На главную Написать письмо Поиск




Библиотека


Итак. Появление метода

Итак. Появление метода
Очень часто мы слышим, что гомеопатия противоположна аллопатической медицине, когда "подобное лечится обратным", а в гомеопатической медицине "подобное лечится подобным". Действительно, в формальной логике определение очень часто дается "от обратного", но это всего лишь игра слов, которая, не объясняя суть вопроса, декларирует взаимную противоположность аллопатической и гомеопатической медицины. Что является первой и принципиальной ошибкой.
Итак, "когда по Земле еще бегали мамонты…". Кое-где они, конечно и бегали, но в иных местах существовали и цивилизации, уровень развития которых, в частности уровень развития медицины, позволял проводить не просто сложные хирургические операции, а операции на головном мозгу, в частности, трепанацию черепа. Это стало известно благодаря археологическим находкам, возраст которых превышает 5 тысяч лет. Среди этих находок были и черепа со следами успешно проведенной трепанации. О том, что операция была вполне успешной, можно судить по постоперационным изменениям костной ткани, которые могли происходить лишь после операции. Подобного рода черепа находили как в Египте, так и на территории нашего государства, в частности в Поволжье. Так что думать, что мы являемся вершиной цивилизации и вообще "впереди планеты всей", мягко говоря, неразумно. Да, мы научились выбрасывать огромные средства в космос, что может быть и полезно для поддержания мировой финансовой системы, но никак не аргументирует вопрос "зачем". При этом, в чем мы действительно весьма темны, так это в процессе изучения собственной природы – природы человека. И темнота эта имеет вполне очевидную этиологию, а именно – страх. Страх увидеть, заглянув в себя, то, что наблюдать как раз и не хотелось бы. Поэтому главным лозунгом, который выбрал Ганнеман как девиз своей жизни, был "Сапере аудит" – "решись быть мудрым".
И это не простые слова, поскольку, погружаясь во что-то новое, мы должны быть готовы не слишком удивляться тем открытиям, которые мы сделаем на этом пути.
Итак. Диалектика предполагает ряд известных законов: переход количества в качество, как этапы развития и борьбу противоположностей – как метод возникновения нового. Во времена Ганнемана европейская медицина не ставила под сомнение простой факт, что для достижения результата необходимо принимать реальные меры, поэтому дозы применяемых лекарственных препаратов все время повышались. Простое соображение "коммон сенс", считающее, что чем больше выпить, тем сильнее опьянение, великолепно работало в медицине – неэффективность лечения может объясняться "ненадлежащей дозой лекарственного препарата".
Дозы же препаратов были таковыми, что отравление ими происходило гораздо чаще, чем излечение. Именно эта последняя фаза развития средневековой медицины и помогла появлению гомеопатии: легко было наблюдать процессы острых отравлений, в связи с чем поиск возможности снижения доз препаратов был естественным и жизненно необходимым. При этом, наблюдение отравления именно в таких дозах и было первыми гомеопатическими опытами. Просто то, что обычно врачи пытались скрывать как явный недостаток метода, Ганнеман попробовал переосмыслить. Так отравление препаратами Ртути, которое весьма успешно и эффективно использовали для лечения сифилиса, давала ровно ту же картину отравления у здорового человека, мягко говоря, в случае врачебной ошибки. Это навело Ганнемана на мысль, что если в больших дозах наблюдается картина отравления, то малые дозы должны действовать как антидот – снимать картину заболевания.
Таким образом, гомеопатия могла быть основана на двух научных направлениях: аллопатической медицине как таковой, из которой она выросла естественным образом – не будем забывать закон диалектики, когда новый этап будет объявляться противоположным старому, иначе – какой же он новый. И на особом разделе медицины, который можно обозначить как "искусство ядов и антидотов". Эта ветвь медицинской науки часто практиковалась для решения ряда социально-политических вопросов в королевских домах Европы. Из этой науки следовал ряд простых соображений, одним из которых было то, что "для предотвращения возможности отравления ядом, его следовало принимать регулярно в очень малых дозах".
Кстати говоря, это искусство наилучшим образом практиковалось именно во Франции, а любимым ядом, на котором построено чуть ли не все творчество господина Дюма, был мышьяк, действие которого было "очень медленным, но весьма надежным" – помните, как Карл IХ был отравлен пропитанной мышьяком книгой? Впрочем, пропитывали не только книги, но и перчатки, и предметы верхнего и нижнего туалета. Это было настолько общепринято, что даже Наполеон Бонапарт в течение всей жизни принимал мышьяк в малых дозах.
