На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Теория разведений

Теория разведений
Здесь мы рассмотрим наш любимый треугольник для тех читателей, кто поступил совершено правильно – вначале освоил материал из серии "Азбука здоровья", а потом уж взялся за серию "Высшая школа гомеопатии".
Итак. Наша любимая схема:

Схема 1. Соотношение разведений и уровня протекания заболевания.
Таким образом, низкие разведения действуют на органику, средние – на функции органов и систем, высокие – на психику. Что, в общем-то, является достаточно обычными соображениями даже для классической гомеопатии, поскольку и Леон Ваннье, и Келер, и другие также приходят к данному выводу.
Единственное, что стоит уточнить – за что спасибо моим читателям – это "цифры разведений", поскольку низкими мы будем считать разведения с шестого по двенадцатое, средним – 30, высокими – начиная с тысячных – по сотенной шкале. Здесь следует заметить, что речь идет об "уровнях" разведений, и нам наиболее важен именно уровень их воздействия на организм человека, поскольку разведения, соответствующие третьему и фите, являются переходными и, в общем-то, соответствуют вещественным разведениям. Так купив в аптеке обычный Валокордин и накапав 6 капель на полстакана воды, мы уже имеем дело с гомеопатическим препаратом, по крайней мере, третьем сотенном разведении, поскольку фита – основа для приготовления гомеопатических препаратов – есть ни что иное, как спиртовая вытяжка из растений. Так что спиртовую настойку корня валерианы из обычной аллопатической практики вполне можно использовать как базовый препарат для приготовления гомеопатии.
Есть и области сверхвысоких разведений – миллионные и выше. Они воздействуют сугубо на ментальную сферу человека. Вот тут автор и попался: а как же быть с гомеопатическими царствами?
Здесь следует иметь в виду, что царство минералов всегда воздействует на органику, но в низких разведениях – через обмен, в средних – через функции органов и систем, в высоких потенциях – через психику.
То же касается и других царств. Каждое царство действует согласно указанной схеме, уровень разведения определяет "канал их поступления в организм" или "какая система будет наиболее напряжена для того, чтобы…".
Здесь следует пояснить. Данная специфика является крайне, крайне важной для случаев с тяжелой клиникой. Этот разговор вполне соответствует перемене настроения курсантов за две недели обучения. Итак, радужное настроение, что гомеопатия – это просто испаряется в течение первого часа лекций. В дальнейшем возникает ощущение "сложно, но можно", ну и к концу обучения возникает необходимое итоговое впечатление, что при всех трудностях метода – необходимости много чего узнать и разобраться – возможности гомеопатии по полному исцелению практически всех случаев заболеваний создают необходимую позитивную активность для дальнейшего ее – гомеопатии – изучения.
Поскольку в последний день занятий обсуждаются чисто практические моменты, "как быть?" и "что мы можем?", так вот, существуют, безусловно, стандартные подходы, при которых можно без особого знания гомеопатии существенно улучшать самочувствие пациентов. Так что в 95 процентов всех случаях успехи будут весьма впечатляющими, но 5 оставшихся процентов – это перспективы изучения и познания метода на всю оставшуюся жизнь.
При этом, во все времена опытным считался тот врач, кто знает, чего делать нельзя категорически, и, стало быть, по крайней мере, не наносит ущерба здоровью больного, поскольку во всех остальных случаях можно пробовать. Разумеется, молодого специалиста обычная форма обучения информирует лишь о возможных "чудесах" собственного метода, что делает его мироощущение таковым, что "можно все", что, разумеется, не совсем верно.
Итак. В случаях общей клиники, действительно, речь может идти о достаточно безопасном применении гомеопатического метода, поскольку реальный кризис возникает по теории испытаний при весьма большом накоплении материальных доз, но уже в шестом сотенном этой материальной части настолько мало, что она практически не накопится, даже при достаточно длительном приеме, однако ж, мы забыли о "факторе отмены", когда кризис провоцируется не "химией процессов", а энергетическим кризисом иммунитета. При этом последние исследования показали, что запас жизненных сил и иммунный статус во многом определяется психической энергией. Так что состояние тела ментального может быть решающим.
По этому поводу вышла специальная работа вашего автора "Гомеопатия при тяжелых психических состояниях – гомеопатические трудности в психологии", поскольку в этом случае картина полного восстановления патогенеза – см. реакция отравления в случае с испытаниями – легко наступает и при однократной дозе приема 6 горошин в низком разведении.
Так что не все так просто. Здесь следует сформулировать следующее правило частной теории подобий – это как с Эйнштейном: есть общая теория подобия и есть частная. Общая теория определяет сам принцип, который, как и всякий постулат, обладает качеством непознаваемого, при том, что исследовать частные проявления нам никто не мешает. Как заметил бы на этом месте уважаемый Александр Зиновьевич Островский: "Но ведь в этом и вся специфика" (читай - профессионализм, хотя Александру Зиновьевичу нравится именно термин "специфика"). Впрочем, те, кто слушал его лекции, замечают, что профессионализм автора не вызывает сомнений, но уж слишком много "специфики", в которой проще "закопаться", чем разобраться. Впрочем, еще раз отмечая свое уважение и передавая привет Александру Зиновьевичу, замечу, что здесь мы имеем дело с весьма корректным отношением к гомеопатии, поскольку, издавая Ганнемана – а это его любимая издательская затея – своих трудов он пока не пишет, представляя себя практиком, кстати, весьма чудесным, но интуитивно талантливым, поскольку все, побывавшие на его курсах, замечают, что он, безусловно, талантлив, и назначает препараты совершенно уникально, но как, точнее, почему, – отчетливо объяснить не может, ссылаясь на "определенную специфику".
Итак, о специфике.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.