На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Информационная теория подобия

Информационная теория подобия
Надо сказать, что написание труда по теоретической гомеопатии, а аналитическая гомеопатия – есть попытка осмысления механизмов действия методов, представляет собой определенную сложность для изложения, потому что тема всей книги, в общем-то, одна – метод подобия, который, определяя Закон системности, а именно, как мы уже говорили, Закон подобия человека и мироздания. С другой стороны, определяет механизмы и методы гомеотерапии, и общие, и частные моменты. Так что даже клиника назначения гомеопатических препаратов также является прямым отражением теории подобия.
Однако ж, частные элементы теории, которые могут представлять достаточно большой методологический и практический интерес, могут превратиться в набор частных фактов без исследования того, каким образом они чисто практически способны влиять на природу человека. Так что без этой темы изложение основных принципов метода подобия превращается в набор голых фактов.
Ну что ж, определив информационный подход, а информация – это, как известно, структура логическая, нужно сказать, что информационное старение человека весьма подобно Вселенной вообще и живому миру нашей планеты в частности. Так же, как и неживому. Все это может казаться с первого взгляда "пустой околесицей", если бы на этом определении не было основано действие гомеопатических препаратов, поскольку одним из наиболее сложных фактов, по поводу которого возникают проблемы научного восприятия гомеопатии, остается неясность механизма воздействия препаратов на организм.
Итак, мы с вами уже определили, что с практической точки зрения гомеопатические препараты есть ни что иное, как иммуностимуляторы неспецифического иммунитета в специфической области – области действия препарата, основой установления которой было простое испытание действия вещества на здоровом человеке, и которое в дальнейшем было дополнено наблюдениями двухсотлетней гомеопатической практики.
Так что до сих пор описание гомеопатических препаратов должно содержать, да обычно и содержит, как минимум, две части: отчет об испытании и рекомендации по применению, содержащие в себе опыт применения данного препарата на разных пациентах.
При этом, испытание не дает никаких рекомендаций, а "рекомендации по применению" использовать вообще весьма трудно, поскольку они представляют собой случаи, когда "данный препарат имел действие у разных больных при различных заболеваниях". Так что рекомендации – есть простой суммарный опыт наблюдения действия препарата на целую группу больных. Разумеется, если даже предполагать, что все больные объединяются единым корнем заболевания, то симптоматика при этом может быть совершенно различной. Поскольку определяется индивидуальным реагированием организма пациента на данную причину.
При этом, дело обстоит, в общем-то, еще хуже, поскольку никаким единым принципом – корнем Бень–Му, пациенты не объединяются, просто это список реагирования на препарат у разных больных, накопленный за 200 лет. Предположение, что ваш больной – точно такой же, вообще ни на чем не основано. Просто это следует воспринимать как отчет о том, "какую симптоматику снимало применение данного препарата у разных больных". То есть – набор достаточно разнородных фактов.
Впрочем, за весь десятилетний опыт чтения лекций, на протяжении которого мне довелось принимать участие в обучении более полутора тысяч курсантов, случаи понимания важности метода были единичными, поскольку "все всегда хотят иметь частные рекомендации", забывая при этом, что этого вовсе не существует, потому что просто быть не может. Почему? Да потому, что одна причина заболевания может вызывать совершенно разный букет симптоматики у разных больных, в полном соответствии с его личными, глубоко индивидуальными особенностями строения организма и иммунного реагирования.
Существуют, конечно, общие подходы, но это всего лишь метод и группы состояний, которые определяются всего лишь патогенными тенденциями или склонностями к развитию того или иного патогенеза. Но индивидуальные проявления – симптоматика – может быть различной, что обычно и бывает. Так что частное решение – наименее полезный опыт из всех возможных, ибо из 100 зайцев не сделаешь и одного слона. Ну, что ж поделать, если курс частной клиники – курс всегда почти бесполезный – вызывает энтузиазма гораздо больше, чем необходимость изучения общих основ. В конце концов, это как раз и есть проявление того, что определял Ганнеман – проявление человеческой природы в виде "жизненного принципа". Впрочем, "талантов много не бывает", "гениев" - еще меньше, но вопрос профессионализма всегда основан на умении обращаться с "матчастью" – методом.
После подобного эссе вернемся к рассмотрению информационных аспектов. Если для действия препаратов решающее значение имеет "характер иммунитета" – тип реагирования, то здесь "характер, скажем так, матушки - природы". Если вы "дружите" с религией, ваш вывод на этот счет будет также правильным. Итак, возникает ощущение, что "мать-природа" доброжелательна, но более чем аккуратна и экономна.
