На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Гомеопатический кризис

Гомеопатический кризис
Прежде чем переходить к частным случаям теории подобия, следует рассмотреть теорию гомеопатических кризисов. Во-первых, потому что она есть простое следствие механизма гипериммунизации, а во-вторых, просто потому, что является животрепещущим моментом гомеопатической терапии.
Итак. "Когда по земле еще ходили мамонты", в общем, во времена Ганнемана, гомеопатические препараты уже появились и, кстати, достаточно широко вошли в медицинскую практику, поскольку на первом периоде жизни Ганнеман работал с низкими и средними разведениями, при этом почти вся Германия их уже применяла. Да и сам его отъезд во Францию был связан с тем, что немецкая практика, уже привыкшая к применению низких и средних потенций, не захотела принять новые препараты Ганнемана в высоких и сверхвысоких разведениях. Так что еще при жизни Ганнемана метод пошел очень и очень хорошо, что, кстати, в истории бывает крайне редко.
Так что гомеопатия "шла вовсю", но вот методы микроволнового резонанса для оценки влияния препарата на организм еще не появились, поэтому ничего не оставалось, как практиковать единственно возможный метод оценки эффективности гомеотерапии – наличие кризисов. При этом, заранее оговаривалось, что кризис должен быть гомеопатическим, то есть лечебным.
К сожалению, неясность теории кризисов и до сих пор позволяет заявлять о необходимости кризисной терапии, хотя, на самом деле, при правильном проведении гомеопатического лечения – правильно выбранных препаратах, потенциях, дозах и схеме приема – гомеотерапия должна давать только улучшения. А любой кризис говорит лишь о не совсем корректном назначении препарата. Как правило, – об ошибке в потенциях или в курсе приема.
Теория кризисов основана на реагировании иммунной системы, с которой в общих чертах мы уже познакомились. Просто тогда мы не рассмотрели еще один фактор иммунной деятельности. Во-первых, возникает простой вопрос, если иммунитет в курсе всех проблем организма, если у него есть способ реагирования, почему же он сам себя не полечит?
Во-первых, так все и происходит. Ночью система адаптации и иммунитета пытается полностью компенсировать те издержки, которые накопил наш организм в связи с нашей дневной активностью. А во-вторых, здесь важно иметь в виду схему реагирования иммунитета.
Итак. Реагировать-то он реагирует, но при этом:
Схема реагирования определяется только "на сейчас". Здесь, опять-таки, работает Закон подобия, когда наш иммунитет "мыслит" примерно так же, как и мы с вами: "главное – сегодня выжить, а там видно будет".
Этот пункт говорит о том, что если рассматривать наш иммунитет в виде определенной личности, то действует она весьма разумно: при всем при том запас "на черный день" всегда имеется. Впрочем, как и у большинства наших граждан.
К этому запасу иммунитет относится, как весьма разумная "скряга" – он не знает, что будет завтра, в чем, в общем-то, вполне прав – бегаем-то мы с вами, а "ремонтировать" ему. Поэтому с этим запасом расстается крайне неохотно. Кстати, этот запас и есть те самые сверхординарные возможности, которые проявляются в период "опасности для жизни".
Гомеопатия в этом смысле, повышая степень актуальности заболевания, требует от иммунитета "отдать энергетики сверх положенной нормы", что достигается, как правильно отметил Ганнеман, обманным путем. Что и вызывает все кризисы, поскольку для того, чтобы отобрать, надо быть уверенным, что сил хватит еще и на завтра. В общем виде теорию кризисов можно сформулировать следующим образом:
Первый вариант кризиса. Гомеопатический препарат назначен, реагирования никакого – ни лучше, ни хуже. Здесь предполагается, что препарат выбран неправильно. На всякий случай: ряд авторов по гомеопатии следует рекомендации "упорного применения гомеопатии до появления эффекта". Здесь следует иметь в виду, что это рекомендация опытного гомеопата столь же опытным коллегам и предполагается, что в правильности назначения препарата нет никаких сомнений. Читать следует так: если вы абсолютно уверены в необходимости выбранного препарата, возможно, речь идет о низкой дозировке и следует дождаться реагирования организма, которое обязательно будет по линии накопления доз.
