На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Действующий принцип

Действующий принцип
Итак, препарат в малых и сверхмалых концентрациях действует обратно тому, что мы наблюдали бы в больших дозах.
Уже этот факт, являющийся основой или постулатом гомеопатии, вызывает ряд недвусмысленных вопросов. Двести лет экспериментального применения гомеопатических препаратов вполне подтверждают данный феномен, а механизм не рассматривается, поскольку вопрос "как?" является достаточно сложным.
Итак, гомеопатия является антидотом по отношению к веществам в отравляющих дозах. Данный факт мы уже рассматривали, но рассмотрим сам механизм или динамику сюжета, ибо "гомеопатия отменяет действие отравляющих веществ". Понятно, что после применения гомеопатии происходит дренаж – выведение отравляющего вещества из организма – из всех возможных фаз и фракций, в которых оно находится. Да, совершенно верно, но не одномоментно. Фирма Байер по поводу собственного аспирина дает справку, что вещество выводится из крови приблизительно в течение суток. Таким образом и другие вещества, находящиеся в крови, выводятся из организма примерно за тот же период. Поэтому в течение суток яд еще находится в организме, но уже не действует – не имеет на организм своего отравляющего действия.
Здесь следует заметить или ответить на часто встречающийся вопрос по практике применения гомеопатических средств – как быстро она действует. Так вот, гомеопатия действует мгновенно – в момент принятия гомеопатии вся полнота его действия распространяется на весь организм. Другое дело – когда мы будем наблюдать различные последствия – это определяется инерционностью систем, на которые мы воздействуем. На психику – мгновенно, на функции органов и систем – в течение нескольких минут, проблемы обмена – минимум сутки, но это уже вопрос вторичный.
Итак, при приеме гомеопатического антидота, мы наблюдаем мгновенный эффект "отмены действия яда", в то время как мы можем со всей ответственностью утверждать, что он находится в организме еще сутки в тех же отравляющих дозах. Вполне вероятно, что именно этот момент и воспринимается как проблемный при оценки гомеопатического метода, скажем так, аллопатами, а реально – просто научной общественностью. Поскольку с точки зрения современных медицинских и научных взглядов, процесс этот – мгновенной отмены действия – никак не объясним.
Здесь, разумеется, существует объяснение или, скажем так, рабочая гипотеза, которая подтверждается теорией кризисов – вторичными эффектами реагирования организма на гомеопатию. Речь может идти только о "мгновенной активизации иммунитета организмом человека" – его защитной функции, которая мгновенно способна блокировать отравляющее действие яда. Данную теорию можно с высокой и очень высокой степени надежности аргументировать практикой двухсотлетних наблюдений, при том сам механизм, то есть, как и каким путем иммунитет на это способен, вряд ли выяснится и в XXI веке. Во всяком случае, следует соотнести данное соображение с представлениями о специфическом и неспецифическом иммунном механизме. Впрочем, в практическом смысле определяющее значение имеет сам этот тезис, поскольку он и определяет критерий и практику применения гомеопатических средств. Механизмы, за счет которых это происходит, являются крайне интересными, но не обязательными для применения гомеопатии. Нам хотя бы и с этим разобраться.
Итак. Ганнеман говорил, что "гомеопатия – это обманная болезнь", что совершенно верно. При этом, следует иметь в виду, кого мы обманываем. Обманываем мы ту самую систему иммунитета, которая обязана поддерживать гомеостаз в нашем организме. Система иммунитета обладает свойством получать информацию о состоянии всех аспектов дел нашего организма. Каналы поступления этой информации представляются весьма обширными, начиная от хорошо исследованных процессов иннервации, передающих, кстати, низкоуровневую информацию, до совершено неясных пока биополевых процессов. При этом, ряд эффектов предполагает, что эти "каналы информированности" намного обширней, чем мы способны себе это предполагать.
Тем не менее, будет правильным, с практической точки зрения, мнение, что, так или иначе, эта система иммунитета в курсе происходящих в организме всех мало–мальских перемен.
Разумеется, существует аппарат реагирования, механизм которого также не изучен, поскольку он представляется гораздо более обширным, чем предполагает современная наука.
