На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Различия между современной западной и традиционной китайской медициной в области теории познания и научной теории

Это было ясно понято в Китайской Народной Республике. Мао Цзэдун уже в 1928 году высказался в пользу соединения традиционной китайской медицины с современной западной. Два фактора привели его к такому выводу.

1. Диалектическое мышление, которое, с одной стороны, соответствует китайской традиции и, с другой стороны, свойственно диалектическому материализму. В этой связи указывается на статью Мао “О противоречии”, в которой он говорит о “единстве противоположностей”. Путем диалектического разрешения противоречий в современном Китае избегают того, что подвергается критике в качестве присущих Западу “метафизики” или “реакционного идеализма”. С этих позиций как механистически-причинная точка зрения, так и односторонне идеалистическое мировоззрение, отдающее предпочтение духовному началу перед физическим рассматриваются в одинаковой мере как “метафизические заблуждения”.

2. Специфическая ситуация, характерная для политики в области здравоохранения в 40-е, 50-е и 60-е годы в Китае. В то время в Китае ощущалась острая нехватка специалистов западной медицины при наличии целой армии врачей традиционной медицины различной квалификации. Мы увидим впоследствии, что Мао оказался прав как в общественно-политическом отношении, так и с теоретически-познавательной и научно-теоретической точки зрения.

Решающее различие между современной западной и древнекитайской медициной коренится в различии их исходных позиций, связанных с теорией познания. Китайская система врачевания начинает с выявления широких взаимосвязей, из которых, опираясь на многочисленные наблюдения и заключения по аналогии, выводятся практические мероприятия лечебного характера. Западный медик начинает в отличие от этого с измерения и анализа мельчайших деталей, путем познания которых он рассчитывает дойти до понимания явления в целом. Тем самым он использует как раз противоположный путь.

Поскольку речь идет в данном случае о явлениях, относящихся к теории познания, необходимо прежде всего остановиться на понятии “наука”: “В отличие от неупорядоченного (опытового) знания (эмпиризм) наука рассматривает не просто явления, но также и причины вещей. Она переходит аналитически от целого к части, а синтетически от части к целому; путем индукции от опыта и наблюдений к понятиям, заключениям и выводам, от частного, особого к общему, а путем дедукции от общего к частному, постоянно проверяя одно другим. Научный прогресс состоит в бесконечном систематическом проникновении в действительность, как вширь, так и вглубь, к элементам бытия и событий и к познанию их взаимосвязей, к познанию великой взаимосвязи действительности, которую мы называем окружающим миром”. Это сформулированное на западе понятие науки принято в настоящее время во всем мире, в том числе и в КНР, которая прилагает поэтому большие усилия для доведения этого представления о науке до сознания людей, пусть в форме диалектического материализма. Китай во все возрастающих размерах импортирует в наше время с Запада научные идеи, технические достижения, оборудование и потребительские товары.

Возвратимся теперь к традиционной китайской медицине, которая пользуется для познания медицинских закономерностей всеми основными научными методами. В обеих медицинах применяется индуктивный и дедуктивный метод или причинный анализ (ср. разд. 5.2). Правда, обе медицинские системы пользуются ими в противоположной последовательности: китайская медицина начинает с дедукции, а западная - с индукции. Но чем отличаются друг от друга обе медицинские теории? Мы уже назвали выше два типичных пункта, характерных для традиционной китайской медицины.

1. Рассмотрение человеческого организма в качестве единого целого (Чжэн-ди);

2. Диагностика в соответствии с синдромами с учетом этой целостности (Бянь-чжэн).

С рассмотрением человеческого организма как единого целого и с диалектикой связано то обстоятельство, что традиционная китайская медицина достигает менее точной объективизации результата исследования больного, чем современная западная медицина. Аристотель является автором положения, согласно которому целое представляет собой нечто большее, чем простая сумма составляющих его частей. В смысле современных естественных наук понятие целостности является гипотезой, которая не может быть доказана. В этом причина невозможности реализации с естественнонаучных позиций медицины, оперирующей понятием целостности.

