а осознают себя в качестве части этого взаимодействия между человеком и природой... Научный метод, состоящий в выделении, объяснении, систематизации, должен осознать пределы своих возможностей, которые поставлены ему тем обстоятельством, что в результате вмешательства метода происходит изменение и преобразование предмета изучения, т.е. метод более не в состоянии существовать отдельно от предмета изучения. Естественнонаучная картина мира прекращает тем самым быть естественнонаучной в собственном значении этого понятия”. И для медицинской науки содержится в этом высказывании предложение открыть слишком плотно закрытые границы. Уже один опыт, получаемый в процессе каждодневной медицинской практики, постоянно указывает западным врачам на эти границы. Имеются многочисленные болезни, перед которыми современная западная медицина оказывается в значительной степени бессильной. В их число входят: мигрень, бронхиальная астма, боли в суставах ревматической этиологии, эпилепсия, хронические дерматозы, глаукома, некоторые случаи стерильности у женщин, нарушения сна, ночное недержание мочи, хронические болевые состояния и т.д. Пациенты, страдающие этими заболеваниями, зачастую ходят в западных странах от одного врача к другому, но все меры медицинского характера оказываются безуспешными.

При отсутствии положительного эффекта лечения следует исходить из того, что при этом речь идет о случаях, когда теоретическая модель, которую врач положил в основу своих действий, оказалась несостоятельной. Во всех этих случаях необходимо поэтому принять иную теоретическую модель, позволяющую медику оказаться на высоте требований, предъявляемых к нему комплексом элементов, составляющих реальность соответствующей болезни. В современной физике и других естественных науках давно уже стало обычным рассматривать теорию в качестве “модели” или “приближения”, которые лишь в неполной степени отвечают реальности. Кибернетик К.Штайнбух замечет по этому поводу: “Возможно также, что одна и та же научная модель (или приближение) может оказаться при решении различных проблем в одном случае полезной, а в другом случае непригодной”. Очевидно, что многие западные врачи еще не дошли до признания этого факта. Несмотря на то, что многие больные на Западе излечились с помощью китайской иглотерапии и не нуждаются более в приеме лекарство, что дает в длительной перспективе большую экономию средств, в глазах западной медицинской науки это все еще считается своего рода примитивной магией, а пациент, излеченный таким путем, рискует вызвать подозрение в психической неполноценности или рассматривается как отсталый экземпляр семейства млекопитающих, называемых человеком. На самом же деле в данном случае следует говорить об отсталости медицины Запада. Это она постоянно упускает из вида необходимость корректировать свою теорию, приводя ее в соответствие с практикой.

При этом возникает, естественно, вопрос, каким образом следует вводить такого рода коррективы. Одна возможность могла бы состоять во внедрении в западную медицину целостного подхода к человеческому организму и диалектического метода, свойственных традиционной китайской медицине. Одновременно необходимо было бы подкрепить методы китайской медицины с позиций объективного знания с целью достижения точного объяснения основных посылок китайской медицины. Этот процесс был уже начат многими западными исследователями с акупунктуры. И многочисленные китайские исследовательские институты смогли получить, используя такие точные методы, как ЭЭГ, ЭКГ, исследование крови, спинномозговой жидкости и мочи, объективные данные для объяснения физиологического действия методов китайской медицины, в частности акупунктуры.

Таким образом, китайская медицина нуждается сегодня в западной медицине и ее методике, чтобы достигнуть полной научности, читай: полной терапевтической надежности. С другой стороны, западная медицина во все возрастающей степени нуждается в привитом с помощью китайской медицины диалектическом мышлении и понимании того, что можно было бы обозначить философским понятием “единства окружающей действительности”. Что это понятие единой реальности получило большое признание также и у современной естественной науки, нашло недавно отражение в труде западно-германского физика и философа Карла-Фридриха фон Вайцзеккера “Единство природы” (Мюнхен 1971 г.). Понятие “целостная медицина”, все еще не принимаемое многими медиками на Западе, получает при этом совершенно новый смысл. “Единство природы” или единство действительности создает обрамление для новой мировой медицинской науки, которая, являясь, с одной стороны, целостной медициной, удовлетворяет, с другой стороны, требованиям современных естественных наук, рассмотренным в разд. 1.4.2. Эта новая медицина явилась бы результатом диалектического процесса, при котором из современной западной медицины в качестве  т е з и с а  и традиционной китайской медицины в качестве  а н т и т е з и с а  возникнет как   с и н т е з  новая медицина.

В доказательство того, что это не утопия, а уже частично ставшая действительностью реальность, назовем несколько новшеств, разработанных в Китае путем соединения современной западной и традиционной китайской медицины: обезболивание  помощью акупунктуры, используемое при хирургическом вмешательстве; лечение глухонемоты и катаракты с помощью акупунктуры; терапия переломов костей с использованием малых шин и ранней активизации пациентов, лечение прободной язвы желудка и паралитической кишечной непроходимости (илеус) на основе комбинации методов китайской и современной западной медицины; консервативное лечение камней почки с помощью акупунктуры и китайских медикаментов, разработанное в Академии традиционной медицины в Пекине; лечение острого аппендицита с использованием акупунктуры под контролем современных западных диагностических методов; лечение эпилепсии с помощью китайской иглотерапии и т.д.

В Китайской Народной Республике это поистине революционное соединение китайской и современной западной медицины было реализовано под девизом Мао Цзэдуна: “Ставить старое на службу новому, ставить иностранное на службу китайскому”. Западной медицине также следует положить начало систематическому использованию достижений традиционной китайской медицины в интересах западных пациентов.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.