Вот в связи с этим стоит обсудить два момента. Во-первых, он действительно не был отравлен мышьяком, хотя многое указывает на то, что данные попытки предпринимались. Во-вторых, прием в течение 20 лет мышьяка в гомеопатических дозах, аналогичный приему Арсена в третьем сотенном разведении, сделал невозможным выиграть великим полководцем ту самую "битву при Ватерлоо", поскольку, по словам современников, в период битвы он находился в крайне плачевном состоянии. Исследование останков Наполеона, произведенное современной медициной, показало, что речь могла идти об "определенных эндокринных проблемах, связанных со сменой пола". Вот так вот, великий полководец во время сражения занят был совершенно иными вещами. Ну что ж, "байка" о "полной безопасности гомеопатических препаратов" является еще одной исторически сложившейся "окологомеопатической сказкой" тех самых лентяев и недоучек, которые вместо того, чтобы изучать метод и учиться назначать действенные препараты, пытаются обезопасить свои ошибки разговором об их якобы безопасности, которой не существует. Другое дело, что одноразовый прием гомеопатического препарата общего действия, да еще в низкой потенции, менее опасен, чем прием одной таблетки Анальгина. Но тем, кто пытается петь песни о "полной безвредности", стоит помнить случай с Наполеоном который был, к сожалению, незнаком с гомеопатическим методом, хотя он появился примерно в то же время и на момент обострения у Наполеона был уже известен.
Ганнеман доказал, что прием гомеопатических препаратов вызывает эффект "накопления доз", которое в итоге может вызвать отравление. Дальнейшие гомеопатические исследования показали, что для недопущения этого надо и дальше применять метод антидотов, когда каждый следующий прием препарата должен являться "антидотом для предыдущего". Как это сделать? Да крайне просто: не стоит назначать долговременный прием препарата в одной потенции. Обращаясь к любому классическому исследованию по гомеопатии, мы найдем рекомендации о необходимости повышения потенции в каждом последующем приеме.
Так что если бы Наполеон проводил потенцирование, точнее, его врач, все было бы в полном порядке. Да и высокое разведение, начиная с тысячного, действует целый год – на целый год гарантия, что не отравят. Вот что бывает с великими людьми при наличие "медицинской разрухи". А ведь как все просто: прими Наполеон один раз шесть горошин Арсеникум Альбум в тысячном десятичном, а лучше в тысячном сотенном – и все. И тебе победа обеспечена, и тебе никакой смены пола.
Впрочем, положение в современных школах классической гомеопатии таково, что пациенты регулярно ходят на прием к врачу-гомеопату по несколько лет без всякого эффекта, доставляя тем самым повод для радости любому знающему ганнемановский метод гомеопату – хорошо, что еще не действует. Слава Богу, хоть пол не меняют – уже большая радость. А то, что ходят, бывают случаи, и по 8 лет, то это лишь повод для восхищения нашими людьми, которые способны столь долго доверять врачу, в то время как в "Европах" уже через полгода могли бы и в суд подать.
Итак, если разбираться в сути происходящего, то гомеопатия есть "медицина антидотов" - а что происходит при снятия отравления? Во-первых, отмена действия яда, во-вторых, его выведение из организма, поэтому:
Первый факт – гомеопатия всегда обладает антитоксическим действием, следовательно, все гомеопатические препараты действуют на дезинтоксикацию – очистку организма от всех вредных дополнений. Что же это за дополнения? Современная науки определяет их как токсины, то есть те вещества, которые, не давая летального исхода, тем не менее, находясь в разных фазах организма, в крови, в лимфе, в межклеточной жидкости, внутри клетки, на межклеточных мембранах – постепенно "его травят" - снижают иммунитет и вызывают иммунодепрессию.
Следовательно, имеем второй факт – наряду с основным антитоксическим действием гомеопатия действует как иммуностимулятор. При этом иммуностимуляторами являются абсолютно все гомеопатические препараты, поскольку наряду со своим, назовем пока это так, специфическими действиями, всегда вызывают эффект дезинтоксикации и иммуностимуляции.