Несколько иначе обстоит дело в современной науке с диалектикой. Хотя западные естественные науки, а с ними и медицина не применяют достаточно определенно диалектический принцип, но в исследовательской практике он находит широкое применение. Лучшая и наиболее острая проверка теории всегда достигается путем предположения ее противоположности, а это является диалектическим методом. Определенные отношения существуют также между диалектикой и введенным в научную дискуссию физиком Нильсом Бором понятием дополнительности. Бор указал на то, что системы понятий всегда дают ограниченную, одностороннюю картину действительности, т.е. освещают лишь  о д н у  сторону, целое же исчерпывается только с введением противоположных систем понятий.

Наряду с целостностью рассмотрения и диалектическим подходом, с западной точки зрения китайская медицина имеет еще одну характерную особенность:

3. Использование лишь качественных критериев для оценки состояния человеческого организма и его болезненных состояний, т.е. отсутствие точности, возможности проверки и объективности в современном научном смысле.

Как известно, современные естественные науки требуют наличия следующих условий, которым должна удовлетворять теория:

А. Точность,

Б. Возможность проверки,

В. Объективность,

Г. Плодотворность.

Например, точность имеет место в том случае, когда теоретическая система обладает такими качествами, как однозначность, количественное выражение предмета исследования, логическая взаимосвязанность.

Эти три критерия в значительной степени выполнены теоретической медициной Запада. В отличие от этого традиционной китайской медицине недостает во многом однозначности. Ее основные понятия: и н ь - я н, холод-жар, снаружи-внутри, пустота-полнота и т.д. - не являются однозначными в смысле научных понятий* То же самое относится и к шести внешним причинам болезней (ветер, холод, летняя жара, влажность, сухость и “шэнь”). Во всех этих понятиях материальные элементы смешиваются с энергетическими или функциональными. В данном случае мы имеем дело с “додекартовской” системой, в которой еще не нашли полного разделения такие понятия, как субъективное и объективное, материальное и энергетическое, физическое и психическое. Этой системе недостает, разумеется, и количественного выражения, меры. В ее изначальной форме китайская медицина, как уже отмечалось, рассматривает только  к а ч е с т в е н н ы е  показатели, которые в лучшем случае могут иметь внутрисубъективное происхождение, но не поддаются объективизации в смысле современной медицинской науки. Возможность использования количественных категорий могла бы появиться здесь лишь при условии введения современных, т.е. западных научных методов.

Логическая взаимосвязь также в значительной степени отсутствует в системе китайской медицины. Таким образом, здание теории традиционной китайской медицины страдает многими недостатками в отношении точности, а вследствие этого также и в отношении возможности проверки и объективности, что полностью осознается в современном Китае.

Тем не менее теоретическая система китайской медицины оказывается весьма богатой с точки зрения ее плодотворности, создав незнакомую современной западной медицине модель мышления, которая обладает тем преимуществом, что может опираться на более чем двухтысячелетний практический опыт. Теория может считаться плодотворной в том случае, если она предлагает единый принцип для большого многообразия явлений, в особенности в том случае, если с самого начала оставалась скрытой связь различных явлений между собой. Причем характерно, что понятие плодотворности теории не всегда тождественно ее надежности.

Свойственный китайской медицине принцип подхода к человеческому организму как к единому целому проявляется в рассмотрении происходящих в нем функциональных процессов, которые могут быть объединены под общим понятием “ц и”.

В этой связи следует привести заключение известного английского китаеведа Джозефа Нидхэма о научности древнекитайского мышления: “Китайские мыслители должны были потерпеть фиаско в научном отношении возможно потому, что относились с большим недоверием к силе разума и логики. Они познали относительность, сложность и бесконечность Вселенной, стремясь к миропониманию эйнштейновского типа, не заложив для этого, однако, ньютоновских основ. В таких условиях наука не могла получить соответствующего развития”. Нидхэм имел при этом в виду, по-видимому, несколько суженное понятие науки, свойственное XIX веку. Данное нами в начале этого раздела философское определение понятия “наука” не является основанием для столь строгой оценки китайской науки. Во всяком случае научное мышление существовало на западе еще до Декарта, и традиционная китайская медицина может быть поставлена на одну ступень с ним.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.