Принцип "ничего лишнего" – это основа разработки под названием "все живое" и "человек". При этом, схема создания улучшенной модели – здесь мы говорим о телесных формах, а совсем не о душе, действует по принципу добавления – используется уже накопленная в процессе создания элементная база с добавлением новых элементов.
Так что наблюдаемый Закон подобия в виде соответствия форм эмбриона человека фазам развития живых существ, это всего лишь милое наблюдение на эту тему, что "весь наш организм создан из элементов, используемых во всей живой и неживой природе" с добавление элементов "венца", без которого быть "высшей формой живой материей" и "царем природы" - мягко говоря, предосудительно.
Что же включает в себя этот "венец"? Улучшенную "аудиосистему" и расширенную "соображалку". Еще раз с уважением сообщим, что душа только от Бога и в эту сторону, тем более в этой работе, мы никак не смотрим, поскольку дело медицины – это болезни, шприцы и клизмы. Гомеопатия предлагает воздействие крупкой и иными техническими чудесами, в частности, микроволновым резонансом, который помогает восстановить обменными процессы часто успешнее, чем применение штатных средств в виде клизмы. Но только и всего.
Итак. О чем идет речь? Многие товарищи, в частности, Леонтьев, Вернадский, Анохин и прочие, внесли колоссальный вклад в определение этой проблемы, поэтому если вас интересует более широкий круг вопросов, обращаться следует именно к этим авторам, поскольку по плану нашего исследования достаточно двух простейших выводов: человек существенно отличается по своей биологии и информатике от всех других живых существ наличием слуховой системы, а также системы обработки восприятия слуховой информации, способной действовать в вербальной зоне – поддерживать расширенный диапазон смыслового обмена, хотя последнее радикально зависит не столько от физиологии звука, сколько от его информационных характеристик, схемы восприятия и обработки информации, что, в свою очередь, находится весьма близко ко второму существенному отличию – расширенным функциям менталитета и ментальной деятельности. Что, опять-таки, может подтверждаться сугубо информационными схемами.
Поскольку Леонтьев на последние года своей жизни ставил эксперименты, подтверждающие, что "при наличии позитивной поисковой активности" человек способен воспринимать цвет даже кожей ладоней. При этом, методом формирования "поисковой активности" был удар током и весьма чувствительный – при ошибочном восприятии цвета. Существуют индивидуумы, способные воспринимать цвета, формы букв и предметов и без подобной творческой активизации, однако, следует иметь в виду, что это говорит о наличие существенных "ретроперспектив". Так что в ком-то из нас эти, ненужные в обычной жизни механизмы, могут начинать активно функционировать, при этом "простой удар током" "по Леонтьеву" дал возможность более 80 процентам испытуемых быстро начинать "видеть цвет руками". Впрочем, проводить подобные эксперименты в обычной жизни не стоит.
Таким образом, Леонтьев убедительно показал, что в человеке можно восстановить элементы его прошлой, но уже не нужной природы. С другой стороны, опыты с шимпанзе показывают, что при "правильных научных подходах" некоторые из них способны осваивать даже элементы языка.
Впрочем, один из объявленных нами принципов – принципа достаточности при формировании тех или иных живых существ, предполагает, что, вполне возможно, обезьяны не разговаривают не потому, что не могут, а просто потому, что им это не нужно. Говоря серьезно, реальных научных граней и границ, в общем-то, не определено и глобальные открытия на этом поприще еще впереди.
Итак. Определив зону новизны в виде "венца творения", следует заметить, что все остальное вполне подобно элементам живой и неживой природы. Так что наш организм включает в себя все эти элементы в виде, в том числе, информационной картины управления.
С информационной точки зрения, система иммунитета есть ни что иное, как система управления, в задачу которой входит поддержание гомеостаза – баланса функций органов и систем человека по отношению к изменяемым внешним факторам за счет механизмов адаптации. Все это правильно, известно и неинтересно. Однако именно это и определяет схему влияния гомеопатических препаратов, поскольку любое заболевание в этом случае можно рассматривать как "сбой в информационных программах регулирования". Тогда гомеопатия, являющаяся информационной компонентой природных элементов, способна восстанавливать эти программы.