К сожалению, это исключение из общего правила – обычно речь идет об отсутствии уверенности в назначенном препарате. В этом случае прием препарата следует снимать немедленно, поскольку при его дальнейшем упорном приеме вы добьетесь ровно той же картины, что получал Ганнеман при испытании гомеопатических средств: у здорового человека определенные дозы гомеопатических препаратов, накапливаясь, способны вызвать данное заболевание – вследствие истощения иммунитета в данном направлении. При этом, заболевание нисколько не обманное, а абсолютно реальное.
Второй вариант кризиса. Он же "классический гомеопатический". Итак, после приема гомеопатического препарата мы наблюдаем "скоротечное обострение по специфике действия препарата без ухудшения общего самочувствия". Обычно возникает вопрос, как долго должен тянуться кризис, чтобы считать его лечебным. От нескольких минут до часа. При этом, после кризиса наступает значительное улучшение.
Важные оговорки. Назначение препарата не ухудшает общего самочувствия больного, что говорит о неистощении иммунной системы. То есть, забрали столько сил, что это не повлияло на общий иммунный статус – не спровоцировало иммунодепрессию. Именно поэтому и улучшение – вполне хватило сил на полное выздоровление.
Третий вариант кризиса. После приема препарата наступило определенное ухудшение, достаточно вялое в плане специфики (симптоматики), при этом на фоне общего вялого самочувствия – такое состояние может длиться сутки или больше. После этого наступило улучшение по схеме: в общем-то, стало лучше, чем было раньше, до первого приема препаратов, но не настолько, чтобы воспринимать это как значительное улучшение. После чего общее состояние опять несколько ухудшилось и опять стало лучше. И так несколько раз. По крайней мере, три волны изменения состояния легко наблюдаются. Здесь речь идет об иммунодепрессии, которая, как правило, всегда сопровождает затяжную хронику и при том, что препарат выбран правильно, дозы его явно не соответствуют иммунному статусу и требуют снижения.
Общая характеристика состояния – вялотекущее. Впрочем, на фоне "хроники" всегда давались рекомендации применять гомеопатию в высоких потенциях и, следовательно, в малых дозах базового вещества, на которое, как раз-таки, и возможно обострение.
Существует еще один вид кризиса – наличие отсутствия такового. Поскольку при правильно выбранном препарате и дозе приема должно наступать только улучшение – не важно речь идет об общем самочувствии или об улучшении "по конкретному случаю". К чему и следует стремиться.
Итак, гомеопатическая наука во все времена была достаточно гуманна, поскольку рекомендованный вид кризиса на начальном этапе его развития определялся мерой реактивности организма – и не наносил ущерба здоровью пациента.
Поскольку кризис затяжной – по третьему типу опасен тем, что "провал самочувствия" определяется временной иммунодепрессией, что может спровоцировать развитие любого заболевания, ибо снижает иммунитет. Любое отравление или инфицирование в самых малых дозах может вызывать самые ужасные последствия. Без приема гомеопатии это состояние иммунитета вполне соответствует состоянию субфебрилитета – ровно по той же теории подобия. В общем, затяжная иммунодепрессия.
Если в классической гомеопатии второй тип кризиса считался желаемым, то с точки зрения современной медицины – более или менее допустимым. Здесь и пациент, и врач совместно убеждаются в действенности гомеопатического средства, наблюдая кризис, хотя и "через обострение". В общем, и тот и другой, как правило, отделываются легким испугом. При этом, начинающий гомеопат пугается гораздо больше самого выздоравливающего. Опытный гомеопат, будучи не совсем уверен в возможном обострении, в конце концов, даже микроволновая диагностика не дает окончательного заключения, хватит ли у организма остаточных сил на реагирование, хотя определенную информацию мы получаем, всегда определит "возможность и желательность гомеопатического кризиса", поскольку, если кризис все-таки состоится, это подтвердит профессионализм гомеопата ("мы же вас предупреждали"); если кризиса не будет – это еще лучше – "вот видите, ваш организм находится даже в лучшем состоянии, чем можно было предполагать".