Собственно говоря, уже этих двух фактов вполне достаточно, чтобы гомеопатия признавалась одной из наиболее важных медицинских дисциплин, поскольку все хронические заболевания основаны на снижении иммунитета и иммунодепрессии, а проблема СПИДа вообще является бичом человечества. Причем именно гомеопатия по своей природе действия способна реально взаимодействовать с тем самым "бичом", поскольку, имея в виду обширность гомеопатических препаратов и схем их действия, мы имеем реальный механизм управления иммунитетом. Поэтому познакомимся с третьим фактом – гомеопатия представляет собой ни что иное, как "аппарат искусственного иммунитета".
Как действует аппарат искусственного дыхания? Он обеспечивает дыхательный механизм, пока – совершенно верно – организм не восстановит свои способности к самостоятельному дыханию. Ровно так же действует каждый гомеопатический препарат. Он обеспечивает иммунную защиту организма в направлении собственного специфического действия до тех пор, пока организм не восстановит собственный иммунитет.
Здесь нужно сказать несколько слов о картине иммунитета. Он определяется как "специфический" и "неспецифический", что как бы не меняет понимания вопроса. Нам важно, что те или иные механизмы регуляции, адаптации, поддержания собственного равновесия – гомеостаза, противодействие внешним факторам, входя в общую систему иммунитета, по принятой в медицине классификации, обеспечивается разными механизмами и их взаимодействием. При этом при снижении действия иммунитета в целом, мы отмечаем иммунодепрессию, но возможны и "мелкие поломки" – отказ тех или иных функций регуляции, на что и направлено действие гомеопатических препаратов. Они могут быть и общестимулирующими и конкретно специфическими. А поскольку есть и те, и эти, в весьма и весьма приличном количестве, мы имеем в лице гомеопатии уникальную возможность по иммунной коррекции. Практически во всех необходимых областях.
Раз уж заговорили о СПИДе, то следует отметить, что реальные исследования проводились бельгийской гомеопатической школой, когда ряд врачей смогли в течение определенного времени поддерживать нормальное самочувствие у больного СПИДом. Вся проблема заключается лишь в том, что при этом заболевании, практически полном отсутствии иммунитета и сломе практически всех механизмов адаптации, нужен "гомеопат–прикладник по прямому действию", дабы постоянно находиться рядом с больным и мгновенно выдавать гомеопатию по поводу малейшего изменения гомеостаза.
Так что препараты-то есть, а вот "машинки для полной суточной коррекции" – как бы нет, поскольку организм устроен крайне сложно, и реагировать на все малейшие перемены нет возможности чисто практически. Впрочем, ряд научных достижений, в частности метод микроволнового резонанса, принципиально способны обеспечить и этот режим поддержки. Но то уже не классическая гомеопатия, а гомеопатия информационная.
Обычно здесь возникает простой вопрос, как же так, что при подобного рода возможностях гомеопатии, которые следуют из самого метода, он, в общем-то, не является общепризнанным. Но это не совсем так.
Гомеопатический метод вполне общепризнан и вполне официален. Так в Лондоне давно уже существует Королевская гомеопатическая клиника, которая не оставляет и тени сомнения в его научности и общепризнанности – решает вопросы "истеблишмента". Но следует помнить, что мнение о легкости метода и тем более его "халявности" является чисто российским изобретением, поскольку:
Во-первых, во всем мире врач–гомеопат всегда считался врачом высшей медицинской квалификации, а гомеопатия – медициной очень действенной, но дорогой, поэтому и квалификация врача-гомеопата всегда оплачивалась соответственно, что и определяло приватный характер гомеопатии.
Во-вторых, еще будучи во Франции, в гостях у французских гомеопатов, я слышал их жалостливые разговоры, что "сейчас – еще ничего, а дальше будет еще хуже", поскольку фармакологические кампании, производящие химиопрепараты, не склонны создавать для развития гомеопатии благостных условий, ибо основную стоимость гомеопатических препаратов составляет носитель – сахар, а появление на рынке принципиально дешевых препаратов опасно для концернов, производящих аллопатию. Так что история развития гомеопатии, как и вся история человечества, определяется более чем каждодневными проблемами.
Разумеется, в XXI веке все может перемениться, как говорила одна из моих знакомых, "все уже наелись химии и тянет на что-то оздоравливающее". Так что наряду с биопрепаратами, со стремлением к экологии, будет развиваться и гомеопатическая медицина как медицина экологически чистая.


Дизайн и программирование: Ходыкин Александр.