По теории подобия, которая работает и здесь, вся эта картина весьма похожа на картину распространения вируса в электронных сетях. Так что даже после действия антивируса – информационного "антибиотика", который убивает сам вирус, проблема остается нерешенной, поскольку многие программы являются уже разрушенными. Обычно это определяется как "потеря информации", без которой "этот самый компьютер" работать не в состоянии и которую следует восстановить.
Это в полной мере соответствует действию гомеопатии, которая представляет собой не сам агент, а лишь информацию о нем. Но как это происходит? Достаточно просто: в качестве элементов информационной структуры наш организм использует все, что было создано до него. Стало быть, эти необходимые программы должны содержаться в разных элементах живой и неживой природы. Для этого просто надо вынуть "эту информационную программку" из камушка или из травки. С чем прекрасно справляется любая гомеопатическая аптека путем несложного механизма последовательной динамизации.
Другое дело, механизм познания. Он весьма прост: берем нормальный "компьютер" – здорового человека – "вставляем нашу программку", смотрим, что будет дальше. Разумеется, здоровый "компьютер" начинает "загибаться" - у него и своих программ достаточно. Но другого пути не дано. Это и есть "испытание по Ганнеману" на основе метода подобия.
Но поскольку мы обещали не отрываться от…, вернемся к насущному. Итак, рассмотрим дождевого червяка. Исследования физиологов показали, что дождевой червь является основополагающей моделью нашего зрения. Спереди и сзади у него имеется по одному светочувствительному органу – "фотоэлементу", который реагирует на освещенность по схеме есть свет – нет света. Конечно, возникает вопрос, что ему под землей разглядывать? Совершенно нечего, но механизм зрения нужен для того, чтобы, как только он "покажется на свет", начать двигаться в обратном направлении. Так что механизм зрения нужен червяку, чтобы оставаться под землей – в своей естественной среде обитания. Тем не менее, наше с вами зрение основано ровно на тех же элементах, просто их в одной сетчатке несколько миллиардов и каждый соединен с собственным нервным окончанием. Что дает высокое качество зрения и высокую надежность, поскольку элементов очень много, так что если один "выйдет из строя", зрение не ухудшится. Кроме этого, червяк представляет собой кишечник, притом прямой, который активно "сжимается и разжимается". Поэтому препарат, приготовленный из червяка, способен:
улучшать состояние зрительных нервов, тем самым благоприятно влияя на нормализацию зрения;
повышать тоничность кишечника вообще и прямой кишки – в особенности.
В общем, это лучший гомеопатический препарат от атонического запора, когда нарушена перистальтика кишечника, а, в общем-то, он не просто функционирует ненормально, а постепенно перестает работать. Если кто-то думает, что это ерунда, то совершенно напрасно. "После 50" это встречается весьма часто и представляет большие трудности даже для гомеопатического лечения.
Разумеется, существует суис-органный препарат, полученный из молочного поросенка. Это касается и оптического нерва, и различных отделов кишечника, но действие препарата "из червяка" будет намного мощнее, по крайней мере, в отношении кишечника, поскольку в связи с простым наблюдением того, что червяк "сжимается и разжимается", он будет мощно стимулировать перистальтику, в то время как тот же суис–органный препарат будет улучшать деятельность кишечника вообще. Что не одно и то же.
Кстати, мне гомеопатический препарат "червь дождевой" не известен. Во всяком случае, это простая, как раньше говорили, "экспликация" демонстрирует возможности перейти от, мягко говоря, не слишком направленного испытания к направленному поиску гомеопатических агентов.
Поскольку Ганнеман открыл метод испытаний, а те же самые немцы сообразили, что можно поступать и проще – динамизация продуктов заболевания – уже сам по себе препарат. Так что нечего и испытывать. Так появились в начале нозоды – продукты динамизации различных фаз патогенеза, а потом суис–органные препараты – "гомеопатия здоровых органов". Сейчас есть уже и "аллопатия в гомеопатических разведениях", не говоря уже про набор катализаторов, включающий в себя все возможные катализаторы, аминокислоты и ферменты.
Тем не менее, при всех этих "мощностях", атонический запор до сих пор является проблемой. А ведь как было бы хорошо, если бы был препарат "дождевой червь", поскольку в дождевом червяке находится тот самый нужный фактор – повышенная перистальтика, в связи с его "информационной совмещенностью тела с кишечником".
Препарат, полученный из тела змеи, тоже, разумеется, способен нормализовать работу кишечника, но перистальтика – совсем не та. Кстати, змеиный яд, как всякий животный токсин, действует на сердечно–сосудистую деятельность, так что гомеопатическую аптечку можно расширять еще достаточно долго.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.