Именно здесь и происходит обман, поскольку гомеопатия дает информацию об отравлении, которого реально не существует. Так в разведениях после тридцатого сотенного, содержание исходного вещества гарантированно находится за числом Авогадро, так что ни одного атома исходного вещества в растворе быть не может, что только повышает реактивность иммунитета.
Механизм действия гомеопатии с этой точки зрения весьма прост: гомеопатический препарат усиливает картину заболевания за счет информационной компоненты, тем самым провоцируя, или организуя, более яркую ответную реакцию иммунитета. Во всяком случае, Ганнеман был совершенно прав, говоря об эффекте обмана – иммунитет принимает гомеопатическую информацию о патогенезе за реально протекающий процесс – вполне вероятно, не имея способности сравнивать. Скажем так, эффект гомеопатии может объясняться тем, что иммунитет совершенно не готов к тому, что его станут обманывать и принимает все это за чистую монету.
Хотя, возможно, это не совсем так, поскольку реактивность следующих доз одного и того же препарата существенно снижается при последующих приемах. Здесь может быть два варианта: либо организм учитывает опыт первого приема, либо, что более вероятно, речь идет о локальном истощении иммунитета – запаса сил – в направлении применяемого патогенеза – описания препарата. Так это или иначе – сказать достаточно трудно, но применение гомеопатических препаратов у тяжелых психических больных все же заставляет подумать о возможности самообучения организма, поскольку многократный прием одного и того же препарата, по мнению Ганнемана, должен создавать эффект накопления, и в итоге мы должны иметь картину реального отравления, совпадающую с действием препарата в больших дозах, чего не наступает. Напротив, каждый следующий прием просто "теряет реактивность", так что, по мнению экспериментатора, "создается ощущение, что организм как бы адаптируется", настолько, что они – экспериментаторы – вынуждены переходить на применение другого препарата.
Это, казалось бы, странное соображение о подобного рода "умной" реакции иммунитета на вторичный прием гомеопрепаратов, косвенно подтверждается безусловной рекомендацией ведущих гомеопатов "всех времен" о "желательном применении на курсе шкалы делений", когда каждый последующий прием препарата соответствует более высокой динамизации.
Данное правило является также действующим, однако, не аргументирует или однозначно не определяет способность обучения иммунитета, поскольку:
С одной стороны, если принять истощение иммунитета по линии действия препарата за реальный механизм, а это можно считать практически доказанным: изменение потенции меняет зону, из которой гомеопатический препарат как бы черпает энергетику, то, следовательно, действие должно быть гораздо более мощным.
Кстати, здесь есть еще второй аргумент, который делает подобные рекомендации просто необходимыми, а именно – фактор постепенного снижения негативного действия. Так большие дозы вещества дают отравляющий эффект, который способна отменять гомеопатия в самых первых делениях. Но, напрягая организм, и гомеопатия в свою очередь создает, пусть меньшую, но нагрузку. Так что при поэтапном повышении потенции мы постепенно сводим к практическому нулю все возможные побочные последствия действия на организм даже гомеопатического фактора.
Вы можете сказать, о каком побочном действии вообще идет речь? Ну как, если мы с помощью гомеопатии перенапрягаем иммунный механизм, не следует думать, что это идет ему на благо. И хотя подобного рода эффект не сравним с эффектом от аллопатических препаратов, тем не менее, мы должны его учитывать.
Так что, определив зону, являющуюся перспективной для развития гомеопатического метода, перейдем к делам практики, поскольку частным случаем действия Закона подобия без рассмотрения схемы гипериммунизации, является правило отмены, которое в классическом ганнемановском виде звучит примерно так: "Гомеопатический препарат отменяет действие патогенеза – заболевания, которое содержит в своем описании". Что всегда было и есть лечебной основой гомеопатии.
Но в том-то и дело, что между гомеопатией классической и аналитической есть вполне определенные границы. Определяются они тем, что на любом курсе по гомеопатии находятся один или два "просвещенных товарища", которые на этом самом месте лекций – по поводу "факта отмены" – задают хитрый вопрос: "А как тогда быть с гомеопатической аллопатией и особенно антибиотиками?"