Обычно на лекции я привожу такой пример: представьте себе, что у вас под окном дымит помойка – ничего страшного, но дурной запах разносится по всему микрорайону. Иммунитет, как и пожарная команда, тушить помойку, в общем-то, не торопится – это не опасно, чего зря суетиться, глядишь – и само потухнет.
Тем не менее, мы проводим эффективные действия – назначаем гомеопатию – звоним 01 и сообщаем о наличии пожара. Пожарная команда приезжает, тушит помойку и долго матерится по поводу несанкционированного вызова. Но все интересное только впереди. Если снабжение пожарной команды "на уровне", то кроме этой машины, что приехала на пожар, есть еще дежурный запас. Поэтому и помойку можно потушить, и если вдруг объявится реальный пожар, то оставшийся резерв и его потушит – тот самый вариант четвертого кризиса, когда одно сплошное улучшение – при отсутствии иммунодепрессии.
Но возможны и другие варианты. Представим себе, что пожарная машина только одна – в пожарной части недокомплект – старая матчасть изношена, а новая не поступила. Поэтому вызов на пожар получает та же машина, что тушит помойку. Они, конечно, опять-таки, матерятся, но едут на пожар и тушат – разумеется, здесь требуется определенное время, поскольку пока они доедут от нашей помойки, пожар успеет разгореться. Это второй вид кризиса. Существует, разумеется, и третий вариант. Машина одна, да и то изношена, так что по пути на реальный пожар она ломается, и если ее успевают починить, пока дом еще не сгорел, мы будем иметь случай с затяжным кризисом – случай номер три. Если машина сломалась и не доехала, исход может быть вообще весьма печальным.
Так что сложившаяся теория "советской гомеопатии" о том, что гомеопатия – это "просто ключик" - если подошел – стало лучше, не подошел – без последствий – крайне опасна и соответствует уровню полного "гомеопатического бескультурья".
Данная классификация кризисов в классической гомеопатии является элементом практически установившимся, единственное, что – мы даем ее в наиболее полном варианте, в связи с чем возникает ряд вопросов. Зачем же вызывать машину для тушения помойки, если есть реальный пожар? Но давайте рассмотрим ситуацию, когда главным гомеопатическим методом советской школы, да и не только ее, является "подбор препаратов по симптоматике". Это и есть в лучшем случае, наблюдение помойки без поиска реального пожара.
Тезис о том, что "метод подбора основан на методе подобия", является ложью. Причем "не во благо", поскольку метод подобия определяет принцип гомеопатического лечения и не более того. В отношении же практики применения и назначения гомеопрепаратов следует вспомнить ровно того же Самюэля Ганнемана: "Гомеопатический препарат назначается на основе жизненного принципа человека", следовательно, речь идет об этиологическом подходе назначения гомеотерапии по линии причины заболевания, а не симптоматических последствий.
Собственно говоря, при этиологическом назначении гомеопатии кризиса и вовсе не происходит – поскольку все силы пожарных привлекаются на тушение реального пожара, при этом, наиболее важного. Вы можете спросить, откуда тогда идея подбора препаратов? Здесь все просто – выяснение этиологии заболевания требует очень высокой квалификации, знания человеческой природы, схемы развития патогенеза – в общем, много чего требует, во всяком случае – серьезного профессионализма. Поэтому всегда возникает идея несколько упростить задачу путем простейшей подмены: все гомеопаты всегда утверждали желательность "максимального совпадения реального патогенеза с описанием препарата", что не имеет никакого отношения к симптоматическому подходу, поскольку это максимальное совпадение с описанием патогенеза определяется совпадением с причиной заболевания или патогенезом этиологическим.
Поэтому многие обращения по поводу "неэффективности гомеопатического лечения", опять-таки, представителями советских школ гомеопатии определяются практической подменой учения Ганнемана о лечении принципа заболевания на сугубо симптоматический подход, опасность которого определял еще сам Ганнеман, говоря, что болезнь следует лечить "изнутри к наружи", имея в виду, конечно же, не внутренние органы, хотя и здесь есть определенная правда, а внутреннюю природу патогенеза. Опять-таки, этиологический подход.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.