В общем, какое действие будут иметь препараты, полученные путем динамизации аллопатических средств, и особенно антибиотиков? Надо сказать, что еще не так давно, году в 1994, пока стоимость билета из любого региона до Москвы не "подтянулась до европейского уровня цен", наш народ мог и любил ездить на всяческие курсы, особенно на курсы по гомеопатии и методу Фолля – последний был особенно моден в указанный период. И этот вопрос был ни чем иным, как "проверкой лектора на вшивость", поскольку традиционная гомеопатическая теория на сей счет ничего не отвечает. Да и не может отвечать просто потому, что аллопатические препараты в гомеодозах, а также нозоды, ноксоны, суис–органные препараты не входят в теорию Ганнемана – в его время их просто не было, хотя нозоды стали появляться.
Здесь и существует граница между гомеопатией классической, применяющей традиционные гомеопатические вещества, и гомеопатией современной, область которой существенно расширилась. Ну что ж, здесь следует дать определение Закону подобия в терминах аналитической гомеопатии: в гомеопатической динамизации основное – позитивное действие аллопатических препаратов сохраняется, отменяется лишь действие негативное.
В связи с чем существует ряд принципиально новых возможностей, таких как эффективное гомеопатическое лечение больных, принимающих аллопатические препараты, поскольку в гомеодозах основное действие препарата будет сохранено, а все побочные последствия будут отменяться. При этом, можно эффективно применять гомеопатию "параллельно с приемом аллопатических средств и даже с их заменой".
Что это значит? Правильным будет постепенный переход с аллопатических препаратов на гомеопатию, когда "по поводу" приема гомеопатической динамизации препарата можно с высокой степенью уверенности снижать дозу аллопатической компоненты наполовину. Но вопрос состоит не в этом, а в том, что после окончательного перехода на гомеопатический препарат – после полной отмены приема аллопатических препаратов – никакого кризиса мы не получим, поскольку основное действие препарата будет сохраняться.
О каком кризисе идет речь? О кризисе адаптации или о привыкании организма к приему аллопатии. Так даже отмена приема ежедневнойпорции кофе для тех, кто привык к чашке кофе по утрам, может вызвать резкие перемены самочувствия, поскольку данные вещества уже входят в схему текущего гомеостаза. Так мы можем переходить на прием одной гомеопатии бескризисно. Здесь речь идет о любых "допингах", будь то табак, алкоголь или даже наркотики.
Разумеется, с точки зрения теории классической гомеопрепараты можно принимать параллельно с аллопатией, но это не совсем одно и то же, поскольку гомеопатический препарат всегда будет отличаться по действию от текущей аллопатии и не может полностью его компенсировать.
Разумеется, возникает и следующий вывод, а как быть с антибиотиками? А каково их действие? Они подавляют микрофлору вообще и "сажают" энергетику организма, разумеется, с этой точки зрения, они совершенно враждебны организму человека. Их применение базируется на простом правиле: "враг моего врага – мой друг", а реально – за неимением других способов реагирования, уточним: у медицины аллопатической.
Тем не менее, гомеопатический препарат, тем или иным способом приготовленный "из антибиотика", будет полностью отменять его действие. Поэтому либо антибиотики, либо гомеопатия. С практической точки зрения, если уж дело дошло до необходимости применения антибиотиков, как правило, они не отменяются, просто после их применения следует проводить курс восстановления организма, поэтому на этом этапе "гомеопатический антибиотик" будет крайне полезен как "фактор отмены" побочного действия. И чем раньше мы начнем его применять, тем меньше будет негативных последствий применения антибиотиков. Во всяком случае, случаи тяжелой хроники очень часто базируются на применении антибиотиков в раннем детстве, поскольку фазы содержания веществ в крови человека еще ни о чем не говорит. Даже при выведении из крови в течение суток основной дозы вещества, лет через 20 микроволновое исследование легко обнаруживают соответствующие токсины на уровне клеточных мембран. И просто терапия по "факту отмены антибиотиков в глубоком детстве" часто имеет решающее значение для очень тяжелой клиники "за 50".
Итак. В полном варианте "принцип отмены" приходит в полное соответствие с классической гомеопатией в отношении действия гомеопрепаратов, расширяя при этом лечебную базу не только по ликвидации патогенеза, но и отмены на замещающей схеме ряда патогенных влечений.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.